Главная
Регистрация
Вход
Среда
28.07.2021
04:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1402]
Суздаль [419]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [235]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [151]
Гусь [165]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [257]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [40]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [11]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека


 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Уничтоженные кладбища города Владимира

Уничтоженные кладбища города Владимира

Российские кладбища никогда не отличались ухоженностью и благоустройством. Об этом свидетельствуют многие сохранившиеся документы. Но всё-таки самое значительное разрушение старых кладбищ происходило в годы советской власти. В конце 1920-х гг. во Владимире по просьбе городского коммунального хозяйства о ликвидации закрытых кладбищ, городской Совет предписал произвести их осмотр. Вся работа проводилась быстро: в течение апреля 1928 года было произведено обследование приходских кладбищ, на которых сохранялись наиболее старые захоронения. 4 апреля 1928 года президиум горсовета разрешил отделу коммунального хозяйства «кладбища у закрытых церквей ликвидировать, убрав все памятники и изгороди с использованием их на нужды строительства». Предлагалось «это мероприятие согласовать с губмузеем». В то время, кроме городского Князь-Владимирского кладбища, ещё сохранялось несколько действующих кладбищ около приходских церквей. Судьбы их оказались одинаковыми: их ликвидировали...

Вознесенское кладбище

Это кладбище находилось около церкви во имя Вознесения Господня, Вознесенской, как чаще её называют, одной из древнейших во Владимире.
«У Вознесенской церкви, по горке, кладбище небольшое. Ограды нет. Памятники круглые кто-то валит и скатывает вниз на дорогу, чтобы проезду мешали» («Призыв», 5 июля 1924).
25 апреля 1928 года был представлен акт обследования Вознесенского кладбища. В акте отмечалось, что кладбище расположено вокруг церкви, а так как не имеет ограды, то находится непосредственно на улице Щедрина (так в те годы называлась улица, которой в 1990-е гг. вернули прежнее название - Вознесенская). Не функционирует с 1917 года, к функционированию и не может быть допущено. Памятники и ограды находятся в полуразрушенном состоянии. Там же говорилось, что «большая часть надгробных сооружений и особенно в юго-западной стороне расположена в месте проектируемых по плану проф. Семёнова зелёных насаждений». Был сделан вывод, что целесообразно «с целью расчистки улицы и места под зелёные насаждения - кладбище окончательно аннулировать, убрав все надгробные сооружения (камни, плиты, изгороди и т.д.)».
Некоторые владимирцы не могли смириться с тем, что могилы их близких будут ликвидированы при «аннулировании» кладбища, и предприняли всё возможное, чтобы добиться их сохранения. В документах горкомхоза сохранилось заявление Марии Александровны Шурановой следующего содержания: «Прошу внести могилу моего отца, находящуюся около церкви Вознесения, в число могил, которые будут сохраняться около церкви. Могила находится около входа в тёплую церковь, занимает мало места, обнесена решёткой». На её заявлении стоит резолюция: «Оставить». В решении горкомхоза говорилось: «Ликвидировать кладбище, исключая 5 могил, зафиксированных в акте комиссии и заявлении гр-ки Шурановой, у церкви Вознесения, что на ул. Щедрина». Вместе с другими ликвидируемыми кладбищами Вознесенское ждала та же судьба: снимаемые памятники и надгробные сооружения предполагалось использовать в городском хозяйстве: «известковые камни и кирпич <...> на стройках горк-за (горкомхоза) как материал», «гранитные камни и мрамор подлежат вывозке на склад для дальнейшего использования», «металлические части вывозить часть на стройку, нужные там в дело, остальные на склад для дальнейшего использования». «Место могил после вывозки надгробных сооружений подлежат тщательной планировке». Этот документ был представлен 27 апреля 1928 года, т.е. очень оперативно!
По различным источникам, в том числе по воспоминаниям горожан, по документам, по спискам «Русского провинциального некрополя» на Вознесенском кладбище было большое количество захоронений, в том числе людей, достойных памяти и уважения наших сограждан.

Кладбище Успенского (Княгинина) женского монастыря

После ликвидации Княгинина монастыря на его территории образовали ЖАКТ - жилищно-арендное кооперативное товарищество им. Воровского.
«Теперь этот уголок вполне можно назвать уголком коммуны, но вся беда-то в том, что посреди расположенных домов коммуны красуется все-таки церковь и те же памятники. И эти памятники расположены под самыми окнами, мозолящими глаза. На этих могилах ежедневно служат так называемые панихиды, и так весь день идет кадение ладоном новой монастырской коммуны. Регулярно, два раза в день, идет звон колоколов на колокольне. Отошло время привилегии буржуазному классу хоронить где-то отдельно. Следовало бы хоронить на общих кладбищах, а памятники и ограды вокруг них можно было бы снять и как представляющие предмет крестьянского обихода передать в деревню, на сельхозинвентарь» («Призыв», 15.02.1923).
Август-сентябрь 1923 г. ликвидация кладбища Успенского Княгинина монастыря. «Бывший женский монастырь во Владимире начинает понемногу принимать, так сказать, светский вид. ...УИК (УИК - уездный исполнительный комитет) приступил к «ликвидации» бывшего там кладбища. Вывозятся решетки и памятники...
- Вот нехристи, и покойничкам покою не дают... - вздыхает в три погибели скрюченная старушонка.
А решетки и памятники все убывают. Вероятно, не забудут и то, что ... колокола безмолвной колокольни имели бы большую цену для местного совета ОДВФ (ОДВФ - общество друзей воздухофлота).
П. Тихонравов» («Призыв», 1.09.1923).
От могил осталась «одна неровная поверхность выдававшихся из земли склепов», как писал председатель ЖАКТа, ходатайствуя о полной ликвидации кладбища: «Правление ЖАКТом имени тов. Воровского просит Вашего распоряжения разобрать склепы и сравнять все неровности с тем, чтобы это место можно было бы использовать под детскую спортивную площадку и провести древесные насаждения», - писал он, обращаясь к председателю горисполкома. После такого обращения началась переписка о судьбе кладбища, которое уже лишилось надгробий и решёток. Юрисконсульт, к которому обратились за разъяснениями по этому поводу, сообщил, что указание наркомздрава (Народного комиссариата здравоохранения) от 1918 года говорит о том, что только через 45 лет после последнего захоронения кладбище может быть использовано под другие нужды. Однако ЖАКТ настаивал: «площадь посёлка ограничена и оставление площади, занятой могилами, без изменений, тем более занятую перед окнами жилых домов, является неудобным и нерациональным». «При наличии же кладбища не может быть развёрнута культурная работа кооператива» - продолжал настаивать кооператив. В дискуссию включился помощник прокурора. На запрос президиума горсовета от 20 августа 1926 года он ответил: «По делу уничтожения склепов и могил в посёлке Воровского (бывш. Девичий монастырь) г. Владимира сообщаю, что согласно ст. 11 санитарных правил наркомздрава бюллетень № 13-22 г. уничтожение и ликвидация кладбищ под другой вид может допускаться лишь по истечении 45 лет после последнего погребения. Относительно сломки и уничтожения намогильных памятников необходимо руководствоваться декретами ВЦИК и СНК <...>. Разрешения на разборку склепов и могил, не имея точных сведений о времени последнего захоронения, быть не может». Как видно из приведённых документов, ни о каких нравственных критериях ликвидации кладбища речи не было. Но даже и санитарные нормы при ликвидации кладбища, несмотря на протесты прокурора, не были соблюдены. Могилы были срыты, кладбище перестало существовать. Когда в 1927 году, накануне празднования 10-летнего юбилея Октябрьской революции, городские и губернские власти пытались выявить захоронения наиболее известных людей, относительно кладбища бывшего Княгинина монастыря сообщалось, что там исчезли (были срыты) могилы «Подшивалова Василия Сергеевича, известного писателя и журналиста, и Алякринского Митрофана Ивановича, доктора медицины, писателя, филантропа».
В 1927 г. на месте кладбища появилась детская площадка. «В воскресенье в поселке имени Воровского состоялось торжественное открытие вновь устроенной детской площадки. Она создана на специальные отчисления членов кооперативного товарищества, в ведении которого находится поселок. Неожиданно обычную тишину поселка нарушили звуки духового оркестра. Пестрая толпа домохозяек с детишками заполнили желтые дорожки площадки, расселись на зеленых лавочках, облепили беседку, где разместился президиум.
Краткий доклад, приветствия, пожелания...
— Это первая площадка, построенная на средства жилищной кооперации...
— Площадка значительно освободит матерей от возни с детишками.
— Ежедневные занятия с детьми специальной руководительницы помогут отучить ребят от озорства, пресекут хулиганство…
И сразу же началось веселье. Как голодные накинулись малыши на груду желтого песку лепить всякие штуки. Постарше сгрудились вокруг игрушек, довольные матери улыбаются, жмурясь на солнце.
До революции здесь был монастырь. На месте площадки густой заросший сад. Деревянная дорожка проходила через него от крыльца двух-этажного особняка «матушки» игуменья до входа в церковь. Это для того, чтобы «благочестивая» тунеядка не запылила своих башмаков.
Кусты роз и жасмина услаждали игуменьины взоры, а в тенистой беседке в жаркие летние дни она наливала свои дородные телеса душистым чаем. Сплошь в зелени, монастырь казался оазисом среди пыльных и вонючих улиц, прилегающих к базару. Но ворота в этот зеленый островок были всегда наглухо закрыты. Теперь давно уже выветрился затхлый монастырский запах из поселковых стен и бывших келий. Детвора из поселка и соседних улиц свободно резвится на вновь открытой площадке» («Призыв», 9 августа 1927).
В домах посёлка, которые ранее были кельями монастыря, выросло целое поколение владимирцев, не знавшее о существовавшем здесь кладбище, а если и знавшее, то не задумывавшееся о нём. Одна из жительниц посёлка писала в своих воспоминаниях, что «на заросшей травой территории посёлка встречались безымянные гранитные плиты. К настоящему времени сохранилась лишь одна, самая большая, на которой мы, дети, когда-то играли в классы… Вся территория посёлка была покрыта травой. Зелёный ковёр прорезали ведущие к каждому дому тропинки. На нашей половине посёлка находились: площадка для крокета, турник, кольца, качели и гигантские шаги. Здесь же были сооружены стол и лавочки»...
В настоящее время Успенский монастырь возрождён. Сделаны первые попытки восстановления если не кладбища, то отдельных захоронений. Но ещё раньше активистами Владимирского фонда культуры и потомками восстановлено надгробие на предполагаемом месте захоронения Дмитрия Константиновича Советкина (1838 - 1912) вместе с открытием мемориальной доски на здании Авиамеханического колледжа, где раньше было ремесленное училище, построенное под его руководством и в течение нескольких лет возглавляемое им.

Ямское (Казанское) кладбище

Это кладбище имеет наиболее трагическую судьбу. Оно находилось возле Казанской церкви в слободе, населённой ямщиками - особой категорией служивых людей, которые были обязаны перевозить пассажиров, грузы, почту. Церковь сначала была деревянной; позднее (в конце ХѴІІІ века) выстроена каменная, с колокольней. Главный престол церкви носил имя иконы Казанской Божией Матери. По нему и вся церковь получила своё имя, хотя часто её называли Ямской. Широкую известность Ямская церковь получила после того, как в ней в 1838 г. венчался А.И. Герцен с увезённой им тайно из Москвы Н.А. Захарьиной. После 1917 года церковь была превращена сначала в склад, потом в кинотеатр «Буревестник», позднее вообще снесена, а кладбище превращено в танцевальную площадку, хотя многие жители города продолжали помнить, в каком месте были захоронены их близкие. В 2009 году здесь выстроена новая церковь, но кладбище восстановить не удалось. Кроме ямщиков, чьи имена остались неизвестными, на Казанском кладбище были похоронены многие известные горожане.
На Казанском кладбище в годы Великой Отечественной войны хоронили также воинов, умиравших от ран во владимирских госпиталях. Факт захоронений подтверждён свидетельствами владимирцев и документами объединённой базы данных в Интернете.

Богородицкое кладбище

Кладбище находилось возле церкви в честь Успения Пресвятой Богородицы (Богородицкой). Когда-то на этом месте был монастырь. После его упразднения в нём была открыта Духовная семинария, и церковь стала семинарской, поэтому сохранились имена захороненных на кладбище при ней преподавателей семинарии.

Борисоглебское кладбище

Несуществующая ныне церковь во имя св. Бориса и Глеба (Борисоглебская) находилась в северо-восточном углу современного парка «Липки». При ней было и кладбище, ликвидированное окончательно вместе с церковью в советское время. Кладбище было закрыто ещё в то время, когда в конце XVIII века закрылись все приходские кладбища и захоронения стали производить только на городском кладбище. Однако, как видно из истории города, на прежних кладбищах производились отдельные захоронения, особенно на монастырских, возле соборов и некоторых церквей. Это были захоронения наиболее значительных лиц, чаще всего - лиц духовного звания. Да и «закрытое» кладбище не означало «ликвидированное», хотя и церковь не всегда бережно относилась к местам погребения. Так, при закладке нового придела с правой стороны Борисоглебской церкви в 1887 году, а также при постройке двух флигелей по обеим сторонам паперти в 1891 году, как писал автор статьи в газете «Владимирские епархиальные ведомости» (1905, № 16) «отрыто множество костей и черепов человеческих. И в недавнее время, в 1901 году при устройстве духовой печи землекопами вырыто было на глубине 3-4 аршин много гробов...». В 1839 - 48 и в 1867 - 87 годы церковным старостой был купец 1-й гильдии Андрей Никитич Никитин, а в 1850 - 67 годы - его сын Александр Андреевич. Оба занимались благотворительностью, в том числе ремонтировали, подновляли, расписывали храм, которому из-за ветхости грозило закрытие.

Николо-Галейское кладбище

Николо-Галейская церковь, одна из древнейших, находилась за пределами городских укреплений. Первоначально была деревянной, а в XVIII веке на личные средства посадского человека Ивана Григорьевича Павлыгина построена каменная, сохранившаяся до настоящего времени. При ней тоже было кладбище. Возможно, что Павлыгин не случайно вложил средства в постройку новой церкви. В списках «Русского провинциального некрополя» значатся похороненными на Николо-Галейском кладбище Павлыгины - возможные предки Ивана Григорьевича: «Лета 7170 (1661) году ноября в 19 день, на память святого пророка Авдия преставился раб Божий схимник Нифонт по реклу Павлыгин» и «Лета 7231 (1723) месяца апреля в 20 день на память преподобного отца нашего Феодора Трихины преставился раб Божий посадский человек Иван Иванов Павлыгин, погребён на сем месте».

Предтеченское (Никитское) кладбище

Кладбище существовало при церкви, которую владимирцы больше знают как Никитскую, хотя в прежние времена она чаще называлась Предтеченской (так она названа и в «Русском провинциальном некрополе»): один из престолов освящён во имя Иоанна Предтечи, другой - во имя св. великомученика Никиты. При ликвидации кладбищ и сносе церквей в 1920-е годы комиссия горкомхоза в акте от 25 апреля 1928 года отметила, что надгробия содержатся в удовлетворительном состоянии, находятся в ограде церкви, только с западной стороны лежит груда камней, очевидно, от разбитых памятников. Комиссия разрешила оставить все надгробия, кроме разбитых, которые надлежало вывезти, и убрать памятник Философову (посчитали, видимо, его самым «враждебным элементом»). Однако до настоящего времени кладбище не сохранилось.

О некоторых приходских кладбищах не осталось никаких воспоминаний даже у старожилов города. Захоронения на них прекратились, видимо, вскоре после Указа Екатерины II о вынесении кладбищ за границы города. Судя по сохранившимся записям в метрических книгах, захоронения на Богословском, Воскресенском, Георгиевском, Знаменском (Пятницком), Мироносицком, Николо-Златовратском, Николо-Кремлёвском, Сергиевском, Троицком кладбищах прекратились в конце XIX- начале XX века

Особое место в городе занимало Ильинское кладбище. Известно, что отпевали там многих владимирцев, хотя и хоронили потом на городском, а не на Ильинском кладбище. Церковь Ильи Пророка (Ильинская) с кладбищем при ней находилась в восточной части города. Вначале она тоже, как и другие, была деревянной, а в 1773 году на средства прихожан была выстроена каменная, двухэтажная, с шатровой колокольней. Она была снесена в 1932 году.


Ул. Б. Московская, д. 75б. Дом построен на месте бывшего кладбища

А церковь, по-видимому, играла значительную роль в городе. Известен, например, факт отпевания сестры милосердия Георгиевской общины в декабре 1902 году в присутствии именитых горожан во главе с губернатором И.М. Леонтьевым. Там же отпевали и дочь А.Н. Харламовой-Златовратской Елену Соколову. А схоронили её на Князь-Владимирском кладбище. 6 июля 1912 года в Ильинской церкви отпевали Николая Григорьевича Столетова, гроб с телом которого торжественно встречали на владимирском вокзале. Из похороненных на Ильинском кладбище известно несколько имён, упоминаемых, в том числе, в «Русском провинциальном некрополе».

Было кладбище и около кафедрального Успенского собора. Постановление Президиума горсовета о ликвидации кладбищ у закрытых церквей коснулось и кладбища возле Успенского собора. Поскольку в постановлении от 6 апреля 1928 года оговаривалось, что закрытие должно согласовываться с губернским музеем, в конце апреля музей получил предписание «сделать распоряжение о допуске рабочих к Успенскому собору для сломки памятников и вывоза их с территории». В этом документе нет сведений о том, какие памятники предлагал оставить музей, но есть письмо Ксении Михайловны Гербановской и Надежды Александровны Гиляревской с просьбой при ликвидации кладбища оставить могилу их отца и деда Александра Ивановича Виноградова. Тогда горкомхоз обратился в музей с просьбой «срочно сообщить - относится ли могила А.И. Виноградова к числу исторических». Музей ответил: «Ввиду особых заслуг в области истории Успенского собора умершего гр-на Виноградова губмузей считает достойным надгробие на могиле означенного Виноградова, находящейся в ограде названного собора, сохранить...». Так благодаря вмешательству дочери и внучки и поддержке музея удалось сохранить захоронение протоиерея собора А.И. Виноградова. До сих пор на единственном оставшемся от кладбища возле собора захоронении можно прочитать надпись: «Кафедральный протоиерей Александр Иванович Виноградов ближайший участник в восстановлении древнего вида собора и первый его историк. Родился 24 июня 1834 года. Скончался 31 мая 1908 года. Служил при соборе 32 года». Главной заслугой Виноградова было его участие как хозяйственного и технического руководителя в реставрации Успенского собора 1882 - 91 годов, когда был восстановлен первоначальный облик храма XII века в результате ликвидации более поздних перестроек и наслоений, а также открыты фрески Андрея Рублёва и Даниила Чёрного. Он же был автором книги «История кафедрального Успенского собора в губернском городе Владимире», которая выдержала три издания.
Александр Иванович происходил из священнического рода; после окончания Владимирской духовной семинарии несколько лет служил в храмах Покрова, Киржача, а с 1880 года - на службе в Успенском соборе: сначала ключарём, а с 1903 года - настоятелем собора. Наряду с пастырской службой он занимался преподавательской и общественной работой: преподавал Закон Божий в начальных и городских училищах, в женской гимназии, в учительской семинарии; 23 года был членом Владимирской духовной консистории, состоял членом Братства Александра Невского, Палестинского общества, действительным членом Императорского археологического общества, действительным членом Владимирской учёной архивной комиссии, членом Нижегородской учёной архивной комиссии. Среди наград А.И. Виноградова - ордена св. Анны всех степеней, св. Владимира 4 и 3 ст., св. Станислава. Вместе с женой Павлой Сергеевной, которая происходила из священнического рода Лебедевых, они вырастили 14 детей. Род Виноградовых дал стране много известных и достойных людей. Кроме А.И. Виноградова на кладбище Успенского собора были захоронены многие служители собора.

Воинское и Братское кладбища были снесены в конце 1920-х годов XX века.

Источник:
Титова Валентина Ивановна. Владимир губернский: 1778-1929: сборник статей / В.И. Титова. – Владимир: Транзит-ИКС, 2016. – 232 с.
Князь-Владимирское кладбище
Кладбищенский храм Всех Святых в Улыбышево
Храмы города Владимира

Категория: Владимир | Добавил: Николай (13.06.2021)
Просмотров: 41 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru