Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
11.12.2017
03:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 388

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [729]
Суздаль [256]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [186]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [53]
Гусь [46]
Вязники [122]
Камешково [46]
Ковров [134]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [84]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [74]
Религия [2]
Иваново [30]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [15]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [25]
Учебные заведения [9]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Беспорядки рабочих на фабриках Владимирской губернии в кон. XIX века

Беспорядки рабочих на фабриках Владимирской губернии в кон. XIX века

1. У Тимофея Морозова в Никольском-Орехове в 1885 году. Еще до прибытия нашего в губернию произошла забастовка. См. Морозовская стачка 1885 года.

2. В 1887 г. 14-го января в сельце Ярцеве Вязниковского уезда у купца Демидова произошла стачки, буйство, поломки и порча фабричного имущества, одним словом, крупные беспорядки между рабочими. См. Ярцевская стачка.

3. Волнение рабочих на фабрике Бранта в г. Меленках. Волнение рабочих на фабрике Бранта — льнопрядильной произошло 23-го января 1887 г. по вине администрации фабрики, которая вследствие новых правил и убыточного производства сократила число рабочих часов с 8-ми до 6-ти, при чем желала уплатить в сутки рабочим за 6-ти часовую работу, а в расчетных книжках показано 8-мь рабочих часов.
Воспользовавшись этой ошибкой рабочие стали требовать плату за 8 часов работы и при этом ссылались на запись в книжках, в противном-же случае отказывались идти на работу.
Получив телеграмму о забастовке рабочих, выехал вместе с фабричным инспектором, сюда-же прибыл и помощник его и лица эти разъяснили Директору фабрики, что он обязан уплатить рабочим за то число часов, которое показано в расчетных книжках; требование рабочих было удовлетворено, и стачка прекратилась.

4. О волнении рабочих в 1887 г. в Механическом отделении Ковровских мастерских жел. д., принадлежащих к Главному обществу. См. Ковровские железнодорожные мастерские.

5. О стачке рабочих на литейном заводе купца Шипова в Иваново-Вознесенске. 11-го апреля 1887 г. возникли недоразумения между рабочими и арендатором завода Шипова неким Пономаревым. Рабочие, не получив окончательного расчета до Пасха, бросили работы и остались недовольными положенными расценками, хотя расценки были утверждены фабричной инспекцией.
13-го апреля начали наниматься новые люди на заводе, но в числе их поступили и старые рабочие; но все таки несколько дней были приостановлены работы, потом все претензии улеглись и завод пошел в ход. Впрочем, многие из старых рабочих вновь поступить не согласились.

6. О претензии рабочих на фабрике братьев Горбуновых в д. Коробове, Ковровского уезда. В апреле стачка рабочих произошла вследствие того, что они не желали работать под праздники до ночи и желали кончать работу в 8 часов.
Свою претензию рабочие неоднократно заявляли Управляющему, но он не давал категорического ответа и разными обещаниями и раздачей денег на водку затянул время и заставил рабочих пропустить льготный 7-мидневный срок. Тогда рабочие прекратили и разошлись. Вследствие нашего убеждения и нравственного так сказать давления удалось убедить хозяина согласиться удовлетворить справедливое требование рабочих. Рабочие остались очень довольны и встали на работу. Порядок нарушен не был, хотя рабочие были возбуждены и раздражены на своего хозяина.

7. О стачке рабочих на фабрике купца Селиверстова, в селе Воскресенском, Ковровского уезда. В мае месяце рабочие обратились к хозяину фабрики Селиверстову с просьбой об увеличении им платы за дневную и ночную работу, при чем назначили сами и размеры увеличения прибавки.
Эту просьбу рабочих хозяин немедленно удовлетворил и рабочим было прибавлено по 3 коп. на каждую штуку выработанного ими товара.
Рабочие воспользовались приездом Селиверстова, снова выразили желание, чтобы им сверх 3-х коп., было еще прибавлено за ночную работу по 2 к. за штуку. Селиверстов отказался это сделать, тогда рабочие бросили работать. Забастовавшие объявили, что не позволят работать днем и женщинам; и действительно, несмотря на поданные в обычное время свистки, — женщины на работу не явились.
По прибытии помощника фабричного инспектора, который разъяснил рабочим неправильность их требования, и что они обязаны по условию работать по существующей расценке до октября, рабочие протестовали с криком и свистом. На утро не вышли на работу и опять многие рабочие шумели и кричали. Тогда помощник инспектора телеграфировал Губернатору о настроении рабочих и просил о высылке войск для охранения имущества. В тот-же день отправлены 2 роты вместе со мною. Мною также взято 4 чел. жандарма.
По прибытии войск рабочие присмирели и не буянили.
Фабричный инспектор принужден был, на основании закона 3 июня 1886 г., составить протокол и привлечь рабочих 2-х человек — за порвание расценочных таблиц, вывешенных на стенах фабрики, и передать протокол Судебному Следователю.
Около недели фабрика бездействовала, наконец, вследствие убеждения фабричного инспектора, что их требования незаконны, многие встали на работу.
Тем и кончались всякие недоразумения. Жандармы внимательно следили за поведением рабочих, спокойно останавливали и увещевали бушевавших. Пришлось все таки нескольких человек крикунов и рьяных болтунов — выслать в деревню для отрезвления, не привлекая их в порядке охраны.

8. О происшедшем волнении рабочих на фабрике Ясюнинских в с. Кохме, Шуйского уезда. Неудовольствие рабочих возникло вследствие распределения часов для работы на зимний период с 1-го октября. Ткачи-мужчины не пожелали с 1-го октября работать по ночам и просили администрацию фабрики установить работу сменную с тем, чтобы смены работали по 9 часов, при чем определили начало работы в 4 часа утра, а окончание в 10 часов вечера.
На это требование хозяева фабрики ответили, что состояние торговых дел фирмы решительно не дозволяет в настоящее время удовлетворить этому желанию рабочих, но вместе с тем предполагают увеличить расценок на 5 %; но рабочие на отрез отказались, просили оставить прежнюю расценку на работы и исполнить их желание.
Когда рабочим было разъяснено помощником фабричной инспекции, что согласно Высочайше утвержденных правил 3-го июня о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих, они, рабочие, обязаны дослужить до окончания срока найма. Тогда рабочие все единогласно заявили, что предполагают по окончании срока получить расчет и спокойно разошлись.
На другой день, выбранные из ткачей явились в контору и заявили, что они согласны работать посменно 24 часа в сутки; но при том просили сделать им обещанную прибавку 5 % и под праздничные дни оканчивать работы не в 10 часов, а в 8-мь вечера; на это хозяева фабрики согласились и обещали эти условия привести в исполнение с 1 октября.
Порядок за все время на фабрике не был нарушен.
Кохомские рабочие — народ деревенский, хотя село Кохма лежит между такими центрами, как г. г. Шуя и Иваново-Вознесенск, но рабочий тихий, и не заразился от своих соседей бурными наклонностями; да притом, правду нужно сказать, что хозяева г. г. Ясюнинские — люди добрые гуманные и относятся к рабочему заботливо.

9. О волнении рабочих на Соколовской мануфактуре Иосифа Баранова, близ г. Александрова. Рабочие заявили администрации фабрики и жаловались фабричной Инспекции, что их нанимали с 1-го октября до Пасхи за 8 рублей в месяц, а при расчете получили по 6 рублей, и что контора им объявила, что если не желают работать за меньшую плату, могут получить расчет; при чем добавили, что мастер прядильной фабрики уволил их теперь.
Помощник фабричного инспектора, вникнув в дело, обязал администрацию удовлетворить рабочих, что и было исполнено.
Не будь фабричной инспекции не так легко уладить было справедливую претензию рабочих. Ведь, вникнув в дело, приходится на каждом шагу убеждаться, как фабричная администрация, то мастера, то даже Конторщики и прочие служивые люди на фабриках, своими произвольными действиями, эксплуатируют рабочих.
Далее спустя несколько дней, рабочие вновь заявили неудовольствие на администрацию фабрики за несвоевременную выдачу дачки и задержку выдачи месячной платы. Забастовка продолжалась до полного удовлетворения рабочих деньгами; после этого все рабочие стали на работу и волнения утихли.

10. Беспорядки рабочих в г. Иваново-Вознесенске. В 1887 году, почти все фабрики в Иваново-Вознесенске, при наличном количестве рабочих, доходивших до 30 тысяч слишком человек, отказались принять новый закон 3 июля 86 года, по которому запрещались: ночные работы женщинам и допускалось малолетним не моложе 15 лет становиться на работу. Вообще на многих фабриках в Иванове-Вознесенске происходили частые забастовки: в 87, 88, 89, 90, 92, 93, 94 и 97 г. — другой год повторялись, на одной тоже фабрике по несколько раз как забастовки, так и стачки; правда, происходили они в большинстве случаев без погромов и грабежей, но вызывались исключительно нежеланием рабочих принять предлагаемые расценки или какие-нибудь предъявленные им, по их пониманию, стеснительные условия; в большинстве случаев претензии рабочих, заканчивались соглашениями г.г. хозяев на уступки и предоставлением рабочих некоторых льгот.
Но забастовка в 1889 году была упорная и довольно продолжительная, произошла по случаю введения новых правил о числе рабочих часов. Рабочие требовали такой-же платы, какую они получали при 12 часовой работе, несмотря на уменьшение рабочего дня на 3 часа, при 9-ти часовом труде.
Кроме этого, требовали увеличение праздников и 2-х недельный отдых для беременных женщин с тем, чтобы станки оставались за ними. В особенности рабочие восставали против запрещения сменять, в случае нужды, один другого (сменщики). При том, к удивлению нашему, рабочие воли себя грубо, нападали на лиц, служащих на фабриках, и творили разные бесчинства, что вызывало усиленный надзор и бдительность всюду, даже приходилось ездить по ночам и упрашивать их отправляться по домам.
При вышеупомянутых стачках и забастовках требовались войска: пехота прибывала в 2-х и в 3-х баталионном составе — из Владимира, а казаки вызывались из Москвы — две, а иногда и три сотни. Но не было случая употребления оружия.
Когда нам приходилось отправляться с войсками на беспорядки, довольно часто, вместо Губернатора, согласно приказания из Петербурга, то получалось от губернатора уполномочие, на всякое вызывающее и признающее действия с войсками.
Соблюдалась большая осторожность и осмотрительность при действии войск, избегая малые части пехоты соприкасаться с толпою рабочих, чтобы не столкнулись и не произошла бы свалка, которая могла бы дойти до употребления оружия. Казаки же другое дело.
При обращении с рабочими, мы придерживались практической системы, сначала старались успокоить, по возможности, раздраженную толпу, продолжительными, разговорами и добились соглашения; в большинстве случаев нам удавалось успокоить их и привести к мирному разрешению всех претензий, достигнуть цели и водворить порядок. Главное, все зависело от уступок и согласия г.г. хозяев фабрик, которые редко когда упорствовали, иначе ничего не сможешь сделать.
Не мало встречалось, при беспорядках разных случаев, и иногда и печальных; вот например, осталось в нашей памяти: 6-ть человек рабочих, полупьяных, ночью, когда патрульный унтер офицер приказал им разойтись и идти по домам, то один рабочий кулаком ударил по голове солдата, тогда солдат ударил прикладом здорово рабочего, а другой солдат, пырнул рабочего штыком в ногу, который порывался выхватить у него ружье; два рабочих были патрулем задержаны, а остальные разбежались, но в последствии были обнаружены, здесь солдаты намерены были стрелять, но благоразумный унтер-офицер — не дозволил. Этот случай, надоумил посылать с патрулями в помощь казаков.
Судебными властями было привлечено до 80 чел. рабочих, часть их содержалась в Шуйской и Ковровской Тюрьме. Да в порядке охраны число привлеченных доходило до 150 ч. — обвиняемых.

11. Беспорядки в и. Шуе. На всех 12 фабриках — крупных забастовка в 1887 году произошла по той же причине, что и в Иваново-Вознесенске, т. е. вследствие отказа повиноваться новому закону 3 июня.
В 87 году произошли крупные беспорядки на фабрике:
а) Терентьева, вследствие неудовольствия рабочих понижением расценков, и что администрация фабрики придумала в целях устранения воровства пряжи устроить вешалки в коридорах с тем, чтобы рабочие снимали верхнее платье и вешали не в мастерских, где работают, а в коридорах. Рабочие мужчины воспротивились этому требованию; при приходе на работу, первая смена ворвались в мастерские и повесила свое верхнее платье на прежние места, ссылаясь, что в коридорах находили не удобным вешать, ибо при сменах с трудом можно добраться и разыскать свое платье, а когда в мастерских каждый знает, где висит его платье, спокойно снимает и уходит; в коридорах-же обязательно при разборе платья произойдет сутолока, даже может случиться и пропажа платья; кроме того, молодежь позволяет себе всякие шутки и шалости с женщинами. Поэтому на отрез отказались все рабочие вешать свое платье — в коридорах. Эти неудовольствия повели к погрому фабрики, к излюбленным действиям: битью стекол в фабричных зданиях, порче машин и станков, порезке приводных ремней; кроме того, к удивлению общему, было разрушены даже каменные ограды.
На другой день Губернатор прибыл рано утром с 2-мя баталионами пехоты; пришлось увидеть полное разрушение фабрики, хотя с прибытием войск рабочие притихли. Вечером прибыли 3 сотни казаков из Москвы.
Вслед за тем устроили стачку и забастовали фабрики б) Небурчилова, в) Павлова и г) Тезинская мануфактура — выразив свое неудовольствие на понижение расценка, но кроме того предъявили и другие претензии, одним словом, около десяти тысяч рабочих прекратили работать.
Рабочие Терентьевской фабрики имели намерение разрушить жилище фабриканта, но усиленная охрана воспрепятствовала этому. С трудом приходилось Старшему Фабричному Инспектору Пескову и помощнику Бартеневу приводить к соглашению фабрикантов и рабочих и устранить некоторые тяжелые условия и требования г. г. фабрикантов.
Неудовольствие рабочих, а также и волнение их, не утихало; тогда г. Губернатор признал обязательным пригласить к себе г.г. фабрикантов и лично переговорить с ними.
После этого последовало объявление от лица Начальника губернии — к Шуйским фабричным рабочим, следующее: по личной его, Начальника губернии, просьбе фабриканты: г.г. Павлов, Терентьев, Небурчилов и Товарищество Тезинской мануфактуры изъявили согласие, с 1-го октября по Пасху, производить работы на своих фабриках на следующих условиях:
1) Распределение товара по разборам на фабриках: Терентьева, Небурчилова и Тезинской Мануфактуры — уничтожается.
2) К объявленным с 1-го октября ценам за первый разбор товара на фабриках: Павлова, Терентьева, Небурчилова и Тезинской — набавляется 5 коп. — на заработанный рубль. Следовательно мужчин будут получать 25 %, а женщины 10 %.
Прибавка в 5 коп. на заработный рубль полагается ткачам, шпульникам, проборщикам, подавальщикам, сновальщикам, шлихтовальщикам и подмастерьям.
3) Распределение рабочего времени остается прежнее, т. е. в 4 и 6-ти часовые смены в сутки. Перед воскресными-же днями и двунадесятыми праздниками работа будет оканчиваться в 6 часов вечера накануне.
Засим никаких изменений как в расценках, так и в порядке рабочих смен, сделано не будет. Объявляется о сем с приглашением желающих начать работы — ныне-же стать по местам, а не желающих работать явиться за расчетом, который могут получить в Полицейском Управлении, буде не желают явиться за оным в подлежащие фабричные конторы.
Предупреждаются фабричные рабочие, что за объявлением им вышеизложенных решительных со стороны здешних фабрикантов условий, всякое дальнейшее нарушение порядка и общественного спокойствия, как то: появление толпами на улицах, площадях и фабричных дворах, а равно всякие попытки путем насилия препятствовать ставшим на работу, будут строго преследуемы, виновные арестуемы и привлечены к законной ответственности.
Сентября 30-го дня 1887 г. город Шуя.

Не раз приходилось вам останавливать рабочих от всяких творимых ими безобразий и уговаривать их; при этом не скажу, чтобы они выходили из послушания и позволяли-бы неприличные выходки.
Хотя каждая фабрика охранялась войсками и ворота и все выходы держались запертыми, но между тем рабочие ухитрились проникать во внутрь фабрик и там куралесить. По этому врактика показала, что во внутрь фабрики непременно нужно ставить караул.
Следует заметить, что забастовки рабочих в Шуе большею частью всегда отличались буйным характером, например, был случай резкий и выдающийся, когда толпа рабочих напала на базаре на своих торговок, продающих разные предметы начала кидать и отбирать с лотков всякие продукты. Нам удалось одному влететь в толпу, урезонить и пристыдить и чтобы прекратили всякие безобразия. Рабочие, кажись, были так удивлены и озадачены появлением нашим в среде толпы, что тотчас смирились и разбежались. Еще к этому прибавлю, милый и умный губернатор И. М. Судиенко, который звал хорошо быт рабочих, обращался к ним ласково и постоянно вел разговоры, стоя на балконе дома против самого базара, он видел, как я побежал на базар, кричал по-французски, чтобы я вернулся и послал тотчас за казаками.
Рабочие, где были солдаты, слушались и расходились, но затем появлялись в других местах и там творили разные безобразия, пока не появлялись войска.
Не мало можно было бы рассказать о проделках рабочих, доходивших подчас до смешного, но воздержусь.
Мы к Шуйским рабочим, по правде приходится сказать, питали какую то симпатию, но на каком основании, объяснить не могу: меня они знали, не боялись, всегда подходили, разговаривали прилично, заявляя свои просьбы и нужды; и если удавалось мне выпросить, что либо в их пользу, оповещал с удовольствием.
При забастовках выяснилось ясно, что на многих фабриках неумелость фабричной администрации ладить с рабочими и их направлять, обостряют отношения и ведут к беспорядкам.
Некоторые фабрики простояли с неделю, наконец, рабочие одумались и принялись за работу, хотя шумели сильно.
Судебною властью было привлечено 65 человек и по охране 110 человек.
Разбирались дела как по Шуйским беспорядкам, так и по Иваново-Вознесенским в городах, Окружным Судом без участия присяжных.
При этом нужно добавить, что г.г. фабриканты во время беспорядков, к сожалению, несли значительные убытки.
Стачки и забастовки в Шуе повторялись в 88, 89, 91, 92, 95 и 97 годах — были не продолжительны и все недоразумения, умелостью фабричной инспекции, улаживались и кончались мирным соглашением. Таких случаев было несколько и обходилась без вызова войск.
В 1888 году были следующие случаи недоразумений среди рабочих на фабриках нижепоименованных, сопровождавшиеся забастовками, стачками, иногда буйством и погромом.

12. В январе 1888 г., на фабрике Лосевской, Владимирского уезда, льно-прядильной, произошел беспорядок вследствие того, что директор фабрики, вопреки § 15 правил внутреннего распорядка, распорядился остановить работу за 30 минут ранее установленного правила срока с тем, чтобы рабочие занялись чисткой машин; против этого рабочие запротестовали и разошлись. На другой день прибыл Помощник Фабричного Инспектора, убедил Директора отменить распоряжение; рабочие стали на работу и порядок нарушен не был.

13. В марте произошел беспорядок на фабрике Соловьева по причине неудовольствия рабочих на браковщиков за наложение ими штрафа, будто бы, свыше утвержденной нормы в табели взысканий и они бросили работать. Претензия рабочих, пo исследованию Помощника Инспектора Никулина, оказалось неосновательной и рабочие были привлечены к ответственности, многие поплатились наложенным на них штрафом. Дня через два стали на работу, но просили наложенное взыскание отменить.

14. На фабрике Треумова в г. Коврове — не вышла на работу 1-я смена, согласно утвержденного распоряжения рабочего времени, по причине неудовольствия на таковую-же 2 смену, заключавшуюся в том, что 2-я смена работает менее на час, а другой раз на два часа, чем они 1-я смена, между тем заработок делится пополам. При этом рабочие вступили в драку.
Получив телеграмму об этом, выехал вместе с Фабричным Инспектором в Ковров.
Претензия по разбирательству Инспектора оказалась не совсем правильной, последовало соглашение. Но некоторые рабочие за драку были подвергнуты штрафу.

15. На той же фабрике рабочие приступили к работе после Пасхи и тотчас прекратили, вследствие уменьшения расценка. Помощник Фабричного Инспектора убедил фабриканта, что это произвол. Я же подал в фабричное присутствие заявление на действия г. Треумова и просил подвергнуть его штрафу.

16. В мае произошла стачка ткачей на Ставровской мануфактуре Бажанова вследствие неудовольствия рабочих на плохую пряжу. Убеждение Фабричного Инспектора, - с которым мы прибыли рано утром в с. Ставрово, сделав 25 верст на лошадях, на рабочих не подействовало, они на отрез отказались работать, требуя расчета, разошлись.
Фабрика простояла около двух недель, пока не подвезли новую пряжу, тогда рабочие встали на работу, но только в половинном числе.
Нужно сказать, что у рабочих накопилась бездна всяких неудовольствий на администрацию, за постоянную придирчивости, не справедливость, отчасти за произвольные действия.
Вообще рабочие страшно были вооружены, высказывали в глаза разные произвольные порядки и требования. Но все таки, пришлось буянов и крикунов арестовать и привести во Владимир, кажется 8 человек.

17. В г. Юрьеве-Польском на мануфактуре. Находясь случайно в г. Юрьеве по делу, явились ко мне рабочие с фабрик и заявили, что они забастуют: «нет мочи терпеть, что выделывает с ними браковщик». Пришлось вникнуть, оказалась справедливая претензия, браковщик был удален, и порядок установлен.

В 1890 и в 91 годах произошли беспорядки и забастовки на следующих фабриках:

18. В селе Тейкове, Шуйского уезда, на фабрике Каретникова — произошли крупные беспорядки, завершившиеся убийством Директора-англичанина с разграблением его дома и порчей имущества.
Это был взрыв негодования со стороны 3-х тысяч рабочих — за систематическую придирчивость и несправедливость со стороны Директора. — Он презрительно относился к рабочим, постоянно ругался площадными словами и иных на устах слов не было: «как свинья и дурак».
Совершив убийство и грабеж дома, толпа более не бесчинствовала, и многие рабочие после этого принялись за работу. Я ехал с Губернатором на лошадях из г. Иваново-Вознесенска 35 верст; войска — пехота ехали на подводах; вступили в с. Тейково с музыкой. К Губернатору тотчас явились выборные и выразив свое горе по случаю убийства Директора, доложили, что будут вести себя тихо и спокойно и приступят к работе. Действительно, во все время поведение рабочих было безукоризненно.
На третий день Губернатор выехал, и вскоре выступило 3 баталиона пехоты и одна сотня казаков, другая сотня оставалась в Тейкове и поступила в мое ведение и пришлось прожить дней 10.
Из числа привлеченных 68 человек, по приговору Московской Судебной Палаты: 6-ть человек приговорены были к ссылке в Сибирь, несколько человек на поселение, и другие обвиняемые приговорены к аресту от года до 2-х месяцев в несколько человек были оправданы.
При этом не лишним считаю присовокупить, что из добытых сведений, а также из массы всяких рассказов, которые отчасти были установлены следствием, дело происходило так: когда рабочие погнались за Директором и стали наносить ему побои, он вбежал в свой дом и спрятался на вышку, куда вела спиральная лестница; кто то из окружающих сунул ему в руки ружье, заряженное дробью, и он стал стрелять в толпу, при этом добавляли, что жена его заряжала ружье. Тогда рабочие бросились к вышке и добрались до нее, стали его бить, повалили и потащили его по лестнице, при чем он головою ударялся о ступеньки и когда дотащили его вниз, он был уже мертв. Я видел его тело, лежавшее на земле у входной двери дома.
После убийства свирепая толпа кинулась разрушать дом и все, что там находилось, при чем не уцелело, кажись, ни одной вещи. Помнится мне, что рояль был разбит и крышка превращена в щепы, стол стулья и диваны — поломаны, битым стеклом усеян весь пол; изорванные картины, обложки золоченых рам, куски материй, изорванные тюфяки, пружины валялись по полу, словом, картина полного разрушения, которая не могла не произвести удручающего впечатления; передавалось, что это все сделано в течение часа времени. Стоимость уничтоженных вещей простиралась, по показанию жены Директора, до 12 тысяч рублей.

19. На фабрике Селиверстова, имевший до 400 человек рабочих, произошла неожиданная стачка, с незначительным погромом. Помощник Фабричного Инспектора на другой день прибыл и привел к соглашению, так что войска не требовались, но двое крикунов и вожаков, по охране были привлечены.

20. На фабрике в г. Коврове Треумова — произошла стачка и забастовка — вследствие неудовольствия на малые расценки. Фабрикант Треумов имел наклонность к наживе и славился за изрядного кулака, не поддавался ни на какие убеждения и доводы, страшно упорствовал.

21. Беспорядки на фабрике Шарыгина, в с. Горках, Ковровского уезда, произошли так: около 2-х тысяч рабочих забастовали, вследствие дурного обращения со стороны заведующего фабрикой и желания рабочих получить увеличение расценка.
По прибытии хозяина Шарыгина — человека доброго и справедливого, по просьбе Помощника Фабричного Инспектора он беспрекословно согласился на прибавку и затем преподан был совет заведующему изменить свое обращение с рабочими, иначе он будет уволен.
Никакого буйства рабочие себе не дозволили; тем более, что г-н Шарыгин относился к рабочему заботливо, — его любили.
Я прибыл с баталионом, который на третий день ушел.

22. На фабрике Голубева, в г. Судогде. Около двух тысяч рабочих прекратила работы, изъявили требование на отмену некоторых новых правил, а главным образом они восставали против запрещения заменять, в случае нужд один другого; также желание увеличение числа праздничных дней и платы, как полагалось при 12-ти часовой работе, несмотря на сокращение рабочих часов до 9-ти.
Фабричный Инспектор заявил и разъяснил рабочим неправильность их требований, некоторые просьбы были удовлетворены, как, например, относительно «сменщиков». Рабочие успокоились и приступили к работе. Народ, правда, тихий, да и фабрикант Голубев относился к рабочему люду заботливо и справедливо. Войска не требовались.

23. В Юже, Вязниковского уезда на фабрике Братьев Балиных. На фабрике имелось более 2-х тысяч рабочих; при забастовке требования их были аналогичны с предъявленными рабочими фабрики Голубева.
Прибыв в Южу рано утром, нашел Фабричного Инспектора уже там, и он, разъяснив рабочим неправильность их требования, достиг успеха, хотя некоторые претензии рабочих, со стороны фабрикантов были уважены.
Пришлось, все таки 5 человек нахальных буянов и крикунов отправить в г. Вязники под арест и произвести дознание.
Войска не вызывались.

Затем приходится пояснить следующий случай: быстро покончив все претензии рабочих сообща с Помощником Фабричной Инспекции, о чем было сообщено г-ну Губернатору, вследствие этого ли или по другим причинам, на нас был сделан поклеп, якобы мы, произвольно, предоставили рабочим некоторые льготы и тем взбудоражили и взволновали рабочих других фабрик. Вследствие этого получена была от Губернатора телеграмма с запросом: о предоставленных нами льготах, я и Помощник Фабричной Инспекции г. Свирский отвечали, что никаких льгот лично от себя не объявляли, а на что хозяева согласились, то о том и было объявлено рабочим. Впоследствии было узнано нами, кто именно орудовал против нас.
У меня сохранилась памятная заметка относительно этой фабрики, вероятно из нее составлялось донесение, гласящее следующее: рабочие на Южанской фабрике Товарищества Братьев Балиных народ деревенский, тихий, незнаком с социальным учением, но однажды, неожиданно для администрации и хозяев, прядильщики заявили, что они с 1-го января не будут работать более 18-ти часов в сутки, но чтобы заработок, который они получают за 20-ти часовую работу, не уменьшался и притом требуют прибавки 25 %, такое требование предъявили и ткачи.
Вследствие общего волнения, рабочие просили Директора сообщить правлению о своих требованиях, иначе они не встанут на работу.
Такая прибавка составляла громадную разницу, приходилось доплачивать в месяц до 8-ми тысяч рублей.
Новый расценок и правила внутреннего распорядка в декабре были утверждены Инспекцией и вывешены для сведения рабочих. Наступил январь. Проработав несколько дней, рабочие — прядильщики прекратили работу без указании причин. Затем, в скорости причина выяснилась: они потребовали, чтобы работа перед праздниками кончалась на два часа ранее, против того, как было объявлено уже в утвержденных инспекцией — правилах.
Первое время гг. Балины постеснялись изменить распорядок, утвержденный Инспекцией, опасаясь подорвать престиж правительственного учреждения в глазах рабочих и вызвать этих согласием предъявления новых домогательств с их стороны; но получив телеграмму от Инспектора и Исправника о том, что изменение утвержденного Инспекцией может быть допущено, вследствие этого, гг. хозяева согласились уступить требованию рабочих.
Вполне были уверены, что более требований со стороны рабочих никаких не последует.
Нужно сказать, что с самого основания Южанской фабрики с 60-х годов, никогда не возникали никакие недоразумения; рабочие пользовались многими льготами и преимуществами, которых лишены на других фабриках; администрация фабрики никаких неправильностей и претензий не допускала; хозяева заботились о их быте, давали рабочим бесплатное помещение с отоплением; кроме того, существовала прекрасная больница с должным медицинским персоналом, имелась богадельня для престарелых рабочих и внесен был капитал, обеспечивающий бесплатное содержание в ней.
При богадельне устроен храм с духовенством и с хором певчих. Из особого благотворительного капитала видается старикам рабочим ежегодно награда. Устроен также бесплатный родильный приют; имеется также двухклассная школа с бесплатным обучением; кроме того, ими устраиваются воскресные чтения, и выдаются даром книги из библиотеки.
Южанская мануфактура удалена от своего уездного города, а также от станции железной дороги на 50 или более верст, это обстоятельство вынуждает обратить особое внимание на положение рабочих, где не имеется ни полиции, ни инспекции.
Нам приходится сказать по правде, что уступки рабочим, сделанные после утверждения правил, вследствие их требования, нахожу - не совсем правильными, хотя-бы, это сделано из доброты и отзывчивости гг. хозяев, такого рода поблажка опасна, она передается на другие фабрики, и там являются претензии и требования. Нужно в действиях своих быть осторожным и последовательным, чтобы авторитет власти в глазах рабочих отнюдь — не подрывался, а то в будущем делается труднее и труднее управлять рабочими.

24. Стачка на фабрике Мальцева-Нечаева в селе Гусь, Меленковского уезда. См. Гусевская стачка 1898 года.

25. В Переяславле, на фабрике Товарищества Переяславской Мануфактуры произошла забастовка, вызванная невыполнением обещания выдать награду рабочим 3-х тысячам человекам и увеличить расценок.
Забастовавшие поломали машины, порвали проводные ремни, побили стекла и довольно свирепо бушевали.
Я прибыл с Вице-Губернатором, почти одновременно, из разных мест. Также прибыли и чины фабричной инспекции, которые тотчас приступили к увещеванию рабочих и удалось их успокоить, а со стороны Мануфактуры последовало удовлетворение рабочих; кажись, на четвертый день, после приведения в порядок фабрики, работы могли возобновиться, и тем инцидент кончился.
Нужно отметить, что в первый раз практиковался новый способ: так как войска не вызывались, а представлялось необходимым для охранения фабричного имущества и вообще для порядка, были вызваны крестьяне из деревень, взамен войск; эта стража бдительно и старательно выполняла свое назначение. Вызывающих крестьян фабрика кормила и, кажется, выдавала по 25 коп. в сутки.
Было мною арестовано 11 человек за излишнюю болтовню и подстрекательство к буйству и привлечены в порядке Охраны.
Вообще, сколько помнится мне, порядка на фабрике было мало.

26. О буйстве и Беспорядках в Орехове-Никольском на фабрике Викула Морозова. По собранным сведениям и по показанию очевидцев устанавливалось, что буйство и погром на фабрике произошел неожиданно: прядильщики, в составе первой смены, уже окончивши работу, остановив входящую другую смену, начали говорить о том, что расценок у Саввы Морозова на 15 % больше, чем у них, и что для них это обидно и ущербно; в действительности, по проверке Фабричной Инспекцией, оказывалось, что прядильщики Саввы Морозова, за 18 часовую работу, получили 95 коп., а у Викула Морозова за 20 часовую работу получили 1 рубль и 5 коп., только на 10 коп. более, за 2 часа лишней работы.
Разговаривая между собою, обе смены признали неотложным вызвать Директора прядильной англичанина Чарнока, объявит ему, что они не встанут на работу пока им не прибавят за 2 часа, хотя бы рубля 3 в месяц.
Директор ответил рабочим, что сам он не может этого сделать, но обещал послать телеграмму в Правление — в Москву. Обещанием этим прядильщики, по заявлению Директора, как будто удовлетворилось, сказали „хорошо", но все таки не встали на работу, и, собравшись по группам, продолжали вести разговоры. Это было около 10-ти часов утра.
В 11 часов к прядильщикам присоединился разный праздный люд и сброд; собравшиеся начали кидать камнями в стекла ткацкого отделения, дабы заставить ткачей оставить работу. Ткачи, в силу необходимости, прекратили работу и начали выходить из отделения.
Партия бунтующих, усиливаясь, наконец, двинулась к конторе, начала бить в ней стекла, стараясь пробраться туда через окна с улицы (ворота были заперты), чтобы приступить к разграблению, зная, что в несгораемых шкафах находятся деньги. Попытка их была неудачна, ибо служащие в конторе вооружились чем попало, оказали полное сопротивление и отпор; к тому-же из конторы полицейские и другие лица стреляли; в это время неизвестно кем был ранен мальчик, лезший в окно; пуля была впоследствии вынута и он скоро выписался из больницы.
В 5 часов толпа приступила к разгрому дома директора Чарнока.
Тут не лишним будет заметить, что сам Чарнок получал, кроме 16-ти тысяч рублей жалованья, квартиру, лошадей и до 25-ти тысяч ежегодно награды, у него имелось два или три конторщика для приема выработанного товара, которые тоже награждались, лица чрезвычайно ненавистные для рабочих за допускаемые ими разные плутни и художества во вред рабочим при приеме товара выработанного. Из самых достоверных источников и от компетентных лиц, а равно из показаний самих рабочих, известно было, что Чарнок практиковал, в самых крупных размерах, целый ряд злоупотреблений, как то: работающим сдельно давался хлопок 1-й сорт (американский), а выработку принимали за 2-й сорт, что, конечно, значительно понижало плату за работу.
Рабочие показывали при допросах так: «сделаешь тонкую работу, постараешься, думаешь, что получишь за работу 2 р. 80 или 2 р. 60, а между тем в книгу запишут или 1 р. 40 или 1 р. 60, и в соответствующих книгах делается отметка, что от такого-то принято товару столько, сделанного из хлопка 2-го сорта.
Споришь и доказываешь, что это нe так, приемщики и слушать не хотят, пойдешь к Чарнаку, от которого тоже никакого справедливого удовлетворения не получишь. Просто беда».
Все следы такого злоупотребления до того хорошо скрыты, что ни фабричной инспекции, ни полиции, ни нам не представлялось возможности доискаться, и при производстве следствия, судебные власти, тоже не могли доискаться и разобрать практикующие злоупотребления. Когда мною был поднят разговор об этом с главными правителями, то они изволили ответить, в полною невинностью, что этого быть не можешь, что такая крупная фирма подобных действий не допускает.
Вся неприязнь рабочих, испытавших не только всякие злоупотребления, но полное обирательство со стороны Чарнока, поднялась в их душах и накопилось не мало злобы и негодования лично к нему; тысячная толпа бросилась с азартом к разграблению его дома. Найдя в погребе до 200-т бутылок разного вина, водок в коньяку, другие утверждали, что было гораздо больше, многие напились до невменяемости и бесчувственности; толпа сильно буянила, пела и кричала, и, наконец, подожгла дом Чарнока.
Примечание. Как из показаний рабочих, так и из получаемых писем, где сообщалось о всяких злоупотреблениях, чинимые администрацией, вполне убежден, что гг. хозяева Товарищества ничего не ведали, что творили усердные их слуги.
Тут произошел такой инцидент: на одного полицейского напало несколько человек рабочих с целью побить его, но он вынул револьвер, стал защищаться и выпустил 6 пуль, убил одного рабочего и сам скрылся.
Помнится хорошо, когда при дознании допрашивал одного обвиняемого, который, надев амазонку дочери г. Чарнока и шляпу круглую, пустился в пляс. Он чистосердечно в этом сознался, при этом высказал: «что когда надел на себя платье, то удивило его, что оно имело в несколько аршин хвост, который валялся по полу». Потом к нему пристали другие рабочие, просили его снять платье, вероятно им хотелось надеть, и когда он снял, то какая-то женщина платье это стащила.
После поджога дома Чернока, бунтовщики отправились поджигать нефтяные баки, хотели также поджечь, находящийся в открытых складах и сараях годовой запас хлопка, но тут встретили сильное сопротивление в лице, нескольких сот ткачей, не давших бунтовщикам исполнить свой замысел. Ткачи, во все последующие дни, охраняли склады хлопка и баки.
Около 12 или 1-м часу ночи несколько мальчишек начали бить стекла в доме Директора Свешникова, дом которого выходил на главную улицу, но тотчас взрослыми рабочими были разогнаны. Свешников пользовался любовью рабочих за его доброту и справедливость.
Около часа или двух толпа начала расходиться и спокойствие восстановилось на столько, что когда мы прибыли около 3-х часов утра с войсками, а также и Вице-Губернатор, то уже на улице не было видно шатающихся людей.
Я, с поезда, поехал к месту пожарища, еще видел маленький огонек и дым в подожженных домах и постройках, распорядился возить воду для тушения. Битье стекол страшно напугал, красивую женщину жену Свешникова, Марфу Ивановну, которая тоже пользовалась, и среде рабочих глубоким почитанием: она заведовала богадельней и другими учреждениями благотворительными в во всяких несчастных случаях являлась на помощь ближнего.
Не раз приходилось обратить внимание на неодинаковые условия, существовавшие на двух смежных фабриках, каковы фабрики Саввы Морозова и Викулы Морозова, например, переход с 12 часов к 9-ти часовой работе, совершавшийся у Саввы Морозова уже более года тому назад, а на фабрике-же Викула Морозова предполагалось к осуществлению только к 1 январю. Эти различные условия, служили предметом неудовольствия и зависти рабочих Викулы Морозова, где к тому-же хотя заработок и был повышен, но все таки оставался на 15 % менее чем у Саввы Морозова. Впоследствии прибавку в размере 15 % администрация фабрики Викула Морозова обещала дать, в виду настойчивого требовании Помощника Фабричного Инспектора.
Действиями Чарнока видимо руководила заботливость к наживе и в интересах своих хозяев, как можно больше извлечь доходу, конечно, во вред — рабочим. В этих действиях совесть его была эластичная, не будировала его и не тревожила. Еще больше можно развить, да промолчу.

Еще хочу указать на один довольно серьезный вопрос и сложный и для нас неудобопонятный: это штрафование рабочих за порчу товара, когда кусков уже, в большинстве случаев, нет на лицо? Недоразумений и столкновений рабочих со своими гг. хозяевами — фабрикантами было несколько случаев, при разрешении которых потребовалось участие фабричной инспекции, которая усиленно стремилась войти в соглашения с владельцами фабрик и заводов, эти случаи имели место на нижеследующих фабриках:

27. Рабочие ткацкой фабрики Соловьева, Покровского уезда, обратились с жалобой на понижение заработка вследствие увеличения размера выработки миткаля. Жадоба оказалась справедливою и рабочие были ублаготворены. Фабрика простояла всего два дня.

28. На заводе братьев Смольякова произведена была сбавка заработка у всех «сдельных рабочих», вследствие недостатка материала, каковые обстоятельства и вызвали жалобу и отчасти волнение рабочих; впрочем, порядок не нарушался и работы не прекращались, благодаря лишь Помощнику Фабричного Инспектора Микулину, который явился немедленно и успела, уговорить владельца платить рабочим «за прогул», согласно их заработка. Рабочие согласились на это и стали продолжать работу.

29. Рабочие прядильной фабрики в Иваново-Вознесенской мануфактуре — в числе 800 человек прекратили работу вследствие понижения им платы сравнительно с прежними месяцами. Прибыв с Фабричным Инспектором Бартеньевым, который достиг цели, всем рабочим была оставлена плата прежняя, рабочие были вполне удовлетворены и работы на фабрике возобновились, хотя в течение трех или четырех дней рабочие свирепо себя держали и буянили, так, что приходилось подумать, не вызвать ли войска, но обошлось благополучно.
Все-таки пришлось 7 человек рьяных буянов арестовать и привлечь в порядке охраны.

Помнится мне этот случай: сидя на заседании Фабричного Присутствия, Губернатор получил телеграмму что «бунт» на мануфактуре, говорит мне и Бартеньеву, что нужно ехать. Мы встали и вышли из Присутствия; я заехал домой, захватил вещи, спеша на отходящий поезд.

30. Все рабочие на фабрике Мергунова обратились с жалобою на понижение платы, через введение новых сортов товара, якобы облегчающий труд и фабрикант вздумал назначать произвольную плату. При участии Фабричного Инспектора цены исправлены и произволу фабриканта положили конец; вследствие чего порядок не нарушался и работы пошли своим чередом.

31. Все рабочие на Дмитриевском стеклянном заводе Федоровского в Судогодском уезде — обратились с жалобою, что в уплату за работу, вместо денег, предлагается брать товар. Жалоба оказалась справедливая, преподан был совет фабриканту удовлетворить рабочих деньгами, что и было сделано.

Кроме всех перечисленных беспорядков вышепоименованных за период времени с 1885 года с октября по 1901 г. по апрель, было еще 18 случаев, когда рабочие прекращали работу, но благодаря энергии и старанию фабричной инспекции удавалось, в большинстве случаев, очень скоро вразумить и убедить рабочих в неосновательности их претензии: входили в соглашение с хозяевами, успокаивали рабочих, которые и принимались за работу.
Власти постоянно обращались к гг. фабрикантам с разными просьбами и подчас при убедительной аргументации и от части нравственным давлением достигали успеха к облегчению положения рабочих.
Добавлю по совести, правдиво, что каждая власть действовала в своей сфере и при обшей солидарности, направляя свою деятельность и умелость к улучшению положения рабочих, и не во вред гг. фабрикантам, и когда успевалось в том, то нас несказанно радовало.

/Записки Николая Ираклиевича Воронова. О событиях Владимирской губернии. Г. Владимир. Типо-литография Влад. Губ. Правл. 1907./

1. Беспорядки рабочих на фабриках Владимирской губернии в кон. XIX века
2. Как устраиваются забастовки и причины их
Владимирская губерния.
Фабричная и заводская промышленность Владимирской губернии
Бумаго-ткацкий промысел в Покровском уезде.
Малолетние рабочие во Владимирской губернии в кон. ХIX в.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (31.03.2017)
Просмотров: 258 | Теги: промышленность, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика