Главная
Регистрация
Вход
Четверг
25.04.2019
11:47
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1024]
Суздаль [325]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [66]
Юрьев [154]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [104]
Гусь [115]
Вязники [223]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [190]
Переславль [97]
Кольчугино [55]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [41]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [35]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Покров

Погост Федосеев (Федосовский) Покровского уезда

Погост Федосеев (Федосовский)

Храм города Костерево Петушинского района Владимирской области виден справа от Горьковского шоссе. В древности место, на котором стоит церковь, называлось "погост Федосеев в приселке Абакумове на р. Липне".
Аббакумовский приход имел разные названия: в старинных актах он назывался погостом Федосеевым (Федосовским) и Абакумовым от имени деревни Абакумова.


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

Часть деревень этого прихода до 1764 г. принадлежала Троице-Сергиеву монастырю.
В 1572 г. смердом Ивановым Плещеевым приложены были в Троицкий монастырь сельцо Абакумово, деревня Кокушкино н Новинская — Старая — Савостьяново тож; в 1578 г. в тот же монастырь Кузьмою Даниловым приложено было сельцо Желтухино; эти поселения в кон. XIX века входили в состав Абакумовского прихода.
По писцовым книгам 1628 г. в Абакумцове значится двор монастырский пустой, 14 дворов крестьянских и 1 пустой, в д. Кокушкине - 13 дворов крестьянских, 1 бобыльский и 1 пустой, в д. Новинской - 7 дворов крестьянских, 1 бобыльский и 1 пустой в с-це Желтухине — 6 дв. крестьянских и 4 пустых.
По переписным книгам 1678 г. в деревнях Кокушкине, Желтухине и Абакумове числилось 42 двора крестьянских и 3 бобыльских, в коих было 111 душ муж. пола. Другие деревни, входящие ныне в состав Абакумовского прихода, принадлежали разным частным владельцам.
В переписных книгах 1705 г. отмечена целая волость Абакумовская; она состояла из следующих селений: деревня Бармино, в ней 86 дворов крестьянских с населением 186 душ мужского пола, д. Новая, в ней 41 двор и 164 души, д. Липня — 55 дв. крестьянских — 165 душ, д. Кокушкино — 23 дв. крестьянских — 82 души, д. Желтухино — 15 дв. — 45 душ, д. Абакумово — 32 двора — 102 души, д. Новинки — 8 дворов — 36 душ, Горки — 12 дворов — 38 душ и Баранки — 13 дворов — 46 душ муж. пола.
Когда на погосте Федосееве построена в первый раз церковь, сведений о том не сохранилось, но она несомненно уже существовала в первой половине XVII столетия; в 163 (1655) г. она была из десятины Троицких вотчин переписана во Владимирскую десятину патриаршей области с такой отметкой: „церковь Воздвижения честнаго Креста Господня на погосте Федосееве в приселке Абакумове, дани 16 алтын с деньгою, десятильничьих 2 алтына 5 денег".
В 1700 г. на погосте была построена новая церковь в честь того же праздника; в церкви сохранился крест с надписью: „освятися олтарь в храме Воздвижения Креста Господня 1700 г. генваря 18 дня в пог. Федосееве", а в патриарших окладных книгах есть под 1700 г. отметка о выдаче антиминса в новопостроенную церковь.
«1714 г. отдана села Абакумова дер. Абакумовой же крестьянину Лазарю Иванову.
1746 г. с Пятницкия земли, в Кривандинской волости, в Осовецком городище, Володимерского уезду, вотчины Троицы- Сергиева монастыря, села Абакумова дер. Абакумова ж на крестьянине Лазаре Иванове 1 р. 30 копеек».
«№ 18. О фальшивом рублевике, найденном у содержателя мельницы в с. Абакумове Александров. мещанина Лихарева. 1819 г.
Позолотчик иконостаса мещанин Столарев донес исправнику, что Лихарев приносил ему для размена рубль, который, по его мнению, был оловянный. За болезнью исправника и отсутствием дворянских заседателей, для обыска были откомандированы сельский заседатель Димитриев и уездный стряпчий Никитин; для компании они захватили губернского секретаря Маркова. Взявши понятых, они отправились на мельницу. — Но во время обыска, доносил заседатель, в величайшем азарте явились Абакумовские священники, крича, кто позволил без их приказания придти на мельницу, и грозили ударить в набат, что вскоре и сделали. Пошумев священники ушли. Воспользовавшись шумом, убежал со двора и Лихарев, но скоро был пойман понятыми. — На другой день заседатель вытребовал депутата с духовной стороны и отправился на следствие в Абакумово. Священники отказались подписать свои показания, один сказал, что подпишет после, а другой написал только «к сему», а больше не захотел. — Об этом составлен был протокол. — На счет набата заседатель полагает, что его производил дьякон.
Священники же показали нечто иное. Услыша около полуночи набат, они всем причтом в испуге выбежали на улицу и увидали на мельнице свет и толпу; отправились туда, узнать в чем дело, но заседатель сказал им, что не их дело, а Марков ударил священника Иванова по голове палкой, а священника Алексеева повалил на сани и также бил... Тогда они, убоявшись дальнейших побой, ушли домой и что дальше было — не знают.
Обвиняемый Лихарев показал, что на мельнице какой-то крестьянин с. Николы-Поля молол у него рожь и за помол дал ему старинный целковый, но у него сдачи не было и он пошел к Столареву; он посмотрел рубль, постукал на столе и ничего не сказав, отдал назад. Лихарев возвратил рубль помольцу, тот поехал в д. Липню, разменял там и заплатил за помол. 28-го февраля у него был произведен обыск, но ничего не найдено.
Так доносил земский суд Губернскому Правлению. Абакумовские же священники подали преосвященному Ксенофонту следующую жалобу: 28 февраля около полуночи они услышали набат и выбежали на улицу; заметив на мельнице огонь, они отправились туда; там оказались пьяные приказной служитель Марков и сельский заседатель. Увидав священников, они сказали: «их-то и надо» и бросились их толкать. Марков ударил священника Иванова палкой, потом напал на священника Алексеева и жестоко его избил. На шум из избы вышел стряпчий также пьяный, схватил священника Кудрявцева за ворот и кричал; «вяжите попов, бейте их, отвечаю я». А потом одумался и спросил: зачем вы, о. Василий, сюда пришли... Тем временем Марков бросил священника Алексеева и бросился бить связанного мельника. — Затем священники отбежали и слышали, как стряпчий кричал: всех попов пересеку.
Сообщая об этом архиерею, священники просили защитить их от обид; архиерей о происшествии доложил губернатору.
Уездный же стряпчий подал на священников жалобу прокурору.
Губернское Правление, рассмотрев все эти жалобы, постановило: «сопоставляя донесение суда и преосвященного Ксенофонта, Правление не может не взять подозрение о том зле, какое допущено исправником в начале дела, коего главною причиною Ковровский мещанин Столарев да неосторожность исправника, а может быть и умышление какое придраться к мельнику или к попам, завести под каким-нибудь видим следствие, бросить его в судебное место, чтобы говорить, что они под судом. ... Исправник поверил недоказательному доносу и наряжено следствие. Но следователи напились где-то пьяные, ничего подозрительного не нашли, свалили вину на Лихарева, что он убежав спрятал что-нибудь в снегу. На другой день стали производить следствие над попами, но те допросов не подписали и следствие остановилось.
Дело, о рубле по обычаю в Покровском магистрате, а что он постановит Правление недоумевает. Как поступать в подобных случаях? Оставлять без внимания доносы, пожалуй расплодишь фальшивую монету, давать веру всякому доносу, еще хуже: тогда ни один добродетельный человек не может ручаться за продолжение своего невинного жития, как это с Лихаревым и попами и случилось. — Посему Правление поручило губернскому стряпчему Кувшинову переследовать дело как можно обстоятельнее.
Кувшинов разыскал плательщика, от которого Лихарев получил рубль; произвели у него обыск, но ничего подозрительного не нашли, кроме разрубленного пятака. Отрубил половину для обливки колокольчиков, которые вешают вместо бубенцов. Пятак отобрали. Помолец показал, что он мельнику рубля не давал, а платил мелочью. Что касается беспорядков во время обыска на мельнице, то и по этому следствию дело надлежаще не выяснилось.
Тем временем Абакумовские священники подали на высочайшее имя просьбу прекратить следствие, так как с чиновниками они помирились. — Но Губернское Правление сделало все таки чиновникам выговор, наказав вперед быть осмотрительнее. — А о медном пятаке наряжено было новое следствие, во время коего крестьянин показал, что пятак он нашел, а на колокольчики он покупал обломки меди. — Тем дело и кончилось» (Владимирская ученая архивная комиссия. Труды: Кн. 2. - 1900.).

В 1810 г. из богословского отделения Владимирской семинарии ко храму с. Аббакумово был рукоположен во священника Ефим Григорьевич Орлов.
В 1812 году во Владимирской губернии было создано и действовало на подступах к Москве Владимирское народное ополчение для поддержки регулярной армии М.И. Кутузова. В Покровском уезде формировался 4-й полк, командиром был назначен полковник Н.П. Поливанов, живший в своем имении Сушнево.
Вооруженные самодельными пиками ратники 4-го полка в конце августа 1812 года пришли в Покров. Позже заняли оборону на реке Киржач. В сентябре ополченцы яростно бросились в бой с отрядами вражеских фуражиров, завидев огромное зарево Московского пожара. Однако оробевшие французы боя не приняли, отступили к Москве. Через 3 недели все 6 полков владимирцев (это 14 тысяч ратников) по приказу М.И. Кутузова вступили в сожженную Москву. Когда началось общее наступление, владимирские ополченцы вместе с регулярной армией преследовали врага на полях Смоленщины и Белоруссии.
Лишь в мае следующего года героические земляки вернулись домой. Из 2,5 тысячи ратников вернулось лишь 869 человек. Из семи аббакумовских мужиков (ныне Костерево) вернулись только трое. В деревнях и селах их встречали как героев.
Командир полка Н.П. Поливанов добился у командования награждения двух отважных ополченцев за проявленный героизм и мужество. Одним из них и был Никанор Тарасов. Благодарные земляки решили увековечить память о погибших ополченцах.
Аббакумовские крестьяне на волостном сходе порешили соорудить в селе Аббакумово белокаменную церковь, с этой целью объявили сбор пожертвований с крестьян, купечества и прочих прихожан, а также сбор булыжника в окрестностях под фундамент будущего сооружения. В ход пошел самодельный кирпич, заклязьменская известь.
На местных глинах организовали кирпичное производство. В имении графа Воронцова, селе Андреевском, был подряжен опытный крепостной умелец-зодчий, который составил план строительства и руководил работами. Крестьяне трудились с большим воодушевлением. «Постепенно поднималось большое кирпичное куполообразное здание с размером сторон по 15 метров.
Стены оформлены объемными украшениями, а над ними – арочные перекрытия. Летом 1814 года на глазах у всех выросла большая круглая башня-купол с 12 окнами, а над ней сферическая крыша. В 1815 году крыша была завершена башенкой с куполом. На одной из стен здания-памятника, на видном месте, был прикреплен деревянный щит с именами героев-уроженцев Липенской волости, отдавших свою жизнь за Отечество. Новый храм был освящен с тем же названием - «Кресто-Воздвиженским».
С 1818 г. священником с. Аббакумово был Василий Семёнович Кудрявцев. В 1814 г. он из богословского отделения Владимирской семинарии был рукоположен во священника к Лазаревской церкви г. Суздаля, в 1816 г. переведен к церкви с. Семьинского Юрьевского уезда.


Памятная плита на стене храма. «Братская могила крестьян-ополченцев Липенской волости, защищавших Родину от Наполеоновского нашествия 1812 года»…

Когда преставился Никанор Тарасов, он был торжественно похоронен с северной стороны храма. Проводить последний путь почтенного строителя церковного здания и героя Отечества собрались крестьяне почти со всей волости. Сегодня на месте захоронения Н. Тарасова находится памятный мемориал - Братская могила в память обо всех умерших защитниках Родины в войне с Наполеоном.
В 1836 г. ко храму с. Аббакумово был назначен диакон Алексей Иванович Косаткин. В 1834 г. он окончил Владимирскую семинарию, в 1899 г. вышел за штат.
У алтаря храма - могилы священника Мирила Димитриевича Граменицкого (1818-1864) и его жены Александры Васильевны (1824-1870). Михаил Димитриевич Граменицкий, уроженец с. Гришина Гороховецкого уезда, поступил в 1834 г. во Владимирскую духовную семинарию, которую окончил 14 июля 1840 г., а 22 октября 1840 г. был посвящен в священники церкви с. Абакумово.
Архиепископ Тверской Савва (Тихомиров) учился вместе с М.Д. Граменицким во Владимирской духовной семинарии и по его воспоминаниям, «имел более тесную дружбу, которая потом никогда не прерывалась, с Михаилом Граменицким». Михаил Димитриевич Граменицкий окончил Владимирскую духовную семинарию первым учеником, это давало ему право продолжать образование в духовной академии за казенный счет. Ему обещали предоставить лекторские должности по французскому и немецкому языку при семинарии с жалованием 120 руб. в год ассигнациями. Савве же предлагали священническое место в селе Абакумове. Но Михаил Димитриевич отказался от стипендии в пользу своего товарища, окончившего семинарию вторым учеником, - Саввы, оставившего известные мемуары. Из воспоминаний Саввы: «... этим местом поспешил воспользоваться мой друг Граменицкий, счастливо избавившийся от знаменитой невесты, которую ему навязывали, - родной племянницы Преосвященного Парфения. С мая месяца 1841 г. началась и около 30 лет непрерывно продолжалась наша взаимная переписка...» «... Пред окончанием нашего курса привезли к Преосвященному из Москвы его родные свою дочь - невесту с надеждой пристроить ее в Владимирской епархии к какому-нибудь месту. Преосвященный обратился к семинарскому начальству с требованием избрать и указать для племянницы из окончивших курс семинаристов достойного жениха. Выбор пал на Граменицкого. Его представили Преосвященному, а тот велел показать его невесте. Но Граменицкий после первого свидания с невестой, испуганный и расстроенный приходит в бурсу и обращается ко мне за советом, что ему делать и как избавиться от предстоящей беды. Невеста показалась ему слишком бойкой и резвою, а он юноша тихий, скромный и застенчивый... Я дал ему дружеский совет отказаться от невесты, если она ему не нравится, и убедил его итти к инспектору о. Рафаилу и откровенно объясниться с ним. Он так и сделал. Ceминарское начальство доложило Преосвященному о нежелании Граменицкого жениться на его племяннице. Тогда Владыка поручил тому начальству предложить желающим из учеников взять в замужество означенную невесту с предоставлением жениху священнического места в селе. Нашелся охотник - наш по классу товарищ, ученик 2-го разряда, Петр Доброхотов - юноша красивый собой, не бойких дарований, но обладавший необычайной памятью, способною усваивать целые главы еврейского текста Библии, без отчетливого понимания смысла оного. Доброхотов согласился жениться на архиерейской племяннице, с условием, чтобы его внесли в первый разряд и выпустили из семинарии с званием студента. Условие было принято: Доброхотов женился и посвящен в иерея. Между тем вскоре между мужем и женой произошел разлад: жена как племянница архиерейская, кичилась перед мужем - пролетарием, укоряла его, что он только по ее милости студент. Муж, не желая сносить таких укоров, вдался в нетрезвость и в скором времени совсем погиб».
Из писем о. Михаила Димитриевича Граменицкого Савве (Тихомирову) от 20 мая 1841 г.: «Что же сказать вам о себе? Так, я женился! Сколько у нас было прежде дружественных мечтаний, сколько ожиданий, сколько питательных надежд, - вы это помните, и теперь ими питаетеся; но я... Великая, друг, тайна, -супружество, - теперь-то я вполне понял слова Св. Писания каким образом человек, оставивши отца и мать, прилепляется к жене своей, - и как нельзя разлучить человеку то, что сочетал Бог. В свое время и вы узнаете и поверите. Благодари Бога, за дарование мне Ангела в жизни, -добрую помощницу и собеседницу... Друг простите, скажу откровенно, - все-таки не было такой свободности в обращении, такой искренней признательности - такой доверенности, какая может быть у мужа с женою. Не верю, и вы не представляете, что любовь к жене заключается в одной нечистой похоти. Нет друг, - она мила потому, - что сердобольная сострадательница, благая советовательница, откровенная вверительница своих мыслей и намерений, - по крайне мере я так чувствую...»
Михаил Димитриевич Граменицкий женился на Александре Васильевне Кудрявцевой, дочери вдовы попадьи Марии Ефимовны Кудрявцевой (род. 1797), которая была женой священника Василия Кудрявцева из с. Абакумова и находилась до смерти на содержании зятя (что известно из клировой записи церкви е. Абакумова за 1859 г.). Из писем о. Михаила: «Весь мясоед принимал и провожал в серых мундирах почтенных посетителей - все касательно браков, коих на мою честь привелось ныне окружить с десяток... Теперь пост, каждую пятницу принужден бывало стоять часов по 10: ибо приходит еженедельно человек по 200 на исповедь, а в прочие дни покоюсь - почитываю - у нашего барина библиотека богатая - спасибо, снабжает книгами. По понедельникам и четвергам хожу к господину на кондиции обучать Закону Божию и латинскому языку и прочему барышню». 1842 г.: «После Пасхи ездил на родину и в это время сгорел погост Никологорский, следовательно, и мои родные, жалкое представление!» 1847 г.: «29 января дед мой, маститый старец, скончался». 1853 г.: «Недавно схоронил я свою племянницу, которая была за моим пономарем Силычем; трое детей остались на шее сестры моей, живущей при Силыче»; «13 августа поучил от Владыки благословение и право на ношение при бедре меча духовного». (Из клировой ведомости церкви с. Абакумова за 1859 г.: «1853-го Августа 13-го дня за усердие и полезное прохождение своего звания и за труды по должности Депутата награжден набедренником, на что от Его Преосвященства имеет свидетельство»).
В 1849 г. тогда синодальный ризничий, духовный писатель иеромонах Савва (Тихомиров, 1819-1896, позднее ректор Московской духовной академии, с 1862 г. епископ Можайский, потом Полоцкий, Харьковский, архиепископ Тверской) посетил о. Михаила Димитриевича Граменицкого: «Погост Абакумовский, coстоящий из 16-ти причтовых деревень, расположен на берегу речки Липки. К нему принадлежат 23 деревни с народонаселением с лишком в 2000 душ мужского пола. По штату, в Абакумовском приходя положено тогда было 3 причта. Из трех священников о. Граменицкий был, если не старший, то более прочих пользовавшийся в приходе общим уважением и по своему образованию, и по своей строго-честной жизни. В продолжении трехнедельного пребывания моего в Абакумове, я был свидетелем неутомимых трудов моего бывшего товарища и друга». Михаил Димитриевич Граменицкий владел латинским, французским и немецким языками.
Из клировой записи церкви с. Абакумова за 1859 г.: «По представлению Святейшего Синода за ревностное и усердное прохождение возложенных на него должностей в 17 день апреля 1857 г. был милостивейше пожалован бархатной фиолетовой скуфьей, на что от 3-го дня июля 1857 г. от Его Преосвященства свидетельство имеет. В памяти минувшей войны 1853-1856 гг. возложен на него 15-го дня июня 1859 г. бронзовый наперсный крест на Владимирской ленте, на что имеет свидетельство».
О последнем письме М.Д. Граменицкого к Преосвященному Савве: «30-го числа получил я от своего доброго друга и товарища Абакумовского священника Михаила Дмитриевича Граменицкого последнее предсмертное письмо. Вот что он пишет мне от 25-го числа: "Ваше преосвященство, преосвященнейший архипастырь!
Крепость моя оскудевает, чувствую, что не много остается мне быть в сем мире, поэтому в последний может уже раз желаю побеседовать с Вами. Да, трудная болезнь обдержит меня: дыхание самое тяжелое, одышка сильная, ноги раздуло как бревна, ходить не в силах, сидя задыхаюсь, а лежать совсем нельзя. Буди воля Божия! Все мое внимание устремлено на приготовление к исходу из сей жизни. Все мирское потеряло свой блеск и свою славу в глазах моих. Только сильно скорбит сердце о детях, которых я оставляю целое полчище неустроенными. Моля Вас Преосвященнейший Владыка, помолитесь обо мне Господу Богу, сильна Ваша святительская молитва пред Богом, не даст ли мне Врач Небесный сколько-нибудь облегчения. Если же изыдет дух мой от мене, воспомните у св. жертвенника мое имя. Вот еще мысль тяготит меня: не знаю, какие мысли вложит Бог Вашему Архипастырю распорядиться моим местом после моей смерти. Нам желательно оставить место до совершеннолетия 14-летней моей дочери - Лизы, препоручить исправление должности нашим двум священникам до ее возраста, но что если Преосвященный пришлет на мое место священника, куда тогда должно деваться мое семейство?
Прошу Вас, Преосвященнейший Владыко, потрудитесь после моей смерти, о которой известят Вас мои родные, написать к нашему Архипастырю и попросить его о не оставлении семейства моего и об оставлении за оным места. Не оставляйте жену мою с детьми Вашими и советами и наставлениями. Более писать не могу, - позвольте проститься, может быть навсегда. И так преклоняю свою главу мою грешную под святительское осенение Ваше и прошу Владыко, благословления и прости мя окаянного елика согреших, или чим тя оскорбих в жизни моей во днях юности... Благослови и прости. А Вашему Преосвященству, как светильнику на свещнице, желаю гореть и светить в честь и славу Святыя Церкви!»
Дом Граменицких в Костерево сохранился до нашего времени.
Симеон Петрович Советов (фамилия отца - Дубровский) в 1838 г. окончил Владимирскую духовную семинарию с аттестатом 1-го разряда, с 1839 г. состоял священником с. Абакумова.
С 1842 г. священником в с. Аббакумово был Феодор Алексеевич Ставровский. Отец Феодор Ставровский скончался 9 октября 1890 г.
С 1858 г. священником в с. Аббакумово был Павел Петрович Шиповой. Он окончил Владимирскую семинарию в 1846 г. С 1848 г. - диакон Владимирского кафедрального собора. В 1886 г. вышел за штат.
С 1867 г. в течение 48 лет священником, а потом и настоятелем храма был протоиерей Василий Симеонович Соловьев. Он окончил Владимирскую духовную семинарию в 1866 г. За ревностное служение и многолетнее преподавание Закона Божия в окрестных школах он был награжден золотым наперсным крестом с украшениями и орденом Святой Анны 3-й степени.
В 1870 г. трапеза этого храма расширена; она растянута в ширину, соединяется с основным объемом длинным арочным проемом. В 1879 году была надстроена колокольня.
Первоначально в этом храме было устроено три престола, но с устройством отдельной теплой церкви два престола уничтожены и оставлен один в честь Воздвижения Креста Господня.
Утварью, ризницей, св. иконами церковь была весьма богата. На храмовой иконе Воздвижения Креста Господня — риза серебряная вызолоченная, работы Сазикова, ценою 1400 руб. [1]
Второй «зимний» храм начал строиться на пожертвования помещика Оксенова. У помещика погиб маленький сын, и он в память о нем, в утешение своего горя, пожертвовал средства на строительство данного храма. Строительство затянулось.
В 1836 г. на погосте Федосееве построена теплая каменная церковь. Внутренние украшения — иконостас, живопись и проч. в 1892 г. переделаны вновь. Престолов в этой церкви было три: главный во имя св. Живоначальной Троицы, в приделах в честь Казанской иконы Божией Матери и св. Николая Чудотворца. [1]
Троицкий храм — особенно после ремонта — украшен весьма благолепно. В Троицком алтаре напрестольный крест серебряный вызолоченный — с клеймом 1765 г., в Казанском и Никольском алтарях кресты напрестольные обложены медью, в них частицы мощей св. Димитрия Ростовского, Евфимия Великого и св. Анны.
Из прежней деревянной церкви до нач. ХХ века хранились: 1) напрестольное Евангелие печ. 1663 г., обложенное бархатом, оклад медный; 2) требник — печати 1658 г.; 8) 12 книг миней месячных печ. 1747 г., приложенные приказчиком Троице-Сергиевой лавры, бывшим тогда в с. Абакумове, Петром Арх. Осиповым в 1748 г.; 4) на колокольне сохранился колокол с надписью: «1700 г. к Воздвиженью на погосте. Архимандрит Евфимий (Троице-Сергиева монастыря)».
Церковные документы хранились в целости: копии с метрических книг с 1803 г., исповедные росписи с 1829 г.
Сергей Александрович Альбицкий окончил в 1882 г. Владимирскую семинарию, с 1886 г. - священник церкви с. Аббакумово, впоследствии возведен в протоиереи.
В 1890 г. священником с. Аббакумово был Стефан Матвеевич Покровский. Он окончил Владимирскую семинарию в 1888 г.
Причта по штату положено: три священника, диакон и три псаломщика. На содержание их получалось: а) процентов с причтового капитала (6765 р.) - 260 р. 75 к., б) от, земли сенокосной около 50 руб., в) от сбора с прихожан разными продуктами до 300 р., г) от служб и требоисправлений до 2600 руб. Кроме этого на содержание сверхштатного диакона имелся капитал 2492 р., с которого получалось процентов 99 р. 68 к. [1]
Дома у членов причта собственные на церковной земле.
Земли при церкви: усадебной 3 дес. 264 саж., пахотной 32 дес., под дровяным лесом 7 дес., под кустарником и болотами 22 десят. и неудобной 26 дес., 2 дес. сенокосной в пустоши Поповке. Земля пахотная недоброкачественна и дохода приносила весьма мало; из церковного леса причт пользовался даровым отоплением; за пользование же строевым лесом взималось по 2 руб. за каждый корень.
Церкви принадлежало несколько деревянных лавок, с которых она пользовалась доходом. [1]
Приход состоял из деревень: Болдина (9 верст от церкви), Абакумова (5 верст), Желтухина (4 вер.), Напутнова (7 вер.), Степанова (10 вер.), Симонова яму (5 вер.), Пекшинского яму (5 вер.), Михейцева (3 вер.), Бармина (60 саж.), Новой (2 вер.), Оксенова (4 вер.), Молодилова (7 вер.), Ильинок (9 вер.), Волосова (8 вер.), Зиновкова (1 ½ вер.), Софонкова (1 ½ вер.), Кокушкина (2 вер.), Новинок (1 ½ вер.), Горок (8 вер.), Барашей (9 вер.), Ючмеря (5 вер.), Ситникова (5 вер.), Антушева (3 вер.), Ваульцева (6 вер.), Липни (1 ½ вер.), сельца Вареева (4 вер.) и сельца Городка (4 вер.), в коих по клировым ведомостям числилось 3195 душ муж. пола и 3540 женского; из них раскольников-поповцев 90 душ муж. пола и 111 женского. [1]
В д. Горках и д. Ильинках имелись каменные часовни.

В д. Горках с 1896 г. открыта церковно-приходская школа; учащихся поступило 35.
В д. Болдине с 1874 г. существовала земская народная школа; учащихся в 1895-96 г. было 61.
В д. Липне с 1875 г. также земская школа; учащихся в 1896 г. - 34. [1]
В д.д. Абакумове (с 1889 г.) и Молодилове (с 1894 г.) существовали школы грамоты, учащихся в 1895 г. было 34. [1]

При церкви в с. Абакумове с 1886 г. существовала церковно-приходская школа.
Четыре года школа помещалась в не обширной церковной сторожке,— и это помещение, хотя и не совсем удобное, сперва было достаточно для 27-ми учеников. Но впоследствии количество учеников все более и более увеличивалось, так что к 20-му сентября 1889 года в школе насчитывалось 87 человек,— и помещение, более или менее удобное для 27 человек, оказалось уже совершенно неудобным для 87 учеников. Видя это, церковный староста Тимофей Матвеевич Братский, прихожане Ульян Иванович Матюнин, Аникита Афанасьевич Смирнов с братьями и другие благотворители, в ознаменование чудесного спасения жизни Императора и Его Августейшего Семейства, по предложению местного священника Сергия Альбицкого, решили построить светлое и просторное помещение для местной церковно-приходской школы. Общество прихожан села Абакумова, по приговору в волостном правлении, обязалось платить учителю 150 руб. в год, попечитель школы У. И. Матюнин 30 руб. и штатный диакон И. И. Левинский 30 руб. в год, за обучение детей. В начале сентября 1889 года, с разрешения и благословения Высокопреосвященнейшего Феогноста, было приступлено к постройке школьного здания на месте сухом и ровном, отдельно от прочих строений,— и в полтора месяца постройка была кончена. Здание одноэтажное, деревянное, длиной 20 аршин и шириной 10 аршин, с 15-ю окнами, на каменном фундаменте, и разделяется на два светлых отделения; с северной стороны пристроен коридор в 10 аршин длины и 6 арш. ширины; все это покрыто железом. И училище помещается и квартира для учителя.
21 ноября 1889 года была освящена церковно-приходская школа в селе Абакумове, построенная в память чудесного спасения жизни Императора Александра Александровича и Его Августейшего семейства 17-го октября 1888 года.
Окончив постройку здания, на которое потрачено более 1500 руб. и просушив его двумя контромарковскими печами, выложенными белым кирпичом, приступили и к освящению его. Днем освящения был назначен праздник Введения во храм Пресвятой Девы Марии, о чем и было объявлено прихожанам села Абакумова повестками через волостное правление. В назначенный день, после поздней литургии, был совершен местными священниками с причтом крестный ход в новоустроенное здание. Народу собралось такое множество, что школа не могла вместить всех, а потому многие помещались в коридоре и на улице. Перед началом молебна, как только водворилась тишина, заведующий школой священник Сергий Альбицкий произнес речь, в которой между прочим сказал:
«Воспоминаемое и прославляемое ныне церковью введение во храм Пресвятой Девы Марии дает нам ясный урок, чему родители должны более всего научать детей своих. Легко ли было праведным Иоакиму и Анне расстаться с единственным и малым детищем? Не лучше ли было родителям св. Отроковицы оставить ее при себе, чтобы иметь за нею личный надзор и домашним воспитанием приготовить ее к делам обычной жизни, чем отдавать ее на воспитание и попечение чужим людям. Нет, не так судили и поступили благочестивые родители Пресвятой Девы. Они понимали, что истинное воспитание детей состоит в научении их правилам благочестия и страху Божию, который есть главное начало всей нравственной жизни и деятельности человека и без которого в человеке нет ни веры, ни благочестия, ни любви к ближним,— а потому, не доверяя в столь важном деле даже самим себе, привели свое дитя, согласно заранее данному обету, в храм Божий, который они признавали лучшим, высшим и надежнейшим училищем веры и благочестия. И св. Отроковица Мария, воспитываясь при храме Иерусалимском под руководством благочестивых лиц, посвятивших себя на служение Богу, «уготовилась быти Иисусово вместилище веселое и красное».
И в настоящее время почтя при каждом Православном храме Божием открываются училища, где главным предметом обучения поставлен закон Божий, где обучение состоит не в том только, чтобы научать детей грамоте, по чтобы сообщать им разумное знание истин христианской веры и правил благочестивой жизни.
Следуя примеру праведных Иоакима и Анны, и каждый христианин должен воспитывать своих детей в таком же религиозном направлении. И вот церковно-приходская школа в этом важном деле является для родителей первою помощницею. Воспитываясь под благонадежным и внимательным руководством в этой школе, дети крестьян приобретают здесь правильное познание о Боге, дарующем нам жизнь и все необходимое для нас. Здесь дается детям надлежащее понятие о церкви Божией и ее таинствах, раскрывается история церкви ветхозаветной и новозаветной; здесь внушается детям любовь и благоговение к храму Божию и объясняются все священные действия, совершаемые в нем,— внушается любовь и повиновение к родителям, расположение и уважение к ближним, преданность к Царю и верное исполнение законов. Такая-то школа по милости Божией у нас здесь устроилась и сегодня освящается»....
По окончании речи начался молебен Спасителю, Божией Матери, Равноапостольным Кириллу и Мефодию и всем Святым.
Во время молебна пели певчие из учеников церковно-приходской школы и любители из прихожан.
После водоосвящения и молитв — благодарственной и на обновление дому — было провозглашено обычное многолетие с дополнением — строителям школы. Вслед за тем учащиеся дети стали подходить к святому кресту при пении: «Тебе Бога хвалим».
После молебна учителем школы Николаем Лебедевым была сказана речь о дополнительных в школе занятиях по обучению ремеслам.
По окончании этой речи был пропет гимн св. Кириллу и Мефодию. Освящение окончилось в 12 часов дня.
После вечернего богослужения, того же числа, в новоустроенной школе происходили чтения религиозно-нравственного содержания. Во время чтений показывались теневые картины, а в это время певчие из учеников и любителей пели тропари и другие церковные песнопения (Священник Сергий Альбицкий. Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 1-й. 1-го января 1890 года).
Учащихся в 1895-96 уч. г. было 68. [1]
Школа функционировала до 1932 года, а в годы Великой Отечественной войны сгорела.

Разработка торфа на Барминском и Абакумовском болотах дворянина Константина Михайловича Аносова (Председатель Покровской Уездной Земской Управы), близ д. Бармино и с. Абакумова. В 1890 г. рабочих: 46 муж., 22 жен.; 2 локомобиля, 18 сил.
«О выражении благодарности потомственной дворянкой О.С. Аносовой за пенсию.
Очередным земским собранием 1912 г. потомственной дворянке О.С. Аносовой по ее ходатайству было назначено ежегодное пособие в размере 300 руб.
Минувшим очередным земским собранием вследствие доклада управы № 51 – о пожизненных пенсиях и пособиях бывшим земским служащим и их семействам, назначаемых земскими собраниями, О.С. Аносовой пожизненная пенсия была увеличена до 600 руб., о каковом постановлении земского собрания управой и было сообщено г-же Аносовой.
14 января 1914 года управой получено от О.С. Аносовой на имя г. председателя управы А.В. Ненарокова письмо следующего содержания:
«Многоуважаемый Александр Васильевич. Я получила уведомление Покровской земской управы от 7 декабря 1913 г. о назначении мне земским собранием пенсии в размере 600 руб. в год.
Приношу Вам и прошу Вас передать земскому собранию мою глубокую благодарность» (Журналы чрезвычайного Покровского уездного земского собрания 1-го марта 1914 года).

Соловьев Василий Семенович

19-го января 1915 года, после непродолжительной, но тяжкой болезни гриппозного воспаления легких, скончался, почти 72 лет от роду, протоиерей с. Абакумова, Покровского уезда, Василий Семенович Соловьев.
Свою пастырскую деятельность о. Василий начал в 1866 году, когда был назначен в с. Абакумово, где в течение почти 48 лет с честью проходил свое служение. Ревностный проповедник, опытный законоучитель, инициатор и устроитель внешкольных чтений и внебогослужебных собеседований, организатор борьбы, в пределах прихода, со старообрядцами, энергичный администратор, прекрасный семьянин, глубоко религиозный и богословски начитанный человек, любитель истового совершения богослужений, он привлекал к себе симпатию еще сердечным отношением к людям страдающим, нуждающимся в помощи. Всем, близко стоявшим к о. протоиерею лицам, памятна его трогательная заботливость, которую он проявлял даже в период обострения своего недуга, сведшего его в могилу. Как его огорчало тогда, что в делах Комитета по призрению семейств воинов, где протоиерей был председателем, он не может принимать непосредственного участия.
Труды о. протоиерея ценились Епарх. начальством, которое поручало ему почетные и ответственные должности, как, напр., обязанности депутата благоч. круга, катихизатора, благочинного и проч. О. Василий имел одну из самых почетных и высших для священника наград, сан протоиерея; награжден был орденом Анны 3-й степени; 13 лет тому назад по случаю тридцатипятилетия службы в священном сане, с разрешения Епархиального начальства, ему был поднесен прихожанами и родственниками золотой наперсный крест с украшениями и проч.
Господь послал о. Василию мирную, христианскую кончину. Чувствуя приближение смерти, спокойно, как будто собираясь в путь, делал он последние свои распоряжения. За несколько дней до кончины он с благоговением, как всегда, приобщился св. Таин, с истинным сердечным сокрушением принял таинство Елеосвящения. Глубоко верующий, протоиерей в последние дни жизни, можно сказать, пребывал в постоянном общении с Богом: молитва не сходила с уст его.
Чин погребения совершал местный благочинный, протоиерей г. Покрова, Павел Матвеевич Соколов, в сослужении с шестью священниками. Во время причастного стиха и за погребением сказаны были поучения зятем почившего, священником, заступившим место тестя, Малиновским, и другими двумя священниками с. Абакумова: Альбицким и Покровским. О. Альбицкий в своей проповеди выяснил значение пастырского служения. О.о. Покровский и Малиновский сосредоточили внимание на личности о. протоиерея, охарактеризовав его как человека вообще, как семьянина и как пастыря. Последние два поучения, как имеющие непосредственное отношение к личности покойного помещаем здесь полностью. Так священник Малиновский сказал следующее:
«Дорогой папаша! Лежишь ты бездыханный; прервалась нить твоей жизни; перестало биться сердце твое; успокоилось от забот и тревог, а их в твоей жизни было не мало. Вот началась для тебя жизнь самостоятельная в здешнем приходе, а с ней — труды и заботы. Надо было дать образование сиротам, оставшимся после тестя. А потом пошли собственные дети. Не легко было дать воспитание и образование десяти своим птенцам. Сколько бессонных ночей пережито, сколько неприятностей перенесено! Труд — забота без перерыва с самого поступления сюда до последней минуты. Последняя твоя забота — еще не совсем закончивший образование сын; последнее твое горе — другой сын, пропавший без вести на войне.
Не легкую твою жизнь скрашивали дети, успевшие, благодаря твоим неусыпным заботам, хорошо устроиться в жизни. И они трогательною любовью платили тебе за твои заботы о них, прилагали возможные усилия, чтобы облегчить твою жизнь. И ты радовался, видя благополучие своих детей; а о тех из них, которые скончались во цвете лет, ты усердно молился, и эта молитва укрепляла тебя в трудные минуты жизни.
Если кончина всякого человека поучительна, то тем более поучительна твоя кончина, дорогой наш. Сорок восемь лет ты, как верный страж, стоял пред престолом Божиим, с благоговением совершая пред ним божественные службы. И ты был постоянно готов к службе. Ни усталость, ни другие дела — ничто не препятствовало тебе готовиться к литургии, полностью прочитывать положенные правила. Бывало, приедешь из дальней деревни, побеседуешь с нами присными, а потом идешь в свой кабинет и долго-долго читаешь молитвы... Глубокая ночь... Все уже спят в доме, а в кабинете все еще теплится свечка и слышен шепот твоих молитв. И так было неизменно, с начала твоей службы до последних дней. Вообще ты, как натура цельная, не поступался своими убеждениями, не оставлял церковных постановлений и добрых старых обычаев из-за слабости сил или ради скоро—переходящего мнения окружающих, высоко держал знамя пастыря. В последнее время пред праздником Рождества Христова ты чувствовал себя плохо. Здоровье, видимо, тебе изменяло, и родные советовали тебе есть скоромную пищу; но ты и на этот раз не пожелал нарушить установленного поста, не хотел соблазнить «малых сих»...
И службы церковные ты совершал истово, с благоговением, с теплотой сердечной, с любовью, не допускающей торопливости, и этим радовал своих прихожан, неизменно пользуясь с их стороны искреннею любовью и особенным уважением, знаком коих служит поднесенный тебе золотой с украшениями крест.
Человек большого жизненного опыта, сам многое испытывавший в жизни, ты в затруднительных случаях мог подать разумный совет; слово твое, неизменно проникнутое искренней верой в промысел Божий, действовало особенно хорошо. Эта черта особенно ценна в пастыре, к которому за советом обращаются тысячи людей. Глубокая религиозность, постоянное молитвенное настроение особенно проявилось у тебя в дни твоей предсмертной болезни. Постоянно творя крестное знамение, читая слабеющим голосом молитвы, терпеливо переносил ты свою болезнь; в промежутки между молитвой делал последние распоряжения, советовал нам родным жить в мире, успокаивал, насколько возможно, свою, убитую горем супругу... И Господь послал тебе кончину тихую, мирную, безболезненную. Дай Бог всякому так отойти в загробную жизнь. Приобщившись св. Таин, приняв таинство Елеосвящение, тихо отошел ты в вечность, как будто заснул крепким, спокойным сном. Тяжело, горько расставаться навсегда с близким, любимым человеком, хочется запечатлеть в памяти дорогие черты, хочется сделать ему что-нибудь приятное, хорошее. Чем же мы родные и все знаемии можем порадовать тебя, дорогой наш, чем мы можем угодить тебе, сделать приятное?
Не много ты просишь у нас, просишь ты молитв наших. Будем же молиться за почившего протоиерея Василия, поминать его в домашних, а наипаче в церковных молитвах, и мы дерзаем думать, что Господь вселить его в своих светлых обителях. Аминь».
Свящ. С. Покровский сказал следующее слово:
«В иную жизнь, бр., перешел предстоятель св. храма сего, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание»... Почил от дел своих ваш добрый пастырь, который 48 лет трудился на ниве Христовой. Всецело всю жизнь свою он посвятил служению пастве Абакумовской. Бодрым, статным,— каким иные из вас помнят его,— вступил он сюда на паству, полным сил, энергии и пламенного желания послужить вечному спасению вверенных ему Богом духовных чад; не покладая рук, трудился он, верный призванию Божию, без помыслов о передвижении куда-либо к более лучшему в материальном отношении,— доколе под тяжестью трудов, а подчас и невзгод, не согнулся стан его,— доколе неумолимая смерть не занесла свою руку над 72-летним старцем... Лета почтенные! Не далек был для него и тот год, за которым,— еще для людей времен св. пророка и царя Давида,— следуют труд и болезнь... А в наши дни этот год наступает ранее;— таковым оказался нынешний год для почившего во Христе о. Протоиерея...
Все же нельзя удержаться, чтобы не сказать не рано-ли отошел от нас сей муж совета и крепости душевной?! Ведь такие пастыри нужны здесь,— особенно в наше лукавое время. Но воля Божия, благая и премудрая, совершилась о нем! Верно, как нива спелая, он созрел уже для небесной житницы. Господу благоугодно призвать его к Себе в вечные небесные обители, дабы пастырь ваш, упокоеваясь от земных трудов своих, возносил уже там — на небе пред престолом Божиим свои молитвы за паству свою.
Мы же, бр., в настоящую знаменательную минуту, предстоя пред лежащим безгласно во гробе пастырем вашим,— поучимся еще раз тому, чему почивший при жизни учил и вас — пасомых и нас сослуживцев его словом, делом и всею своею жизнью. Воспроизведем посильно духовный образ его.
Почивший о. протоиерей был пастырем глубоко-религиозным, в самом высоком значении этого слова. Всегда благоговейно настроенный, самособранный, сосредоточенный в себе,— он был строгим блюстителем церковного устава и благочиния, усердным богомольцем за свою паству — и в храме, и дома. Часы его уединенного молитвенного стояния, конечно, ведомы одному Богу; а в храме, как мы все знаем, он совершал службу церковную с особым усердием и благоговением, не допускающим поспешности. Совершение богослужений и треб приходских являлось для него не исполнением только служебных обязанностей, а было потребностью его религиозного духа и доставляло ему истинное утешение и радость. Важнейшую обязанность своего пастырского служения почивший о. Протоиерей полагал в проповедании слова Божия с церковной кафедры. Как в дни крепости сил телесных, так и в дни старости, он в свою чреду не оставлял богомольцев без церковного поучения. Составление поучений, особенно катихизических, было для него делом любимым. В этом деле, следует сказать, он приобрел особое умение и опытность; сему способствовало то, что он любил домашнее чтение священных, святоотеческих и других душеспасительных книг, из которых черпал,— как личную благочестивую настроенность, так и опыт проповеднический. Да, о. протоиерей был богословски образованный и начитанный муж. Богатый духовным опытом,— он был, действительно, наставником пасомых, и с церковной кафедры, и в частных беседах. Духовным чадам ведомы его назидания, когда они пред ним открывали на исповеди свои души. Поистине, такие пастыри нужны в наше время,— время легкомыслия в деле веры,— и утрата их составляет глубокую скорбь для паствы!
Так, бр., при жизни своей учил вас почивший, а теперь учит самою кончиною своею, к которой он приготовился истинно по христиански,— учит тому, чтобы мы, как зеницу ока, хранили св. веру православную, — ибо в ней источник нашего вечного спасения и душевной радости, а равно прибежище и утешение во всех делах земных и печалях житейских.
Почивший о. протоиерей был примером всецелой преданности воле Божией во всех событиях его многолетней трудовой жизни. Видел он при жизни своей, как плод благочестия и трудов пастырских, и утешение от внимательных и почтительных духовных чад своих (это золотой наперсный св. крест, поднесенный ему в день 35-летия служения), а равно от членов семьи своей, воспитанной им в правилах благочестия. Но не мало бурь и невзгод житейских,— как служебных, так и семейных, пронеслось над главою его. Разве (приведу для примера) не испытание,— подобное которому несут и иные из вас,— не знать о том, что сталось с сыном, посланным, по военной службе, на великое дело защиты родины от врагов?! Но всегда и во всем почивший передавал себя в волю Божию,— и эта преданность подкрепляла его. Возлагать всегда надежду на Господа учил он и пасомых своих.
Забывая о своих личных невзгодах и огорчениях, о. протоиерей принимал близко к сердцу несчастия и напасти других. И по долгу своего служения, и, более, по сердечному влечению, он старался помочь и облегчить чужое горе и испытание. С каким, например, рвением он в последние дни взялся за дело помощи семействам взятых из запаса на войну! Только слабеющие силы физические полагали предел его сердечному рвению. Великую заповедь Христову о любви к ближним всегда напоминал почивший своим пасомым.
Да, почти полстолетия о. протоиерей был светильником, светящим и горящим; нелестно можно сказать, что он свое дело совершил, веру соблюл и, предавая дух свой Богу, мог,—в месте с праведным и благочестивым старцем Симеоном,— воскликнуть: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром!»...
Не забывайте же, бр., вашего доброго пастыря; поминайте его в домашних молитвах своих; запишите имя его в свои синодики; наипаче же запечатлейте память о нем в сердцах своих и делах своих, согласно с его учением и примером.
Почивший о. протоиерей пред смертию всех простил и забыл все, нанесенные ему когда-либо обиды. Просил и всех вас простить ему его прегрешения, вольные и невольные,— неизбежные в жизни всякого человека. При взаимном прощении, вознесем, бр., милосердому Господу Богу свои усердные молитвы о упокоении души усопшего протоиерея Василия в обителях святых!
В молитве да найдут христианское утешение и все близкие по плоти почившего в разлуке с ним, памятуя неложные слова Божии: «Блажени мертвии, умирающие о Господе отныне. Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов своих; дела бо их ходят в след с ними» (Апок. 14, 13). Аминь». [2]

С 1915 года служили священники Николай Малиновский и Василий Богословский.
В годы советской власти отцы Николай Малиновский и Василий Богословский были арестованы и сосланы на Соловки, и по некоторым данным в 30-е годы XX века их расстреляли. Такая же участь постигла и священнослужителей Знаменского и Соколова (Родился в 1866 г. в с. Ильинском Киржачского района. Из духовной семьи, окончил духовное училище. Проживал в пос. Аббакумово. Арестован 28 января 1937 г., "тройкой" при УНКВД СССР по Московской области 16 февраля 1938 г. приговорен к расстрелу по обвинению в контррреволюционной агитации и пораженческих Устроениях. Расстрелян 22 марта 1938 г.). После их смерти продолжали верное служение священники Стефан Покровский и Владимир Приклонский.
В страшные годы репрессии храм был сохранен благодаря стараниям Веры Малиновской (в девичестве Соловьевой, дочери священника Василия и бабушке Малиновского), монахини Агнии и доброй прихожанки Арины. И все-таки, по воспоминаниям многих, некоторое время в 30 годы храм не действовал, но не закрывался.
По документу из ЦГАМО (архив Московской области ф. 2459 оп. 1 д. 28 за 1926 год) священнослужителями церкви с. Аббакумово числятся:
1) протоиерей Стефан Покровский 58 лет (он же упоминается в следственных делах 1937 года, служил там же и был благочинным);
2) протоиерей Николай Малиновский 57 лет;
3) диакон Алексей Знаменский 49 лет (потом был репрессирован);
4) диакон-псаломщик Иван Михайлович Соколов 59 лет (потом был священником и в 1938 г. расстрелян);
5) псаломщик Александр Владимирович Приклонский, 51 год.
В том же документе находятся списки членов церковного совета и общины (50 мужчин и 3 женщины).
Старостой был Михаил Ладонкин - 65 лет, (служащий по лесной торговле, лесопромышленник, из крестьян). Он был репрессирован в 1931 г. Также был репрессирован член церковного совета Совенков (Савенков) Иларион 65 лет, в 1931 г.


Иеромонах Павлин (Гаврилов). Фото из след. дела

Павел Васильевич Гаврилов родился в 1902 году в Рязани. Еще до революции 14-тилетним отроком он поступил послушником в Троице-Сергиеву Лавру. После закрытия и Лавры, и ее скитов поступил в 1923 году в Николо-Угрешский монастырь, где его на 23-м году жизни постригли в монашество с именем Павлин и рукоположили в иеродиакона. Арестовали отца Павлина в 1923-24 году, по обвинению по ст. 73 УК РСФСР (за «сопротивление представителям власти»). Продержав в Бутырской тюрьме г. Москвы около 4 месяцев, после суда освободили. Он служил в московском храме Бориса и Глеба на Поварской, а в 1929 году был рукоположен во иеромонаха и определен в Крестовоздвиженскую церковь села Абакумова. 8 лет он служил в ней до своего последнего ареста в 1937 году. 10 октября 1937 года, обвинив в «активной контрреволюционной деятельности», организации антисоветской группы верующих, его арестовали в деревне Липна, где он жил, и поместили в Таганскую тюрьму. Виновным иеромонах Павлин себя не признал. Через 2 недели тройка НКВД приговорила его к расстрелу, а 31 октября 1937 г. приговор был приведен в исполнение на Бутовском полигоне. Отцу Павлину исполнилось в то время 35 лет.


Тимофей Вельямов. Фотография из следственного дела

Тимофей Семенович Вельямов родился в 1907 году в селе Мелюковка Наровчатского уезда Пензенской губернии, с 1926 года служил псаломщиком. Был холостым. Ходил по домам верующих, где читал Евангелие и пел духовные песнопения, за что его кормили. К нему на квартиру за наставлениями тоже приходили пожилые богомолки. В 1937 году у Тимофея было желание принять сан священника «для укрепления религии». Но тогда же у него появился и страх быть арестованным, т.к. «много арестовывалось духовенства безвинно». В 1937 году Тимофея арестовали в Волоколамском районе, где он устроился дьячком. Священника его прихода посадили, а Вельямова после допроса отпустили, и он вернулся на владимирскую землю. Тимофей Семенович Вельямов, был арестован в конце января 1938 года в селе Абакумове, где он лишь недавно устроился сторожем и истопником. Следствие о нем велось по месту его предыдущего служения в селе Осовец Собинского района Собинским РО НКВД, и под арест его поместили в Ивановскую тюрьму.
Обвиняли его в том, что «систематически вел среди населения к/р провокационную агитацию о пришествии антихриста и о гибели тех лиц, которые пойдут за антихристом». «Выдавал себя за юродивого, за святого», был «патриотом церкви», — писал следователь. Даже в описании внешних примет он указал: «Среднего роста. Имеет вид юродивого». Сначала Тимофей категорически отрицал свою виновность в каких-либо а/с действиях. На первом допросе он даже отказался подписаться в протоколе. Но спустя месяц пребывания в известной своей жестокостью Ивановской тюрьме протоколы подписал, признавшись в контрреволюционных высказываниях. Вот один из примеров «провокационных заявлений» Тимофея Вельямова: «Надо больше молиться Богу и спасать свои души. Сейчас надо оставить все мирские заботы, ибо настало такое время, когда надо больше всего почитать Бога и внедрять религию в сознание людей». За строками сочиненного следователем протокола проступают и слова самого Тимофея: «став служителем религиозного культа,… я был глубоко убежден в своих намерениях и душевных чувствах», «имел свои убеждения и стремления», «всячески защищал церковь…» Спустя полгода после ареста, 7 июля 1938 г. ОС при НКВД Тимофей Вельямов был приговорен к заключению в ИТЛ сроком на 8 лет. Дальнейшая его судьба неизвестна.

В годы Великой Отечественной войны в храме богослужения возобновились. Священнодействовали в нем архимандрит Софроний (в миру Орлов Степан Антонович 1875-1950), погребен в Павловском Посаде, а также отец Николай, архимандрит Лука.
4 сентября 1955 г. епископом Владимирским и Суздальским Онисимом назначен на служение новорукоположенный иеромонах Феодосий (Дикун-Ваколюк) будущий Митрополит Полтавский и Кременчугский. Прослужил в Костерево до января 1956 г.
С 1960 по 1962 г. в храмах Костерево служил протоиерей Николай Степанович Грабовецкий (1904-1995). Он родился в Волынской губернии, окончил Варшавский университет факультет Православной теологии (1926-1930), магистр богословия. В 1930 г. в Варшаве рукоположен во диакона, там же и служил. В 1931 г. в г. Кременец рукоположен во иерея. В конце войны арестован в Румынии, осужден за антисоветскую деятельность и измену родине на 10 лет концлагеря. Был в заключении с 1947 по 1956 г. в Норильске. Досрочно освобожден и реабилитирован. С 1956 по 1960 г. служил в Калининской области, потом по 2 года в Костерево и Арбузово, 9 лет в Устье и год в Заречном.
1960-1966 гг. – протоиерей Николай Троицкий.
1966 г. – протоиерей Михаил Егоровский.
1967-1984 гг. – протоиерей Дмитрий Юртин.
1984-1990 гг. - архимандрит Юстиниан (Саган), в настоящее время клирик храма.
1985-1989 гг. – священник Александр Алешин.

Местная Религиозная Организация Православный Приход Кресто-Воздвиженского Храма Города Костерево Петушинского района Владимирской области Александровской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) действует с 12 ноября 1999 г.
1990-2011 гг. – протоиерей Александр Алешин (†2016).
С 2011 г. - игумен Викентий (Брылеев), настоятель.
С 2014 года несет свое послушание в клире храма и иеромонах Герман (Мягченко).
Настоятель, председатель приходского совета Нестеров Алексей Иванович.
Юридический адрес: город Костерево, Новинская улица, 60.
Сайт прихода: http://www.kosterevo-hram.ru/bogoslujeniya.html


Церковь Воздвижения Креста Господня. г. Костерево

Церковь Троицы Живоначальной.

Источники:
1. Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 4]: Меленковский, Муромский, Покровский и Судогодский уезды. - 1897. - 588, VIII c.
2. Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 29-й. 18-го июля 1915 года.
Город Костерево
Историко-художественный музей города Костерево
Костеревский катушечно-челночный комбинат им. Коминтерна

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Покров | Добавил: Николай (26.03.2019)
Просмотров: 42 | Теги: Покровский уезд, Петушинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика