Главная
Регистрация
Вход
Суббота
15.12.2018
21:33
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 551

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [989]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [336]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [118]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [188]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [42]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 27
Гостей: 27
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Церковь Казанской иконы Божией Матери в с. Дубасово

Церковь Казанской иконы Божией Матери в с. Дубасово

Церковь Казанской иконы Божией Матери находится во Владимирской области, с. Дубасово Гусь-Хрустального района.

В 1847 году среди раскольников Меленковского уезда, Заколпской волости, произошло значительное движение в пользу сближении с православием. Виновником этого движения был крестьянин села Губцева Иларион Иванов — начетчик и учитель проживающих в вышеуказанной местности сектантов.
Родом Иларион Иванов был из помещичьих крестьян Владимирского уезда. Как сказывают, мальчиком он был взят на барский двор, выучен грамоте и служил у барина казачком. Потом, за какую-то провинность, был сослан своим господином в отдаленную вотчину Вятской губернии; но оттуда бежал — и нашел себе приют у раскольников в Меленковском уезде, в деревне Степанове. Раскольники всегда охотно принимали и укрывали разных беглецов и проходимцев, увеличивай таковыми число членов своей секты. Так было и с Иларионом Ивановым. — Будучи от природы не глуп, он скоро, как ненадо быть лучше, сумел пристроиться у приютивших его раскольников. Конечно чей хлеб стал есть, тех стал держаться и веры. Как грамотный — начал усердно заниматься чтением и пением на молитвенных и на домашних собраниях раскольников, чем, конечно, снискал себе большее расположение. Но все таки Илариону Иванову, как беглому, постоянно проживать в том месте, где пристал, было не безопасно. Раскольники, всегда оказывающие поддержку своим единоверцам, и на этот раз сделали для него, что было нужно. Как человеку беглому, жить ему было небезопасно, поэтому по ходатайству перед Владимирским губернатором купцов Прокофия и Дмитрия Барсковых, владельцев Анопинского стекольного завода (осн. в 1814 г.), Илариону Иванову, как непомнящему родства, Владимирским губернатором было дозволено приписаться к какому либо обществу. Вследствие этого он и был приписан к селу Губцеву, Меленковского уезда. Приобретши таким образом вновь права гражданства и избавившись власти помещика, а также обезопасив этим себя от преследовании полиции, он озаботился обзавестись и семейством, вступив в зятья к одному из крестьян того же села Губцева.
Здесь Илариону Иванову, с молодости к труду не привыкшему, вести крестьянское хозяйство было трудно. Он стал искать более легких способов добывания средств к жизни, занимаясь извозным промыслом и торговлей. Но ни то ни другое, при ограниченных средствах, хорошей прибыли не давало. И вот в это время, так как он не прерывал своей связи с прежде приютившими и помогшими ему раскольниками, в нем и возникла мысль самому сделаться начетчиком и расколоучителем. Это тем более естественно, что он видел, каким почетом и уважением начетчики пользуются у раскольников, и как часто не только им, а и другим единоверцам сектанты оказывают поддержку материальную. Рассчитав таким образом практическую пользу от задуманного, и сознавая себя способным привести задуманную мысль в исполнение, он начал усердно заниматься чтением и изучением древлеписьменных до-никоновских книг, отыскивая в них места в поддержку расколоучения. Везде, где сходились раскольники, в том или другим селении, он являлся на их собрания, вступал в собеседования, читал, предлагал свои мысли, и указывал в книгах места в поддержку раскола. Следствием этого было то, что об нем скоро разнеслась молва, как об очень умном и замечательном начетчике и учителе. Вместе с этим он начал приобретать и больший почет и большее влияние. Учительская деятельность его не ограничивалась одной раскольничьей средой, — он начал пропаганду раскола и между православными. В приходе села Заколпья деятельным сотрудником его в поддержке раскола был крестьянин деревни Григорова (ныне село) Тимофей Андреев. Вместе с делом учительства Иларион Иванов не опускал без внимания и пользы материальной. Куплею или другим каким способом он приобретал от раскольников и православных старинный книги и иконы, награждая вместо сих последних новыми, только на древний стиль написанными, произведениями иконописцев Палеха или Мстеры. Действительно же древние и уважаемые старообрядцами возил продавать раскольникам большей частью в Саратов и на Иргиз.
Торговля эта была выгодна: вследствие ее завязавшиеся сношения с Саратовом и Иргизом стали настолько прочны, что Иларион Иванов думал совсем переселиться в Саратов, где приобрел и домик. Но встретился несчастный случай, вследствие которого, как сказывают, ему пришлось отложить это намерение. — Во время одной из его поездок в Саратов, ночью загорелся двор, где он остановился. Пожар вначале не был замечен, а когда увидали огонь, было уже поздно что-либо спасать. В числе погоревшего были воза и лошади Илариона Иванова. А в этих возах заключалось все его имущество: по рассказам, одних книг старинных и икон был цельный воз. Лишившись имущества, или вернее товара, он лишился побуждений и средств к переселению в Саратов. Этот-же случай отчасти послужил и причиной перелома в деятельности Илариона Иванова, как расколоучителя, о чем будет сказано далее. Из вышеприведенного-же рассказа видно, из каковых личностей иногда бывают вожаки раскола и какова их деятельность и цель.
Временем сектантской деятельности Илариона Иванова были 1830 и 40 года. Секта, которой он состоял учителем — «Нетовщина» или иначе называемая «Спасово согласие».
Несмотря на полное отрицание существования благодатной церкви на земле, Нетовцы детей своих крестили и венчали у православных священников. При чем хотя брачующихся после совершения таинства в еретической, по их мнению, церкви и очищали семипоклонным началом; но над детьми крещения не повторили на том основании, что служителей православной Русской Церкви нельзя причислить к тем еретикам, крещение коих, по церковным канонам, считается недействительным.
С другой стороны совершение этих таинств в православной Церкви было им необходимо для приобретения прав гражданских и служило прикрытием их сектантских убеждений. Сектантство тогда строго преследовалось. Духовенство-же отмечало их в церковных отчетах православными, как совершающих таинства в православной Церкви. Вследствие чего гражданская власть, ограничивая права записанных в полицейских списках раскольников, таковых негласных раскольников, кроме случаев, когда на них доносило само духовенство, оставляла в покое. А кроме этого для записных раскольников — полицейское, а для не записных — метрическое свидетельство о рождении всегда было необходимо. Про брак-же сами раскольники выражаются так: «коли поп повенчает, так уж никто не развенчает». — Фанатическим приверженцем и учителем этой секты Иларион Иванов не был. Пристав к оной сначала по необходимости, далее он держался ее по привычке и потому, что близкие ему были раскольники, а затем и сам стал начетчиком и расколоучителем по расчету. От довольно же продолжительной деятельности в этом одностороннем направлении, от сношений с людьми, принадлежащими к расколу, и оттого, что это было ему выгодно, он и сам сделался как бы убежденным в истинности того учения, которому научал других.
Но от природы обладая умом недюжинным, затем сначала из расчета и по необходимости — занявшись чтением и изучением книг Священного Писании и свято-отеческих, он впоследствии пристрастился к этому чтению. Обдумывая прочитанное и не избегая, как то напротив делают большей частью раскольники, бесед с православными священниками и другими умными людьми, Иларион Иванов естественно и легко мог прийти к мысли и убеждению в ложности расколоучения, — что с ним и случилось. Близко знавшие его в последствии передавали, что на перемену его убеждений значительно повлиял и случай потери им от пожара, о котором сказано было выше, большей части его имущества, что он счел Божиим наказанием за свои дела. Введение единоверия в раскольничьих монастырях на Иргизе, чему Иларион Иванов был очевидцем, так как в то время был в Саратове, также может быть способствовало перемене его убеждений. Эти-ли обстоятельства, или еще в детстве им усвоенная, но последующими событиями заглушенная на время, вера — привели его к тому, что в 1847 году он открыто высказался за православие. Мало этого: чтобы загладить свою минувшую деятельность, он начал убеждать присоединиться к церкви и других раскольников, коих он был прежде руководителем.
Деятельность его в этом новом направлении была не бесплодна. В очень непродолжительное время он успел убедить обратиться в Православие более пяти сот душ обоего пола раскольников, проживавших в Заколпской волости, в приходах сел Губцева и Заколпья, и частью в приходах сел Нармочи, Вешек и Селимова, — которые пожелали присоединиться к Церкви на правах единоверия. Успех Илариона Иванова в этом деле лучше всего свидетельствует о том влиянии, какое он имел на руководимых им сектантов, и какое они имели к нему доверие.
С решением присоединиться к Церкви возникла и созналась обращающимися необходимость иметь церковь в местности близкой их жительству. Существовавшие в то время во Владимирской епархии единоверческие церкви в селах Иванове и Дунилове были от них в очень далеком расстоянии (более 150 верст), и сообщение с ними, вследствие этого, было конечно неудобно. Но как обращающиеся были почти все крестьяне и люди небогатые, то для них трудно было устроить церковь на свои средства. Более состоятельным из них был купец Дмитрий Яковлев Барсков, владелец, стеклянного завода в Судогодском уезде. Под постройку церкви и для пользования причту он давал участок земли близ деревни Вашутина; прочие обращающиеся устроили подписку, по которой было заявлено пожертвований на сумму 1117 руб. Но этого конечно было мало; Барсков же сделать значительной денежной помощи не хотел или был не в состоянии. Вследствие этого обращающиеся и особенно Иларион Иванов стали искать других благотворителей, — и нашли их в Судогодеком купце Филиппе Козмине и сыне Герасиме Филиппове Комиссаровых.
Комиссаровы к расколу не принадлежали, но старины придерживались. Это придерживанье старины состояло в двуперстии, уважении к писанным на старинный стиль иконам и приверженности вообще ко всему до-никоновскому. Илариона Иванова они знали и раньше чрез помянутого выше купца Барскова. На предложение его — помочь обращающимся в устройстве церкви — Комиссаровы изъявили готовность.
В Судогодском уезде, близ его границы с Меленковским, в 12 верстах от сел Губцева и Вешек, и вообще не в очень далеком расстоянии и от других мест жительства обращающихся, у Комиссаровых был стеклянный завод, на котором они постоянно и жили. Завод этот Комиссаровым был построен в 1808 году, в даче Дубасове, и по названию дачи самый завод назвали Дубасовским. При этом-то заводе он и изъявил готовность устроить на свои средства единоверческую церковь, при чем под постройку оной и домов церковнослужителей давал две десятины земли при самом заводе, и для обеспечения причта 38 десятин в двух верстах от завода, и пустоши Суковатове.
Изыскавши, таким образом, по милости Комиссарова, средства на устройство церкви, обращающиеся в лице своего представителя и доверенного Илариона Иванова, в 1847 г. вошли к высокопреосвященному Парфению, архиепископу Владимирскому и Суздальскому, с просьбою о присоединении их к Православию, на правах единоверия, и о разрешении при Дубасовском заводе купца Комиссарова и на его средства устроить единоверческую церковь. О разрешении сего последнего обратился с просьбою к Высокопреосвященному, одновременно с присоединяющимися, и сам Комиссаров. При просьбе присоединяющихся был приложен и список лиц, желающих быть приписанными к имеющей устроиться церкви, по которому значилось 218 мужеского пола и 316 женского.
В виду такого значительного количества возвращающихся в лоно Церкви раскольников, высокопреосвященный Парфений отнесся к их просьбе чрезвычайно внимательно. Немедленно благочинному села Александрова, Судогодского уезда, протоиерею Петру Александровскому было поручено произвести дознание и навести справки касательно всего, относящегося как к устройству церкви, так и к личностям самих присоединяющихся.
По наведенным справкам оказалось, что препятствий к устройству церкви при Дубасовском заводе нет, и что, по милости Комиссарова, средств для устройства церкви и отчасти для обеспечения причта будет достаточно. Устройство церкви в указанной местности, как зараженной расколом, весьма полезно. Относительно же изъявивших желание быть приписанными к имеющей устроиться церкви выяснилось, что все они до сего времени состояли в расколе, и присоединяются к Церкви с искренним убеждением в святости оной. В таком смысле высокопреосвященный Парфений вошел об этом деле репортом и в Святейший Синод.
Св. Синод указом от 10 сентября 1848 года постройку единоверческой церкви при Дубасовском заводе одобрил. Комиссарову, за его христианское усердие, преподал благословение, а заявивших желание быть приписанными к сей церкви, как состоявших до сего времени в расколе или склонных к расколу, приказал причислить беспрепятственно. Существование же самой церкви допускалось не иначе, как при соблюдении условий, изложенных в Высочайше утвержденных в 1800 году правилах или пунктах митрополита Платона.
При таких условиях состоялось разрешение; затем в 1849 году была построена на средства Комиссарова, и 5 декабря 1849 года освящена при Дубасовском заводе единоверческая, во имя Святителя Николая, деревянная церковь; а из обратившихся в православие раскольников 218 муж. и 316 жен. пола — образовался приход ее.
При хлопотах об устройстве церкви и приписке к оной всех изъявивших желание, Илариону Иванову, как представителю и доверенному присоединяющихся, конечно, неоднократно приходилось лично обращаться к высокопреосвященному Парфению, и вступать с ним в разговор и объяснения. Во время этих сношений он настолько зарекомендовал себя с хорошей стороны, и настолько высказался умным и начитанным, что высокопреосвященный Парфений сам предложил ему постановить его священником к Дубасовской единоверческой церкви, но Иларион Иванов отказался. Этот случай лучше всего свидетельствует, как об уме его, так и о чувствах, которые он имел, обращаясь сам и других склоняя на присоединение к Православию. Да после устройства церкви ему не долго пришлось и жить. 1 января 1851 года он скончался, оставив по себе добрую память в сердцах всех знающих его.

Управлявший в то время Владимирской епархией Преосвященный Иустин, придавая весьма важное значение устройству Единоверческих церквей, иногда не сам выбирал священников к этим церквам, а предоставлял это право устроителям их. Выбор Комисарова, устроившего в Дубасове Единоверческую церковь, пал на о. Максима (Сергиевский Максим Ермеевич). К нему первому и явились уполномоченные от Комисарова с предложением перейти на службу к новой Единоверческой церкви. Предложение было, с одной стороны, лестное, а с другой, далеко незавидное. Организатор нового единоверческого прихода, по преимуществу опытный раскольнический начетчик, пожелавший присоединиться к единоверию, крестьянин Иларион Иванов, объехал все ближние и дальние, зараженные расколом, селения Судогодского, Меленковского, Владимирского, Вязниковского и Муромского уездов с предложением всем последователям раскола присоединиться к единоверию и образовать особый приход, но на первых порах дело присоединения подвигалось очень туго. В Судогодском и Меленковском уездах нашлось только до 250 лиц, пожелавших присоединиться к единоверию, да человек 100 в слободе Мстере, Вязниковского уезда, и только. Припять такой приход без жалованья и притом разбросанный от завода в разные стороны на пространстве от 25 до 100 верст было делом крайне рискованным. Но о. Максим порешил испробовать свои силы к борьбе с расколом и принял предложение Комисарова.
Устройством дубасовской церкви раскол был ослаблен, а приход со временем возрос до 1000 душ только мужского пола, и впоследствии из него образовалось два новых самостоятельных прихода в Слободе Мстёре Вязниковского уезда (Единоверческая церковь во Мстёре во имя Живоначальной Троицы была построена в 1850 г., в 1854 г. её освятили.) и в деревне Григорьеве.
В 1869 году эта церковь упразднена и вместо нее построена каменная в 1869 г.; храмоздателем был Гер. Филип. Комиссаров.

В 1875 году купец Владимир Иванович Комиссаров строит в 6 км. от Дубасово Новогординский стекольный завод (с 1924 г. завод «Красное Эхо»), увеличивая часть православного населения в этой местности. Новогординцы были приписаны к храму Покрова на Покрово-Башевском погосте, но некоторые из них посещали и Дубасово, тем более там была усадьба барина, и вид красавицы-барыни в изысканных одеждах на гулянии вызывал неподдельный интерес у молодых крестьян и крестьянок.

Престол в церкви один — во имя Св. Николая Чудотворца. Утварью, ризницей, св. иконами и богослужебными книгами церковь снабжена достаточно.
Причта в приходе по штату положено: священник, диакон и псаломщик. На содержание их получалось: от земли церковной, от служб и требоисправлений и процентов с причтового капитала (6500 руб.), всего до 600 руб. в год. Дома для членов причта церковные.
Земли при церкви: усадебной 2 десят., пахотной 19 десят. и сенокосной 19 дѳс.
Прихожане живут в разных местностях: в гор. Владимире (50 вер. от церкви), в Судогде (20 вер.), в Касимове (130 вер.) и в Меленках (75 вер.), в селах: Сеславском (56 вер.), Брутове (65 вер.), Хотенском (60 вер.), Новом (55 вер.), Губцеве (12 вер.) и Черсеве (40 вер.), в деревнях: Переборе (65 вер.), Степачеве (20 вер.), Афонине (20 вер.), Арсамаках (12 вер.), Подвязье (65 вер.), Толстове (20 вер.), Аксенцове (50 вер.), Першкове (8 вер.), Лесникове (25 вер.), Тимошине (75 вер.), Алферьеве (30 вер.), Махонине (30 вер.) и Новлянском (32 вер.); всех прихожан по клировым ведомостям 1897 г. числилось 395 душ муж. пола и 400 женского.
Прихожанами единоверческого храма в с. Дубасово оставались и судогодские купцы Барсковы. 16 сентября 1901 года здесь крестили свою дочь Софью Василий Иванович и Мария Филипповна Барсковы.

С 1847 по 1884 гг. 37 лет о. Андрей Миртов был настоятелем южского храма. В Юже он вел подробную приходскую летопись, которая частично дошла до наших дней и является ценным источником по истории села и храма Старой Южи. В 1884-1888 гг. о. Андрей Миртов служил настоятелем единоверческой церкви в селе Дубасово.
«Письмо в редакцию Епарх. Ведомостей.
Находя особенно полезным при своей церкви завести библиотеку и внебогослужебные собеседования с народом, а в тоже время не имея средств для покупки и выписки книг, я в ноябре текущего года обратился в редакции некоторых духовных журналов с просьбою: не найдут ли они возможным отобрать у себя несколько, может быть, лишних для них книг и пожертвовать их мне для означенной цели. На такую просьбу мою прежде всех отозвалась редакция журнала «Странник», любезно извещая меня открытым письмом, что «желая чем-нибудь пособить доброму делу, начатому мною, она посылает мне свое издание за текущий год». Делая такое объявление во Владимирских Епархиальных Ведомостях, я выражаю тем искреннюю мою благодарность редакции «Странника» за ее обязательное и доброе пожертвование.
С. Дубасово, Судогодского у. декабря 5 дня 1886 г.
Свящ. А. Миртов» (Владимирские епархиальные ведомости. 1886, № 24).
Вышел за штат и в 1894 г. принял иноческий постриг с именем Александр.
В 1930-х годах храм был закрыт, разорен, и впоследствии здесь был устроен склад комбикормов.


Храм Казанской иконы Божией Матери в с. Дубасово

Восстановление Казанской церкви в селе Дубасово началось в августе 1991 года, когда с инициативой возрождения храма выступили директор Дубасовского психоинтерната Александр Александрович Капустин и бухгалтер этого же интерната Лапшова Тамара Александровна. На сельском сходе в присутствии благочинного Иоанна Кравченко жители поддержали эту идею и провели целый ряд субботников по очистке здания. Мусор вывозили на тракторе.
Первые средства на восстановительные работы выделял интернат, а А.А. Капустин был избран старостой прихода. В это время в храме проведен ремонт полов, установлены новые резные рамы, изготовленные местным мастером А.П. Капустиным. Оказал большую помощь и соседний завод в Красном Эхо (директор Клегг Ю.Д.), выделявший рабочих, металл для ремонта кровли и электриков для выполнения электротехнических работ. Часть икон для храма принесли сами прихожане, необходимая утварь приобретена священнослужителем Иоанном Рубановичем в подмосковном Софрино, а на Благовещение 1992 года состоялась первая служба. Но уже на Пасхальную неделю храм был ограблен: украли несколько икон и дарохранительницу.
Впоследствии священнослужители часто менялись. С 2005 года в Дубасовском приходе служит иерей Александр Кондрушев.
Село Дубасово
Владимирская епархия.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Jupiter (29.11.2018)
Просмотров: 41 | Теги: Гусь-хрустальный район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика