Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
16.12.2018
19:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 551

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [989]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [336]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [118]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [189]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [42]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 37
Гостей: 37
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская губерния

Контрреволюционные выступления крестьян Владимирской губернии в годы Гражданской войны

Контрреволюционные выступления крестьян Владимирской губернии в годы Гражданской войны

А.А. Дорофеев

Октябрьская революция провозгласила крестьян собственниками земли. Но им еще предстояло защитить свое право реального хозяина и особенно возможность свободно распоряжаться плодами своего труда. Сельским труженикам уже с весны 1918 г. пришлось повести борьбу против продовольственной политики большевиков, обрекающей их на голод, и мобилизации на братоубийственную войну. С этого времени по лето 1919 г. в советской республике произошло по далеко не полным данным 345 крестьянских восстаний.

Царское и Временное правительства в условиях войны и революций не смогли решить продовольственную проблему. Приход к власти большевиков усугубил положение. По стране прокатилась волна мятежей.
22 марта 1918 г. голодающие крестьяне двух волостей Владимирского уезда, разоружив красноармейцев, рвались в здание «Присутственных мест» в г. Владимире, где размещался губпродком и ГИК, и разгромили их. В завязавшейся перестрелке были убиты члены Гусевского Союза молодежи красногвардейцы Н.А. Зайцев и Ф.А. Лаврентьев. Сразу после разгрома исполкома Типограф Самуил Иосифович оставил свой пост, не сдав дела, и не спросив у товарищей по партии на то разрешения. Члены Губисполкома постановили «...опубликовать в заметках ЦИКа о бегства председателя Исполнительного Комитета тов. Типографа и о немедленном его аресте». Имя первого руководителя края исчезло из публикаций - как уже бывших, так и всех последующих; дальнейшая судьба его неизвестна…

Принятие в мае 1918 г. законов о продовольственной диктатуре вызвало волну возмущения по всей стране. В Гороховецком уезде, где в течение четырех месяцев не получали продовольствия и было отмечено немало случаев голодной смерти, крестьяне нескольких селений потребовали отмены хлебной монополии и созыва Учредительного собрания. 7 июня 1918 г. в Пестяковской волости был разогнан Совет и избран старшина, а в Верхнем Ландехе - земельный комитет. Туда был направлен вооруженный отряд. В Верхнем Ландехе им были арестованы два бывших урядника и несколько кулаков, которых местные крестьяне пытались спасти. Когда отряд возвращался через богатое село Пестяки, то там также собралась тысячная толпа, из которой неслись крики: «Долой большевиков!». Положение отряда становилось критическим. Вызвали с окраины села красноармейцев. Несмотря на угрозу применения оружия, толпа не расходилась. Выстрелами в воздух собравшиеся были разогнаны. Для поддержания престижа и силы власти, как сказано в отчете, начались обыски. На сотню зажиточных крестьян был наложен штраф в размере 100 тыс. руб. Но комиссар тов. Халов, житель Пестяков, стал просить об уменьшении и снятии с некоторых односельчан штрафа, обещая уладить конфликт мирным путем. Для переговоров была создана комиссия из местных миллионеров в составе Сидорова, Прохорова, Морозова. Им удалось снизить сумму выплат до 11550 руб. Всего же на зажиточных граждан уезда был наложен штраф в размере 39890 руб.

Стихийные выступления крестьян продолжались по всей Владимирской губернии. 19 июня 1918 г. 500 жителей Бережковской волости подошли к гор. Судогде. Из толпы раздались выстрелы. Красноармейцы, защищавшие город, открыли стрельбу из пулеметов и винтовок в воздух, после чего толпа рассеялась. Аресты и дознания показали, что крестьяне были собраны кулаками под угрозой штрафа с каждого, отказавшегося от выступления.

В июне 1918 г. вМеленках было объявлено военное положение. Уездные власти послали в Муром и Владимир телеграммы с просьбой о срочной отправке туда отрядов по сто красноармейцев, так как к городу подошла «целая волость». Крестьяне требовали освобождения председателя Ляховского волсовета, бывшего капитана царской армии Сергея Евграфовича Климова. Чем же провинился перед уездными властями этот человек? 8 июня он разослал телеграммы по всем волисполкомам уезда «с постановкой в них вопроса о созыве Учредительного собрания». Кроме того, он считал, что крестьянство в целом выступает против хлебной монополии и что «высшая власть должна уступить мнению большинства народа, иначе в голодных бунтах погибнут не только Советы, но и все завоевания народной свободы». 19 июня Меленковский совдеп принял решение об аресте Климова и секретаря Ляховского волсовета Хромова. Их посадили в камеру меленковской милиции. Очевидно, что Климов обладал высоким авторитетом среди местных жителей, так как общее собрание граждан Ляховской волости решило потребовать его освобождения и избрать делегатом на уездный крестьянский съезд. Тысячи людей двинулись в Меленки, чтобы освободить его. Но мнение масс не было услышано. Толпа была рассеяна выстрелами вверх.
Архивные документы свидетельствуют, что волнения в Меленковском уезде происходили довольно часто и во многих деревнях и селах. С 1 июня по 1 октября 1918 г. только отряд меленковского военкома посылали в одиннадцать населенных пунктов уезда, иногда по несколько раз. Особой жестокостью были отмечены события в Бутылицах.
Бутылицкий эсеро-кулацкий мятеж был одним из крупных и кровавых во Владимирской губернии. Он запечатлен в экспонатах Московского и Владимирского исторических музеев. Восстание началось утром 24 июля 1918 г.
Село было торговым центром не только Меленковского уезда, но и всей губернии. Сюда приезжали торговцы и покупатели из Владимира, Коврова, соседнего Мурома и многих других городов. Зажиточные крестьяне вагонами отправляли отсюда хлеб и картофель в рабочие районы страны, сбывая его по спекулятивным ценам, в то время как в городах надвигалась угроза голода. Местная власть и милиция не смогли справиться с таким критическим положением. Поэтому на станцию прибыл отряд красноармейцев из Меленок для борьбы со спекуляцией хлебом. Бутылицкий волостной исполнительный комитет, руководимый эсерами, попытался разоружить отряд, но это ему не удалось, так как командование отряда категорически отказалось подчиниться местной власти. Чуть позже красноармейцы задержали и опечатали три вагона с мукой, привезенной кулаками из Тимошина. Это и стало первой искрой начала восстания. Кулаки, вернувшись домой, созвали крестьян на митинг, где было решено идти на Бутылицы отбивать вагоны.
В Бутылицах появились слухи о том, что меленковский реквизиционный отряд будет резать скот и отбирать хлеб у крестьян. Собравши сход 24 июля, крестьяне послали бумаги во все волости за подписью Ф. Лебедева с предложением разобрать железнодорожный путь и напасть на красноармейцев. Слух о том, что красноармейцы хотят отобрать у населения хлеб, распространился по всему уезду. В ближайшие села и деревни были посланы гонцы с призывом оказать помощь повстанцам. Таким образом, мятеж затронул Бутылицкую, Меленковскую, Заколпскую, Драчевскую, Крюковскую и Папулинскую волости. Восставшие, вооружившись винтовками, ружьями, вилами, топорами, подступили к Бутылицам одновременно с трех сторон, что указывало на наличие общего плана выступления против советской власти.
9-го июля 1918 года в Муроме вспыхнуло Муромское восстание белогвардейцев, которое было подавлено. Часть восставших, в отличие от основных сил, ушла в сторону Бутылиц. Руководителем мятежа в Бутылицах были помощники полковника Сахарова, организатора Муромского восстания. Они сформировали штаб по руководству крестьянским волнением. Духовенство поддержало восставших, внося вклад в идеологическое обоснование мятежа.
В районе д. Вичкино мятежники встретили трех красноармейцев, которые сопровождали продовольственный обоз. Одного из них они убили, двух других после пыток полуживыми закопали в землю. Многотысячная толпа, растянувшись на сотни метров, подошла к вокзалу. Малочисленный отряд красноармейцев, расквартированный на станции, не смог оказать серьезного сопротивления. Началась кровавая расправа: красноармейцев ловили, оглушали прикладами, выкалывали глаза. Часть из них была заживо сожжена, остальных полуживыми зарыли в землю.
Была разгромлена и сама станция, но телеграфист каким-то чудом успел отправить краткое сообщение: «В Бутылицах бунт!». На подавление мятежа направили три отряда из Меленок, Мурома и Москвы. Самым боеспособным оказался отряд знаменитых латышских стрелков. Прибыв из Москвы, они сходу вступили в бой с повстанцами. Пулеметными залпами они рассеяли ряды нападавших и преследовали их на пути к Максимову, Синжанам, Сафронову и Архангелу. Местные жители, опасаясь репрессий, покинули свои дома и, забрав скарб, укрылись в лесах.
Зачинщики и подстрекатели восстания были арестованы. При подавлении восстания Бутылицах погибло с обеих сторон от пятидесяти до 200 человек. Власти стремились превратить похороны красноармейцев в крупную политическую манифестацию с митингами, оркестром и почетным караулом. Они, как правило, были увековечены на страницах газет и многочисленных фотографиях. После подавления трехдневного мятежа был создан военный трибунал, который постановил наложить на местное население контрибуцию в размере двух тысяч рублей, а зачинщиков бунта расстрелять. Руководителей мятежа - полковника Дубенского и правого эсера Царькова - объявили в розыск.
На траурной церемонии в Меленках в конце июля 1918 года фигурировало 12 гробов. Одна из двух фотографий из Меленковского краеведческого музея запечатлела процесс погребения жертв бутылицкого восстания на городском кладбище при храме Всех Святых.



Похороны жертв восстания в Бутылицах Меленковского уезда 30 июля 1918 г.

«Не жертвы - герои
лежат под этой могилой,
не горе, а зависть
рождает судьба ваша
в сердцах благородных
потомков.
В красные страшные дни
славно жили вы
и умирали прекрасно».

Поводом для наиболее крупного по массовости выступления ковровских крестьян послужило предписание уездных властей о сдаче по 20 фунтов ржи каждому, посеявшему озимый хлеб. Селяне саботировали это постановление. В ответ власти потребовали с них вдвое больше. Это привело к выступлению крестьян сразу трех волостей: Бельковской, Клюшниковской и Великовской. Центрами мятежа стали деревни Дмитриево и Бельково. Сюда 3 сентября 1918 г. собрались на митинги вооруженные люди. Собранием в Белькове руководил местный председатель комбеда И.П. Писакин. Он призывал не сдавать хлеб и не пускать продоряды в другие деревни. Крестьяне порешили: идти всем, а к тем, кто не пойдет, принять меры.
Для агитации крестьян в Бельково была послана известная революционерка Анастасия Корунова. Ее заперли в сарай и пригрозили расстрелом в случае изъятия хлеба. В Дмитриеве был убит член комбеда с. Крутово М.И. Моренков. 4 сентября пришли отряды Красной гвардии из Коврова. Они освободили Корунову и расстреляли на месте семерых зачинщиков. Вскоре 50 человек было арестовано. На волости была наложена контрибуция по 100 тыс. руб. За свое участие в этом мятеже крестьянам пришлось расплачиваться еще долгое время. Уже в тридцатые годы некоторые из них были сосланы и расстреляны.

Осенью 1918 г. начался массовый призыв в Красную Армию. Это привело к тому, что в октябре-ноябре 1918 г. практически вся республика Советов была охвачена крестьянскими выступлениями. Наиболее крупные из них, как свидетельствуют сводки штаба корпуса Всероссийской ЧК, были зарегистрированы в Рязанской, Московской, Тульской, Ярославской и Владимирской губерниях. Наибольшей организованностью, как сказано в документах расследования, отличалось выступление жителей Урвановской волости Меленковского уезда. 14 ноября 1918 г. они отказались дать молодежь в армию и заменили сельсовет старостой. Туда был послан отряд (20 красноармейцев и дружинников с пулеметом). Во главе отряда добровольно встали инструкторы губернской ЧК П.П. Петров и П.С. Магничкин. 15 ноября отряд прибыл в Урваново. Крестьяне ударили в набат. Последовали угрозы, обещания убить. Как сказано в отчете: «Тов. Петров и Магничкин, не принимая на себя ответственность за будущее, вооруженной силой не подавили восстание, а отступили. При этом отряд открыл ружейно-пулеметный огонь. Потерь с обеих сторон не было». 17 июня уже 60 человек под руководством М.Д. Смелова вновь отправились в Урваново. По пути они узнали от крестьян, что конный отряд с автомобилем Муромской ЧК утром обстрелял толпу, пошедшую на него с вилами, и расстрелял звонивших в набат в с. Репино. Муромский отряд не стал соединяться с меленковским, а ушел к себе, так как там было также неспокойно. На этот раз меленковский отряд встретили в Урванове с красным флагом и приговором, что они подчиняются власти. Кулаки заплатили штраф 113 тысяч рублей. Кроме того, 22 зачинщика были арестованы, а главари, жители Урванова, братья Кузьмины и П.П. Базин, расстреляны. Комиссия продолжила свою работу в других населенных пунктах волости. Там были расстреляны еще четверо бунтовщиков. Были арестованы и оштрафованы граждане в Камишлове, Тургеневе и Селине. В Репине, как сказано в отчете, к сожалению, «пришлось» ограничиться лишь наложением контрибуции (100 тыс. руб.), так как главари уже были расстреляны отрядом Муромской ЧК.
16 ноября 1918 г. в Урвановскую волость из Меленок дополнительно вышел отряд в количестве 40 человек под руководством Назарова. Он усмирял и налагал контрибуции на граждан следующих селений: Шохино, Елино, Азовки и Верхозерье.

Одновременно с восстанием в Урвановской волости дезертиры подняли мятеж в Юрьевском уезде. Он был подавлен местными чекистами. Однако после этого в уезде все чаще случались волнения, они становились все более массовыми. Поэтому 26 мая 1919 г. для поимки дезертиров в Юрьевский уезд был послан отряд из Владимира. Дезертиры успели скрыться. Отрядом были взяты заложники в Анькове. Дезертиры, узнав об этом, ворвались в село, обезоружили отряд. При этом шесть красноармейцев погибли и шесть ранены. 1 июня 1919 г. в уезде было введено военное положение. Для борьбы с «зелеными» в уезде были созданы четыре крупных отряда, которые устраивали облавы на них, брали в заложники семьи дезертиров. Но эти меры не смогли умиротворить крестьян. Недовольство жителей уезда ширилось и нарастало. Были убиты военкомы Симской и Никульской волостей.
В селе Сима был создан повстанческий штаб во главе с Никандром Крюковым, который разогнал Совет и выпустил воззвание. В нем предписывалось всем крестьянам в возрасте от 16 до 65 лет вооружиться и идти на Юрьев. В случае неподчинения - расстрел и сожжение домов. Священники поддержали восставших. В Симе состоялся молебен и благословение (За это впоследствии местный батюшка был расстрелян карательным отрядом). Утром 11 июля толпы мятежников разгромили военкоматы в Симе, Паршине, Петрове и вошли в Юрьев-Польский.
По различным источникам, их численность составляла от пяти до десяти тысяч дезертиров и крестьян. Восставшие разгромили военкомат, клуб коммунистов и напали на артиллерийский склад. Было захвачено несколько тысяч винтовок. Мятежники обстреляли отряд под командованием уездного военкома, в результате чего погиб один красноармеец. Коммунистов ловили и сажали в тюрьму. Однако мятежники смогли удержать власть в своих руках только в течение нескольких часов. В этот же день город был взят правительственными войсками. При штурме погибли десять красноармейцев и двадцать мятежников (часть из них была расстреляна на месте). Позднее прибыл из Москвы отряд ВЧК с артиллерией и бронеавтомобилем. Они расстреляли еще 14 человек. Во время преследования дезертиров у селения Червея Черкутинской волости произошел бой, в котором были уничтожены 13 мятежников. При зачистке близлежащей территории - еще 18 человек. Комиссия по ликвидации последствий мятежа за полмесяца работы рассмотрела 700 дел. В результате ее работы были расстреляны 29 человек. Кроме того, на всех крестьян уезда была наложена огромная контрибуция и трудовая повинность. После ликвидации мятежа из уезда было «выкачано», как сказано в документе, более двух с половиной тысяч дезертиров.
Несмотря на предпринятые меры, власти отмечали, что «и теперь замечена тенденция к новым восстаниям». Они не ошиблись. 11 июня 1919 года Юшко предпринял дерзкий налет на город Юрьев-Польский. 31 июля 1919 г. вновь произошло вооруженное столкновение в Симе. Мятежники испортили телефон и телеграф, спилили столбы и сняли проволоку. Это было далеко не последнее выступление дезертиров. Движение «зеленых» в Юрьевском уезде было окончательно подавлено лишь в 1924 г.

Выступления дезертиров были отмечены и в других районах Владимирского края. Как посетовал председатель Центральной комиссии по борьбе с дезертирством: «...Нет ни одного села, ни одной деревни, где бы не было дезертиров». Их число достигало огромных размеров. По данным Меленковской уездной комиссии по борьбе с дезертирством количество лиц, укрывающихся от военной службы, весной 1920 г. достигало шести тысяч. Причем, по мнению ее сотрудников, с наступлением тепла эта цифра увеличится. Борьба с уклоняющимися от военной службы была крайне тяжелой, так как в некоторых селениях все граждане, включая представителей волостных и сельских властей, укрывали дезертиров и не допускали производить облавы и описывать имущество. В сводках Всероссийской ЧК по Владимирской губерния отмечалось стремление дезертиров к организации восстания. Они тайно рассылали повестки с просьбой являться на собрания, на которые собирались тысячные толпы. На них призывали бороться с облавами, приобретать оружие и даже переводить на сторону белых. На собраниях обязывались круговой порукой не выдавать и снабжать всем необходимым товарищей, которые бежали от облавы в лес. Дезертиры создавали там отряды со своими штабами, выпускали воззвания. На территории губернии оперировало несколько многочисленных вооруженных отрядов. Они оказывали серьезное вооруженное сопротивление красноармейцам.

Что заставляло крестьян бороться с властями? Ответ можно найти в докладе Владимирского уездно-городского продовольственного комитета, написанного в 1921 г, в котором говорилось, что «хождения по амбарам, обыски, несправедливость в сборах и пристрастие к некоторым лицам раздражали крестьянство. И вот в волостях, местами, являлся ропот на тех лиц, которые, выполняя Государственную разверстку, ретиво, часто не входя в положение крестьянского хозяйства или крестьянской семьи, отбирали почти все продукты земледельческого труда; при этом, чтобы обезопасить себя от разного рода эксцессов со стороны крестьян, представители Власти, как местной, а также и уездной, часто прибегали к вооруженной воинской силе, которая побывала в качестве так называемых продотрядов, во многих волостях уезда держала граждан в страхе, заставляя вносить разверстку безоговорочно полностью или в большем количестве, чем на самом деле должен внести середняк».
К сожалению, осознание гибельности подобной практики «военного коммунизма» произошло после трех лет братоубийственной войны, частью которой были крестьянские выступления во Владимирской губернии.
Владимирская губерния 1918-1929 гг.
Жизнь владимирских городских обывателей в 1915-1918 гг.
Нападение на ст. Ковров унтер-офицерского батальона в 1918 году.
Город Владимир в 1919-1920 годах.
Товары и цены во Владимирском крае в 1917-1941 годах

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимирская губерния | Добавил: Jupiter (21.03.2018)
Просмотров: 459 | Теги: Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика