Главная
Регистрация
Вход
Суббота
13.04.2024
05:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [132]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Юкин Владимир Яковлевич, художник

Владимир Яковлевич Юкин

Владимир Яковлевич Юкин (1920—2000) — один из крупнейших советских пейзажистов второй половины XX века, заслуженный художник РСФСР (1987), народный художник Российской Федерации(1995), один из основателей художественной группировки «Владимирская школа пейзажной живописи».

Н.И. Севастьянова. Владимир Юкин. Основные этапы творчества (по материалам коллекции В. Юкина в собрании ВСМЗ)
Имя Владимира Яковлевича Юкина занимает особое место в изобразительном искусстве Владимирской земли.
Родился Юкин 9 июня 1920 году во Мстёре. Отец был фельдшером. Дядя, Павел Иванович, был реставратором, работал под руководством И. Э. Грабаря.
Важным фактором развития юноши являлись приезды во Мстёру известного советского живописца Модорова Федора Александровича — родственника Юкиных. «Его разноцветные краски, палитра, кисти — все это производило на меня неизгладимое впечатление, — вспоминал Юкин, — Я стал мечтать об искусстве».
При поддержке дяди он в 1936 году поступил в Ивановское художественное училище, где с 1936 по 1940 год учился у Михаила Семеновича Пырина, ученика Валентина Серова.
Как у всех сверстников, родившихся в начале двадцатых годов, юность Юкина выдержала испытания Великой Отечественной войной. С первых дней войны он участвовал в боях, в начале августе 1941 года его часть была окружена и Юкин попадает в плен. Почти всю войну В.Я. Юкин находился в лагерях для военнопленных. Сначала это был лагерь «Уманская яма» на Украине, затем лагерь для военнопленных № 318 близ Ламсдорфа. Пребывание Юкина в плену закончилось 17 марта 1945 года. Затем он вновь воевал, принимает участие в боях в районе Вроцлава (Бреслау), победу встретил в Германии.
Награжден медалями «За победу над Германией» и «За освобождение Праги», орденом Отечественной войны II степени (1985).
После войны продолжил службу в армии, по сентябрь 1947 года работал художником в Доме офицеров города Львова.
В 1947 году, Владимир Юкин поступил на живописный факультет Львовского института прикладного и декоративного искусства. Но учился в институте он всего один год: мать прислала письмо, в котором писала о серьезной болезни сестры, о своем нездоровье. Со второго курса института Владимиру Яковлевичу пришлось уйти, вернуться во Мстёру — необходимо было работать, кормить семью.
С ноября 1948 года Юкин преподавал во Мстёрской художественно-промышленной школе рисунок и живопись. Свободное время художник всегда проводил одинаково — ходил на этюды. Серьезно и вдумчиво работая на пленэре, в эти годы Юкин учился передавать на холсте тонкие цветовые отношения, увиденные в природе.


Владимир Яковлевич Юкин

В 1949 году Юкин двумя работами впервые участвовал в областной художественной выставке, а в 1950 году его пейзажи уже вошли в экспозицию республиканской художественной выставки в Москве, где привлекли к себе внимание критики. В 1952 году Юкин становится членом Союза художников СССР.
Любопытна оценка Н.П. Сычёва, данная В. Юкину в 1951 году: «Владимир Юкин — молодой, но обладающий высокой культурой художник, умеющий дать новое видение русского пейзажа. Это очень талантливый и способный живописец, работающий с большой любовью, осторожностью и боязнью положить лишнего на холст. Пейзажи его написаны очень тонко». В этих словах дана весьма точная характеристика творчества Юкина конца 1940-х — начала 1950-х годов. В эти годы Юкин — сторонник тонкослойной тональной живописи.
Самой ранней работой Юкина в фондах музея-заповедника является картина «Под посевы», написанная в 1954 году. Картина выполнена в реалистической манере, напоминающей живопись конца XIX века. В связи с этим хочется привести часто повторяемые Юкиным слова: «Главным своим учителем считаю Левитана». Альбом этого художника в молодые годы был его настольной книгой.
Техника этого произведения далека от зрелой манеры автора. Здесь он избегает нагрузки холста красочной пастой, допуская пастозность лишь в светах. Наиболее интересной по живописи является правая часть холста: это уголок осенней природы, написанный в мягкой цветовой гамме, основанной на тонком балансе полутонов.
Во второй половине 1950-х Юкин первым среди владимирских художников начинает работать, делая под живопись фактурную клеемеловую подкладку. К таким способам грунтовки холста русские художники прибегали еще с конца XIX века, в том числе И.Э. Грабарь.
На протяжении многолетней творческой деятельности Грабарь пришел к выводу, что наилучшими для масляной и темперной живописи являются клеемеловые грунты. Они обеспечивают полное сохранение свежести живописи, предохраняют ее от растрескивания. Благодаря вытягиванию грунтом из краски излишнего количества масла красочный слой крепко и прочно сцепляется с холстом. При этом на поверхности холста остается красящее вещество, содержащее минимальное количество масла, масляная живопись приобретает многие наиболее ценные свойства пастели — сохранение многолетней яркости. Но пастель легко подвергается разрушению, а масляная живопись, выполненная на клеемеловых грунтах, сохраняется прекрасно.
На шероховатой фактуре Юкин начинает работать более раскрепощенно, условно, что направляет творчество художника в новое русло. С конца 1950-х годов художника уже не привлекают мотивы, в которых заключен готовый художественный образ. Он начинает писать, выражая на холсте свои личные чувства и эмоции.


Юкин В. Я. «Весна». 1958 г.

Юкин В.Я. «Черная речка». 1959 г.

Важными для этого периода (1957—1959 годы) являются работы «Весна», 1958 год, «Последний снег», 1950-е годы. В них еще нет открытого цвета, они почти монохромны, написаны на основе сближенной, охристой цветовой гаммы. Но в этих произведениях впервые появилась характерная в дальнейшем для Юкина особенность: фактура письма становится важной составляющей частью образа. Таковы выполненные в холодной серо-голубой гамме, с небольшими вкраплениями цвета работы «Черная речка», «Март», датированные 1959 годом. В коллекции музея хранится 13 произведений Юкина 1950-х годов, прекрасно характеризующих данный период, позволяющих четко проследить эволюцию созидательной мысли художника. Мстёрский период живописи Юкина закончился в 1959 году работой «Везут сено», находящейся в коллекции ТХМ. В творчестве художника эту работу следует считать этапной. В ней впервые стала просматриваться целостная живописная система Юкина, проявились важные для дальнейшего развития художника качества: органичная взаимосвязь обобщенного рисунка, эмоционально-цветового строя, фактуры холста и технических приемов живописи.


Юкин В.Я. «Везут сено». 1959 г.

Еще живя во Мстёре, Юкин экспериментировал не только с фактурным грунтом, но и красочным наполнителем. Когда в качестве дополнительного объема Юкин начал добавлять в краски мельчайшие, пылеобразные, оставшиеся от обработки Мстёрских шкатулок опилки.
В коллекции музея хранятся две работы, предположительно написанные с применением такого наполнителя, это «Солнечный день», 1958 год и «Березы», 1959 год. Эти работы характеризуются уплотненной фактурой. Изображение их как будто вылеплено на холсте. Цвет этих работ достаточно интенсивный, условный.
В 1958 году московский искусствовед Михаил Порфирьевич Сокольников говорил о Юкине: «Я люблю Юкина и обращаю ваше внимание на обработку им полотна. Умение давать техническое очарование холста имеет огромное значение. Юкин стремится к этому, в этом особенность и прелесть его работ».
Юкин жил во Мстёре с 1918 по 1959 год. Мстёрское десятилетие в жизни Юкина — время глубокой аналитической и практической работы. В эти годы художником пройден огромный путь, успешно решены серьезные творческие задачи, сделан большой шаг вперед.
Сегодня можно со всей определенностью сказать, что Мстёра — это место, где в 1950-е годы Владимиром Яковлевичем Юкиным были заложены основы новой живописи, о которой позднее скажут: владимирская живописная школа.


Улица Княгининская, д. 7в

Мемориальная доска «В этом доме с 1959 по 2000 гг. жил и работал народный художник России, живописец Владимир Яковлевич Юкин» на доме № 7в по ул. Княгининская

Творчество художника в 1960-е годы невозможна рассматривать в отрыве от общих процессов, проходивших в Союзе художников Владимира. А атмосфера его была совершенно уникальной: здесь царил дух творческого поиска, большого эксперимента, соревновательности. Объединенная общей целью, во Владимире работала группа единомышленников, решавших большие новаторские задачи. И Владимир Юкин был ее духовным лидером.
В 1960-е годы происходило осмысление владимирскими живописцами художественных традиций родной земли. В основу обновленной живописи тех лет легли цветовые и колористические аккорды иконного письма, церковного шитья, декоративные принципы белокаменной резьбы древних владимирских соборов.
В начале 1960-х в живописи Юкина наступает усиление декоративного начала. Серый жемчужный колорит уступает место цветописи, декоративному и фактурному письму.
Техника достижения живописной фактуры в 60-е годы у владимирцев была разной. На картон или холст наносился желатиновый клей, затем на него просеивались опилки. После просыхания опилки прижимались, уплотнялись. Затем картон еще раз сверху проклеивался. У многих художников были личные рецепты. В. Юкин, например, добавлял в клеевой грунт грубый, нерастертый меловой состав (левкас), В. Кокурин — сухую красную глину, К. Бритов — золу, придающую живописи особую бархатистость. В. Егоров добивался живописного объема, добавляя в красочную массу сухие волокна камыша.
Рельефный грунт и живопись с объемным наполнителем у художников владимирской школы — это осознанный прием. Он дает почувствовать материальность и осязаемость изображаемого, увеличивает декоративный эффект холста, помогает создать своеобразное третье измерение, которое обогащает звучание произведения. Благодаря этому полотно вырастает за рамки станкового искусства и переходит в мир декоративный, почти трехмерный.
В 1960-е годы владимирцы были участниками всех серьезных российских выставок, на которых их работы выделялись своей эмоциональной свежестью, оригинальностью, узнавались без подписей. В 1967 году на обсуждении 2-й зональной художественной выставки в Москве В. Юдичев, редактор журнала «Художник», отмечал, что на фоне суровых и темных картин, хоть и отражающих социалистическую действительность, владимирский пейзаж своими радостными оптимистичными красками создает ощущение настоящего праздника.
В конце 1960-х годов Владимир Юкин — признанный мастер пейзажа. Одно за другим из-под его кисти появляются полотна, впечатляющие своей убедительностью, раскрывающие новые грани необычного таланта художника. В 1967 году были созданы «У почты», «Сирень», хранящиеся в фондах ВСМЗ, одни из самых известных работ Юкина.


Юкин В.Я. «Сирень». 1967 г.

В 1960-е творческая кухня художника полна эксперимента. Его занимает композиция плоского цветового пятна и, как следствие, появляются полотна, в которых соединяются аппликация и коллаж. Живопись в них чередуется с бумажными вклейками, поверх которых художник делает проработку углем, пастелью, графитным карандашом.


Юкин В.Я. «Ранний снег». Мстёра. 1968

Юкин В.Я. «Снег в октябре». 1969 г.

В этот период написана принадлежащая музею работа «Снег в октябре», 1969 год. Существует ее вариант, выполненный годом раньше, в технике бумажной аппликации, хранящийся в частной коллекции. Эта аппликация является эскизом работы, находящейся в музее. В фондах музея хранится 9 работ Юкина 1960-х годов, характерных для этого периода.
На границе 1960—70-х годов был период, когда в живописи Юкина появляется еще один цвет — черный. Нечасто рискуют использовать его художники, а Юкин это делает. Черный цвет у него единственный, который не сосуществует, обогащая другие, а прямо противостоит всем остальным. Этот период был недолгим. В дальнейшем черный цвет остался лишь в виде контуров, оттеняющих фигуры и предметы, в наполненных чистым цветом холстах.


Юкин В. Я. «Ранний снег». 1975 г.

Вплоть до середины 1970-х живопись Юкина имеет матовую поверхность — «Ранний снег», 1975 год. Это характерно для письма по рыхлому грунту, легко впитывающему красочный слой. Техническая проработка холста в этот период достаточно детальна, мазок небольшой, живопись плотная. Архитектура, предметы и фигуры имеют четко выраженный абрис. В эти годы цветовой накал живописи художника еще не так силен, в ней есть определенная цветовая сдержанность, деликатность. В дальнейшем палитра художника становится более интенсивной.
В некоторых работах начала 1970-х, желая объединить цветовой строй, художник прибегает к своеобразному приему — покрывает готовую работу тонким слоем битумного лака, имеющего особый землистый тон. Таким образом, цветовая полифония картины обобщается, работа приобретает благородную «бронзовую патину».


Юкин В. Я. «Ждут автобуса». 1970 г.

Характерным примером такого произведения является картина «Ждут автобуса» 1970 года, находящаяся в картинной галерее ВСМЗ. Данная работа по окончании живописного процесса покрыта битумным лаком. Затем художник прибегает к окончательной обработке холста: он стирает кое-где лак, высвобождая из-под него цвет, там, где это необходимо, процарапывает лак обратным концом кисти или, где это оправдано, допускает его свободные подтеки.
В конце 1970-х полотна Юкина покоряют зрителя чистым цветом, оптимистичным мироощущением, человеческой теплотой, эмоциональностью. Происходит это потому, что в основе дарования Юкина лежит способность восхищаться каждым мигом бытия и уметь передать это восхищение зрителю.
В 1970-е годы сложился узнаваемый, характерный для Юкина композиционный строй произведений: развернутость холста по вертикали, его фактурная проработка, смелый и сильный цвет. Юкин совершенно свободно отбрасывает детали, упрощая рисунок, задавая композиции цветовой ритм, обращая особое внимание на выразительность силуэта. Тонально и перспективно у него почти никогда не выделяются планы, поэтому все изображенное на картине равноудалено от зрителя и хорошо читается. Часто на первом плане написаны падающие на картинную плоскость тени от деревьев, которые находятся в реальном пространстве.


Юкин В. Я. «Снег и цветы». 1979

Юкин В. Я. «Пора цветения». 1977

В коллекции музея хранится 13 произведений В. Юкина, датируемых 1970-ми годами. Среди них такие яркие, самобытные, ставшие хрестоматийными произведения, как «Мартовский вечер», 1975 год, «Пора цветения», 1977 год, «Снег и цветы», которая написана под Ковровом, в старинном селе Любец, раскинувшемся на высоком берегу реки Клязьмы. Для любителей искусства эти места навсегда связаны с именем Владимира Яковлевича Юкина. В 1974 году он купил здесь дом и ежегодно, с ранней весны до поздней осени, работал в этих местах. Жизнь в Любце обновила живопись художника, вывела ее на новые темы.
Особенно хочется выделить Любецкие букеты, которые с полным основанием можно считать заметным явлением в жанре советского натюрморта 1970—80-х годов. Букеты Юкина — это нечто иное, чем привычные нашему пониманию цветочные натюрморты. В них раскрывается своеобразное, присущее только этому художнику представление о земной красоте. В Любецких букетах Юкин открывает нам неприукрашенную первобытную мощь природной стихии и сам от чистого сердца восторгается ею. Собранные художником в конце лета цветы и травы кажутся нам вместилищем жизненной энергии, солнечного тепла и исполнены той же значительности, что и взрастившая их земля.
В 1980-е годы сильное и смелое чувство окончательно вытеснило в произведениях Юкина мягкую лирику ранних холстов. Поэзия, к которой пришел Юкин, полна жизнеутверждающей силы. Условность рисунка в сочетании с добротностью и простотой композиции углубляют связь произведений Юкина с народным искусством («Весна», 1985 год).
В 1983 году искусствовед Михаил Соколов писал о Юкине: «Мазок в зрелых картинах Юкина не нанесен на холст, а в буквальном смысле вылеплен на нем, что придает живописной поверхности подобие рельефной пластики. Неожиданные и богатые декоративные эффекты открываются, когда рассматриваешь эти холсты сбоку: фактурнее выступают «живописные мхи» (впервые это определение было дано поздней манере Клода Моне), а вся картина обретает сходство с прочно сработанной старой стеной, тронутой патиной времени».


Юкин В. Я. «Осенью», 1984 г.
$
Юкин В. Я. «Март». 1985

В коллекции музея хранятся 6 работ художника, датируемых 1980-ми годами. Это произведения большого, зрелого мастера. Среди них — «Осень», 1987 год, «Сено везут», 1983 год, «Осенью», 1984 год.
В 1989 году, накануне 70-летия, Владимиру Яковлевичу Юкину было присвоено звание заслуженного художника России. В начале 1991 года В. Юкин был удостоен серебряной медали Академии художеств, а 26 декабря 1991 года художник становится лауреатом Государственной премии РФ. В 1995 году Юкин получает высокое звание народного художника России.
Как настоящий творец, Юкин работал до глубокой старости, не останавливаясь на достигнутом. Период 1990- х годов в музейной коллекции представлен работой «Вечер» 1994 года, купленной с последней прижизненной выставки художника, которая состоялась в картинной галерее музея заповедника в 1995 году.
Владимир Яковлевич Юкин ушел из жизни в 2000 году, в возрасте 80 лет. Его имя, прославившее владимирское искусство, еще при жизни стало легендой. Своими корнями искусство этого художника уходит вглубь родной земли. В его живописном почерке соединились исторические и современные идеалы красоты и получили новое, неповторимое звучание.
Произведения В. Юкина стали общенародным достоянием. Лучшие из них хранятся в собраниях ведущих музеев страны: Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, в 62 региональных музеях России, частных коллекциях в нашей стране и за рубежом.
В коллекции музея-заповедника находится 41 произведение В.Я. Юкина. Одна из работ автора — «Мартовский вечер», 1979 год, к., м., 74 х 106, хранится в научно-вспомогательном фонде музея. Не ясно, по каким параметрам она туда отнесена. Это подлинное, авторское произведение, выполненное в живописных материалах. Думается, что оно должно быть переведено в основной фонд.
В коллекцию музея работы В.Я. Юкина поступали в течение 40 лет — с 1955 по 1995 год. Наибольшее количество работ поступило непосредственно от автора — 22, из них 9 произведений подарены. Владимирским отделением ХФ РСФСР в разные годы были переданы 4 работы, областным управлением культуры — 11 работ, Министерством культуры — 5 работ.


Юкин В.Я. «Март», 1992, холст, масло, 76х90.
Центр пропаганды изобразительного искусства. Экспозиция «Искусство Земли Владимирской»

СОЛНЕЧНАЯ ПАЛИТРА

Несколько лет тому назад стояло в центре города Владимира старое здание — прежняя церковь (Пятницкая церковь): были там и учреждения, и кинотеатр был. А небольшую комнату отвели для художественного салона. Низкий потолок, не совсем подходящее для вывешенных здесь картин освещение — обстановка по меньшей мере скромная.
И вдруг в этом неприметном зданьице, в немноголюдном выставочном зале первая встреча, как первое откровение, как неожиданный праздник, — встреча с творчеством. Мне запомнились несколько фамилий: Потехин, Бритов, Юкин.
Иные работы удивляли, другие вызывали восторг, третьи порождали жадное любопытство: что это за художники, что за люди?
Как смогли они передать эту удивительную жажду жизни, как заставили звучать каждый мазок, сумев затронуть самое большое и тонкое чувство в душе русского человека — чувство любви к родине?
Наверное, именно в самом центре России, в исконно русском городе Владимире могло родиться искусство живописи, качало которому положил «смиренный» Андрей Рублев и благодаря которому, быть может, пошло гулять по свету это словосочетание владимирские богомазы.
Прошло десть лет с той первой встреча в художественном салоле. Искусство владимирских художников выросло, тетерь их не три и не пять, теперь сорок четыре члена Союза художников, пять кандидатов в члены Союза, теперь их знают не только у нас в стране, но и за рубежом; теперь искусствоведы говорят о владимирской школе живописцев.
И, наверное, не нужно забывать о тех, кто сейчас стал учителем для многих молодых художников.
Это было 24 года назад (1946 г.) когда демобилизованный солдат Владимир Юкин приехал в родную Мстёру.
Он шагал лесной дорогой, смотрел на заречные дали, видел и запоминал спокойные краски уходящего дня. Позади фронт, полтора года учебы во Львовском художественном институте. Нa вступительных экзаменах в документах против его фамилии стояло: рисунок — «отлично», живопись — «отлично», композиция — «видминно». Такой оценки вообще-то нет, а кто-то из преподавателей предложил поставить «отменно».
И вот Владимир Юкин дома. Он преподаватель в местной художественной школе. К нему потянулась детвора, взрослые почувствовали в этом робком, стеснительном, немногословном учителе рисования чуткого, отзывчивого, все понимающего человека-художника. Он организовал вечернюю студию живописи: отдельно для детей, отдельно для взрослых. И старшие приходили полюбопытствовать, как там у младших, а детвора «приклеивалась» к стеклам окон, чтобы рассмотреть, как пишут взрослые.
А на творчество нужно было время. Владимир Яковлевич брал минимум уроков, чтобы максимум оставалось для своих картин. Было трудно — требовались краски, холст, кисти, а зарплата равнялась студенческой стипендии — не велика. Но велико было желание этого человека выразить на полотне то, о чем мечтал, шагая по фронтовым дорогам.
И появились тогда неяркие, неброские, в приглушенных серо-коричневых тонах картины «Последний снег», «Разлив Мстёрки», «Деревня Татарово», «Березы».
Ранняя живопись В. Юкина — с тонким лиризмом, с легкой грустинкой, которыми веет от свинцово-серебристой воды, от густо-коричневых крыши деревянного дома и лодок, уснувших у тихого берега. Здесь все пронизано глубоким раздумьем человека зрелого, много пережившего, многое передумавшего. Ранние работы В. Я. Юкина в какой-то степени были отзвуком великолепного левитановского письма, русской школы художников-передвижников.
В 1949 году на областной выставке демонстрировались всего шесть работ Юкина: «В родной семье», «Партизан», «Весенний день», «Разлив на Клязьме», «Осень», «Этюд».
А через два года ему предложили подготовить персональную выставку. Здесь было представлено уже сорок работ.
Владимир Юкин живет и работает во Владимире. Он — участник многих зональных, республиканских, всесоюзных выставок.
Летом прошлого года (1969) группа владимирских художников демонстрировала свои работы в Москве. Посетители выставки подолгу стояли у картин Юкина. Нельзя остаться равнодушным к большому полотну «Из прошлого». Юкин пишет широко, вольно; его манера как нельзя лучше передает характер русских богатырей, изображенных на полотне.
А вот современный городской пейзаж «Ждут автобуса». И опять излюбленные цвета художника — звучно-охристый, холодно-синий, ярко-красный.
Буйство красок, праздничность его палитры словно дразнит, пытается разбудить тебя от обыденного, рождает настроение необычной сказочности — это «Суздальский мотив». Неожиданное сочетание цветов, броскость: здесь нет полутонов, и уже начинает казаться, что не стоят за этой декоративностью долгие месяцы поисков, наблюдений, сомнений. А поиски были. Об этом Владимир Яковлевич сам говорил тогда на обсуждении работ владимирских художников.
Воспроизвожу его выступление по стенограмме: «Я думаю, что можно сравнить художников с золотоискателями. Золотоискатели ходят, ходят, ищут, ищут... И некоторые из них умирают по дороге, но вдруг кто-то находит золотую крупицу, жилку. И в конце концов находи слиток. Кому-то посчастливелось!
…И грубый человек может быть откровенным, и добрый человек может быть откровенным. Мне кажется, что главное в искусстве — это откровение… Один художник сказал: «Я не вижу ничего плохого в своих произведениях». Наверное, таких слов нужно бояться.
А самое хорошее, когда человек к концу своей жизни может называться художником — не важно, великим или не великим...
Мне хочется, чтобы мы в этот список попали!».
В. Я. Юкин говорил о своих товарищах, о себе. Его волнует, что не все посетители выставок принимают живопись, манеру владимирских художников, его волнует и проблема подготовленности людей к восприятию живописи.
Кстати. Однажды к Пикассо подошла дама и сказала: «Я не понимаю ваших картин». Пикассо ответил: «Скажите, а Японский язык вы понимаете? А могли бы изучить…»
Было время, когда некоторых владимирских живописцев называли формалистами, обвиняли в излишней декоративности. Было...

Картины, этюды, наброски. Мастерская председателя правлении Владимирской организации Союза художников РСФСР. Сколько здесь работ: сто, двести? А сколько их по городам, по странам? В Мурманске, Волгограде, Иванове, Красноярске, Куйбышеве, в Италии, в Чехословакии.
В последнее время особенно плодотворно работал Юкин. В январе этого года открылась республиканская выставка, посвященная 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Здесь были представлены три его работы. Сейчас в Москве экспонируется Всесоюзная выставка, посвященная 100-летию вождя, «Старый город» и «Ждут автобуса» — две работы Юкина можно увидеть в экспозиции. Сейчас художник готовится к своей персональной выставке.
Многие музеи страны, мира желали бы приобрести картины владимирского художника.
И только одна, чем-то особенно дорогая сердцу картина висит в его квартире — «Апрельским днем». Ранняя весна, голубое-голубое небо, такое бывает, наверное, только ранней весной, деревья в сиреневой дымке и рыжая лошадь... Автор удивительно тонко передает весеннее настроение.
Еще одна любимая работа — «Рябинка». Это букет осенних листьев и плодов. «Огонь рябины красной» — на переднем плане и приглушенный светлый фон.
Художник писал «Рябинку» уже поздней осенью, когда на землю легла пелена первого снега, было холодно, а он писал горячо, радостно, как будто какие-то солнечные воспоминания лета не давали покоя, как будто хотел запечатлеть мгновение.
В. Я. Юкин шел не по легкому пути, он шел наперекор установившимся понятиям, что пейзаж должен отражать спокойную умиротворенность среднерусской полосы, неяркость, тишину. Есть пейзаж Левитана, есть пейзаж Белыницкого-Бирули. А есть пейзаж Юкина, Грабаря.
Манера Юкина — резкая контрастность, динамика цвета, мажорность. Наверное, это абсолютно обоснованно. Ведь наше время требует большого радостного отображения жизни, когда оптимистичность является привычным, естественным мироощущением нашего человека. Он усилил радостное звучание, ярче стали пятна теней, полутонов.
И, быть может, благодаря этим картинам некоторые впервые заметили, сколь прекрасна окружающая нас природа, сколь редкостны те памятники старины, что окружают нас.

В Успенском соборе кафедральная тишина. В Успенском соборе перед фресками Рублева стоит человек. Ему вчера исполнилось 50. Он пришел на свидание с великим художником, он пришел на свидание с искусством.
Он влюблен в жизнь, влюблен в прекрасное. А ведь поэт сказал, что только влюбленный достоин знания человека.
С. БАРАНОВА.
Газета «Призыв», 10 июня 1970 год.

ЗВЕЗДНОЕ НЕБО И ДУША ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ

Светлана БАРАНОВА. ВЛАДИМИРСКИЕ ХУДОЖНИКИ. ХАРАКТЕРЫ И СУДЬБЫ (главы из книги)
В этой главке речь пойдет о Владимире Юкине, одном из главных представителей Владимирской школы пейзажа. Все они - художники - взрослые дети по характеру, по мироощущению. Наверное, именно это - детскость, открытость, доверительность и сделали их необычными, талантливыми. Кто-то сказал: все смотрят, а художники видят.
Помню, много лет назад мы любили собираться у кого-нибудь дома и вели всякие праздные и непраздные разговоры о жизни, о порядках и беспорядках, и встречи с интересными людьми были праздником, откровением. Нам казалось, что они, те люди, из столицы большей частью, несли глоток свободы, запретную критику. Это сейчас все дозволено и, простите, пропал интерес к остроте и новизне и вообще к познанию, тогда было иначе. Вот почему мы прислушивались, к тому, что говорили гости из Москвы. На устах супругов Потехиных, Гараниных была фамилия Тяпушкина, художника из Москвы. «Леша Тяпушкин. Леша Тяпушкин» - твердили они, цитируя Тяпушкина, который и в Москве слыл хорошим художником, и во Владимире его слава опережала его самого.
И вот он приехал - мужчина со смелыми суждениями, и мы встретили его у себя дома с моим супругом Геннадием Ивановичем. Были здесь и другие гости. О чем-то разговаривали, смотрели по телевизору футбол. А потом запели. Солировали Слава Потехин и Владимир Юкин. Шаляпинский репертуар, народные песни. «... ла ты душу мою». И получалось: «... латы». Какие латы, что за латы? Но всем так понравились эти звуки, что взрослые дядьки, да и тетьки, повторяли эти два слога, чему-то радуясь - так было весело всем.
И вдруг «латы» закончились, и все услышали какие-то итальянские пассажи. Итальянский язык, итальянская музыка. Пел отчетливо, во всю мощь своего голоса Владимир Юкин. Ударяя себе в такт по подлокотникам кресла, в котором он сидел, он выражал какие-то потаенные чувства, что можно было бы принять за иронию, за комический экзерсис, но настраивало и на вполне серьезный лад; что-то хотел сказать нам своим странным пением Владимир Яковлевич. Откуда он знает итальянский, что такое он поет, про что эта песня? В тот вечер он не сказал. Но уже был героем вечера, а Тяпушкин переместился на задний план.
Несколько лет спустя Юкин рассказал кое-что мне и одной иностранной журналистке, которая приехала брать у него интервью.
...Он попал в плен. Их содержали в каких-то бараках и не давали есть и пить. И тогда пленные, среди которых были итальянцы, нашли на территории лагеря канаву и сапогами зачерпывали жижу, процеживали и пили. Вот тогда-то он и услышал их пение. Итальянцы поразили его своей мелодичностью и голосами. Он не запомнил слова и воспроизводил их сам, не задумываясь о переводе и звучании.
Он вообще не любил говорить о войне и, в частности, о плене, тем более, что кто-то из доброхотов запустил байку, что Юкин рисовал Гитлера. Доброхоты всегда сопровождали его по жизни, но он - человек мужественный, все стерпел. И стал выдающимся художником своего времени.
...У меня под стеклом лежит почтовая открытка - пейзаж: Владимир Юкин, «Мартовский вечер», 1974 год. Теплые охристые краски дальнего плана, холодноватые, приглушенно-голубые - ближнего. Будто во всем мире - полная гармония и уравновешенность, покой и разумность. Не мог равнодушный человек написать такое. Не мог равнодушный передать красоту родимого края так трепетно и вдохновенно, изобразив всего-навсего четыре деревянных дома да баньку, да церковь, да тропинки на талом снегу.
И освещенная заходящим солнцем церковь, и маленький участок крыши - словно надел домишко набекрень беретку, и глазастые оконца, и красноватые бревна строений - все отмечено печатью доброты и высокого профессионализма, все заставляет раздумывать о мире и человеке, все написано для мира и человека, все это остается людям.
Много раз мне приходилось бывать в мастерской Юкина, видеть его работы разных лет. Всегда живописные, красивые, дурманящие своей простотой и сложностью и всегда внушающие только доброту.
Однажды Владимир Яковлевич Юкин сказал, что, когда он стоит у мольберта, он не думает: пишу для народа. Такого нет и не может быть. Потому что в это время художник думает цветовыми категориями. Ну вообще-то он, конечно, работал для народа.
Его знают во многих странах мира, он выставлялся на многих престижных выставках, лучшие картинные галереи имеют его работы.
Его живопись не спутаешь ни с чьей. Он стоит в особом ряду, он индивидуален. Его пейзажи столь же хороши, как и натюрморты с цветами, просто картины, где цветут полевые рябинки и садовая сирень. Так изображать среднерусскую природу может только истинно русский человек.
Я неоднократно писала о его родословной, о том, что его корни во Мстёре. И так он и остался верен своему краю, природе, полям и лугам, которые являются его главными действующими лицами, героями всех его картин и этюдов. Он оставался верен им и тогда, когда художников упрекали в идеализации бревенчатых изб и требовали изображать индустриальный пейзаж. Вместе с другими владимирскими пейзажистами он оставался честным и искренним в своем творчестве.
Говорят, что только звездное небо да человеческая душа суть непознаваемое. Говорят, что звездное небо и человек - загадка природы. Кто же знает, почему он рожден для творчества, кто сподобил его на этот труд? Бог? Случай? Талант?
Из интервью с Владимиром Юкиным, опубликованного в газете «Призыв» в 1995 г.
- Открываются выставки, приходят посетители, разговаривают, спорят. Вот ведь в чем вопрос: в любой стране не все интересуются искусством. Только какая- то часть. Те, кому все это надо, те, кто испытывает потребность в литературе, живописи, искусстве вообще, - те будут приходить на выставки, читать книги, слушать музыку.
- То есть есть люди подготовленные, эмоционально развитые, а есть эмоционально неразвитые. Так было, наверное, всегда. Но тянулись они к более знающим и более тонко чувствующим. А теперь, мне кажется, это тяга нарушена, уже нет АВТОРИТЕТА ИСКУССТВА, как это было в застойные годы.
- Не согласен. Многие тянутся к прекрасному, многие, если не большинство, хотят видеть вокруг себя красивые вещи. Посмотрите, что вокруг нас: деревенский дом с резными ставнями - это искусство, посуда, которая стоит у вас дома, - это тоже произведение искусства. А природа?! На каждом шагу удивительные краски! И всем вольно или невольно приходится участвовать в этом процессе взаимодействия с прекрасным.
- Да, но, с другой стороны, вокруг много негативного - неухоженные дома, беспорядок на улицах, в скверах, везде, где проходит русский человек. Это в традиции нашего характера - мириться с беспорядком, неублагоустроенностью. Согласна, что кому написано на роду заниматься или интересоваться искусством, тот и будет им интересоваться, а кто не хочет, не может, тот никогда и не зайдет в выставочный зал. Или, скажем, в театр, на концерт. То есть изначально есть какой-то процент тех и других. Но, может быть, все-таки нужны и административные меры: я имею в виду не систему строем ходить в театры, а помощь государства, особенно помощь детским художественным и музыкальным школам, творческим объединениям?
- Наверное, помощь нужна, и не только детям. И взрослым нужна. Скажем, художники очень не защищены от коммерческого произвола, их могут обмануть дельцы от искусства. За одну цену картины покупают, за другую, совсем не предполагаемую, продают. У передвижников был свой, так сказать, маклер, который занимался продажей картин. У нас такого человека нет. Нет организатора выставок. Не согласен, что у нас все хуже, чем за границей. Мы привыкли себя унижать. А в России очень много талантов. Проходила выставка «Золотое кольцо», было много замечательных работ и художников из нашей области, народ ходит в выставочные залы, жизнь духа продолжается.
- Владимир Яковлевич! Откуда вы черпаете силы, вдохновение?
- Просто работаю. Но вот, конечно, вдохновляет жизнь в деревне. Весь сезон - с весны до осени - живу в Любце Ковровского района, там у меня мастерская, близко река, люди очень интересные. В Любце живут московские художники Захаровы, муж с женой и дочь, кинорежиссер Васильев, местные художники, писатели. Все это подпитывает каждого из нас, дает пищу для творчества: беседы, общение, обмен впечатлениями. Близость к земле дает силу, желание писать, выразить себя. Правда, СЛУЧИЛОСЬ так, что я заболел летом - что-то с ногой, привезли во Владимир, сказали, что это профессиональная болезнь. Художник же все время стоит, пока пишет свою картину. У других тоже болят ноги. Но сейчас опять в форме, все продолжается...
Сейчас поступают предложения участвовать в выставках в Испании, Франции, Германии.

Мы сидим в уютной квартире Юкиных. Заботливая супруга Владимира Яковлевича Клара Михайловна хлопочет с чаем, предлагает яблочное варенье, прозрачное, как янтарь. И разговариваем о том, что нам близко и дорого, - о живописи. И Клара Михайловна приглашает посмотреть недавно вышедший большой красочный альбом «Пейзаж мира», где собраны репродукции картин со всего света. Есть здесь пейзаж и Юкина, который посвящен селу Любец: золото берез, голубое небо и белокаменный храм, который украшает село. Рядом с его пейзажем - работы французских импрессионистов.
Это - достойное место для художника.
- Владимир Яковлевич, вы работаете каждый день. Это ваша потребность?
- Работаю каждый день, не могу без этого. Рахманинов говорил: если я не сыграю один день - я сам замечу это, если не сыграю два дня - заметят мои друзья, если три дня - заметит публика. С детства я где-то прочитал: гений - это один процент таланта и 99 процентов - трудолюбия. Когда я начинал в живописи, всегда помнил эти слова и работал. Без отдыха, занимался я только этим - живописью.
- Да, но ведь нужно отвечать на какие-то письма, вести делопроизводство, хозяйство, наконец.
- Понятно. Бытовала такая шутка про Кончаловского. У него была такая жена, которая очень следила за тем, чтобы он не выходил из рабочего состояния. И утром не давала ему завтрак до тех пор, пока он не напишет один этюд. Так вот много значит, какая жена у художника. Познакомь меня со своей женой - и я скажу, станешь ли ты художником. Тоже такая шутка бытует среди художников. Мне очень повезло в жизни. Моя первая жена, Евгения Михайловна, вела и хозяйство, и делопроизводство. Моя вторая жена, Клара Михайловна, - тоже большой мой помощник. Талант нужен каждому человеку. Один рисует, другой отлично печет пироги, третий шьет одежду. Все должно исполняться с душой.
- Владимир Яковлевич, общеизвестно, что одни люди воспринимают искусство, другие - нет, одни ходят на выставки, другие - нет. Как вы считаете, для кого вы работаете?
- Если говорить о народе, то, действительно, не все понимают и воспринимают искусство. Но я очень люблю простых людей. Люблю с ними разговаривать, наблюдать. Но сказать прямо, что я пишу для народа, - не могу. То есть я об этом не думаю, когда стою у мольберта.
- Что вы можете сказать по поводу Владимирской школы пейзажа - она продолжится в молодых?
- А вам хотелось бы, чтобы продолжилась?
- Яне знаю, но мне кажется, что это явление особое — все ныне здравствующие художники, которые вырвались из плена привычных представлений...
- Повторение не нужно. Пусть молодые нарабатывают свое, иное, новое. Мы выстояли, нам давали по голове и по другим местам, а мы выстояли. Пусть теперь молодые дерзают. Искусство не стоит на месте.

ПРЕДАННОСТЬ

Во Владимире, на небольшом двухэтажном домике, чьи окна глазеют на Успенский собор Княгинина монастыря, белеет мраморная мемориальная доска, установленная в память бывшего его жильца, художника Владимира Яковлевича Юкина, Его жизнь - пример преданного служения отечественному искусству и своей малой родине, владимирской земле.
Творчество Владимира Яковлевича Юкина, одного из заметных живописцев современной России, органично связано с тем периодом в истории русского изобразительного искусства, который принято обозначать термином «Владимирский пейзаж».
Проникая в суть этого явления, мы можем получить представление о сложном периоде поисков нового художественного стиля и проследить этапы развития живописи у нас в стране. «Владимирский пейзаж» - это обозначение группы художников-шестидесятников, сознательно противопоставивших свое понимание живописи, свои методы и приемы главенствующему в то время, официально поощряемому социалистическому реализму. По мнению самого Юкина, они были объединены «общим пониманием русской природы, общим пониманием цели и, может быть, русского характера. Может быть, что-то нас связывает с нашими предками, которые в свое время были знаменитыми иконописцами. В своем творческом развитии мы шли очень медленно и постоянно впитывали ту большую и древнюю культуру, которая нас окружала».
Владимиру Юкину повезло с рождением. Он появился на свет в 1920 году в богоугодной Мстёре, где было много исконно русского, радовавшего не только глаз, но и душу. Красив и живописен этот уголок России во все времена года - и когда утопает по пояс в сугробах, и когда стоит над ним аромат зреющих садов и огородов, которыми окружен здесь почти каждый пятистенок, и когда роняют позолоту опоясавшие село березовые рощи, и, конечно, когда начинается дружное половодье сразу трех рек - Мстёрки, Тары и Клязьмы. Всякий раз это неповторимый мир образов, праздник цвета.
Мстёра словно создана для того, чтобы здесь постоянно появлялись талантливые самородки, мастера-умельцы, призванные воспеть красоту родного края в поэтическом слове, вышивке, кружевной резьбе по дереву, скани, иконе, русских лаках. Долгие времена жителей Мстёры кормило не земледелие, которым здесь также усердно занимаются, но, главным образом, иконописный промысел. Юный Юкин застал знаменитых мастеров-богомазов: Н. Клыкова, И. Брягина, В. Овчинникова, А. Котягина и других, которые, собравшись в артель с громким названием «Древнерусская народная живопись», возродили приемы традиционной иконописи в новой форме лаковой миниатюры.
Помнит Юкин приезды в его родное село академика живописи Ф. Модорова, основателя Мстёрской художественной школы-интерната для одаренных детей-сирот. Появлялись в этих местах и другие известные мастера: во Мстёре действовал Дом творчества московских художников. В самом роду Юкиных были иконописцы и живописцы - например, Павел Иванович Юкин, который вместе с такими знаменитостями, как И. Грабарь и Ф. Модоров, занимался восстановлением икон и фресок Андрея Рублева.
Атмосфера села тех лет, его колорит нашли отклик в душе юного Володи Юкина - он решил учиться живописи. Но родители - фельдшер Яков Иванович и гладкошвейка Евдокия Ивановна - хотели сыну иной судьбы, видя, как тяжело стало добывать свой хлеб художникам. Поэтому первые этюды Володе приходилось создавать тайком. Впрочем, этот родительский «барьер» помог ему более серьезно отнестись к своему выбору в жизни и с еще большим рвением заняться рисованием. А такие мальчишеские страсти, как рыбалка и, особенно, футбол, ушли на второй план. В конце концов, настойчивость сына победила. К тому же, на стороне племянника оказался сам Павел Иванович Юкин, заметивший божью искру в юном художнике. Родители не стали возражать против поступления Володи в 1936 году в Ивановское художественное училище.
Годы учебы в Иванове не прошли бесследно. Здесь преподавало немало талантливых художников: А. Кузнецов, И. Калашников, М. Пырин - ученик знаменитого В. Серова, В. Сикирин - воспитанник К. Петрова-Водкина. Это было счастливое время овладевания мастерством, первого осмысления своего дара и предназначения. Но все разрушила война.
Его призвали в армию с пятого курса. Он стал сапером. Участвовал в боях, отступал, оказался в окружении и 7 августа 1941 года под Винницей попал в плен. Их долго держали в поле под Уманью, затем в концлагере в Виннице, а с февраля 1942 года перевезли в Германию, в Ламсдорф. Советские военнопленнные были вне всяких прав и законов, поэтому от голода и болезней гибли тысячами. Юкина спасло умение рисовать. Он быстро набрасывал портреты пленных иностранцев, а те расплачивались с русским художником хлебом и сигаретами.
17 марта 1945 года их освободила Красная Армия. После проверки Юкина отправили сражаться на фронт, в пехоту. Встретил Победу в Германии, откуда летом того же года его откомандировали служить во Львовский Дом офицеров художником. Дома его долгое время считали без вести пропавшим.
После демобилизации, в 1947 году, Владимир Юкин решил продолжить свое образование и поступил во Львовский институт прикладного и декоративного искусства. Он принял участие в первых послевоенных выставках этого западноукраинского города, где складывалось свое направление в живописи. Творческая судьба Владимира Яковлевича могла сложиться иначе, но, получив известие о тяжелой болезни матери, он был вынужден уйти со второго курса института и вернуться во Мстёру. Здесь он вскоре стал преподавателем художественно-промышленной школы и организовал вечернюю изостудию. Владимир Яковлевич с жадностью окунулся в новую деятельность, ему нравилось преподавать, ибо, обучая других, он учился и сам. Вместе со своими учениками он много времени проводил на пленэре.
Первые серьезные работы, написанные в окрестностях Мстёры,- пейзажи «Разлив на Мстёрке» (1948), «Последний снег» (1949), «У мельницы» и «Весна» (1950) - можно назвать этапными, ибо с них художник начал путь к своей неповторимости.
Соратниками и единомышленниками на этом пути стали живописцы Ким Николаевич Бритов и Валерий Григорьевич Кокурин.
В 1959 году Владимир Яковлевич переехал во Владимир. Вскоре трое владимирских пейзажистов предстали и были замечены на московской выставке «Советская Россия».
Тогда о них впервые серьезно заговорили. Но особенно сильное впечатление они произвели четыре года спустя в Москве, на совместной развернутой выставке художников Владимира, Мстёры и Гусь-Хрустального. Более восьмидесяти работ выставили трое владимирцев. Конечно, следует заметить, что хоть и работали они в одном творческом направлении, каждый сохранил свою самобытность.
Эта выставка имела несомненный успех, она стала популярной - зрители находили в произведениях владимирцев серьезное искусство, которое бросало вызов официальному изобразительному шаблону. А значит, художники могли убедиться в правильности избранного пути.
Продолжая творческие поиски, Владимир Юкин стал внимательнее всматриваться в окружающий мир, масштабнее мыслить, в обыденном находить обобщения и делать открытия. Появились картины «Суббота», «Ждут автобуса», «У почты». Здесь, думается, оказала свое влияние дружба художника с замечательным владимирским прозаиком Сергеем Никитиным.
В конце шестидесятых - начале семидесятых годов Юкин уделяет особое внимание истории старины глубокой, древним памятникам Отечества. Причем, он стремится подчеркнуть декоративность и поэтичность творений наших предков. Это особенно чувствуешь в холстах «Суздаль» (1967), «Малиновый звон» (1969), «Ростов Великий. Март», «Старина» (обе -1970). Это находит свое воплощение даже в натюрмортах: «Осенний букет», «Сирень», «Полевая рябина», «Полевые цветы»...
С каждым годом творчество Владимира Яковлевича Юкина становится все более индивидуальным. Это проявляется во многом и, прежде всего, в целостности создаваемых образов. Вибрирующий цвет, энергичный размашистый мазок усиливают эмоциональную напряженность картин.
Юкин идет на эксперимент, начинает поиск живописной техники, использует грубую рельефную фактуру, то смешивая краски с опилками, то применяя аппликацию. Это позволяет ему уйти от перспективного решения картин и добиться сказочного декоративного эффекта цветовых пятен, освоить плоскость холста. Появляется свежесть восприятия красок, необычайная легкость и непринужденность мазка. «Удивительное мастерство!» - невольно восклицаешь, рассматривая такие его работы, как «Новый год», «Разлив на Мстёрке», «Осенняя песня».
Хочется обязательно подчеркнуть самую непосредственную связь творчества Владимира Яковлевича с родной Владимирщиной, его верность владимирским мотивам. Он никогда и никуда не уезжал. Правда, у него есть несколько крымских этюдов, но это лишь плод воображения. Мстёра, а в последнее время Любец, что под Ковровом - вот его излюбленные места. На пленэре художник чаще всего работает весной и осенью. Лето и зима, эти «устойчивые» времена года, его интересуют меньше. Ему нравится природа в свои переходные периоды, где разнообразие цветовых оттенков, истинных поэтических переживаний, много музыки. Недаром одна из его картин так и называется: «Осенняя мелодия». Конечно, это не означает, что Юкин не чувствует лето, его зрелые краски. Благодаря живописному Любцу, появились и летние пейзажи, и натюрморты. Например, картина «Пора цветения» (1975).
После этапной выставки в Москве (1964) Владимир Яковлевич продолжает успешно демонстрировать свои работы на региональных, российских и всесоюзных выставках. В 1970 году, как смотр и одновременно экзамен на зрелость мастера - его персональные выставки во Владимире и Иванове, а затем - успех самостоятельных вернисажей в Москве. Эти выставки - яркие иллюстрации его творческих достижений и художественных открытий. Его картины – взволнованный исповедальный и одновременно поэтичный монолог о родном Владимирском крае.
Картины В.Я. Юкина охотно принимают устроители всевозможных передвижных выставок - таких, как «Пейзаж Родины» и «Мое Нечерноземье», которые объехали весь Советский Союз. Работы владимирского пейзажиста приобретают десятки отечественных музеев, а также галереи и коллекционеры Италии, Франции, Японии, Германии, Чехословакии, США и других стран.
Но, несмотря на эти явные выдающиеся достижения, путь Юкина к официальному признанию был, как ни странно это покажется, сложным. Многих высокопоставленных чиновников раздражала тематика его произведений - заброшенные деревеньки, забытые храмы, необычная, условная изобразительность, ее откровенная декоративность. Именно поэтому присуждение В. Юкину звания Заслуженного художника РСФСР десятилетиями оттягивалось под разными предлогами.
Но все это не смогло помешать Владимиру Яковлевичу продолжать честно вершить свое дело.
Незаметно настал переломный 1991 год, который воздал должное талантливому художнику. В марте Владимир Юкин был удостоен Большой серебряной медали Академии художеств РФ, а 26 декабря того же года Владимир Яковлевич в Кремле, из рук президента России Бориса Ельцина получил диплом и золотую медаль лауреата Государственной премии России. А спустя еще четыре года, 5 августа 1995 года ему было присуждено звание Народного художника России.
К нему всегда тянулась творческая молодежь, ибо он был прост и доступен тому, кто по-настоящему и бескорыстно предан искусству. Не случайно художники неоднократно избирали В. Я Юкина своим руководителем. Он часто возглавлял различные выставкомы.
Смерть выдающегося художника, последовавшая 9 июля 2000 года через месяц после его восьмидесятилетия, на мой взгляд, стала невосполнимой потерей для всего русского искусства. Особенно не хватает колоритного собеседника, философа и романтика Владимира Юкина, нам, его землякам...

Источник:
Лалакин Н. Земляки (страницы жизни и творчества), серия «Моя малая Родина», Владимир, Агентство «ЛИК» (Литература Искусство Культура), 2011, 400 с.
Владимирский Союз художников
Зональная (региональная) выставка во Владимире в 1990 г.
Ким Николаевич Бритов
Картинная галерея
Музей И. Левитана в д. Елисейково
Иванов Антон Иванович (1818-1864) – Вязниковский художник, в середине XIX века его имя было известно в Италии.
Куликов Иван Семенович (1875—1941) — русский художник, живописец, мастер портретов и бытовых сцен.
Морозов Андрей Васильевич (1901—1972) — советский художник, участник Великой отечественной войны; член Союза художников СССР (с 1934).
Пынеев Константин Петрович (1868-1922) - художник-передвижник.
Категория: Владимир | Добавил: Николай (02.04.2018)
Просмотров: 5058 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru