Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
23.06.2024
01:57
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1589]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [215]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [167]
Учебные заведения [175]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2397]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [277]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [148]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Богатов Иван Петрович

Богатов Иван Петрович

Богатов Иван Петрович (11(24).11.1895 - 09.03.1980) - муромский краевед, возглавлявший 30 лет городской музей.


Богатов Иван Петрович

Богатов Иван Петрович родился 11/24 ноября 1895 г. в деревне Александровка Муромского уезда Владимирской губернии, в крестьянской семье. Окончил в г. Муроме начальную школу и Муромское духовное училище, затем в г. Владимире - 4 класса духовной семинарии. В 1914 году И.П. Богатов поступил на естественно-историческое отделение физико-математического факультета Варшавского университета, затем в связи с военным временем был вынужден перевестись в Юрьевский (Тарту) университет на химическое отделение физико-математического факультета, который также не закончил. В 1917 г. возвратился в Муром, где стал активным участником революционных преобразований.
Свою трудовую деятельность И.П. Богатов начал в апреле 1917 года секретарем материального склада ст. Муром М.-Каз. ж.д.


С приездом Ник. Тагунова (8 июня 1917 г.), в саду, на квартире Мамченко (На Рождественской/Ленина улице), за небольшим столиком собралось около 2-х десятков большевиков (В том числе, на собрании присутствовали: Тагунов, Богатов, Гоголев – рабочий Казанских мастерских, Мамченко, Гладков, Белов – рабочий Казанских мастерских, Ярлыкин – солдат.). Был избран комитет, в который вошли: Богатов — председатель, Белов и Тагунов. Собрали взносов 40 р. 40 коп. В этот же день мы наняли под комитет полуподвальное помещение на Вознесенской (Советской) улице в доме № 24. По вечерам обсуждалось текущее положение… Комитетом была выписана газета «Социал-демократ» и другая политическая литература. В нанятом нами помещении у нас было: 4 фанерных ящика и несколько досок и не было стола. Тов. Тагунов за неимением чистой бумаги на газете красными чернилами написал «Российская социал-демократическая партия (фракция большевиков)» и вывесили на фрамуге окна комнаты, а сами сели напротив окна на досках и наблюдали за проходящей публикой, которая шла по Вознесенской улице. Некоторые граждане останавливались, наклонялись и, прочитав надпись, плевали».
За неделю до собрания один из его организаторов Никифор Тагунов побывал в Московском областном бюро РСДРП(б) и получил там необходимые указания. На собрании был избран Муромский комитет РСДРП(б) из пяти человек: И.П. Богатова, Т.Н. Гоголева, А.И. Ерлыкина, М.М. Жукова, Н.Н. Тагунова. Новая организация поставила перед собой основную задачу - расширение пропагандистской работы в массах. Для этого было создано «Товарищество по распространению печати», которое приобретало большевистские печатные издания, необходимые для пропагандистов. 25 июня 1917 года был избран председателем первого комитета РСДРП(б) в г. Муроме.
В сентябре 1917 года И.П. Богатов был назначен представителем большевиков в Муромском Совете рабочих и солдатских депутатов.
24 октября 1917 года выехал из Мурома в г. Юрьев на учебу и обратно в Муром вернулся в феврале-марте 1918 г.

За первыми декретами 1917 года о мире, о земле и власти, с декабря стали появляться декреты о национализации. 18.12.1917 года Наркомпрос принимает постановление о предоставлении всех учебных заведений и помещений благотворительных обществ в свободное от занятий время для культпросвет целей. В Муроме, в национализированном кинотеатре Ф.Е. Никитина «Художественный», премьерой драмы Л.Н. Толстого «Власть тьмы» 6 мая 1918 года состоялось открытие городского театра под руководством местного журналиста А.Ф. Китаева.

В 1918 году СНК принимает Декреты «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», «О введении новой орфографии», в 1919 году - «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР», и всё это становится темами постановок Пролеткультовцев. «Бурную реакцию зрителей вызвал агитационный спектакль-концерт А.Ф. Китаева и И.П. Богатова «История революции в песнях». В 1920 году был опубликован рассказ Китаева «Шиш» под псевдонимом «Овод».
С большим успехом в драматическом театре шел спектакль-концерт И.П. Богатова и А.Ф. Китаева «История революции в песнях».


Китаев Александр Фёдорович и Богатов Иван Петрович. 1918 год

В 1918 году И.П. Богатов работал в уездной следственной комиссии Владимирского ревтрибунала, уездным комиссаром просвещения в г. Муроме (май - июль 1918 г.). «Муромский Уездный Комиссариат по народному образованию настоящим доводит до сведения учащихся выпускных классов, получивших в истекшем учеб. году аттестаты и свидетельства, а также учебных заведений (если последними аттестаты и свидетельства еще не выданы учащимся на руки), что все аттестаты и свидетельства, выдаваемые учебными заведениями, должны быть в кратчайший срок представлены в Комиссариат для удостоверения их действительности, без чего таковые не будут иметь силы». Мая 2 д. 1918 г. г. Муром. Комиссар по народ. Образованию Богатов. За делопроизводителя Наумов» (Известия Муромского совета рабочих и крестьянских депутатов. Май, 1918 г.).
Первый заведующий Муромского уездного отдела народного образования (июль - август 1918 г.).

С сентября 1919 года до декабря 1920 года работал председателем Бюро редколлегии Муромской газеты Луч".
В мае 1919 г. редактор газеты Лепихин уезжает на фронт. Попытка заменить его одним лицом не удалась. Поднимается вопрос о создании редакционной коллегии. В середине июля созывается совместное заседание Муромских и Меленковских уисполкомов и уездкомов. Куча обещаний и с той и с другой стороны. А пока, что … избирают бюро редакции из Китаева и Богатова, да Меленки обещают выслать одного работника. Новую газету называют «Лучем». Весь июль и август 1919 года бюро ведет подготовку к выпуску первого номера «Луча». Никогда не работавшие в редакции члены Бюро ночи просиживали над «Газетой» Кержевцева. Изучают, приспосабливают методы к местыным условиям. Подбирают материал… Учатся… 30 августа 1919 года выходит первый номер «Луча». Довольно неуклюжий, но хорошо рекламированный, он расходится целиком. Муром заинтерисовывается.
В сентябре приезжает из Меленок третий член Бюро Тихомиров. Первая редколлегия «Луча» состоит из трех человек: И.П. Богатова, А.Ф. Китаева и В.С. Тихомирова. Александр Федосович Китаев, один из талантливейших газетчиков того времени, обладал живым умом и прирожденным чувством юмора. Свои заметки, охватывавшие все стороны жизни земляков, он подписывал псевдонимом по имени героя известного романа Э. Войнич – «Овод». В них, прежде всего, доставалось дельцам, обманывающим голодающее и обездоленное население, бюрократам и т. п. В конце 1919 года и начале 1920 года развивается усиленная агитация за сотрудничество в газете. Агитация ведется не только письменно – через газету. Китаев и Богатов, работавшие одновременно в уотнаробе, используют для агитации (к сожалению только по Муромскому уезду) все съезды внешкольников, школьн. работников и т.д., что эти призывы не бесследны доказывает сравнение количества, помещенных в «Луче» корреспонденций о жизни Меленковского и Муромского уездов.
Богатов, член Бюро, в июле 1920 года выбирается упартконференцией в члены укома и, оставаясь в составе редакции занимает должность Заведующего агитотделом.
В 1921 году работал зав. агитотделом Владимирского губкома РКП(б), с конца этого года и до марта 1922 года был выбран зам. председателя Муромского уисполкома, секретарем уэкоссо, председателем уплана.
В 1922 году И.П. Богатов работал редактором Муромской газеты ''Луч".
«Заявление президиуму 15-й Губпартконференции.
По поводу открытого письма Богатова.
По поводу открытого письма гр. Богатова тов. Мальцеву К., опубликованного в газете «Луч» № 60 (343) от 6/IX-22 г., мы, делегаты Муромской организации, заявляем, что:
1) Означенное письмо мы не поддерживаем.
2) Опубликование его в печати считаем недопустимым, как неосновательно дискредитирующее партийную организацию.
3) За опубликование его в газете «Луч» выносим порицание бывшему секретарю Укома т. Коробову и редактору газеты «Луч» тов. Рядину-Дикому. (10 подписей).
«Открытое письмо К. Мальцеву.
Гражданин Мальцев,
В редактируемом вами «Агитаторе пропагандисте» вы напечатали свою статью «Самоочищение партии». Простая порядочность журналиста требовала от вас оперирования только с достоверными фактами. Но так ли вы поступили?!
Говоря о резолюции горсобрания по докладу о пленуме Губкома, вы пишите: «на собрании присутствовало не более 50 человек и резолюция была принята незначительным большинством. При чем в это большинство входили, кроме автора ее Богатова, еще несколько товарищей, работающие в отделах Исполкома. Рядовые члены партии, не посвященные в сущность этой тяжбы голосовали против и воздержались (курсив мой).
Сплошная ложь!
Сколько было на собрании — точно не знаю, но во всяком случае не меньше, чем обычно.
Резолюция была принята единогласно, при одном (кажется — т. К.) против.
Авторам приведенной вами части резолюции был не Богатов, а Фокин («чисто кровный» пролетарий железнодорожник, далеко не «самостийник»).
Вы также пишите, что Богатов «по удостоверению самого укома был долгое время единственным крупным работником в уезде» и фактически руководил работами всех учреждений Мурома» (курсив мой). Это уже ваша выдумка, плод вашей разыгравшейся фантазии.
Уком никогда не говорил, да и не мог сказать, что я «фактически руководил работой всех и вся».
Характерна для вашего «самоочищения» также фраза: «еще месяца за 3 до этого (выхода Богатова из партии) кто то говорил, что он тяготится партией» (курс. мой). «Кто-то говорил» — какая прекрасная характеристика ваших фактов, собираемых из рассказов кого-то, из слухов!
Итак — творчество собственной фантазии, слухи, а где надо, и лживые сведения — вот ваши «аналитические» орудия.
И естественно, что, пользуясь ими вы иного, кроме пасквиля (как только и можно назвать вашу статью) создать не могли.
И нет ничего удивительного, что в этом пасквиле Богатов превратился в «злокачественную болячку». Размер газетной статьи не позволяет мне дать вам подробную отповедь, но уже несколько фактов могут показать где искать причину Муромских явлений.
Вы обвиняете меня в меньшевизме, ликвидаторстве и разложении организации.
Последние 4 месяца я редактировал местную газету «Луч», а не руководил всеми — как это вы изволили выражаться.
Перо литератора — зеркало его мыслей.
Укажете же хоть одну меньшевистскую мысль в моих статьях и т. п.
Этого вы сделать не сможете, так как недавно присланный из Роста отзыв о «Луче» за время моего редакторства говорит обратное. Вы пытаетесь выехать на ваших общих умствованиях о тем, что в Муроме «развинченные интеллигенты (к сонму коих вы относите без всякого основания и меня) при каждом удобном случае толкуют о «широкой демократии», о «широкой инициативе мест», о недопустимости «командования сверху». Устремление к самостоятельности у них доходит до полного игнорирования (?!) руководящих начал за центром и т.д.
Да, я сторонник «инициативы мест», враг «командования сверху» (о «широкой демократии» — вы шутить изволите), но далеко не в тех рамках, о коих вы говорите.
Вот маленький пример моего понимания, инициативы мест и «команд сверху».
Нами (когда я был секретарем УЭКОСО) был утвержден проект продажи медикаментов. Недели через две о том же вышел декрет. Но Губздравотдел запретил уздраву проводить в жизнь наше и усполкомовское постановление грозил чуть ли ни тюрьмой.
Ну-ка скажите, гр. Мальцев, ник бы вы, «чистокровнейший марксист – коммунист», поступили в данном случае?
Правы ли были мы, когда брали на свою ответственность продажу медикаментов вопреки «приказаниям губернских командиров» из Губздравотдела.
И право ли было Губзкосо, когда на наше указание на необходимость привлечения к ответственности Губздрява за бюрократизм, ответило только одобрением наших действий?
Где же тут проявление меньшевизма, ликвидаторства.
Да и вообще укажите хоть один факт, где бы проявился мой меньшевизм или одну фразу, в которой я не признавал бы «руководящих начал за центрами».
Вы указываете на резолюцию горсобрания, на игнорирование распоряжений центра Муромским организациям,— на слабость работ в уезде и т. д., но во первых это лично ко мне не относится,— автор резолюции не я, распоряжения центра мною не игнорировались, а «Луч « — где я работал с апреля — образцовая провинциальная газета, во вторых — уездком и уисполком, вероятно, дадут вам должную отповедь на эту несправедливую пощечину, как получил отпор ваш коллега Н. Осьмов еще в марте («Агит. — Пропаг.» № 2) — пытавшийся обвинить уком в «уродливом извращения демократизма, выразившимися в неисполнении постановлений высших партийн. организаций».
Сопоставьте сказанное мною с тем, что
1) до января 1922 года «несмотря на острый недостаток работников в уезде (Муромский) уездком работал достаточно интенсивно, охватывая все отрасли работ (1922 год)
2) с марта до мая я был кандидатом в члены укома
3) в президиуме укома я стал работать с конца мая и даже вашему разыгравшемуся воображению будет ясна вся нелепость ваших обвинений по отношению ко мне. Мне хочется, к концу письма, обратить ваше внимание на вторую сторону приведенного вами характерного факта.
Из протокола пленума губкома видно, что в прениях по докладу Муромского укома часть членов пленума обвиняли уком в кляузничестве перед губкомом на Губэкосо. Когда я выступал на горсобрании в прениях по докладу о пленуме я останавливался исключительно на этом. Я доказывал, что обвинение в кляузничестве во первых пощечина всей Муромской организации, так как поведение укома в вопросе о взаимоотношениях УЭКОСО, ГСНХ и ГЭС было одобрено упартконференцией во вторых не на чем не обосновано, сплошная инсинуация.
Отсюда ясен был и мой вывод (пропущенная вами часть резолюции). «Предложить президиуму губкома выяснить фамилии членов губкома, обвиняющих Муромскую организацию в кляузничестве и передать дело в ГКК».
А что сделано ГКК?
Не тут ли вот причина тех явлений, которые происходят в Муроме. Явлений достойных большого внимания и глубокого анализа со стороны высших парторганизаций. А не такого, каким вы думаете отделаться в своем посквиле.
В заключение два слова о моем выходе —исключения.
Повод для выхода переброска в Ковров (об У. Н. извещение я получил уже после подачи заявления) остальное вы, по-видимому, знаете все из письма т. Baсильцеву, которое вы так ловко «использовали» для оправдания своих размышлений о «богатовских» настроениях.
Из него же вы должны знать и то, насколько я чувствовал и чувствую себя чуждым для партии даже после выхода из нее.
Ив. Богатов» («Луч», 6-го сентября 1922).
В октябре 1922 года И.П. Богатов вышел из членов партии большевиков.
22 ноября 1922 года Муромский уисполком назначил И.П. Богатова секретарем редакции газеты "Луч''.

В октябре 1922 года, после перевода Окской биологической станции под Нижний Новгород, очередной директор музея В.И. Деев отказался от руководства, которое опять перешло к И.С. Куликову. Но хозяйственник из академика живописи не получился. В 1922 году музею угрожала ликвидация, он оказался на замке при одном стороже. Не было ни дров, ни керосина. В начале 1923 г. во главе Муромского краеведческого музея становится примерный по своей энергии работник Богатов Иван Петрович и в качестве специалиста – Селезнев Федор Яковлевич. Названными лицами прежде всего был приведен в известность и систематически расположен богатый материал музея. Затем началось новое пополнение его покупкой вещей у разных лиц и, главным образом, у Куликова. Богатов провел большую работу по формированию музейных коллекций, созданию и систематическому обновлению экспозиции, отражающей историю края с древнейших времен до середины XX в.
«Еще о краеведческой работе.
В ответе «Владимирскому» я уже отмечал значение краеведческой работы.
Там же я указывал и на необходимость расширения ее путем привлечения наиболее культурных сил уезда. Но на мой призыв из уезда откликнулся только один школьный работник, а три-четыре человека, к которым я лично обращался, отнекивались—мы мол, не знаем и что и как делать, да и литературы в деревне не достанешь, да по ней и не научиться и т. д.
Если думать о настоящей самостоятельной ученой работе, то это, конечно, правда; но если говорить о коллективной краеведческой работе, то боязнь напрасна: было бы только желание уделить краеведению, хотя часть своего свободного времени.
Далее я указываю на то, что по моему личному мнению можно на первых порах сделать в волости без больших расходов и специальных знаний.
Да и это, конечно, отнюдь можно выполнить не сразу, а постепенно — «по мере возможности», сообщая только то, что самому хорошо известно. Тем более, что только это имеет значение для краеведения и в частности музея, куда и следует направлять сообщения не забывая также, что как бы ни незначительно было сообщение, оно является документом и должно обязательно иметь указание кем, от кого, когда и где оно получено.
Историко-этнографо-археологическое обследование.
1. Составить описание и указать местонахождение курганов, могильников, городищ, насыпей, валов и урочищ, связанные с местными преданиями (какими). Нет ли «громовых стрел», орудий из камня, из бронзы, относящихся к древним эпохам.
2. Сделать снимки со старинных монет (при помощи бумаги и тупого конца карандаша). Узнать откуда они появились у владельца.
3. Записать новые и старые (особенно с непонятными корнями) названия отдельных местностей (гор, бугров, лугов, полей, оврагов, ручьев, колодцев, озер, болот, полей и пр.) и местные сказания о них.
4. Составить описание встретившихся в учреждениях, церквах и у граждан старинных книг, планов, писцовых книг, летописей, старинных рукописей и т. п.
5. Собрать встретившиеся по берегам оврагов, ручьев и т.п. кости «допотопных» животных с точным указанием их местонахождения.
6. Составить списки употребляемых в пищу, в сыром виде, в качестве суррогатов чая дикорастущих растений.
7. Описать пищу торжественную, обрядовую и символическую; когда и кем она употребляется и как приготовляется.
8. Описать пищу праздничную и будничную в зажиточной и бедной семье; пищу постную и скоромную, летнюю, осеннюю, зимнюю и весеннюю: запретную пищу с указанием мотивов запрета, кем и когда не употребляется.
9. Описать семейный быт крестьянина (роды, крестины, детская жизнь, жизнь молодежи до брака, сватовство и свадьба, игры и развлечения у детей и взрослых, смерть и погребение). Повлияла ли (и как) революция и война на быт.
10. Описать суеверия, гадания и пр. Народная медицина.
11. Собрать народные песни, былины, поговорки, пословицы, загадки и т. п., а особенно частушки.
12. Описать и зарисовать помещения (жилые и нежилые), одежду мужскую, женскую, детскую; домашнюю утварь и т.п. задаточной, средней и бедной семьи.
Естественно-историческое обследование.
1) Отметить на карте волости (хотя приблизительно) расположение речек озер, ключей, оврагов, пещер, пашни, леса, луга, болот и т.п.
2) Составить списки обитающих в волости млекопитающих, птиц (оседлых, прилетных, пролетных и зимующих), рыб, землеводных и пресмыкающихся с указанием в одиночку или массами они водятся. Сведения об исчезнувших животных, ранее обитавших в местности (Союз охотников мог бы, безусловно, в этом отношении первым оказать большую помощь краеведам).
Пресмыкающих и землеводных можно сохранять (для более точных определений в музее) в банке с жидкостью из 100 част. воды, 2 част. формалина и 1 ч. поварен. соли.
3) Указать местонахождение полезных ископаемых, хотя бы и не было разработок (белая глина, известь, алебастр и т.п.).
4) Описать и зарисовать провалы, оползни, обвалы и т.п.
5) Собрать растения какой-либо местности (луга, выгоны, пашни и т.п.).
Экономическое обследование.
1) Количество дворов в селении (желательно указать и колич. населения).
2) Название отхожих промыслов, из скольких дворов (и сколько) и куда уходят на заработки.
3) Чем занимаются остающиеся дома (рыболовство, охота, кустарные промыслы и т. п.). В скольких дворах (и сколько) занимаются тем или иным промыслом.
Это наиболее трудная и кропотливое работа. Но можно ограничиться и только последующим.
4) Описать отдельные виды промыслов по схеме:
а) На дому или в отдельном помещении происходит работа
б) Орудия производства; нет ли усовершенствованных.
в) Откуда получают материал для выработки.
г) Описание самого производства (хорошо бы с рисунками или образцами). Условия работы. Что вырабатывается.
д) Средняя производительность в день, в год. Цена изделий и сколько оно стоит самому. Заработок (и бюджет) кустаря.
е) Продолжительность рабочего дня. Ученичество и положение учеников.
п) Рынок сбыта (на месте или вывозится и куда, лично самим продается, через кооператив, скупщика и т.п. Зависимость от скупщиков. Желательны хотя приблиз. цифры сколько продано скупщику, кооперативу и т. п.
т) Меры развития промысла по мнению кустарей.
к) Взаимоотношение кустаря с фабрикой.
л) Описать и зарисовать орудия и инвентарь землепашца.
Вот то малое, что может выполнить (хотя частично) каждый.
Кто же хочет большего всегда сумеет найти указания и в музее (путем личных бесед) и в литературе (если ее нет в деревне, можно достать в городе).
Повторяю, лишь было бы желание.
А желание надеюсь найдется у 15 человек (по одному хоть бы на волость) из 200 школьных работников и полсотни тысяч взрослого населения.
Богатов» («Луч», 9 мая 1923).
Богатов работал в музее в 1922-1924 гг. и 1930-1957 гг. Заведование музеем с 1924 по 1926 год перешло археологу Ф.Я. Селезнёву.
Научное общество почти развалилось. Из-за атеистической пропаганды ушли почти все старые участники организации музейной работы, и наступил финал многолетним традициям дореволюционного краеведения. Богатов вступил по личным делам в конфликт с губернским партийным руководством, вышел из партии, и с женой и двухлетним сыном Володей вынужден был уехать из Мурома. Отправили работать в Якутию.
С конца 1924 года до 1927 года работал на разных должностях в редакциях газет гг. Вологды, Рязани, Владимира.
С 1 декабря 1927 года снова вернулся на музейную работу - зам. директора Владимирского государственного областного музея и зав. антирелигиозной экспозицией в Успенском соборе г. Владимира.
В июне 1929 года И.П. Богатов возвращается на постоянное место жительства в г. Муром.
В 1930 году назначается директором Муромского краеведческого музея, в должности которого проработал до середины ноября 1957 года. «В августе 1930 года во двор музея въехали две телеги с имуществом и семьёй нового заведующего. Иван Петрович Богатов возвратился».
Руководивший музеем двадцать семь лет, он назвал тридцатые годы годами расцвета. Расширялся объём работ, организовывались кружки. Можно сказать, что школьники «жили» в музее, потому что Дом пионеров ГОРОНО организовали только в 1936 году. Работники музея были и художниками, и плотниками, и столярами, задерживаясь на работе до часу ночи. Благо, основная масса работников жила в музейных помещениях. Впоследствии и сын Ивана Петровича, Владимир Иванович Богатов, будет активистом и музея, и газеты «Муромский рабочий». А когда здоровье, в связи с ранением на фронте, «посадит» Владимира Ивановича в коляску, то квартира на улице Куликова, 13 будет консультационным центром по вопросам событий в истории города, а жена Галина Леонидовна будет ходить с его лекциями по учебным заведениям и предприятиям города. А музей эпохи его отца будет искать средства к выживанию. Вещи, не попавшие в экспонаты, сдавали на прокат театрам или шли на продажу. В 1934 году музей стал отапливаться, в 1935 году провели освещение. В 1939 году первый этаж освободили от склада Кондитерсбыта.
В 1933-1940 годах свои знания пополнял на различных курсах: высших музейных, археологических, антирелигиозных и других.
«Школьный кружок при музее. При Муромском музее организован из ребят 4—10 классов городских школ кружок по изучению района. В ближайшие дни намечен ряд экскурсий на места археологических стоянок, к местонахождению земляных красок и т. п. Запись в кружок производится в музее.
И. БОГАТОВ» («Муромский рабочий», 23 августа 1942).
С 1 февраля 1958 года И.П. Богатов стал персональным пенсионером местного значения и до 1961 года директорство в музее переходит в руки Хлебова Геннадия Владимировича.
В мае 1958 года И.П. Богатов был награжден значком Министерства культуры СССР "За отличную работу".
Иван Петрович внес значительный вклад в развитие краеведения: вел археологические разведки на территории района, открыв ряд могильников и селищ муромы и славян, опубликовал более сотни статей по истории Муромского края, несколько брошюр и книг: «Владимирские святые и их чудеса» (Владимир, 1929), «Металлургическая промышленность Владимирской губернии» (Владимир, 1929), «Муром» (в соавторстве с П. А. Исаковым и Д. П. Пудковым. Владимир, 1962).
В течение многих лет вел активную общественную работу в качестве лектора, состоял членом Географического и Археологического обществ СССР.
Скончался 9 марта 1980 г. в Муроме.
Руководители Муромского образования
Муромский драматический театр
Категория: Муром | Добавил: Николай (12.12.2019)
Просмотров: 1112 | Теги: Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru