Главная
Регистрация
Вход
Вторник
15.06.2021
04:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1388]
Суздаль [417]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [445]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [230]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [150]
Гусь [163]
Вязники [298]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [256]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [90]
Учебные заведения [132]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Протопопов Яков Егорович

Яков Егорович Протопопов

Яков Егорович Протопопов, типичный провинциальный деятель прежнего времени, первый вдохнувший «душу живу» в только что народившийся в его времена местный печатный орган, в «Губернские ведомости».
Родился в городе Суздале 16 октября 1815 года. Отец его в то время был священником (после — протоиерей) Входоиерусалимской (Пятницкая) церкви, и, как видно, пользовался в городе уважением со стороны именитых граждан, — так, крестным отцом Якова был коллежский асессор и оператор Дмитрий Павлович Моренков, а крестною матерью — суздальского штаб-лекаря Штейца жена, Наталья Григорьевна.
Фамилия Протопоповы произошла не случайно, — прадед и дед Якова Егоровича были протопопами Суздальского собора, а отец Георгий Яковлевич — протоиереем Входо-Иерусалимской церкви (ум. 25 января 1868 г.).
Я.Е. Протопопов вырос в семье, в которой исстари интересовались книгой и любили предаваться литературным занятиям. Так, прадед Иоанн Иоаннов, произведенный в протоиереи в 1751 г. (ум. 4 марта 1794 г.), написал свою автобиографию (напечатана во «Владимир. Губерн. Ведом.» 1879 г., №№ 28 и 29), отличался любознательностью, списывал для себя многие из выходивших в его время книг, любил излагать свои мысли стихами, вернее сказать — рифмованною прозою. После него остались многие рукописи, из которых некоторые напечатаны в 50-х годах во «Владимирских Губернских Ведомостях».


Протопопов Яков Егорович

Яков Егорович обучался сначала в Суздальском духовном училище, откуда в 1830 году перешел во Владимирскую духовную семинарию. Протопопов был одарен от природы редкими способностями и замечательною памятью, и потому ученье давалось ему легко, и все свободное время он посвящал музыке, поэзии и чтению книг. Я.Е. хорошо играл на скрипке, но более всего ему нравились гусли, этот старинный музыкальный инструмент, — на них он играл очень искусно. Протопопов известен был во Владимире и как поэт. В духовных учебных заведениях прежнего времени была довольно сильно развита литературная деятельность, проявление которой видим в многочисленных приветствиях, поздравлениях семинарий, академий, обращенных к местным преосвященным, ректорам, наставникам; некоторые из этих сочинений попали и в печать; далее, осталось не мало в рукописях семинарских произведений в прозе и стихах, написанных для публичных испытаний и, наконец, не мало рассеяно их по рукописным периодическим изданиям, в роде «Семинарского Вестника». Во времена Протопопова никакого журнала, кажется, не издавалось семинаристами, но у нас сохранился альманах «Майская Роза, или Собрание отличнейших произведений прозаических и пиитических новейших Авторов», именно 30-х годов, в котором, на ряду с произведениями Карамзина, Жуковского, А. Пушкина, Филарета и др., помещены стихи Андрея Казанского, Федора Тихонравова, Якова Протопопова и др. Из произведений Протопопова помещены здесь два — «Смятыя розы» и «Нечаянная тоска». Первое из них, может быть и не из лучших, мы приведем здесь.

СМЯТЫЯ РОЗЫ
Над восточною страною
Месяц круглый выплывал,
И с вечернею звездою
Луч серебреный сливал.
Из под тени древ лимонных
Вышла дева — кончен путь!..
И на розах благовонных
Пала юноше на грудь.
Как роскошна, как прекрасна
Дочь востока и любви!
Как вонзила в друга страстно
Очи черные свои!..
Как величествен и нежен
Сын востока и страстей!
Как пленительно небрежен

Он пред девою своей!..
В их груди весь мир бушует,
И восток и знойной юг;
Их тревожит и волнует
Неги свадебной недуг.
Видишь — крепко обнялися,
В розах спутались оне;
Видишь — сладостно слилися
Их ланиты при луне; —
И над ними тихо вьются
Духи райские во мгле,
И кругом их розы рвутся,
Розы клонятся к земле.
Поцелуи непрестанно
Зажигают их уста,
И разносит шепот тайной
Ночи тихой пустота...
Но вот солнце выплывает
Из-за туч: исчез туман,
Месяц бледный улетает
В неизмерный океан.
Дева быстро упорхнула
В сень прохладную древес;
Другу ручкою махнула,
Он простился и исчез.
В полдень тут брамин брадатый
С мулом тихо проходил,
Вдруг он видит — розы смяты...
А!.. и губу закусил.

Яков Егорович чаще всего, однако, воспевал предметы духовные, его вдохновляли библейские сказания, — так, очень распространены были его поэмы «Афендорская волшебница», «Безчестие Фамари», «Смерть Саула» и др.
Пребывание Протопопова в семинарии совпало с знаменательным временем для Владимира, здесь 1 января 1834 г. была открыта первая губернская публичная библиотека, помещавшаяся в доме дворянства. Она была открыта ежедневно (кроме праздников), и в числе посетителей первое место занимали ученики губернской гимназии и семинарии. Яков Егорович был самым усердными ее посетителем и тут мало по малу чтением книг расширял круг своих познаний. Одним словом, это был замечательный семинарист, не ограничивавшийся кругом учебных предметов, постоянно искавший средств к развитию и постепенно совершенствовавшийся в излюбленных им искусствах, поэзии и музыке.
Посвящая большую часть времени на чтение книг, писание стихов и игру на разных музыкальных инструментах, Я.Е. Протопопов, естественно, выдающихся успехов по преподаваемым в семинарии предметам уже не мог оказывать, да и монашествующее начальство семинарии косилось на бойкого и способного питомца, который в своих сатирических стихах не редко задевал его; меткие эпиграммы Якова Егоровича были возведены на степень пасквилей, и молодому поэту грозило изгнание из семинарии, и только благодаря заступничеству архиепископа Парфения пришлось избежать этого, и в 1836 г. 15 июля Протопопов окончил курс семинарии во 2-м разряде, при чем в выданном ему аттестате было отмечено, что обучался: при способностях очень хороших, прилежании средственном, поведении честном, успевал в науках — богословских и церковной истории хорошо, философских — довольно хорошо, математике и физических — очень хорошо, словесных — весьма хорошо, всеобщей и российской истории — очень хорошо, языках — латинском хорошо, греческом очень не худо, еврейском отчасти, немецком недостаточно.
В год окончания Протопоповым курса семинарии назначен был (23 апреля 1836 г.) Владимирским губернатором Иван Эммануилович Курута, немало оказавший услуг проживавшему во Владимире А.И. Герцену . Курута привез с собою обширную библиотеку, которую нужно было на новом месте привести в порядок. Вскоре по приезде губернатора, домашним доктором его сделался известный Митрофан Иванович Алякринский, бывший тогда врачебным инспектором. К нему-то Иван Эммануилович и обратился с просьбой — приискать дельного, свободного от занятий человека, который сумеет бы привести библиотеку в систематический порядок. Алякринский, хорошо знавший Протопопова, как крестника своего благодетеля Моренкова и как врач семинарской больницы, рекомендовал Куруте для разбора библиотеки именно Якова Егоровича. Последний возложенное на него поручение исполнил в несколько месяцев с совершенным знанием дела, так что И.Э. остался очень доволен его работой, и, имея возможность за это время оценить дарования и познании Протопопова, предложил ему поступить на службу в губернское правление, с откомандированием для занятий в канцелярию губернатора и по статистическому комитету. Яков Егорович принял это предложение, но ему сначала нужно было уволиться из духовного звания. В марте 1837 г. Протопонов подал местному преосвященному прошение об увольнении его из духовного звания, «так как с давняго времени будучи подвержен головокружению и сильному стеснению в груди», писал он, «чувствую себя не способным к прохождению духовнаго звания». Началось обычное по тогдашнему времени «дело», врачебная управа подтвердила просьбу Протопопова, и хотя преосвященный Парфений в донесении Св. Синоду писал, что других причин по его личному усмотрению — не предвидится к увольнению, но Синод указом в августе 1837 г. уволил Протопопова из духовного звания.
Формуляр служебный у Якова Егоровича очень не сложен: был сначала канцеляристом, потом награжден губернским регистратором, утвержден был писцом сначала низшего, потом высшего разряда и наконец награжден был коллежским регистратором. Более этого Протопопов во Владимире ничего не получил, да и служба его здесь, впрочем, продолжалась не долго: в конце 1843 г. он подал прошение в правление Московского университета об определении его в типографию университета корректором. 18 октября Правление Университета просило Владимирское губернское правление доставить формуляр Протопопова, и 20 октября 1848 г. губернское правление постановило — состоящего на службе в правлении при редакции «губернских ведомостей» корректором Я. Протопопова уволить для определения в корректоры типографии Московского Университета.
И так, Яков Егорович во Владимире прослужил недолго, но и за этот короткий срок он успел сделать так много полезного, что имя его едва ли забудется.
В 1837 г. последовало Высочайшее повеление об учреждении в губернских городах «Губернских Ведомостей», которые и начали выходить повсюду с начала 1838 года, в двух отделах — официальном и неофициальном, последний в виде «Прибавлений к губернским ведомостям». Во Владимире редактирование второго отдела сначала было поручено старшему учителю губернской гимназии, Василию Захаровичу Богословскому, а потом (в том же 1838 г.) тоже учителю Д.В. Небабе, который в 1839 г. кончил жизнь самоубийством. После Небабы редактором назначен был известный А.И. Герцен, однако почти ничего не сделавший для улучшения газеты, что вполне и понятно. Вынужденный жить сначала в Вятке, потом во Владимире. Александр Иванович, в последнем городе ждавший тогда с часу на час разрешения вернуться в Москву, при всем желании не мог стать истым редактором местной газеты, так как жизни этой местности не знал, знакомства в губернии ни с кем не имел, 20 июля 1839 г. он был Высочайшим повелением прощен, и после этого выжидал только удобного случая — уехать из Владимира и потому о газете почти думать перестал. Герцен оставался во Владимире до апреля 1840 г. и до этого времени числился редактором «ведомостей», но фактически ими заведывал с половины 1839 г. Яков Егорович Протопопов, как близко знакомый Герцену и как имевший особое призвание к этому занятию.
История «Владимирских Губернских Ведомостей» вообще интересна и поучительна; на первых порах «прибавления» представляли собою случайный набор малоинтересных и по большей части не имевших никакого отношения к Владимирской губернии статеек. За первый год некоторый интерес могли представлять статистические сведения о городах губернии, да около пятка статеек Гаврилова и Дмитревского. Остальное псе (а всего было 230 стр. in 4°) было перепечаткой из других изданий, в роде «испытаннаго средства от мышей» (№ 52), «о минеральных водах, находящихся близ города Славянска» (№№ 9, 10 и 11) и т. п. Редакция несколько раз обращалась к читающей публике за содействием, но в конце с грустью должна была сознаться, что ни откуда ничего не получила. В начале 1839 г. были дворянские выборы и редакция решила воспользоваться этим событием, чтобы привлечь сотрудников, но и это не увенчалось успехом; местные статьи стали появляться приблизительно с половины года, сначала (в №№ 20, 23 и 24) были помещены две статейки исторического характера неизвестного автора, а с 25 № начали печататься статьи Протопопова, при чем редакция (А. Г., т.е. Герцен) заявила, что с удовольствием готова служить посредницей между автором исторических розысканий и публикой. С этого времени хотя и встречаются перепечатки из других газет, но начинают главенствовать статьи местного характера. Надо полагать, с этого времени Протопопов становится и фактическим редактором; мы думаем, что ему же принадлежит и статья «От редакции» в № 44 за 1839 год, в которой высказывается уже более уверенности, обоснованной надежды. В справедливости, что Протопопов был в 1839 г. фактическим редактором, еще более убеждает нас статья «От редакции» в № 1 за 1840 год, в которой сказано, что «в прошедшем году первый № между прочим заключал в себе благодарность некоторым особом, поделившимся с редакциею своими трудами в 1838 г.» На сей раз она почти должна отказаться от этого удовольствия; назвавши г. Борисова, который и в 1839 г. присылал прекрасные материалы из Шуи (было 8 сообщения), и еще два — 1 три лица, единовременно доставившие статейки (это — И. Соколов и два лица, сообщившие о древностях в Александрове и о древних церквах в Суздальском и Муромском уездах), мы должны сознаться, что редакция в 1839 г. была совершенно оставлена на самое себя. Видимое дело, Я. Е. Протопопов был причислен к редакции, так как его статьи занимают 13 №№, тем более, что и К. Н. Тихонравов в одном месте заявил, что в 1839 г. после Небабы редакцией заведывал Герцен при постоянном сотрудничестве чиновника канцелярии губернатора, Я. Е. Протопопова.
В 1840 г. Яков Егорович был назначен редактором и с этого времени «Губернские ведомости» становятся истинно Владимирскими; на столбцах газеты все чаще и чаще стали печататься статьи, касающиеся губернии в различных отношениях. По истории и археологии края Протопопова нужно по справедливости признать первым местным исследователем, открывшим и указавшим путь в этом направлении для последующих местных деятелей, так что В.И. Доброхотов, К.Н. Тихонравов, В.А. Борисов и др. должны быть признаны его учениками.
Перечислить все статьи Я.Е. Протопопова нет возможности, так как многие из них совсем не подписаны. Известные его статьи идут в таком порядке: «Суздаль от княжения в нем Георгия Долгорукаго до нашествия Татар (Из рукописнаго исторического обозрения Суздаля)» 1839 г., №№ 25 и 26; «Суздаль от нашествия Татар до присоединения его к Московскому Княжению (Из истории, рукопис. обозр. Суздаля)». 1839 г., №№ 27, 29 и 30; «Суздаль от присоединения его к Московскому Княжению до настоящаго времени». №№ 35, 36 и 37; «О Суздальском Соборном Храме Рождества Богородицы». №№ 38 и 39; «Владимир Столица Великих Князей Русских. (Исторический очерк)». №№ 49, 50 и 52 (без подписи; в № 52-м сказано: продолжение впредь, но оно было в 1842 г., под другим заглавием). В 1840 году он напечатал статьи: «Заметки о Суздальских древностях» (без подписи) — №№ 9, 11, 12, 13, 14, 15 и 16; «Историческия замечания о Муроме» (с подписью: Я. И.) — №№ 21, 22, 23, 24 и 25; «Ложница Андрея Боголюбского в Боголюбовом Монастыре» № 27; «О церкви Покрова Богородицы близь Боголюбова Монастыря» (с подписью: Я.П.) — № 28; «Исторический очерк г. Переелавля Залесского» (с подписью: Я. П.) — №№ 30, 31, 32, 33 и 34; «О замечательных битвах в древней Истории Русской которых места находятся в нынешней Владимирской губернии» (с подписью: Я. И.) №№ 35, 36 и 38; «Село Батыево и Батыев курган» (с подписью: Я. П.) — № 40; «Нападение Карамышева и Талыча на Владимир в 1411 году» (с подписью: Я. П.) — №№ 41 и 42. В 1841 году почти все статьи Якова Егоровича были без подписи: «От редакции» — № 1; «Краткое Историческое начертание Владимиро — Суздальской Иерархии. Статья 1. От введения христианской религии в Ростовскую и Суздальскую земли до отделения Владимира и Суздаля от Ростовской епархии» — №№ 2 и 3, и Статья 2. От отделения Владимира и Суздаля от Ростовской епархии до прибытия во Владимир из Киева Митрополита Максима и кончины его» — №№ 4 и 5; «Место бывшаго Дворца Князей Шуйских в Суздале» — № 9; «О некоторых селениях Владимирской губернии, бывших прежде собственностью Великих Князей Московских или их семейств, и упоминаемых в их древних граматах» — №№ 12, 13 и 14; «Нечто о городе Судогде и находящемся в оном Екатерининском соборе» — № 15 (перепечат. в «Жур. М. Вн. Дел» 1841 г., № 5); «Исчисление Духовных писателей, живших, или родившихся во Владимирской губернии» — №№ 16 и 18; «О чудотворных Иконах Богоматери, находящихся во Владимирской губернии» — № 25; «О Городищах во Владимирской губернии (с подписью: Я. Пр.) — № 31; «Краткия сведения о жизни Илариона Митрополита Суздальскаго и Юрьевскаго, бывшаго первым строителем Флорищевой пустыни. 1682 — 1707 (с подписью: Я. П.) — №№ 32, 33 и 34; «Краткия историческия сведения о городе Юрьеве-Польском» (с подписью: Я. П.) — №№ 44 и 45; «Взятие Владимира Батыем в 1238 году» — №№ 48 и 49. Кроме того, в том же 1841 г. Протопопов сообщил в ведомости 4 древних акта: «Грамата, данная Дмитрием Самозванцем Суздальскому Александровскому Девичьему монастырю» — № 18; «Грамата Царя Алексея Михайловича, о даче жалованья» того же монастыря игуменье с сестрами — № 19; «Граната Илариона Митрополита Суздальскаго и Юрьевскаго на построение каменной церкви» в том же монастыре — № 20, и «Челобитная Царям Иоанну и Петру Алексеевичам» игуменьи того же монастыря - № 36.
В 1842 г. статьи Протопопова печатались также без подписи: «О городе Коврове и Стародубо-Ряполовском Стане» — № 7; «О Космине монастыре и Золотниковской пустыне» (из Материалов для ст. Р. Истории) — № 8; «Село Барово и село Клины в Юрьевском уезде» (с подписью: Я. П.) — № 12; «Кончина Великаго Князя Андрея Георгиевича Боголюбскаго; смятение в областях Владимирских; погребение его во Владимире» (с подписью: Я. П.) — №№ 20 и 21; «Происшествия во Владимире, от кончины Боголюбскаго до княжения Всеволода III. 1174 — 1176 г.» — №№ 24, 25, 26 и 27; «О древнейших Княжеских лицах, похороненных в Суздальском Соборном Храме» — № 29; «Краткия известия о церквах, находящихся в городе Вязниках» — №№ 33 и 34; «Историческия сведения о городе Гороховце» — № 36; «О пожарах и других необыкновенных происшествиях, случившихся во Владимире в древния времена и упоминаемых в летописях» — № 41; «Село Вышеславское в Суздальском уезде» — № 50.
Наконец, нам остается отметить статьи его за 1843 г., тоже почти все без подписи: «Владимир в княжение Всеволода III. 1176 — 1212» — №№ 8, 9 и 10; «Илья Муромец» (с подписью: Я. П — в) — № 18; «Великий Князь Александр Ярославич Невский» — №№ 19 и 20; «Нечто о Суздальской живописи» (с подписью: Я. П.) — № 21; «О принесении иконы Божия Матери Боголюбския во Владимир из Боголюбова монастыря» — № 22; «О приездах Даря Иоанна Грозного во Владимир» — № 27; «Остатки древностей в Боголюбове монастыре» (с подписью: Я. Пр — в) — № 34; «Описи города Суздаля в 1612, 1617, 1623 я 1628 годах» — №№ 25 — 31; «Село Кидекша» — № 42 (перепечатано в «Северной Пчеле» 1843 г., № 253), и «Село Михайлова сторона» — № 43. Этим список статей Протопопова мы и закапчиваем, хотя не можем не заметить, что так как Я. Е. вместе с редакцией ведомостей заведывал и делопроизводством по губернскому статистическому комитету, то вероятнее всего многие статистические очерки в ведомостях, а также сведения о происшествиях по губернии — написаны им.

Указанного нами все же достаточно, чтобы иметь правильное понятие о деятельности Протопопова, при чем не нужно забывать, что до того времени сведения о губернии были самые скудные. Очень естественно, что, может быть, Яков Егорович ошибался иногда в своих выводах, некоторые статьи его для нас кажутся слабыми, пустенькими; но он был почти пионером в этом деле, работал при скудных источниках и при том неподготовленный специально к тому. И все же мы видим — какое обилие и разнообразие предметов занимало его, сколько затронуто им вопросов, сколько сделано им указаний для будущих изыскателей и исследователей прошлой и современной жизни Владимирской губернии. Редакторов «Владимирских Губернских Ведомостей» со дня основания их переменилось не мало и только три лица из целой вереницы их истинно понимали принятую на себя обязанность, — это Протопопов, Доброхотов и Тихонравов, и первый из них дал тон для последующих. В статье «От редакции» в 1-м № за 1841 год он говорил: «Губернская газета должна проявлять в себе жизнь губернии во многих отношениях; приятно думать, что и наши читатели так понимают назначение ее. Редакция считает всегдашнею и полною обязанностью доводить труд свой до этой полезной и единственной цели, — и прилагала к этому все старание... Владимирская губерния очень богата предметами, исследование и описание которых доставит читателям истинное удовольствие. Возьмем во внимание например:
1) Памятники древности.... Много еще можно найти памятников древних лет и вне городов; известно, что на пространстве Владимирской губернии сосредоточивалась, за пять столетий перед сим, жизнь целой Руси — при великих князьях Владимирских; вероятно во многих поселениях и даже местах, теперь ненаселенных, может скрываться старина, доселе незамеченная. Есть многие древнейшие памятники, которые, как будто заключив дружный союз с всеразрушающим временем, доходят до нас невредимыми и открывают себя только в то время, когда новое поколение почтит их своим любопытством....
2) Предания. И в сем случае труды любопытного исследователя получат обильный плод. В некоторых песнях, сказках и поговорках Владимирцов, он увидит их происхождение, часто характеризующее старый быт здешних жителей, о многих селениях и урочищах услышит от словоохотных поселян рассказы, имеющие историческую важность или занимательность пиитическую. Сколько, например, надобно предполагать старинных рассказов о Муромских лесах. А многие народные обряды, поверья, приметы — разве еще не высшей степени занимательный предмет? Мы любим всю нашу старину; узнать ее все равно, что увидаться лицом к лицу с нашими дедами».... и т. д. и т. д.

Считаем не лишним здесь же привести отрывок из одного письма Протопопова к К.Н. Тихонравову (последний был женат на сестре Я. Е — ча); письмо это писано было из Москвы в апреле 1847 г. «Покорнейше благодарю за присылку Владимирских Губернских Ведомостей; для меня они имеют двоякий интерес, какой — сами знаете; кроме того они любопытны уж и тем, что в Москве составляют библиографическую редкость... Прочитавши все номера Ведомостей, я нашел нужным сделать Вам следующие благоразумные примечания: во первых, когда задумаете писать какую-нибудь археологическую статью, — наперед справляйтесь в газете прежних годов, не было ли чего-нибудь писано о том прежде; во вторых, помещайте свои статьи не так часто и щедро; скупость нужна тут для того, чтоб не истощить скоро материалов; а от истощения у Вас статей может умалиться и значение Ваше для газеты; в третьих, составляйте больше статьи о современном положении губернии во всех отношениях, чем археологические; последние только любопытны, а первые любопытны и полезны; поэтому-то статью Вашу о лесах и проч. я ставлю несравненно выше всех Ваших археологических заметок; в четвертых, не делайте пожалуйста таких Морошкинских заметок, как напр.: офенское название руки — хирки — не от греческого ли: хир, рука? — Этак можно, пожалуй, заметить, что офенское: муж — муслень происходит от французского moussetline, кисея. — Надеюсь, что Вы по временам будете пересылать мне и дальнейшие номера; я же постараюсь не остаться должником газете и удосужусь как нибудь написать кой-что и прислать для напечатания... Да, напишите-ка мне поскорее и подробнее о Ваших канцелярских занятиях, о Ваших отношениях к правителю канцелярии, о количестве и качестве Ваших археологических и других материалов, о том, что думают порядочные люди или, пожалуй, публика Владимирская, о Ваших статьях и каких Вы имеете в виду корреспондентов в губернии, кроме Борисова, с которым советую познакомиться поскорее. Все это мне нужно знать, чтобы сказать Вам, следует ли браться Вам за редакцию неофиц. газеты или нет. Тут может встретиться множество прескверных вещей, от которых может избавить только увертливость и постоянное держание уха на стороже т.е. не в висячем положении. Со мной бывали преглупые и предосадные истории, какова наприм. история по поводу статьи об Иларионе Митрополите. Тлетворный ветер может подуть иногда на вас с такой стороны, откуда вовсе его и не ожидаете. Главное, надобно хорошенько увериться, что вас никогда не выдадут. Бывало, когда за отсутствием Кожина, цензоровал газету Курута, я всегда свободен и спокоен, когда подписывал их Кожин, я действовал осторожно. На одного я надеялся крепко, а на другого нет: сам подпишет, а я кругом виноват. При том вам надобно узнать, что могут платить вам за газету из типографской суммы. Если какие-нибудь пустяки, то не стоит и браться. Не знаю, как вы, а я потерял всякое уважение к бескорыстному труду: он важен только в прокламациях, а в приложении к жизни — вздор и бесполезная потеря времени. Если будут обещать — хорошо; но я питался некогда долго разными обещаниями и нашел, что они вовсе непитательны для желудка, и очень дружны с забвением». В другом письме (8 января 1847 г.) он писал: «Для Вас гораздо полезнее знать, чем и как занимается производительный класс народа в родной губернии, нежели то, каким образом безбожный и окаянный разорил богоспасаемый град Владимир, или сколько Александр Македонский сделал походов в Индию. Пришлите-ка мне какое-нибудь свое газетное произведение; мне хотелось бы видеть, как Вы пишете статейки свои, будь то статистические или археологические. Я прочитаю и тогда скажу, можете ли Вы сладить с капризными требованиями не почтеннейшей публики, а главного вашего цензора... На редакторский гнев смотреть нечего; с его стороны очень глупо сердиться на доброго человека, который помогает ему. Корректора можно и надобно проучить за уродование статей знаками. У меня бы он скоро выучился, где и какие ставить знаки препинания... Впрочем Вы всегда-таки должны сами читать корректуру своих статей — это обязанность каждого добросовестного и любящего свое дело автора. Занимайтесь, пишите, К. Н.; это благородный труд. Кто теперь редактор ваших губернских ведомостей? Верно, все еще Кротков? Жаль, что не я редактор; я бы не только не вооружился против Вас за ваши статьи, но даже бы еще стал теребить их у Вас без милосердия. Хороший сотрудник — настоящий клад во Владимире».
Большая часть писем Протопопова не сохранилась; уже по приведенным отрывкам можно судить, какой бы богатый материал дали эти письма для обрисовки литературной деятельности как Тихонравова, так и самого Протопопова.

Как уже сказано было, Яков Егорович в 1843 г, перебрался на службу в Москву; но как сложилась там его карьера — мы ничего не знаем; из писем его видно, напр., что в 1847 г. он получил чин, «за который должен заплатить довольно дорого, а потому и не поздравляйте меня с ним».
В Москве Яков Егорович Протопопов и скончался, бывши уже в отставке, 5-го августа 1861 г. и похоронен на Ваганьковском кладбище.

Источник: Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы. Собрал и дополнил А.В. Смирнов. Выпуск 3-й.
Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Газета «Владимирские Губернские Ведомости»
Герцен Александр Иванович - редактор газеты "Владимирские губернские ведомости".
Василий Иванович Доброхотов – редактор газеты "Владимирские губернские ведомости".
Константин Никитич Тихонравов – редактор газеты "Владимирские губернские ведомости".
Н.С. Стромилов - исследователь Владимирского края, и по преимуществу –Александровского уезда.
Владимир Александрович Борисов- исследователь шуйского края.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (04.12.2016)
Просмотров: 1477 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru