Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.10.2017
12:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [691]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 21
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Стачечное движение во Владимирской губернии в 1906-1907 гг.

Стачечное движение во Владимирской губернии в 1906-1907 гг.

/О рабочем движении и социал-демократической работе во Владимирской губернии. Выпуск второй. Издание Владимирского Истпарта, 1925./

Героическая борьба русского рабочего класса против царского самодержавия, принявшая во второй половине 1905 г. особо бурный характер, была прервана правительством рядом вооруженных подавлений. Силы пролетариата были разгромлены. Потребовалось несколько лет, чтобы пролетариат, оправившись от поражения, мог вновь поднять восстание и с более мощной, невиданной еще силой, в союзе с крестьянством, окончательно довершить начатое им в революцию 1905 года наступление на расшатанное империалистической войной самодержавие.
Благодаря разгрому сил пролетариата, рабочее движение в 1906 году идет на убыль, что дает возможность местным властям ликвидировать пролетарские организации и все попытки их к новым выступлениям. Для властей является возможность уже не бросаться в полной растерянности от одного мероприятия к другому, как это наблюдалось в некоторые моменты 1905 года, а спокойно обдумать целые планы наступления на рабочих с целью обезоруживания их и изъятия из их среды всех вожаков движения.
Примером таких планов может служить выдержка донесения юрьев-польского исправника Гроте в начале января 1906 года владимирскому губернатору, рисующая положение рабочих кольчугинских заводов и намерения представителя местной власти по отношению к ним:
«В настоящее время положение вещей на заводах таково: из всех рабочих до 2000 человек — большая часть вооружена кинжалами, которые изготовляются на заводе самими рабочими, большими ножами, револьверами и ружьями. Есть слухи, что имеются бомбы и даже пулеметы. Хотя слух этот трудно проверить, но он допустим, т. к. революционеры ни перед чем не останавливаются.
На всех митингах между рабочими идет подписка и обоюдный уговор — оказать при всякой попытке к арестам вооруженное сопротивление.
Положить конец этому разбойничьему гнезду, терроризирующему все окружное население, необходимо в самом скором времени и, по моему убеждению, здесь могут иметь влияние только самые решительные, самые крутые меры.
Для прекращения на заводах Кольчугина революционного движения, пустившего уже глубокие корни среди рабочих, мною составлен следующий план действий с вооруженной силой.
Получив к четвергу 2 роты пехоты и казаков до состава полной сотни, отправиться с ними по железной дороге до ст. Келлерово, а оттуда на завод Кольчугина, расположенный в 2 верстах.
В четверг, около 8 час. вечера, предположен митинг в чайной, прощальный для Баринова, если последний, узнав о произведенных по всему уезду арестах, не скроется. Оцепив чайную полуротой или ротой пехоты, смотря по числу присутствующих на митинге, и лично предупредив, что против всякой попытки выйти или оказать сопротивление будет немедленно открыт огонь по зданию, с остальною ротою двинуться к казармам, при чем, назначив казачьи патрули по взводу вокруг всех казарм и оставив у входа караул пехоты, с остальными войти в казарму и произвести тщательный обыск, составляя протоколы о всех лицах, у которых будет найдено оружие, так же поступить и в других казармах. Окончив обыск казарм, двинуться в чайную и обыскать по очереди каждого присутствующего на митинге.
Так как ночью можно опасаться выстрелов из-за угла, то хорошо такой обыск во всех казармах, за исключением чайной, произвести утром часов в 7, но тогда и прибыть для этого утром.
Всех агитаторов, если они до этого времени не скроются, немедленно арестовать и под конвоем отправить в Юрьев, в тюрьму, для пересылки во Владимир.
В случае открытия огня со стороны организованной на заводе боевой дружины, и против них немедленно открыть сильный огонь.
Вести все дело так, чтобы весь завод сразу понял, что всякое сопротивление не только бесполезно, но и губительно для них. Все составленные протоколы о недозволенном хранении оружия немедленно с нарочным представить вашему превосходительству и, по получении ответа, тут же привести его в исполнение, наложив арест на жалование у одних и арестовав и препроводив под арест других, и уже после этого, если на заводе водворится порядок, отбыть с воинскими частями обратно.
Отправляться на завод с незначительною частью войск не приведет к желаемым результатам, также не помогут стражники, пока необученные и неорганизованные как следует, т. к. легко может случиться, что вооруженные и организованные рабочие возьмут верх, и тогда будет неизбежно много жертв, которых можно избежать с обоих сторон при солидной воинской силе.
О настроениях на заводах среди рабочих по случаю арестов в уезде агитаторов, донесу телеграммой завтра.
Если вашему превосходительству будет угодно согласиться с представляемым планом действий, покорнейше прошу об указании, когда получу просимую вооруженную силу и могу привести его в исполнение».
Подобные же планы составляются и в других районах губернии и мало-по-малу приводятся в исполнение.

Из наступательного положения в оборонительное, все стачечное движение 1906 года следует разбить на два периода:
Первый период, когда рабочие продолжают еще вести наступательную тактику по отношению к владельцам фабрик и заводов и к правительству, охватывает период с января по август; второй — когда начинается наступление правительства и предпринимателей на все завоевания рабочих и последние занимают оборонительное положение — с августа и продолжается до конца 1906 года.
В первый период (январь — июль) происходит 146 стачек, или 78,9 % всех стачек за 1906 год.
Во второй же период (август — декабрь) количество стачек составляет уже только 39, или 21,1 %, и количество участников в них 35078 чел. или 23,5 %.
Число политических стачек (50), по сравнению с 1905 г., значительно падает, падает соответственно и количество участников в них. В 1905 году число участников в политических стачках было равно 390058 чел., или 75,5 % всего числа участников за 1905 год, в 1906 году число участников политических стачек будет только 48327 чел., или 33 % всего количества участников за этот год; при чем большая часть политических стачек, а именно: 47 стачек, с количеством участников в 46779, падает на первый период.
Всего в течение 1906 года происходит 185 стачек, с 146472 участниками в них.
Стачечным движением было охвачено только 90 предприятий, с количеством рабочих в них 103031.
Из политических стачек 1906 г. следует выделить: а) первомайские стачки и б) массовую стачку рабочих фабрик Кохмы и части фабрик и заводов Иваново-Вознесенска.

1 мая (по новому стилю — 14) бастуют все предприятия города Мурома. Днем происходит ряд массовок в оврагах за городом, на Бучихе. Вечером полиция расстреливает толпу гуляющих на приокском бульваре (см. Возникновение Муромской Партийной Организации).
Стачки 1 мая происходят на некоторых предприятиях Иваново-Вознесенска: механическом заводе Анонимного Общества, ситце-печатной Зубковых и ткацкой и ситцепечатной Полушина.
Из других предприятий губернии 1 мая бастуют рабочие ф. Швецова (Ковровский уезд).
Массовая стачка рабочих фабрик Кохмы и Иваново-Вознесенска началась 7 мая (24 апреля) стачкой ткачей ф. Ясюнинских и Щербакова (Кохма), забастовавших в количестве 4517 человек и предъявивших требования о праздновании 1 мая и увеличении квартирных денег. Пробастовав несколько часов, ткачи обоих фабрик приступили к работе.
На другой день, 8 мая (25 апреля) в Иваново-Вознесенске забастовали механические заводы Калашникова и Смолякова, ситцевые Н. Полушина, Н. и Л. Гандуриных, Зубковых, ткацко-прядильные — Т-ва Иваново-Вознесенской М-ры, Бакулина, Н. Дербенева, И. Гарелина и Маракушева, всего в количестве 8599 человек, предъявив те же требования, что были предъявлены и рабочими Кохмы: празднование 1 мая и увеличение квартирных денег. Пробастовав также несколько часов, рабочие приступили к работе.
Стачка носила явно демонстративный характер и являлась протестом против назначенного на 10 мая (27 апреля) созыва правительством 1-й государственной думы. Положение о государственной думе, изданное в самый разгар московского вооруженного восстания, имело для правительства двоякую политическую цель: во-первых, самый факт издания положения о думе в момент восстания имел в виду оказать влияние на ход восстания, отвлекая от революционной борьбы все те элементы, которых это положение удовлетворяло и делая тем дальнейшую оппозицию правительству излишней; во-вторых, царское правительство нуждалось в иностранных займах, главным образом, в займах, предоставляемых французскими банкирами правительству, и, в силу этого, ему нужно было придать самодержавию внешнюю форму конституционной монархии. Но пролетариат ответил активным бойкотом государственной думы и, вместо лозунга участия в ней, выдвинул лозунг вооруженного восстания и дальнейшей борьбы против царского самодержавия.
Все организации РСДРП (большевиков) поднимают бешеную агитацию против участия в государственной думе не только устно, но и путем выпуска целого ряда листовок и прокламаций. Ниже приводится одна из таких прокламаций, изданная Московским Комитетом РСДРП, широко распространяемая среди рабочих Владимирской губернии:
«Российская Социал-Демократическая Рабочая Партия.
Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Борьба пролетариата и крестьянства с полицейско-самодержавным строем заставила правительство пойти на уступки. Одной из таковых уступок является положение о государственной думе 6-го августа 1905 года. Теперь положением от 11 декабря правительство зовет и рабочих выбирать своих представителей в государственную думу. Явившись в избирательное собрание, мы заявляем: политика правительства накануне созыва государственной думы — объявление почти всей страны вне закона, отсутствие свободы избирательной агитации, исключительные меры против «крайних партий», партий, представляющих интересы эксплуатируемых слоев населения, — ясно показывает, что, созывая думу, правительство не отказывается от самодержавного произвола и хищничества и думает только новой уловкой сохранить и укрепить его. Давая рабочему классу и крестьянству призрачное право представительства, правительство пытается совлечь их с единого истинно-революционного пути вооруженной борьбы за демократическую республику и, таким путем, создать для себя в лице думы такое учреждение, которое служило бы послушным орудием в руках бюрократии, прикрывая ее в то же время авторитетом якобы народных представителей. Государственная дума по закону 11 декабря, являясь представительницей интересов господствующих классов, не может быть признана учреждением, способным создать в стране истинно-демократический строй, реформировать рабочее законодательство в интересах трудящихся и удовлетворительно разрешить крестьянский вопрос. Поэтому, отказываясь от участия в подлой избирательной комедии, мы не будем выбирать ни уполномоченных, ни выборщиков, ни депутатов в государственную думу и приглашаем всех, кто стремится к действительному освобождению страны, присоединяйтесь к нам и будем вместе бороться за низвержение самодержавия. И только учредительное собрание, созванное временным революционным правительством на основе всеобщей, равной, прямой и тайной подачи голосов может осуществить в стране демократический строй, только оно явится действительным представительством всего народа.
Бойкот государственной думе!
Да здравствует всенародное учредительное собрание!
Московский Комитет РСД Рабочей партии».
Бойкот выборов и Думы, однако, проводился не по всей губернии; рабочие некоторых районов, под влиянием меньшевистских элементов и фабричной администрации, питали еще какие-то надежды на кадетско-черносотенную думу и выражали ей свое сочувствие.
Так было на фабрике Меленковской м-ры. Рабочие после длительной стачки, начатой ими 4 июня (22 мая) и закончившейся расчетом их, приступив к работе 10 июля (27 июня), под влиянием фабричной администрации, от всех отделов фабрики послали в думу телеграмму, выражавшую полную солидарность с ней и с просьбой к членам думы о защите их интересов.
Но ближайшие события политической жизни России показали, что даже и кадетская дума является слишком революционной для царского самодержавия, тем более, что к этому моменту для царизма было уже ясно видно, что революция идет на убыль, и дума, не просуществовав даже двух с половиной месяцев, 21 (8) июля была распущена. РСДРП (б) была права в своей тактике бойкота думы.

Революция 1905 года, внеся в сознание рабочих необходимость сплоченной, организованной борьбы, дала толчок к широкому развитию профессионального движения и организации профессиональных союзов.
Наиболее значительными профессиональными организациями в начале 1905 года во Владимирской губернии были:
«Шуйское общество рабочих текстильного производства», «Профессиональный союз рабочих ситцепечатных фабрик» в Иваново-Вознесенске и союз рабочих фабрик Каретниковой в Тейкове, Шуйского уезда.
Всякое стремление рабочих к объединению в условиях царского самодержавия сразу же наталкивается на сопротивление со стороны администрации, предприятий и власти и, благодаря этому, ставит профессиональные союзы в полулегальное положение, что, однако, не останавливает их перед организацией стачечной борьбы.
Наиболее ярким примером стачки, организованной и руководимой профессиональным союзом, является стачка рабочих прядильной ф-ки Шуйской М-ры.
12 февраля (30 января) на фабрике был арестован волечник Дмитриев за составление устава профессионального общества рабочих текстильного производства г. Шуи, отобранного у него накануне заведующим ф-кой Денисовым и переданного им полиции. Немедленно же, по призыву профессионального союза, рабочие бросили работу и потребовали:
1) освобождения арестованного Дмитриева и обратного приема его на работу;
2) возвращения рабочим устава;
3) увольнения заведующего Денисова за грубое обращение;
4) повышения расценка;
5) предоставления рабочим квартир;
6) платы за время стачки, и др.
Стачка проходила бурно; были вызваны войска, но рабочие добились освобождения Дмитриева, возвращения им устава и увольнения Денисова.
Борьба за возможность объединения рабочих в профессиональные союзы начинает вестись ими энергично, и правительство принуждено было выпустить закон 4 марта 1906 года о профессиональных обществах.
Значительная часть стачек, отнесенная к группе политических, происходит на почве сопротивления рабочих удалению с фабрик и заводов и аресту наиболее активных товарищей из их среды.
28 (15) февраля рабочие ф. Терентьева, забастовав, требуют освобождения двух арестованных полицией рабочих.
23 (10) апреля бастуют рабочие ф. Лазарева, требуя обратного принятия уволенных 15 рабочих. Администрация отвечает на стачку понижением расценков, но рабочие все- таки добиваются обратного приема их.
23 (10) же апреля бастуют рабочие ф-ки Горкинской М-ры, тоже требуя обратного принятия на работу 24 уволенных товарищей. Стачка длится более месяца и кончается 11 июня (29 мая) безрезультатно.
28 (15) июня происходит стачка на ситцевой ф-ке Н. и Л. Гандуриных, благодаря увольнению с фабрики одного рабочего; 22 (9) августа — на ф-ках Викулы Морозова, благодаря увольнению 3 рабочих…
Все чаще и чаще начинает наблюдаться применение к рабочим грубой силы даже по самым ничтожным поводам.
Эти все признаки будущего наступления предпринимателей на рабочих, которое и начинает вестись более энергично с июня 1906 года, когда на каждую стачку, на каждое волнение рабочих предприниматели отвечают закрытием фабрик и увольнением ряда рабочих.
Когда 4 июня (22 мая) возникает стачка на ф-ке Меленковской М-ры и рабочие требуют увеличения расценков и увольнения заведующего ф-кой Ферни, то в ответ 27 (14) июня фабрика объявляется закрытой, и рабочие получают расчет. Вновь фабрика пускается только 10 июля (27 июня), причем на работу не принимается 12 человек.
Когда 12 июня (30 мая), благодаря увольнению двух рабочих, бастует 100 колотильщиков ф. С. Морозова, то в ответ увольняется еще 7 человек, и т. д.
Понемногу, под нажимом предпринимателей, теряются все завоевания, добытые рабочими в 1905 году.
14 (1) июня на ф. Собинской М-ры происходят волнения. Рабочие, в количестве 400 человек, окружают директора фабрики, обвиняя его в натравливании части рабочих на избранных ими депутатов. 23 (10) июня фабрика закрывается; рабочие получают расчет. Вновь работы на фабрике возобновляются 30 (17) июня, но при этом по постановлению администрации рабочие лишаются права избрания своих депутатов. Администрация ситцевой фабрики Шуйской м-ры идет еще дальше. После стачки 14 (1) июня, возникшей благодаря требованию рабочих о введении 10-часового рабочего дня, фабрика закрывается. Администрация условием пуска фабрики поставила выдачу рабочими полиции организаторов стачки и письменного обязательства в том, что они не будут принимать участия в стачках.
Средняя продолжительность стачек будет также меньше, чем в 1905 году. В то время, как в 1905 году она была равна 13,9 дня, в 1906 году она будет равняться только 7,1 дня.
Вмешательство полиции и войск, несмотря на спокойный характер большинства стачек, происходит в 33 случаях.
Хотя большее участие в стачечном движении принимают средние и крупные предприятия, однако, среднее число участников в каждой стачке будет ниже, а именно — 7917 чел., вместо 8985 чел. 1905 года.
Уменьшение среднего числа участников на каждую стачку вызывается стачками рабочих или только одной фабрики или же некоторыми ее отделами.
Эта тактика более мелких стачек проводилась рабочими вполне сознательно, во-первых, потому, что они не так тяжело отражались на них, а во-вторых, были более чувствительны своей «назойливостью» для фабрикантов.
Тактика мелких стачек, касаясь небольших групп рабочих, в первую очередь, затрагивала те из них, которые были крайне необходимы в производстве: механический отдел, уборочную ситцевой фабрики и т. д.
Прекращение работ в одном отделе вело за собой остановку других. В случае неудовлетворения требований забастовавших рабочих, поднимался вопрос о плате за простой тем рабочим, которые и не принимали активного участия в стачке.
Удовлетворение же требований бастующих рабочих вело, в свою очередь, к необходимости выравнивания условий работы и для рабочих других отделов.
Так, например, стачка 72 малолетних съемщиков на льнопрядильной фабрике Сенькова (Вязники) 4 мая (21 апреля), потребовавших себе увеличения заработной платы, сорвала работу 450 взрослых прядильщиков. Увеличение заработной платы малолетним повело к необходимости увеличения заработной платы и взрослым.
Благодаря новой тактике, принятой рабочими в стачечном движении, исход его в 1906 году будет более благоприятным, чем в 1905 году.
Из 185 стачек — 97 (52,4 %) имеют исход в пользу рабочих, остальные же 88 (47,6 %) оканчиваются поражением и 27 из них даже расчетом рабочих.
Но стачки с исходом в пользу рабочих вели к улучшению положения их, поэтому, несмотря даже на большее, чем в 1905 году, сопротивление предпринимателей, результаты оказались значительно лучшими.
Средняя заработная плата рабочего текстильного производства, по сравнению с 1905 годом, поднялась с 145 р. 85 к. до 156 р. 13 коп., т.е. на 10 р. 28 коп., или на 6,05 %. В отдельных отраслях текстильного производства в области заработной платы произошли следующие изменения: заработная плата ткача увеличилась на 11 р. 26 к., или на 7,4 %; плата же ватерщика несколько ниже, а именно — на 9 р. 37 к., или на 6,6 %.
Цена пищевых продуктов, по сравнению с 1905 годом, тоже увеличилась на 4,3 %, но увеличение это будет все же ниже, чем увеличение заработной платы.
Начавшееся в 1905 году уменьшение размеров и количества штрафов и большая выдача пособий продолжается и в 1906 г., что отзывается на состоянии штрафного капитала, который и уменьшается с 1 034 373 руб. до 1 002 432 руб., т.е. на 31 941 рубль, или на 3,1 %. 9-часовой рабочий день находит все большее и большее применение, улучшаются квартирные, санитарные и др. условия труда и жизни рабочих.
Ценным достижением рабочих являлись изданные 17 (4) марта 1906 года правительством «Временные правила о профессиональных обществах». Они давали рабочим возможность объединяться. Но эти правила были далеко несовершенными, не дозволяя рабочим добиваться улучшения материальных условий труда, накопления стачечного капитала и соединения в более широкие областные или всероссийские организации и т. д.
Более благоприятное, чем в предыдущие годы, экономическое положение рабочих, явившееся результатом стачечной борьбы их в течение 1905—1906 гг., продолжалось, однако, недолго.
Удары со стороны правительства и предпринимателей по рабочему классу и его завоеваниям, наблюдаемые в первой половине 1906 г., робкие и несмелые вначале, к концу вырастают уже в правильно-организованное наступление.
С каждым новым моментом это наступление принимает все более энергичный характер, вызывает, в свою очередь, со стороны рабочих такое же энергичное сопротивление, которое и выливается в 1907 г. в новом подъеме стачечной волны.

Стачечное движение в 1907 году

Стачечным движением в 1907 г. охватываются рабочие 153 предприятий с количеством 143 027 чел. Число стачек и количество участников в них в 1907 г. больше, чем в 1906 г., но средний размер каждой стачки будет меньше, чем в предыдущий год. В 1906 г. на одну стачку число участников падало в количестве 7917 чел., в среднем, в 1907 г. оно равно только 7055 чел.
Уменьшение среднего числа участников стачек происходит, во-первых, благодаря меньшему участию в стачечном движении 1907 г. рабочих крупных предприятий, процент участия которых в этом году понижается с 90,97 до 88,56 и, во-вторых, большему участию (11,44 %, вместо 9,03 % 1906 года) рабочих мелких и средних предприятий.
Из рабочих различных групп производств в 1907 г., за включением рабочих по обработке хлопка, проявляют большую активность рабочие по обработке металла (26.65 %, а в 1906 г. — 1,23 %) и меньшую — рабочие по обработке льна (1,89 %, вместо 7,81 % в 1906 г.).
Вновь втягиваются в стачечную борьбу, хотя, правда, и в незначительных количествах, рабочие химического производства (0,35 %) и рабочие по механической обработке дерева (0,02 %).
Значительно понижается . процент участия в стачечном движении женщин, который падает с 47,4 — 1906 года, в 1907 г. до 42,9. Первое место опять занимают мужчины (47,5 %).
Вмешательство войск и полиции, несмотря на более бурный характер, чем в 1906 году, наблюдается только в 27 случаях (10,8 %).
Причинами стачек экономического характера служат исключительно покушения предпринимателей на завоевания рабочих, главным образом, в области продолжительности рабочего времени и размеров заработной платы.
По самому малейшему поводу рабочие, уже без всяких предварительных переговоров с администрацией, начинают просто выкидываться на улицу, рассчитываться и даже подвергаться различным издевательствам.
Особо ярким примером, такого издевательства может служить стачка в токарно-плотничном заведении бр. Уткиных (Ковровский уезд). 20 (7) февраля рабочие, не прекращая работ, подали в контору заявление об оставлении им прежнего расценка. 21 (8) февраля на фабрику явился становой пристав со стражниками, потребовал от рабочих сдачи работ, а затем выгнал их за ворота фабрики в поле.
Рабочие так описывают это событие:
«Мы сдали работу, и в ту же минуту полиция выгнала из корпуса за ворота, не дав взять вещи, все осталось в артели. Даже переобуться пришлось в снегу у ворот; когда мы просили взять сапоги, нам приказали разуться, отобрали валенки, унесли их в спальню, оттуда принесли сапоги, а мы стояли босиком в сугробе. Остались голодные, потому что на кухню к нам явились стражники и забрали у артельной кухарки мясо, хлеб и весь обед».
Рабочие были рассчитаны и спокойно разошлись по домам.
Но не везде так спокойно кончались расправы, как в заведении Уткиных.
Рабочие фабрики Пряхина и Рысина (Ковровский у.) 21 (8) мая, предъявив требование об увеличении расценка, квартирных, уплате за простой, вежливом обращении и др., и, получив отказ, прекратили работу. В ответ администрация объявила расчет. Тогда 29 (16) мая рабочие, вооружившись кольями и палками, ворвались в контору и потребовали удовлетворения своих требований. Администрация обещала удовлетворить все требования рабочих, но, по уходе рабочих, немедленно же отказалась от своего обещания.
30 (17) мая рабочие вновь ворвались в контору, но были встречены уже в ней стражниками и принуждены были удалиться. По выходе из конторы, рабочие, построившись в ряды, с пением марсельезы и песни «Вся Россия протестует, Николай II вином торгует», направились в с. Чернцы. Около волостного правления они были встречены вновь стражниками. Пристав, бывший во главе их, потребовал, чтобы рабочие разошлись. Рабочие не исполнили требования; пристав приказал стражникам приготовиться к стрельбе, и только тогда рабочие принуждены были рассеяться. Стачка окончилась не в пользу рабочих.
Описанные стачки являются только наиболее яркими из стачек 1907 года, происходивших на почве экономических требований, но результаты их и действия администрации будут в громадном количестве случаев совершенно одинаковы.
Большинство же стачек 1907 г. (57,3 %) носит не экономический, а ярко политический характер. Причинами являются, во-первых, поддержка забастовавших отдельных категорий рабочих или протест против расправы с ними администрации фабрик и заводов; во-вторых, протест против ареста наиболее популярных среди рабочих агитаторов и в третьих, события, связанные с деятельностью государственной думы.
Соответственно этим причинам, все политические стачки можно разделить на три группы.
Из стачек первой группы, как наиболее многочисленную по количеству следует выделить стачку рабочих ф. С. Морозова. Стачка в Орехове властями ожидалась давно; целый ряд телеграмм губернатору сообщал о предполагавшихся в ближайшие дни стачках, но все ожидания не оправдывались. Наконец, к началу июля сведения о стачке делаются все более определенными, и, на основании их, губернатор Сазонов 3 июля (20) телеграфирует министру внутренних дел:
«По сведениям, завтра Орехово-Зуево, Саввы Морозова, предполагается забастовка, для предупреждения беспорядка посылается три роты».
И одновременно — командующему войсками московского округа:
«Прошу прислать три роты Орехово-Зуево, по возможности, сегодня, сведениям, завтра предполагаются беспорядки всех фабрик. Губернатор Сазонов».
В Орехово-Зуево из Ярославля немедленно же отправляются 3 роты 10 гренадерского Малороссийского полка.
Но всеобщая стачка в ожидаемый полицией срок не состоялась. 4 июля (21 июня) забастовали лишь 30 уборщиков красильной С. Морозова.
С целью оправдать беспричинный вызов солдат в Орехово губернатор 5 июля (22 июня) доносит в департамент полиции:
«В дополнение к телеграмме от 20 сего июня по поводу предполагавшейся забастовки на фабриках в м. Никольском, уведомляю департамент полиции: 19 сего июня мною были получены сведения, что по приказанию главного комитета социал-демократической рабочей партии на фабриках Морозовых, в м. Никольском, в 8 часов утра, 21 июня, организуется общая двухнедельная забастовка, с предъявлением 208, в большинстве случаев неисполнимых, требований, что забастовка эта распространяется на все фабрики Московско- Владимирского района, и что почин в этом выпал именно на морозовские фабрики. По одним сведениям, забастовка эта должна иметь мирное течение, а по другим — с разного рода насилиями против чинов полиции и фабричной администрации, и что некоторые рабочие морозовских фабрик не сочувствуют забастовке. В виду этих сведений, я телеграфно того же 20 июня просил командующего войсками московского военного округа о немедленном командировании в село Орехово трех рот пехоты.
20 июня, вечером, выяснилось, что между рабочими морозовских фабрик идут пререкания по поводу предполагаемой забастовки. Большая часть рабочих, соглашаясь в принципе к предъявлению требований об увеличении заработной платы, в настоящий момент находит забастовку несвоевременной, в виду того, что последняя получка заработной платы была невелика, и что в виду этого, они не будут в состоянии выдержать долгий срок забастовки, тем более, что им было известно, что правления фабрик в случае забастовки решили никакие требования не удовлетворять и фабрики закрыть на неопределенное время, другая же часть рабочих, и исключительно члены отделения профессионального союза по обработке волокнистых веществ, все время упорно настаивали на забастовке, но с того же вечера их энергия значительно упала, так как они получили сведения, что их профессиональный союз в Москве закрыт и некоторые члены Правления союза арестованы, и особенно на них произвел ошеломляющее действие совершенно неожиданный обыск, произведенный в тог же день в помещении ореховского отделения союза, поводом к каковому обыску послужили сведения о том, что в этом помещении хранится нелегальная литература и проживают какие-то неизвестные лица, а также произведенные в с. Орехове утром 20 сего июня жандармским офицером московского губернского жандармского управления, в связи с закрытием в Москве означенного союза, аресты рабочих: крестьянина Пронского уезда, д. Ухарских Выселков, Акима Трифоновича Голицына, Михайловского уезда, д. Кадушкиной, Григория Васильева Королева и еврея Ефима Миронова Лившиц.
21 июня, с 4 часов утра, все отделы фабрик обычно начали работу, в 8 ½ часов происходила обычная смена, но таковая шла крайне вяло, видимо, ожидая призыва на забастовку, но, как эта смена, так и следующая, прошли в порядке. Слухи о вызове войск и о предполагаемых арестах значительно парализовали предполагаемую забастовку.
21 июня, с 11 часов дня, прекратили работу уборщики красильной фабрики Саввы Морозова, в числе 30 человек, в виду неудовлетворения их требования об увеличении заработной платы, предъявленного неделю тому назад; контора фабрики вывесила в этом отделении объявление о том, что с 22 сего июня они считаются уволенными и предложено им явиться за расчетом. К выяснению подстрекателей забастовки приняты меры. В настоящее время в с. Орехово-Зуеве спокойно, благодаря присутствию там трех рот пехоты».
Уборщики за расчетом не явились, а продолжали спокойно бастовать.
9 июля (26 июня) солдаты были отозваны из Орехова, и на другой день, 10 июля (27 июня), совершенно неожиданно для успокоившейся администрации и властей, рабочие всех фабрик С. Морозова забастовали, предъявив требование о принятии уволенных уборщиков. Благодаря недостаточной военной охране (в Орехове осталась всего одна сотня казаков), везде начались митинги и собрания.
13 июля (30 июня) в Орехово вновь прибыли войска. В этот же день фабрики были закрыты и рабочим выдан расчет. Начались аресты. Стали наблюдаться волнения среди рабочих Московского района. Волнения вызвали в Петербурге опасения за распространение стачки на другие районы.
17 (4) июля владимирский губернатор получает от Рейнбота, московского генерал-губернатора, шифрованную телеграмму:
«Забастовка на Никольской мануфактуре Морозова, вызванная по имеющимся сведения недовольством администрацией и несоответствием некоторых ее лиц, осуществившаяся предлогом увольнения 30 рабочих, грозит забастовкой Московских бумаго-прядилен. Не откажите содействии прекращений».
Губернатором было назначено, для видимости, расследование действий фабричной администрации; расследование не дало никаких результатов. Стачка длилась до 27 (14) июля. Рабочие, в конце концов, принуждены были приступить к работе, не только не добившись обратного принятия уволенных уборщиков, но потеряв с пуском фабрик еще около 300 уволенных рабочих.

Из стачек второй группы следует выделить: 1) две стачки 22 (9) января и 15 (2) апреля на ф. Балина; 2) стачку 24 (11) апреля шуйских рабочих и 3) стачку на ф. В. Морозова 16 (3) июня.
1) На фабрике Балина (Южа, Вязниковского уезда) события развиваются следующим образом: 22 (9) января днем забастовали на фабрике ткачи в память петербургских событий 9 января 1905 года; вечером они организовали в фабричном театре митинг, где обсуждались вопросы об организации профсоюза и о выборах во II государственную думу. На митинге было принято решение об организации профсоюза и об избирании в государственную же думу с.-д. и с.-p.; по окончании митинга, рабочие разошлись с пением революционных песен.
27 (14) января по требованию рабочих в фабричной церкви была отслужена панихида по убитым в Петербурге 9 января 1905 года рабочим и произведен сбор в пользу ссыльных в Нарымском крае. После этих событий, 1 февраля (19 января) вязниковский исправник, во главе 30 стражников, отправился в Южу для производства арестов агитаторов. Прибытие стражников на фабрику взволновало рабочих, и они энергично потребовали удаления их. По требованию исправника, в Южу была направлена из Коврова 1-я сотня 21-го Донского казачьего полка. По дороге, во время остановки казаков в. с. Холуй, населением была подожжена соломенная крыша сарая, где помещались казачьи лошади, но огонь скоро был замечен казаками и пожар ликвидирован. По прибытии 8 февраля (27 января) казаков в Южу, стражники произвели аресты: Криулина Ф. М. (c.-д.), Теплякова Н. (с.-д.) и ряда членов партии с.-р. (Цветникова, Леонтьева и др.).
Узнав об арестах, рабочие, вооружившись поленьями с криками: «кровопийцы, дармоеды», бросились на стражников с целью отбить арестованных. Но благодаря тому, что эта попытка отбить была сделана недалеко от помещения казаков, поспешивших на помощь стражникам, отбить арестованных не удалось, и рабочие проводили их пением: «Вы жертвою пали в борьбе роковой». После нескольких новых арестов, движение в Юже затихло, но возобновилось в апреле в связи с арестами Сковородина («Быстрого»).
По доносу одного из служащих, полиции стало известно, что Сковородин, скрывшийся во время арестов в феврале, вновь прибыл в Южу, что под его руководством 14 (1) апреля на чердаке 6-й казармы состоялся митинг, где он призывал рабочих к вооруженному восстанию, и что в настоящий момент Сковородин проживает в квартире рабочего Назарова Г. И.
В ночь на 15 (2) апреля полиция произвела в квартире Назарова обыск и захватила Сковородина. При обыске у него был найден № 16 журнала «Пролетарий», копировальные чернила, копия письма к члену государственной думы Жиделеву и письмо от Жиделева следующего содержания:
«Комитет думской фракции РСДРП Петербург, марта 30 дня 1907 года.
На думе теперь лежит великая обязанность раскрыть перед всей страной все народные страдания, раскрыть все язвы управления, все ужасы насилия, всю бездну эксплуатации рабочего люда. Перед соц.-демократ. фракцией госуд. дамы, к которой я принадлежу, лежит громадная задача точно определить все многосторонние нужды народа, выставить перед всеми те формы новой жизни, нового устройства России, без которого народ не может увидеть светлой жизни, указать путь к свободе и счастью. Пока дума может заниматься только этим делом, делом разоблачения всей неправды, делом открытия глаз всем тем, кто еще не понял положения угнетенного народа и пути к своему освобождению. Но в этой работе народные депутаты будут черпать из страны свою силу. Вы, граждане, должны понять, что без вас мы ничто. Вы должны понять, что каждое наше слово, должно быть тем словом, которое кровью записано по улицам сел и городов. Вы должны понять, что мы, народные депутаты, должны составлять с вами одно тело и одну душу. Для этого прежде всего необходимо установить самое тесное единение, самую прочную связь. Чтобы мы, депутаты, знали о всех, даже самых мелких, несправедливостях, о всех насилиях, о всех издевательствах, творимых власть имущими помещиками и попами над народом. Чтобы мы знали истинные ваши желания, вашу силу и готовность поддержать нас. Чтобы вы, граждане, знали о всех наших шагах, о том, что мы можем вам сделать, о том, как правительство встречает нас, как оно относится к воле народа. В этом обещании вся наша сила и вся надежда на успешность борьбы. Это и заставляет нас обратиться к вам, граждане, с этим письмом. Извещайте нас обо всем, что у вас творится, о всем том, на что указано выше. А, главное, не скрывайте произвол и насилие. Пишите о своих нуждах, обсудив их всем селом или заводом или на частных собраниях. Составляйте обо всем этом наказы, присылайте с наказами своих ходоков. Вы, крестьяне, обсудите хорошенько земельный вопрос. Скажите нам, депутатам социал-демократам, правильно ли мы требуем, чтобы все помещичьи, казенные, удельные, монастырские и церковные земли перешли без полного выкупа в каждой местности в управление выборных от всего населения для пользования ими согласно интересам крестьян и рабочих. Обсудите, какие именно земли должны перейти в вашей местности к народу. Следите, граждане, за деятельностью нашей соц.-демократической фракции в думе, сообщайте нам, хорошо ли мы делаем. Это и послужит связью между нами, это и создаст нам силу. Помните, что без вас мы ничто, что без вас наша борьба во много раз труднее. Помните, что только тогда, когда у нас будет поддержка и сила, мы начнем строить новую жизнь.
Член государственной думы Н. Жиделев».
В этот же день 15 (2) апреля, около 2-х часов дня, рабочие, в количестве 500 человек, прекратив работы и вооружившись топорами, поленьями, кольями и пр., подступили к квартире полицейского надзирателя и потребовали освобождения Сковородина и указания, кто сообщил полиции о приезде его в Южу. Узнав, что Сковородин уже отправлен в Вязники (Сковородин оказался впоследствии провокатором), рабочие направились к дому фабриканта Балина и потребовали увольнения служащих: Неймана, Архипова и Тарасова и 50 рабочих, заподозренных ими в шпионстве и доносах. Требование рабочих Балиным было исполнено. Но с этого момента каждый день происходили нападения со стороны рабочих на полицию. Каждая смена их, собираясь на работу, по дороге, ломилась в дверь квартир городовых и стражников, находившихся около конторы; бросала в них поленьями и т. д.
21 (8) апреля, вечером, смена рабочих встретила около фабричных ворот наряд городовых целым градом камней.
22 (9) рабочие с балкона и окон 4-й казармы камнями, железными вещами и поленьями забросали стражников, находившихся во дворе фабрики. Стражники принуждены были уйти в 12-ю казарму. Рабочие оставили их в покое только после приказа надзирателя приготовиться к стрельбе.
24 (11) апреля рабочие напали на полицию уже более энергично. Были вызваны казаки, разогнавшие рабочих нагайками. Исправник Семенин о последних событиях телеграфирует губернатору:
«... Принимались меры нагайками. Стрельбы не производил. Дальнейший ход покажет меры, от которых не отступлю».
Волнение продолжалось до конца апреля.
14 (1) мая в 2 часа дня рабочими был устроен за дер. Ребровой митинг, разогнанный казаками.
Бурно проходила в апреле и всеобщая стачка рабочих фабрик г. Шуи в связи с арестом с.-д. «Арсения» (тов. Фрунзе).
6 апреля (24 марта) рабочие всех фабрик г. Шуи, узнав об аресте «Арсения», пользовавшегося большой любовью и довернем среди рабочих Шуи, забастовав, явились на городскую площадь и после бурного митинга в составе 6138 человек подошли к полицейскому управлению и произвели попытку освободить «Арсения», но без успеха.
7 апреля (26 марта) попытка повторилась, но также без успеха. 8 апреля (27 марта) рабочие приступили к работе.
Бурно же протекала стачка рабочих ткацкой и красильной фабрик В. Морозова, в связи с арестом рабочего Красильникова 16 (3) июля, длившаяся до 30 (17) июля и закончившаяся увольнением 150 рабочих.

Из стачек 3-й группы следует отметить:
Стачку 25 (12) февраля рабочих всех фабрик г. Шуи, по случаю встречи члена государственной думы Жиделева, рабочего лаборатории ситцепечатной фабрики Зубковых в Иваново-Вознесенске.
Стачку 27 (14) февраля рабочих всех фабрик Иваново-Вознесенска с целью проводов Жиделева в Петербург.
Стачку 6 марта (22 февраля) рабочих фабрики Т-ва Лепешинской М-ры и типографии губернской земской управы «Владимирец» по случаю открытия II государственной думы.
Стачку 8 ноября (26 октября) рабочих Иваново-Вознесенска, забастовавших по случаю проводов депутата государственной думы Воронина.
Стачку в декабре (в конце ноября по старому стилю) 1907 г. части рабочих фабрик Иваново-Вознесенска, Кохмы и Шуи в знак протеста против предания суду с.-демократической фракции II государственной думы.
Этим последним протестом против действий правительства, как последним взрывом стачечного движения, и заканчивается в губернии революционное движение 1907 года.

Удары, нанесенные революции, немедленно же отразились на результатах стачечного движения; из 254 стачек — 203, или 79,9 %, имеют исходом поражение рабочих. Поражение это не замедлило сказаться и на экономическом положении рабочих; после быстрого увеличения заработной платы в 1906 г., рост ее в 1907 г. замедляется. В течение года средняя заработная плата рабочего текстильного производства увеличивается только на 3 р. 30 к., или на 2,1 %. Увеличение зарплаты ткача будет равно 2 р. 08 коп. (1,2 %), ватерщика (цы) же — 4 р. 42 коп. (2,9 %).
В 1905 и 1906 гг. наблюдалось превышение средних размеров заработной платы текстильщика над средней ценой пищевых продуктов; в 1907 г. наблюдается уже обратное явление. Рост цен в харчевых лавках идет так быстро, что к концу года увеличивается по сравнению с 1906 г. уже на 11,1 % и превышает заработную плату на 4,7 %.
Начинается усиленное применение по самому малейшему поводу штрафов; штрафной капитал к 1907 году увеличивается по сравнению с 1906 г., на 1,3 %.
О законодательных мерах уже ни звука. Наступил момент, давно ожидаемый предпринимателями, прекрасно понимавшими все значение законодательных мер для рабочего класса.
Предприниматели знали, что фабричное законодательство закрепляет достижение рабочих, что оно сберегает им их силы, делая ненужными ежедневные завоевания раз уже достигнутых уступок, что оно делает возможным защиту добытых успехов уже не усилиями отдельных групп рабочих, а принудительной властью государства, поэтому недаром и оказывали они в области фабричного законодательства в годы революции самое яростное противодействие правительству, могучим натиском рабочих вынуждавшемуся к нему.
Отсутствие законодательных мер дало возможность предпринимателям, под покровительством все более усиливающейся реакции в стране, полнее повести наступление на рабочий класс. На громадном большинстве предприятий вновь вводится 11 ½-часовой рабочий день; рабочие, вопреки всем условиям и срокам найма, увольняются группами; это явление принимает уже массовый характер, «черные» списки находят самое широкое применение; одно за другим, под ударами реакции, погибают все завоевания рабочих.
Повсеместно идут аресты. Партия терпит удар за ударом и уходит в подполье.

Роль РСДРП (б) в революции 1905—07 гг. громадна. РСДРП (б) в эти годы впервые выступила во главе всего русского пролетариата. Благодаря ей, движение стало массовым и не в смысле простого количества охваченных им сил, а в том, что рабочие всей своей массой, как класс, стали следовать за РСДРП (б), своим авангардом. Благодаря ей, пробужденные массы, участвуя в каждом крупном акте политической жизни и сталкиваясь с самыми различными общественными течениями, стали шаг за шагом закладывать фундамент самостоятельной классовой политики. Ведя борьбу, бурную и грозную под лозунгами и руководством нашей партии, русский пролетариат встал в качестве вождя всего мирового пролетариата.
Это признается всеми. К. Каутский, противник СССР в настоящем, в своей статье «Международное значение русского пролетариата», в 1906 году пишет:
«Удивительное существо этот русский пролетариат. Много ли десятилетий прошло с того времени, когда спорили о том, существует ли он вообще? Всего несколько лет тому назад еще оспаривалась всякая возможность для него приобрести какое-либо политическое значение, а теперь он стал средоточием всей европейской демократии, он сделался сердцем всего международного пролетариата. Чем сильнее бьется это сердце, тем быстрее пульс пролетарского движения всей Европы. И явно стихает, наоборот, европейское движение, когда изнемогает его русское сердце. Какое восторженное ликование пронеслось по всему пролетарскому миру в славные октябрьские дни, с каким облегчением вздохнул буржуазный мир в декабрьские и январьские дни реакционных неистовст».
Сердцем всего международного пролетариата русский пролетариат остается и в настоящий момент.
Путь, начатый им в революцию 1905 года, не был им пройден до конца.
Русский пролетариат быстро оправился от ударов реакции и уже в 1912 г. снова поднимается на борьбу, прерванную империалистической войной.
Затем, в течение нескольких месяцев от февраля по октябрь 1917 года, пролетариат неимоверно быстро продолжает прерванный путь 1905 г. и приходит к диктатуре.
Но путь его и с установлением диктатуры еще не окончен: предстоит еще продолжить его, предстоит пройти еще один этап его — от вооруженного восстания русских рабочих к вооруженному восстанию международного пролетариата; от установления диктатуры в России к установлению ее во всем мире.

/О рабочем движении и социал-демократической работе во Владимирской губернии. Выпуск второй. Издание Владимирского Истпарта, 1925./
Во Владимирской каторжной тюрьме 1907-11 гг.
В среде гимназистов 1905-06 гг. в г. Владимире
Стачки 1905 года в Орехове-Зуеве
Стачечное движение 1905 года в Юрьевском уезде
Волнения во Владимирской духовной семинарии
День объявления во Владимире Конституции (октябрь 1905 г.).
В декабре 1917 г. организован «Союз Учащихся ІІІ-й Интернационал» в г. Владимире.
История Владимирского союза Молодежных организаций.
Владимирский Комитет РСДРП (б)

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (01.03.2017)
Просмотров: 257 | Теги: владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика