Главная
Регистрация
Вход
Четверг
20.09.2018
15:12
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 512

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [955]
Суздаль [309]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [264]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [113]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [97]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [276]
Гороховец [76]
Александров [154]
Переславль [91]
Кольчугино [28]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [7]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [26]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Князь Муромский Ярослав (Константин) Святославич (1096 - 1123). Крещение жителей Мурома

Князь Ярослав (Константин) Святославич

В 1096 г. Олег, собрав войско в Смоленске, двинулся на Муром и потребовал от Изяслава уйти из его вотчины в вотчину Владимира Мономаха - в Ростов и Суздаль. Но Изяслав собрал войско для обороны Мурома из ростовцев, суздальцев и белозерцев.
В битве под стенами Мурома 6 сентября 1096 г. Изяслав погиб.
«В лето 6604... Изяславъ же исполчися предъ градомъ на поли. Олегъ же поиде к нему полкомъ, и сступишася обои, и бысть брань люта. И убиша Изяслава, сына Володимеря, внука Всеволожа, месяца семтября в 6 день ... Олег же вниде в городъ и прияша и горожане. Изяслава же вземше, положиша и в монастыри святаго Спаса ...»


Князь Константин Муромский

Ярослав Святославич (в крещении Панкратий, в местных святцах упоминается как Константин (Ярослав) - сын киевского князя Святослава Ярославича и Оды, вероятно дочери маркграфа Луитпольда Бабенберга, внук Ярослава Владимировича Мудрого.
По некоторым сведениям, воспитывался в Германии.

Князь муромский: 1096 - 1123 гг.
Впервые появляется на страницах летописи в 1096 г., когда он помогал Олегу Святославичу Гориславичу овладеть Ростово-Суздальской землей. Святославичи были тогда разбиты под Ростовом братьями Мстиславом Владимировичем и Вячеславом Владимировичем. После поражения Ярослав ушёл в Муром.

Датой основания города Рязани считается ее первое упоминание в летописи в 1096 г. Ярослава Святославича. Иловайский считает первым независимым Рязанским князем. От него пошли линии независимых Муромских и Рязанских князей.
В 1097 г., вместе с братьями Олегом и Давыдом участвовал в съезде князей в Любече, на котором они получили Черниговское княжество.

Крещение Мурома

Именно князя Ярослава и его семейство историки и церковное предание отождествляют с крестившими муромскую землю святым князем Константином, княгиней Ириной, убиенным муромскими язычниками княжичем Михаилом (сын) и княжичем Феодором (второй сын).
«Повесть о водворении христианства в Муроме» рассказывает, что муромские жители пребывали в язычестве, соблюдали свои обряды. Они считали своим пророком «Моамефа» и приносили в жертву собственных детей, поклонялись рекам, озерам, потокам, колодцам и деревьям, мертвых хоронили по обычаям, отличным от христианских.
Ревнуя об утверждении христианства на Руси, князь Константин хотел иметь своим уделом город Муром, населенный язычниками, чтобы просветить его жителей светом христианской веры. "Князь Константин, слыша о Муроме, яко велик и славен, и множеством людей живущих в нем, и богатством всяким кипящий", испросил у своего отца Святослава этот город себе в удел. Отец не хотел отпускать Константина, опасаясь за его жизнь. Но Константин решился на все ради святой веры.

В 1097 г. сын киевского князя Святослава князь Константин испросил благословения на просвещение муромских язычников вместе со своими сыновьями, князьями Михаилом и Феодором, и супругой Ириной, епископом Василием, духовенством, воинами и слугами из славного города Киева пришел к городу Мурому.
Святой благоверный князь Константин послал сына своего Михаила для увещания в покорности и обещал дары, отчины и легкие оброки. Муромцы обманом призвав князя Михаила в город для мирных переговоров, убили его, и тело бросили за городом, а сами затворились в городе и стали приготовляться к бою. Вскоре подступил к стенам Мурома Константин со всем своим войском и по осаде, взял город без кровопролития.

На месте, где лежало «извергнутое из города» тело убиенного князя Михаила, существовала деревянная божонка или часовня, «рубленая в клетку, съ шатровымъ верхомъ, возстановляемая время отъ времени въ прежнемъ виде», позже была заменена каменной церковью-часовней. См. Часовня на месте убиения князя Михаила


Рисунок деревянной часовни на месте убиения князя Михаила

Каменная церковь-часовня на месте убиения князя Михаила


Памятный крест на месте убиения князя Михаила около Благовещенского монастыря

Когда же князь подошел к городу со своей большой дружиной, жители смирились и согласились принять его, но заменить свое язычество на православную веру не пожелали.

Не принуждая язычников силой к принятию веры Христовой, князь Константин не оставил, однако, мысли об их просвещении. Прежде всего он построил в Муроме храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и похоронил там своего сына, а вскоре воздвиг и другую церковь во имя святых Бориса и Глеба. Он не раз призывал к себе старейшин города и убеждал их переменить веру. С проповедью о Христе обращалось к муромцам и духовенство, прибывшее с князем.

Однажды толпа язычников, недовольная князем, подступила к его дому, грозя смертью. Горожане поклялись убить или выгнать князя, но христианства не принимать. Святой Константин с сыном Феодором и княгиней Ириной заперлись в Благовещенском храме и усердно молились, пока не услышали голос: «Константине! Услышана молитва твоя, дерзай, не бойся. Аз есмь с тобою». Князь вышел с иконой Пресвятой Богородицы к мятежникам. Чудесное сияние лилось от иконы. Пораженные Божественным сиянием, мятежники согласились принять Святое Крещение. «И тако крестишася вся люди града Мурома во имя Отца и Сына и Святого Духа, радующеся и славяще Бога», - повествует летописец.

После общего поста князь «повеле всем людям идти на реку, глаголемую Оку. И тако все люди с великой радостию идяху на реку с женами и детьми, и всяк возраст града Мурома мужеский пол и женский бродяху в реке… пресвиторы же, по берегу стоящи, молитвы глаголаху». По местному преданию, крещение муромцев проходило в озере Кстово, соединенном с рекой Окой. Название Кстово произошло от слова «крестить» («кстить»). Теперь этого озера нет, а находилось оно недалеко от современной пристани. Чудотворная икона Богоматери после этого чудесного крещения муромцев получила название Муромской.


Благоверные князья Константин (Ярослав) и чада его Михаил и Феодор Муромские

После крещения муромцев надлежало позаботиться об умножении храмов. Святой Константин «заповеда ставити церкви в городе и в селах и монастыри мужские и женские», и учредил в епископскую кафедру.
Согласно летописи, в 1098 г. в Муроме уже был построен Спасо-Преображенский монастырь.

В 1101 г. Ярослав вместе с другими князьями собрался в Золотче и участвовал в заключении мира с половцами.
В 1110 г. потерпел поражение от мордвы.

До смерти Давыда в 1123 г. Ярослав владел Муромским княжеством, в которое входила в то время и Рязань.

Князь черниговский: 1123 - 1127 гг.
С переходом Ярослава из Мурома в Чернигов в 1123 г. в Муроме сел Всеволод Давыдович.

Князь Муромский: 1127 - 1129 гг.
В 1127 г. Всеволод Ольгович выгнал Ярослава Святославича из Чернигова, а дружину всю его посёк и разграбил.
Князь киевский Мстислав Владимирович, объединившись с братом Ярополком Переяславским, пошёл на Всеволода, требуя, чтобы тот вернул Чернигов Ярославу. Всеволод же действовал более не оружием, а подарками, задаривая киевских бояр, чтобы они были ему заступниками перед великим князем, и так тянулось до самой зимы.
Зимой Ярослав пришёл из Мурома в Киев и стал торопить Мстислава, моля его о помощи. Мстислав, ещё прежде обещавший защищать Ярославову Вотчину и целовавший на том крест, совсем уже было собрался в поход, но тут игумен Андреева монастыря Григорий, всем известный, как человек праведный и честный, отговорил его. Мстислав помирился со Всеволодом, а Ярослава отослал в Муром, не вернув ему вотчину.

Самостоятельность Муромо-Рязанского княжества

В самостоятельное княжество Муромско-Рязанская земля выделилась из состава Черниговского княжества в 1127 г. при князе Ярославе Святославиче.

Скончался святой князь в 1129 г. Его кончина причинила великую скорбь народу. Все оплакивали его, как отца. Похоронили у построенной им Благовещенской церкви, рядом с сыновьями Михаилом и Феодором.
"В лето 6635... а Ярославъ седе на Муроме и на Рязане и сиде два году и преставися и положенъ в Муроме. А на Муроме и на Рязани остались дети его... Ростиславъ да Святославъ были на Рязани, а Юрий на Муроме" ПСРЛ. - Т.7. - С.242.

Мощи святых благоверных князей Константина, Михаила и Феодора

За несколько лет до того, как муромские жители покинули город вследствие разрушительного набега татар, «в некое время», как повествует местная легенда, некоторой монахине Варсонофии в тонком сне явилась Божия Матерь со святым князем Константином и чадами его. И сказала Богородица: «Иди, старице, и извести людям, что у церкви Благовещения лежат нетленные мощи благоверного князя Константина с чады, которые подают исцеления».
Старица усомнилась в видении, но через некоторое время оно повторилось. После этого она уже без сомнения пошла к епископу, и Владыка Василий благословил освидетельствовать захоронение благоверных князей. На их гробах лежала самородная каменная плита с волнообразной поверхностью. Эта плита до сих пор в сохранности и в нынешнее время находится в притворе монастырского собора перед входом в придел святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. После молебна святые мощи были оставлены на прежнем месте.
В 1345 г. потомок святого князя Константина, благоверный князь Георгий Ярославич, восстановил первоначальную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. С того времени Господь прославил святых князей Константина и его сыновей, так как у гробов их стали совершаться чудеса.
В конце XIV в., в городе произошло одно чудесное явление. Его удостоился видеть некий «муж богобоязненный именем Петр Псковитянин», живший в Муроме на посаде, которому в ночном видении явились князь Константин «с чады» и велели идти во Псков в соборную Троицкую церковь и «принести образ наш, чудотворцев, благоверного князя Константина и чад его князя Михаила и князя Феодора... во град Муром к Благовещению Пресвятыя Богородицы», а также принести оттуда тексты стихир и канона. «Муж богобоязненный именем Петр Псковитянин» так и поступил.
В пояснительном тексте к изображению сообщается следующее: «Константин подобием надсед, власы кудряв, брада аки Власиева. Поуже, на концы раздвоилась, на нем шапка красная и ризы на нем княжеские». Тогда же была установлена дата местного празднования святым благоверным князьям Константину и чадам его Михаилу и Феодору — 21 мая (3 июня по новому стилю).
В 1547 г. на Соборе, созванном святителем Макарием, Митрополитом Московским, святые благоверные князья Константин, Михаил и Феодор были причислил к лику местночтимых святых. В Муроме местно чтилась и память княгини Ирины, супруги князя Константина.
Царь Иоанн Грозный был в Муроме в 1552 г. во время военного похода на Казань для покорения Казанского ханства. В «Летописце начала царства» (1533-1552) сказано: «А сам Государь пошел из Володимеря июля 10, в неделю, к Мурому, и прииде в Муром того же месяца 13, в среду. И приходит Государь в соборную церковь града того же Рождества Пречистые и к сродником своим великим чюдотворцом князю Петру и княгини Февронии и по всем святым местом обходит с молением».
В Муроме царь Иоанн усиленно молился. Принимая во внимание важность похода, а также глубокую религиозность царской особы, нетрудно догадаться, какую важность Иоанн Грозный придавал заступничеству святых угодников.
Кроме того, в Муроме царь получил два важных известия. Первое — пастырское послание митрополита Макария, благословляющее царя «добре стояти... противу супостат своих безбожных Казанских татар». Второе известие было не менее желанно. Согласно свидетельству, приведенному историком С.М. Соловьевым, именно в Муроме царь узнал о том, «что воеводы князь Микулинский и боярин Данила Романович ходили на горных людей и разбили их, вследствие чего горные люди... снова присягнули государю».
Богобоязненный Иоанн Грозный не замедлил посетить и Благовещенский монастырский храм, в подклете которого находились святые мощи царских предков — Рюриковичей. Очевидцы впоследствии вспоминали: «И прииде государь царь со всем своим воинством во град Муром и пребысть в Муроме две недели, и прииде помолитися в первоначальную церковь Благовещения Пресвятыя Богородицы и Муромским чудотворцам. И по совершении молебного пения изыде из церкви, и нача вопрошати священноинока Герасима — где почивают отца моего и мои сродники Муромские чудотворцы благоверный князь Константин с чады. И священноинок Герасим место указа... И государь царь у чудотворцевых гробниц поклонися, и моляся им со слезами, помощи прося на супостаты и одоления». Налицо присутствие в причте Благовещенского храма монашествующего духовенства (священноинока Герасима).
Царь дал обет перед святыми мощами Муромских чудотворцев построить на прежнем месте в случае успешного окончания военного похода на Казань новый каменный и более обширный Благовещенский храм с приделом в честь своих сродников — святых благоверных Муромских князей.
С Божией помощью он взял Казань и, возвратившись в Москву, повелел у гробов святых чудотворцев построить каменную церковь.
Согласно местному преданию, в мае-июне 1553 г. в Муром прибыли каменщики. «И начата копати под храм пошву и обретоша мощи Благоверного князя Константина и чады его... в лето 7061 (1553 г.) году месяца иуня в 6 день преподобнаго отца нашего Иллариона Новаго игумена обители Долматом и преподобнаго отиа нашего Висариона».
Таким образом вновь были обретены святые мощи благоверных князя Константина, княгини Ирины, их чад Михаила, Феодора и его сына Феодора (младшего). Священноинок Герасим, исполнявший в то время обязанности настоятеля монастырского храма, тотчас дал указание звонить в колокола. Далее следует интересное продолжение из рукописного сборника, принадлежавшего игуменье Александровского Успенского монастыря: «услышавшее же граждане Муромстии народи звон во обители Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Благовещения и снидошася ecu мужие и жены, стари и младыя, юноши и девы; вопиюще и глаголющее: повеждь нам Господа ради священноиноче Герасиме, почто призываеши нас во обитель Пресвятыя Богородицы». Собравшиеся на колокольный звон жители города стали свидетелями многих исцелений, происшедших от святых мощей во время молебна. Из числа этих чудесных исцелений в монастырской летописи упоминаются два: исцеления престарелой женщины Феодосии, бывшей до этого четыре года глухой и немой, и боярского сына Иоанна. В литературе также встречается упоминание об открытии мощей в 1553 г.
По окончании постройки церкви в нише церковной стены было устроено особое место, где и положили святые мощи. Царь Иоанн Васильевич повелел рязанскому епископу Гурию освятить новопостроенный храм и прислал к его освящению различную церковную утварь. Храм был освящен, и при нем устроен монастырь.


Муромский Свято-Благовещенский собор

С последовавшего на прошение настоятеля монастыря игумена Никодима разрешения епархиального начальства с 24 августа 1821 г. организован был официальный сбор денежных средств на устроение ценной серебряной раки. В 1820-е гг. иждивением муромцев и по заказу монастыря московский мастер купец Егор Антипов изготовил новую раку. По свидетельству краеведа Н.П. Травчетова, она стоила 23 тыс. 48 руб. 75 коп. ассигнациями. Рака представляла значительный интерес в художественном отношении. Три грани, все украшения и крышка гробницы были обложены серебром, а с четвертой стороны (восточной) — бронзовая и сверху посеребренная. На крышке помещено было изображение святых Константина, Михаила и Феодора, взятое с их древнего образа чеканной работы.
На верху раки, по ее углам, сделаны были херувимы с крыльями, как бы охватывающими раку. По сторонам раки сделаны были четыре клейма выпуклой формы. Лицевую сторону раки (западную) украшала сцена крещения муромских язычников. На переднем плане архиерей в полном облачении, производящий крещение нескольких человек. За архиереем изображался святой Константин с воздетыми руками, как бы призывающий с неба благодать на крещаемых. Возле него были изображены взирающими на небо супруга княгиня Ирина и старший сын Феодор. С неба в виде голубя спускался из облаков Святой Дух.
На северной стороне в клейме были изображены три добродетели: Вера с крестом, Надежда с якорем и Любовь с оливковой ветвью. В клейме, расположенном на южной стороне, были отчеканены княжеские регалии. Наконец, на клейме с восточной стороны была сделана подобающая надпись, повествующая о крещении муромцев в 1097 г. Над каждым клеймом были размещены еще по три херувима. На изготовление раки было затрачено 4 пуда 23 фунта 75 золотников серебра (примерно 70 кг) 84-й пробы и 156 золотников лучшего червонного золота (примерно 400 г), а меди 55 фунтов с половиной.
Вместе с ракой была изготовлена и новая деревянная сень в классическом стиле, выкрашенная светло-лазоревой краской. Колонны ее были покрашены под мрамор. Карнизы и порезка позолочены червонным полузолотниковым золотом. Верхушка сени, выполненная в виде княжеской шапки, также была позолочена, а в некоторых местах покрыта серебром. С трех сторон сень окаймлялась малиновым бархатом, который сверху был обложен золотым позументом, а в низу — золотой бахромой. Снизу к бархату были прикреплены на золотых шнурах 15 вызолоченных кистей.
1 сентября 1828 г. епископ Владимирский и Суздальский Парфений (Чертков) с архимандритами Павлом и Аркадием переложили святые мощи князя Константина, княгини Ирины и их чад из деревянной раки во вновь изготовленную серебряную.
Это незабываемое для жителей Мурома торжество происходило следующим образом: «31 августа, в 3 часа по полудни, в Благовещенском монастыре начался благовест. Усердные сыны Церкви, услышавши этот желанный глас, со всех сторон города радостно поспешили к гробу своих просветителей. В 5 часов Преосвященный Парфений в Благовещенской церкви начал соборное молебное служение Божией Матери с водоосвящением и при окончании его окропил святой водой новую раку, поставленную посреди церкви.
Потом последовало всенощное бдение, а по окончании его в 10 часов Его Преосвященство, с двумя архимандритами, настоятелем монастыря и другими духовными лицами в полном облачении при пении святым тропаря и величания переложил мощи святых благоверных князей из старой в новую раку. Преосвященный позволил быть в церкви некоторым гражданам при переложении святых мощей. На другой день (1 сентября) была совершена соборно в приделе святых благоверных князей ранняя литургия. В 6 часов утра в городском Богородице-Рождественском соборе начался колокольный перебор, по приходским церквам начались ранние литургии.
В 8 часов в Благовещенском монастыре начался благовест к поздней литургии, а между тем городское духовенство собралось в кафедральный собор, откуда в половине девятого состоялся большой Крестный ход. В начале процессии в епитрахили шел соборный священник Василий. Четыре соборных хоругви несли восемь причетников в стихарях: четыре Карачаровских и четыре Панфиловских. Четыре диакона Воздвиженской, Воскресенской, Николонабережной и Георгиевской церквей несли большой древний сребропозлащенный крест, принадлежащий Сретенской церкви.
Два священника Лазаревской церкви и Панфиловской церкви несли образ благоверных князей Бориса и Глеба, так как последний княжил в Муромской области и жил от Мурома на два поприща. Два священника Карачаровской церкви Петр и Михаил несли образ святых Муромских чудотворцев Петра и Февронии. Два священника: Панфиловской церкви Гавриил и Борисоглебской церкви Прохор несли древний обильно украшенный образ святых чудотворцев Константина и чад его Михаила и Феодора.
Два священника Крестовоздвиженской церкви несли образ, копированный с иконы Божией Матери «Муромской», который, как видно из летописи, Великий князь Киевский Святослав Ярославич благословил своего сына Константина при отправлении его в Муром. Два священника Успенской и Сретенской церкви несли образ Божией Матери “Иверской”, украшенный по усердию граждан в память сорокадневного пребывания в обители Благовещения Московских чудотворных икон Божией Матери “Владимирской” и “Иверской” в 1812 г.
Два священника Николозарядской и Казанской церкви несли образ Благовещения Пресвятой Богородицы. Четыре священника: Георгиевской церкви, двое Слободских и четвертый Карачаровской церкви Василий с помощью усердствующих прихожан несли древний чудотворный образ Божией Матери “Боголюбской”, принесенный по усердию и желанию граждан из Боголюбова монастыря.
Этот ход в Благовещенском монастыре встретил Преосвященнейший с братией монастыря и другим духовенством. Потом была совершена поздняя литургия, по окончании которой, происходило молебное служение со всем городским духовенством святым благоверным князьям Константину с чадами его Михаилом и Феодором, на котором по девятой песни канона и сугубой ектеньи Владыка произнес соответственную данному празднику речь.
По окончании речи был предпринят Крестный ход вокруг монастыря, сопровождаемый колокольным звоном всех церквей города. Кроме упомянутых выше икон и святынь в Крестном ходу приняли участие четыре причетника в стихарях из Христорождественской и Николозарядской церкви несли четыре хоругви. Восемь человек причетников в стихарях: трое из Воздвиженской церкви, один из Космодамианской, один из Предтеченской, один из Николонабережной и двое Слободских с помощью усердствующих несли каменную доску, снятую с гроба благоверных князей. За ними двое светских чиновников на серебряном блюде несли три княжеские шапки. Четверо священников из учителей училища с помощью усердствующих граждан несли раку, перед ней один диакон с фонарем, два диакона: соборный и Вознесенской церкви с кадилами по ее сторонам. Также четыре диакона со свечами и двое с кадилами. За ракой шли два архимандрита, игумен Благовещенского монастыря и соборный протоиерей. Дьячок с примикирием. Два диакона с трикирием и дикирием. За ними следовал преосвященный, поддерживаемый двумя диаконами. Два священника Лавровский и Виноградов несли образ Нерукотворного Спаса. Два иеромонаха: Иоиль нес Святое Евангелие, а Павел — Животворящий Крест, перед ними шли два диакона с кадилами из Сретенской и Успенской церквей. Сопровождали Крест и Евангелие четыре священника: а) смотритель училищ Георгий Аменицкий, б) благочинный города — Афанасий Виноградов, в) священник Вознесенской церкви, г) кафедрального собора — Парфений. Затем следовал хор певчих, который на всем протяжении Крестного хода пел тропарь и величание святым Муромским чудотворцам.
В течение Крестного хода вокруг обители были совершены четыре остановки с литийными прошениями и с осенением крестом. По совершении Крестного хода священнослужители внесли новую раку со святыми мощами в Благовещенскую церковь и установили ее в другом месте — за левым клиросом, под сенью. Икона Божией Матери “Иверская”, которая находилась до этого за левым клиросом, была перенесена и поставлена за правый клирос. Затем по завершении молебного пения протодиаконом было возглашено многолетие Государю Императору и всей Императорской фамилии. Певчие, пропев многолетие, закончили это незабвенное, трогательное торжество благодарным песнопением: “Тебе Бога хвалим”.
Насколько умилительно и радостно было это священное торжество невозможно и выразить. После накануне стоящей ненастной погоды этот день выдался совершенно тихим и ясным. Необыкновенное стечение парода, блистание облачений на священнослужителях, которые для этого торжества собрались даже из окрестных селений. Сладостное пение, величественное служение архипастыря, достопокланяемые в позлащенных ризах чудотворные иконы. А паче всего — многоценная, необыкновенным светом от преломления лучей солнца сияющая рака со святыми мощами просветителей страны Муромския — этот бесценный залог милостей Господних, около семи веков хранимый.
Многие в тот день чувствовали неизъяснимую радость и, исполняясь в сердце умилительным благоговением, проливали слезы искреннего благодарения к Дивному во святых своих Богу».


Эскиз серебряной раки. 1827 г. Фонд ГАВО

Эскиз деревянной сени над ракой.1827 г. Фонд ГАВО

В последний год управления обителью епископом Иаковым, в 1882 г., раку со святыми мощами благоверных князей Константина и его чад перенесли под арку, которую пробили в то же время (под личным наблюдением епископа Иакова), а резная сень на четырех столбах, которую на свои средства изготовил еще в 1862 г. купец Иван Смольянинов, была разобрана и перенесена в алтарь Благовещенского храма. Позже, в 1888 г., при архимандрите Алексии (Полисадове), эту украшенную резьбой и позолотой сень установили в алтаре над престолом.
Таким образом под аркой, проделанной в стене Благовещенского храма и соединяющей его с пределом Иоанна Богослова, была помещена с этого времени рака с мощами святых благоверных князей Константина, Михаила и Феодора. Над ракой вплоть до 1918 г. был раскинут новый красивый балдахин из дорогой материи.


Рака с мощами св. блгв. Князя Константина, княгини Ирины и чад их Михаила и Феодора. Фото Машукова 1900 г.

Вскрытие мощей в подавляющем большинстве происходило согласно решениям местных властей (но инициатива спускалась сверху), а позже на основании циркуляра Наркомюста от 25 августа 1920 г. «О ликвидации мощей», который предлагал провести их полную ликвидацию, опираясь на революционное сознание масс (мощи было предписано сдавать в музей или закапывать в землю). Муромские безбожники исполнили желание вождя уже в феврале 1919 г.
Игумен Мелхиседек упоминается в списке присутствующих из числа духовенства лиц при вскрытии большевиками святых мощей благоверного князя Константина, княгини Ирины и чад их Михаила и Феодора, которое состоялось в Благовещенском монастыре 7 февраля 1919 г.


Вскрытие мощей св. блгв. князя Константина, княгини Ирины и чад их Михаила и Феодора, 1919 г. Фонд Владимиро-Суздальского музея-заповедника

Вот что стало об этом известно из листовки, опубликованной 7 февраля 1919 г. под названием «Вековой обман»: «7 февраля по постановлению Уездного Исполкома и партии было произведено особой комиссией обследование имущества Благовещенского мужского монастыря и попутно вскрыты находящиеся там так называемые “нетленные мощи”. Мера эта вызвана тем, что верующие до сих пор не удосужились произвести в муромских церквах учет церковного имущества, а также тем, что при наличии в городе эпидемии сыпного тифа, эти “мощи” могли являться источником заразы и пр.».
Этой же комиссией был составлен следующий протокол: «7 февраля 1919 г. Комиссия по проверке церковного имущества и инвентаря в Муромском Благовещенском монастыре в Муроме, собравшись, согласно постановлению Исполкома и Комитета партии коммунистов от 6 февраля сего года... и, избрав председателя т. Д. Николаева и секретарем т. Щелкова, явилась в мужской Благовещенский монастырь и, пригласив присутствовать при проверке гр. и. о. настоятеля монастыря о. Мелетия и иеромонахов о. Кирилла и о. Феофана и игумена о. Мелхиседека, приступила к проверке, причем обнаружили: инвентарных книг о состоянии монастырского имущества не оказалось».
По окончании осмотра алтарей была осмотрена находящаяся посредине рака с мощами, которые в монастыре значатся под именем “мощей святых, благоверных князей Константина и чад его Михаила и Феодора”. По предложению комиссии о. Мелетием был вскрыт верхний покров, причем оказалось: в раке лежат зашитые в зеленый шелк три человеческие фигуры, рядом с ними с левой стороны зашитый также в зеленый шелк мешкообразный сверток. По объяснению о. Мелетия, в нем находилась голова матери князей Ирины. На головах трех человеческих фигур были надеты бархатные шапки. Сами фигуры были перевязаны лентами, и в ногах фигур находилось большое количество ваты.
Вскрывать дальше о. Мелетий отказывался, однако на настойчивое требование комиссии приступил к распарыванию головы фигуры, лежащей с правой стороны: был вынут человеческий череп, желто-коричневого цвета, полуистлевший, набитый ватой, тряпками и землей. Затем о. Мелетием продолжалось “вскрытие” остальной части фигуры: была распорота зеленая шелковая оболочка, под которой оказалась вторая розового цвета, по вскрытии ее на месте груди обнаружено большое количество ваты и тряпок, которыми придавалась форма груди. После вынимания ваты, на том месте, где должны были находиться ноги, обнаружено большое количество полусгнивших костей, желто-коричневого цвета, под которыми в особом полотняном полотенце (хорошо сохранившимся) оказалась еще куча таких же костей. В обоих свертках кости были собраны в беспорядке. По заключению врачей трудно установить, одному ли скелету и какого пола принадлежат эти кости. От раки шел запах гнили и пыли.
Далее была вскрыта средняя фигура, по объяснению монахов принадлежащая князю Константину, верхняя оболочка и следующая у фигуры была такого же цвета и мантии, что и у первой. Далее следовала пелена из домашнего цветного холста, нижняя часть которого полу истлела. В эту пелену была завернута куча костей, несколько большего размера, чем у предыдущей, но такого же цвета. По мнению врачей, костей и тут оказалось более, чем полагается одному человеческому скелету. Были, например, части костей от другого черепа.
По вскрытии мешочка, в котором, по заявлению монахов, должна была находиться голова княгини Ирины, оказался человеческий череп с провалившейся срединой, набитый, как и предыдущие, ватой и тряпками. Последнюю фигуру не вскрывали, а оставили в первоначальном положении. На ощупь она представляет то же самое, что и две первые фигуры, называемые монахами “Мощами святых благоверных князей Константина, Михаила и Феодора” и считаемые нетленными со времени Иоанна Грозного...
Ввиду выяснившегося обмана Комиссия постановила: 1. Широко оповестить граждан о результатах вскрытия “мощей”, представив им на месте убедиться в многовековом обмане попами народа; 2. Поручить Городскому Совету провести точную проверку имущества этого монастыря и других церквей и монастырей г. Мурома. Председатель Комиссии — Д. Николаев. Секретарь — Щелков. Понятые: заведующий Благовещенским монастырем иеромонах Мелетий, иеромонах Феофан, монах о. Кирилл, игумен Мелхиседек, пономарь Ананьев, сторож... Митрофанов, Г. Лобков».
22 мая 1923 г. в Благовещенском монастыре состоялось повторное вскрытие святых мощей благоверных князей Константина, Ирины и чад их Михаила и Феодора, более доскональное и циничное, и с последующей их передачей в Муромский музей. По этому случаю которого и был составлен надлежащий акт: «1923 года мая 22 дня, Муромская Уездная Комиссия по ликвидации монастырей и переучету церковного имущества, действующая на основании постановления, утвержденного Президиумом Уезд. Исполнительного Комитета от 23 мая 1923 г. протоколом № 29 параграф 38, в лице заведующего отделом правления т. Зайцева Семена Михайловича, заведующего Отделом Народного образования т. Комарова Петра Флоровича, заведующего местным музеем Богатова Ивана Петровича, уполномоченного Уезд. Церковного Управления священника Зеленина, Уполномоченного от мирян гр. Сокольского, Председателя Церковного совета церкви быв. Благовещенского монастыря гр-на Нюханова, в присутствии экспертов врача Фортунатова и ученого археолога Селезнева Феодора Яковлевича, а также в присутствии помощника начальника Уездно-Городской Милиции Яковлева и начальника 1-го района Городской Милиции тов. Богатова Алексея, прибыла в полчаса первого дня в церковь бывшего монастыря (Благовещенского), где и произвела осмотр и вскрытие мощей (останков) князей Константина, Михаила и Феодора...
На основании удостоверения, выданного Президиумом Муромского Исполкома членам Уездной Комиссии по ликвидации монастырей и по переучету церковного имущества от 23 мая 1923 г. на право изъятия раки с мощами (останками) Константина, Михаила и Феодора и передачи таковых местному музею — сего числа изъяты от группы верующих бывшего Благовещенского монастыря и переданы в Муромский Музей Местного Края. Сдали: Члены комиссии. Принял председатель Музея Местного Края».
По устным воспоминаниям жителей Мурома, рисуется печальная картина изъятия святых мощей из муромских храмов. Надо отметить, что глубоко верующие люди были потрясены вовсе не тем, что мощи Муромских святых — это частично уцелевшие костные останки, а тем, что чтимые храмовые святыни силой изымались из церквей.
И особенно запечатлелся в памяти муромцев перенос святых мощей Константина, Ирины и их сыновей Михаила и Феодора в местный музей 22 мая 1923 г. Священнослужители Благовещенского храма и других храмов Мурома наотрез отказались участвовать в этом святотатственном акте. С трудом представителям власти удалось найти священника-обновленца Крестовоздвиженской церкви, согласившегося участвовать в изъятии святых мощей. Прихожане Благовещенского храма и все жители города были оскорблены таким кощунством, они пытались отстоять свои святыни и даже нападали на представителей власти, изымающих мощи, кидали в безбожников камни и особенно в обновленца. Только вооруженные милиционеры сдерживали толпу. Святыню везли на телеге к музею. Люди бежали следом, кидая камни в оскорбителей. Даже когда рака была внесена в музей, люди не успокоились и побили в музее стекла. Обновленцу же с большим трудом удалось выпрыгнуть в овраг за музеем и скрыться. Затем он вынужден был уехать из города и, по некоторым сведениям, вскоре умер.
Верующие, несмотря ни на что, шли в музей на поклонение поруганным святыням. Тем самым невероятно возрос процент посещаемости музея. Если за четыре года (1919-1922) его посетили 10996 человек, то только за 1923 г. количество посетителей составило 24831 человек.
Пресса Муромского района не могла остаться в стороне от этого необычайного события и на своих страницах излагала следующие подробности: «... За полчаса до открытия музея во дворе уже собралось до ста человек... Двери открыли. Зрители, в беспорядке толкая друг друга, входят в музей и, не останавливаясь проходят прямо к мощам. Здесь они с глубоким молчанием выслушивают научное объяснение, каждый по-своему переваривает».
Долгие годы мощи святых угодников были выставлены на обозрение в музее в атеистическом отделении. Муромский музей тогда поставил антирелигиозную пропаганду на широкую ногу. Директор музея И.П. Богатов, известный своими нападками на христианство, желая деморализовать население Владимирской области, написал даже работу «Владимирские святые и их чудеса», изданную губернским Союзом безбожников, где с неприкрытым сарказмом и злой иронией писал о святых чудотворцах.
Затем святые мощи вновь оказались “под спудом”, то есть в запасниках музея, и хотя сотрудники музея хорошо понимали, что место этих святынь в храме, но до самого последнего времени трудно было осуществить передачу святых мощей Церкви.
21 сентября 1930 г. по адресу Красноармейский переулок, д. 8 был направлен оперуполномоченный Никитин с целью ареста о. Мелхиседека. При обыске были изъяты частицы святых мощей благоверных князей Константина, Михаила и Феодора, которыми, по слову о. Мелхиседека, он наделял верующих благочестивых людей. Обвинялся он как участник контрреволюционной организаций, направляющей свою деятельность на свержение государственного строя.
20 января 1989 г. мощи Муромских святых — благоверных князя Константина, княгини Ирины и чад их Михаила и Феодора, князя Петра и княгини Февронии, праведной Иулиании Лазаревской — были возвращены из Муромского историко-художественного музея в Благовещенский собор, тогда еще остававшимся единственным действующим в городе (в соответствии с приказом Министерства культуры РСФСР 618-П от 4 ноября 1988 г.).



Рака с мощами князя Константина и сыновей его Михаила и Федора в Свято-Благовещенском мужском монастыре

Из столетия в столетие особо торжественно в Благовещенском монастыре отмечался праздник в день памяти святых благоверных князей Константина и чад его Михаила и Феодора. К тому же неспокойное, тревожное время накануне Первой мировой войны содействовало усилению религиозных чувств у православного народа, населявшего Владимирскую губернию, и подвигало его искать поддержки, помощи и утешения в молитвенном обращении к просветителям Муромской земли. 22 мая (по старому стилю), в день их памяти, происходил особо большой наплыв паломников в Муром, устремлявшихся в соборный храм Благовещенского монастыря, чтобы молитвенным поклонением и целованием почтить святые мощи благоверных князей.
Этот общегородской праздник отпечатлевался не только в сердцах богомольцев, но и на страницах городской прессы: «Вчера, в день святых князей Муромских Константина, Михаила и Феодора, Муром посетили толпы богомольцев. Многие пришли за день, за два до праздника. Богомольцы, большей частью “ближние” жители окрестных селений, но есть между ними и пришедшие в Муром издалека, из других губерний, за сотни верст. Благовещенский монастырь не мог вместить всех желающих помолиться у гроба святых князей, и потому даже двор монастырский был полон народом. Вчера, по случаю местного праздника, в общественных заведениях Мурома занятия не проводились, утром все магазины были закрыты и питейные заведения бездействовали».
Такие планомерные просветительные акции со стороны монастыря совершались ежегодно на праздник Муромских просветителей и 23 октября в память пребывания в Благовещенском монастыре в 1812 г. Московских чудотворных икон Божией Матери.

Притвор Благовещенского храма имеет свою святыню. В северную его стену вставлена волнообразная по виду плита, обретенная на могиле святых благоверных Константина, Ирины и чад их Михаила и Феодора. Многие люди, с верою, благоговением и молитвою к святым прикасающиеся к этому природному камню, получают благовременную помощь в своих душевных и телесных недугах.
Особое место среди монастырских святынь занимает крипта (это помещение использовалось первоначально под братскую усыпальницу). Первое, чем примечательна эта крипта, то, что в ней находится треугольной формы комната с нишей, в которой были обретены нетленные останки святых благоверных Константина, Ирины и чад их Михаила и Феодора.


Святой благоверный князь Константин и его чада Михаил и Федор Муромские
Юрий Кузнецов. Точечная техника, 60х45. Дерево, левкас, темпера, лак

Память

3 июня/21 мая - память святые благоверных князей Константина и чад его Михаила и Феодора, Муромских чудотворцев (XII).
23 июня/6 июля в Соборе Владимирских святых.

Молитва благоверному князю Константину и чадам его Михаилу и Феодору

О храбрый воине и избранный воеводо Небеснаго Царя Христа, победивый прелесть идолослужения силою Святаго Духа и просветивый град Муром святым крещением, святый благоверный княже Константине! Усердно предстояще честней раце многоцелебных мощей твоих, со слезами молим тя, просяще прияти нам твоим к Богу ходатайством грехов оставление. Предстани, святе, яко имеяй дерзновение ко Святей Троице, и подвигни с собою на молитву преудобренныя своя две отрасли: благовернаго князя Михаила, послушнаго тебе до смерти, и кровь свою пролиявшаго за град сей, и, яко незлобиваго агнца, заколена бывша, и благовернаго князя Феодора, ревнителя благочестию. Испросите своими молитвами стране нашей мир, на враги победу и одоление. Еще со слезами смиренно просим: сохраните, блаженнии, невредим град сей, егоже возлюбисте и свободисте от работы демонския. Обитель же сию и живущия и труждающияся в ней соблюдите невредимо от всех козней и стрел демонских. Даруйте, святии, царствующим градом, граду сему, всякому граду и стране мирное и немятежное житие и изобилие плодов земных. По морю плавающим и путешествующим и к мощем вашим с верою прибегающим безбеднии правителие будите; злых свобождение, мирное и радостное в домы их возвращение молитвами вашими даруйте, да вси с радостию взываем: о благовернии наши заступницы! Соблюдите всех без напастей, да вси прибегающе с верою к цельбоносней раце мощей ваших исцеление душам и телесем нашим приемлюще, прославляем вас, наши заступники, славяще Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь, глас 4:

Константин днесь весело ликовствует, предстоя престолу Святыя Троицы, видя отечествие свое, мастию духовною сияющее, емуже последоваша Михаил и Федор, сынове его, и молятся вси трие вкупе о душах наших.

Кондак, глас 8:

Изрядному воеводе и правоверному князю Константину с сынома его вкупе отечество его, хваляся, вопиет, имеюще его начальника и заступника, яко избавльшееся им от прелести и скверны идольския. Сего ради вопием ему сице: радуйся, княже Константине преблаженне.


Икона Муромских святых князя Константина со чадами

Ирина Муромская (ок. +1129, память 21 мая) – жена святого князя Константина (Ярослава) Святославича Муромского.

Всеволод Давыдович

Всеволод Давыдович сын Черниговского и Муромского князя Давыда Святославича.

Князь Муромский: 1123 - 1127 гг.
С переходом Ярослава из Мурома в Чернигов в 1123 г. в Муроме сел Всеволод Давыдович.
1124 г.- Женитьба в Муроме Всеволода Давыдовича - племянника кн. Ярослава на полячке.
"В лето 6632... В се же лето ведена бысть Леховица в Муромъ за Давидовича Всеволода" ПСРЛ. - Т.7. - Воскресенская летопись. - СПб., 1856. - С.26.

Князь Ярослав (Константин) Святославич

Князь Муромский: 1127 - 1129 гг.
В 1127 г. пришел в Муром князь Ярослав Святославич, изгнанный из Чернигова Всеволодом Ольговичем.
"В лето 6635... И приде Ярослав из Мурома и поклонися Местиславу, река: "Хрестъ еси ко мне целовал, поиди на Всеволода" ПСРЛ. - Т.1. - Лаврентьевская летопись. - СПб., 1846. - С.130.
В 1129 г. умер и погребен князь Ярослав Святославич.
"В лето 6635... а Ярославъ седе на Муроме и на Рязане и сиде два году и преставися и положенъ в Муроме. А на Муроме и на Рязани остались дети его... Ростиславъ да Святославъ были на Рязани, а Юрий на Муроме" ПСРЛ. - Т.7. - С.242.

Юрий Ярославич

Князь Муромский: 1129 - 1143 гг.
В 1129 г. после кончины князя Ярослава Святославича на муромский стол сел его сын - Юрий (Феодор) Ярославич.

Братья:
- Святослав (умер 1145) - князь рязанский (1129—1143) и муромский (1143—1145).
- Ростислав (умер 1153) - князь пронский (1129—1143), рязанский (1143—1145) и муромский (1145—1153).
- Михаил - почитается общероссийским святым; погиб в Муроме в малолетстве от рук язычников.
- Фёдор - почитается общероссийским святым; историки отождествляют его со старшим братом Юрием.
Сведений о жене и потомстве Юрия Ярославича не сохранилось.

В 1131 г. произошло столкновение муромо-рязанских князей с половцами.

Святослав Ярославич

Святослав Ярославич - сын св. муромского князя Ярослава (Константина) Святославича.

Князь рязанский: 1129 - 1143 гг.
После смерти Юрия Ярославича в 1129 г., Рязанская земля досталась Святославу вместе с братом Ростиславом в совместное владение. Святослав княжил в Рязани, а Ростислав - в Пронске.

Князь Муромский: 1143 - 1145 гг.
В 1143 г. после смерти старшего брата Юрия занял муромский престол, одновременно передав рязанский престол младшему брату Ростиславу.

Святослав Ярославич умер в Муроме в 1145 г.
"В лето 6653... Той же зиме умре Святослав, сын Ярославль, у Муроме, а братъ его Ростиславъ седе на столе" ПСРЛ. - Т.2. - С.21.

Город Муром.

Князь Глеб Владимирович. 988 - 1015 гг.
После Глеба Владимировича в Муроме сидели Киевские великокняжеские, затем черниговские наместники.
Князь Давид Святославич. 1076 - 1093 гг.
В 1088 г. Муром был сожжён.
Князь Олег Святославич Гориславич. 1094 г. и 1096 г.
Князь Изяслав Владимирович. 1095 - 1096 гг.
Князь Ярослав (Константин) Святославич. 1096 - 1123 гг. 1097 г. - крещение жителей Мурома.
Князь Всеволод Давыдович. 1123 - 1127 гг.
Князь Ярослав (Константин) Святославич. 1127 – 1129 гг.
Князь Юрий Ярославич. 1129 - 1143 гг.
Князь Святослав Ярославич. 1143 - 1145 гг.
Илья Муромец/ Илия Печерский. 1143 - 1188 гг.
Князь Ростислав Ярославич. 1145 - 1147 гг. и 1149 - 1153 гг.
Князь Владимир Святославич. 1147 - 1149 гг. и 1155 - 1161 гг.
Князь Юрий Владимирович. 1161 - 1176 гг.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (24.05.2015)
Просмотров: 3049 | Теги: святость, Муром, князь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика