Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.04.2018
04:06
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 456

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [849]
Суздаль [295]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [217]
Музеи Владимирской области [57]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [109]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [71]
Вязники [174]
Камешково [49]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [142]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Товары и цены во Владимирском крае в 1917-1941 годах

Товары и цены во Владимирском крае в 1917-1941 годах

Дорофеев А.А.

В 1917 г. Россия вступила, значительно ослабленная мировой войной. Гигантские расходы на неё привели к стремительному росту цен. С начала войны и до 1917 г. они увеличились почти в четыре раза. Снабжение хлебом резко сократилось, особенно в нашей губернии, которая традиционно ввозила зерно. В январе 1918 г. туда доставлено было всего 8-10 % от положенного по плану хлеба. Положение в стране продолжало ухудшаться. В мае 1918 г. большевистское правительство взяло курс на жёсткое проведение хлебной монополии. Крестьяне отказывались сдавать хлеб по низким государственным монопольным ценам. Была введена карточная система. Началась эпоха «военного коммунизма» и Гражданской войны.
Главной экономической составляющей первого периода стала продразвёрстка, которая была введена зимой 1919 г. То, как она проводилась и какие катастрофические последствия имела, видно из письма меленковского крестьянина: «У нас закончилась реквизиция, очень много взяли. Наши мужики сговорились так, что лучше не надо на следующее лето поля засевать, да и засевать-то нечем». Заготовка мяса по продразвёрстке привела к массовому забою скота. Владимирская губерния стала самой малообеспеченной скотом в Центрально-Промышленной области и была признана остро голодающей.
Особенно тяжёлое положение было в городах нашего края. Здесь жители получали по карточкам, и то не всегда, по 200 г. хлеба в день, а цены на рынке «кусались». В июле 1919 г. фунт (404 г.) хлеба и говядины там стоил 40 руб., масла - 120 руб., а оклад служащего составлял 600-700 руб. Осенью этого года свободная торговля на рынках почти прекратилась. Житель Владимира в своём письме на фронт сообщает: «Сейчас благодаря заградительным отрядам вся базарная жизнь замерла, крестьяне стали ездить редко, т.к. делают облавы на базаре и всё отнимают: валенки» шубы, бельё, шапки и т.д. Народ стал хитрее и не приезжает». В 1920 г. хлеба в стране было собрано в два раза меньше, чем в довоенное время. Резко взлетели рыночные цены на него. Они превосходили государственные в 10 раз.
По предприятиям губернии прокатилась волна забастовок и массовых волнений. В Гусь-Хрустальном «рабочие решили тащить всё, что под руку попадётся, с фабрики... Куски металла сотнями летят в деревню на хлеб, на картофель, на кашу и на коровье масло, и всё это делают, чтобы не умереть с голоду. В несколько дней фабрика превратилась в Хитров рынок. На поставленный контроль рабочие обматываются мешками со словами: «Тащи сам и не говори про меня». На несколько воззваний со стороны власти рабочие отвечали: «Дай хлеба - не будем воровать». В один день толпа обступила здание продкома с криками: «Дай хлеба, иначе растащим всё!» Разгоняли вооружёнными коммунистами, производятся аресты. Наконец всё улаживается: рабочие дают честное слово, что не будут ворами, и получают по 25-ти ф(унтов) хлеба».
Особенно сильное возмущение пролетарских масс вызывали злоупотребления при распределении товаров из госфондов. В первомайском номере общероссийской газеты «Известия» сообщалось, что в Судогде упродкомом была получена мануфактура. Из этой партии рабочим досталось только по два аршина ситца на едока, тогда как служащие уездных учреждений получили по 8 аршин трико или сукна.

Пик «военного коммунизма» падает на начало 1921г. Стали бесплатными коммунальные услуги, и в то же время кризис снабжения городского населения достиг своего апогея. Местные власти констатировали: «Города Владимирской области вымирают». Там смертность превышала рождаемость на 64 %. Составляя продовольственный бюджет губернии на 1921 г., руководители региона представляли, что даже при наилучших условиях они смогут обеспечить продовольствием лишь незначительную часть местного аппарата и десять тысяч рабочих с семьями.
Для смягчения продовольственного кризиса власти предпринимали различные меры. Владимирская губерния была признана ударной в садово-огородном отношении. Под огородные культуры в крае было передано 8 тысяч десятин. Треть из них была выделена под капусту. Предлагалось также удивительное с точки зрения не знавшего голода современного человека решение - использовать в питании содержащий крахмал исландский мох.
Весь ужас создавшегося положения выразил в своём дневнике Мицкевич - житель Владимира. В январской записи 1921 г. тов. Мицкевич жалуется на то, что «в городе товары и за деньги не найдёшь, да и никаких денег не хватит». Общероссийские данные подтверждают его слова. За два с половиной года цены «вольного» рынка, по данным А.Н. Малофеева, выросли в 190 раз.
Угроза национальной катастрофы заставила правительство отказаться от военно-коммунистических методов и перейти в 1921 г. к НЭПу. Предполагалось постепенное внедрение товарно-денежных отношений. Первоначально организовали товарообмен без использования денег. Но при его проведении даже владимирский уездно-городской съезд Советов отмечал отсутствие гибкости эквивалента товаров. Дело было в том, что дореволюционные цены на промтовары завышались в три раза, а на сельхозпродукцию оставалась на прежнем уровне. Например, за пуд ржи житель деревни мог получить 15 коробок спичек. Громоздкий госаппарат не поспевал за быстрым изменением цен, что приводило к казусам, когда соль в государственной торговле стоила 200 тыс. руб. за пуд, а на рынке - 757. Местные власти попытались организовать товарообмен за пределами губернии. В начале 1921 г. было отправлено 8 экспедиций с продукцией для обмена на хлеб. Почти безрезультатно, если не считать потерю части промтоваров. Власти признали, что товарообмен провалился и был быстро вытеснен торговлей.
Руководство страны в 1922-1924 гг. провело денежную реформу. В течение этого времени шло накопление разменной монеты, наполнение финансового рынка новой твёрдой валютой - червонцами. Имело место параллельное хождение различных банкнот. В «Призыве» регулярно печатались плавающие курсы рубля. В феврале 1924 г. стоимость червонной копейки составляла 208 руб. совзнаками! Упростились расчёты. Если январские цены на ситец во Владимире в 1922 г. обозначались пятизначными цифрами в рублях (60000 за аршин), то в 1924 г. он стоил 43 коп.
НЭП породил такие зримые явления для владимирцев, как открытие банка в мае 22-го, товарной биржи, при которой осенью 1925 г. был открыт товарный музей. В нём экспонировалось, в частности, до 30 видов хлебопродуктов и семь видов сахара (польский, русский и американский). Крупнейший государственный монополист на местном рынке - Владимирско-Александровский хлопчатобумажный трест открыл двери своих магазинов.


Магазин Владимирско-Александровского хл.-бум. треста.

Основной задачей партийно-государственных органов в рассматриваемый период была борьба за снижение цен на промтовары. Во многих документах подчёркивалось, что движение к социализму упирается в эту проблему. Весной 1922 г. в губернии была образована единая комиссия цен под руководством Сорокина, позднее она была переименована в комиссию по снижению цен. В своей работе она опиралась на собственную агентуру и общественность. Только во Владимирском уезде в обследовательских бригадах добровольно трудились 339 человек в течение 184 дней. Они выявили многочисленные нарушения. Например, наценки на швейные иглы достигали 360 %. В ответ на многочисленные обращения граждан власти устанавливали предельные цены. Частника обязали вывешивать их на видном s месте и прикреплять на товар ярлык с указанием производителя- и цены. В 1926 г. была принята 107 статья УК, которая предусматривала тюремное заключение и конфискацию имущества за действия, ведущие к повышению цен. Но, как свидетельствует огромное дело «Документы о борьбе с нарушением директив правительства о снижении розничных цен» за 1927 г., несмотря на активное противодействие губпрокуратуры, практика незаконного повышения цен была широко распространена (и неискоренима, как показывают материалы последующих лет).
Наряду с промышленными товарами власти заморозили низкие заготовительные цены на хлеб. Чтобы его купить, нужно было отстоять в огромных очередях, в которых нередко возникали давки. Во Владимире, в очереди в булочной Седова , задавили девочку. Резко взлетели рыночные цены. В нашем крае их рост на ржаную муку, основной продукт питания, на вольном рынке в 1927/28 г. против предыдущего года составил 288, 9%. Это не могло не беспокоить власти. Ещё февральский 1927 г. Пленум ЦК ВКП(б) отмечал, что всё упирается в цены на продукты промышленности, с одной стороны, и на продукты сельского хозяйства - с другой. Эту дилемму власти решили в пользу весьма затратной индустриализации, что сразу же отрицательно сказалось на производстве товаров народного потребления, даже таких необходимых, как бумага и школьные тетради. Например, острейшая нехватка этих школьных принадлежностей ощущалась в 1928 г. в Суздальском уезде. Этим воспользовались частники, продавая тетради не по госцене 3,5 коп., а по 5 коп.
Подобные факты вызывали раздражение населения и местных властей. Они ратовали за усиление борьбы с нэпманами и со всеми неблагонадёжными элементами. В 1928 г. во Владимире была закрыта частная ватная фабрика. Происходил переход к системе распределения. В октябре был осуществлён отпуск товаров по абонентам, а также были открыты во Владимире три закрытых распределителя. Таким образом, власти отказались от принципов НЭПа.

С 1929 г. была введена карточная система. Необходимо отметить, что она была довольно громоздкой. Например, нормы снабжения продуктами питания и фуражом были разбиты на 57 групп потребителей. Городское население делилось на категории снабжения: рабочие относились к первой, служащие - ко второй, а лица свободных профессий, ремесленники, домохозяйки и пенсионеры - к третьей. Промышленные центры (Гусь-Хрустальный и Ковров) снабжались лучше Владимира; ударники - лучше остальных рабочих. При распределении товаров случались казусы. Так, отдел рабочего снабжения фабрики «Комавангард» принял партию готового платья настолько большого размера, что на предприятии не нашлось людей соответствующей величины, а некурящие владимирцы получали по талонам на папиросы грецкие орехи.
Почти одновременно с введением карточек были организованы коммерческие магазины, где можно было купить продовольственные товары почти любого ассортимента по ценам, превышающим карточные в 5-6 раз. В 1932 г. во Владимире на улице Ленина (сейчас улица Гагарина) открылся магазин «Торгсин» (торговля с иностранцами). В нём приобретал качественные изделия и продукты по крайне завышенному курсу, взамен драгметаллов, бриллиантов и валюты, узкий круг состоятельных граждан. Большинство владимирцев могли в них лишь посмотреть на товары, но не купить. Недаром они называли эти заведения музеями.


Торговля вениками. Владимир. Середина 1930-х гг.

Зарплату стали выдавать продуктами. Нехватка последних приводила иногда к срыву производственных заданий. Например, возчики, не получившие хлеба за перевозку леса на хлопчатобумажный трест, разбежались. Всё чаще прибегали к внеэкономическим формам принуждения, в частности, к услугам ОГПУ. Но это не всегда помогало. Когда снабжение фуражом лошадей на предприятиях чрезвычайно обострилось в результате сильного разрыва рыночных и заготовительных госцен, то Наркомторгу пришлось нарушить запрет на торговлю с нэпманами. Он дал секретное разрешение промышленным организациям, в том числе и Гусевскому стекольному заводу, закупать овёс у частников.
Повсеместным и массовым явлением стал забой скота крестьянами перед вступлением в колхоз. После краткого изобилия мяса зимой 1929/30 г. оно надолго почти исчезло из рациона питания простого гражданина, о чём свидетельствуют многочисленные объявления в «Призыве» об изменении месячных норм выдачи мяса. Но и эти кусочки от 150 до 50 граммов не всегда выдавались. Так, в газете «Призыв» за 9 января 1930 г. говорится о том, что вместо мяса жители Владимира будут получать рыбу по вторникам и субботам. Резко сократилось производство и потребление молока. В начале 1930 г. оно выдавалось во Владимире по четверти литра в день на ребёнка, да и то не всем. Самым дефицитным товаром в то время для его жителей был керосин. Чтобы получить месячную норму (4 литра), приходилось выстаивать в очередях несколько дней.


Торговля молоком. Владимир. Середина 1930-х гг.

Дефицитной стала и серебряная разменная монета. С этим явлением боролись изъятиями у спекулянтов, переводом на безналичный расчёт и принуждением покупателей приобретать товары на полный рубль. В 1930 г. ОГПУ провело в стране широкомасштабную операцию. Было произведено 500 тыс. обысков; 450 человек были отправлены в лагеря, а тех, у кого находили более 300-400 рублей серебряной монетой, приговаривали к расстрелу. Приговоры печатали в газетах. В частности, в «Призыве». Рядом были помещены статьи, в которых сообщалось о двойном увеличении выпуска разменной монеты и раскрытии контрреволюционной организации, которая ставила себе задачу расстройства снабжения городов.
Для преодоления продовольственного кризиса власти выделяли земли под частные огороды. В нашей губернии было выделено 7 тыс. га. Активно внедрялось общественное питание. За первую пятилетку предполагалось построить во Владимирском округе 25 столовых. Для их снабжения создавались собственные продовольственные базы, в которых выращивались овощи и скот. Например, в пригородном хозяйстве завода «Автоприбор» летом 1934 г. содержалось 146 свиней, 44 коровы и молодняк.
Продажа готовой пищи в столовых осуществлялась по твёрдым ценам. Но как правило, на первое тут была мутная водица, на второе - пара полугнилых картофелин. Во всех столовых были обязательны 9 вегетарианских дней в месяц; мясные блюда отпускались только членам профсоюза и командированным. Характерной по всей стране была обстановка, происходившая в кооперативных столовых Коврова. Посетители должны были отстоять отдельные очереди за сахаром, за талонами на суп, квас. Чтобы получить стакан, нужно было, отстояв в очереди, отдать залог за него и вновь отстоять немало времени, дабы взять его. Для борьбы с этими негативными явлениями создавались бригады и комиссии по смотру общественного питания. Но они были малоэффективны, о чём свидетельствовали последующие публикации. В одной из них приводится вопиющий случай. В 1934 г. в столовой Лакинска подали рыбу с целой мышью. Виновный в этом тов. Смирнов был приговорён к году принудительных работ.
Установка властей на усиленное социалистическое накопление приводила к чрезмерным наценкам на товары, реализуемые через госторговлю и кооперацию. Для борьбы с удорожанием товаров в «Призыве» публиковались постановления о предельных ценах, а также создавались общественные обследовательские бригады. Они выявили в сельских кооперативах Владимирского района превышение наценок от 7,3 % до 38,75 %, а в Гусевской районной кооперации - до 70 %. Наибольшие накрутки были отмечены в буфете владимирского железнодорожного вокзала (до 730 %)! В магазинах Суздальской кооперации редкие весы были настроены правильно («врут на 5-30 грамм»), на прилавках магазинов только лук; полное отсутствие специальных приспособлений для торговли овощами. А на базаре - богатый ассортимент и в любом количестве.

К середине 30-х годов меняется характер потребительского спроса на товары. Владимирцы всё охотнее стали покупать готовые изделия. Взамен тканей - фабричные платья, бельё, головные уборы, вместо муки и сахара - печёный хлеб и кондитерские изделия. Этому способствовал, в частности, рост производства первенца первой пятилетки - владимирского хлебозавода. Нехватка государственных средств на производство товаров народного потребления компенсировалась предварительным сбором средств среди граждан. Так появились велообязательства. Продажа по ним первой небольшой партии велосипедов во Владимире была организована только для ОГПУ, уголовного розыска и милиции. В целях внедрения культурной торговли с колхозниками в нашем городе в апреле 1934 г. были открыты показательные магазины «Раймаг» и «Культмаг» с расширенным ассортиментом товаров вплоть до одеколона и духов.
Насильственное изъятие хлеба у крестьян позволило создать продовольственные запасы и перейти, как утверждалось в печати, к «свободной» торговле. Во Владимире она началась с 1 января 1935 г. Отменялись карточки. Открылись специализированные магазины: рыбный, колбасный, кондитерский, спортивных товаров. Произошло снижение цен на хлебобулочные изделия. (С этого времени цены на хлеб, муку, крупу и макароны оставались практически неизменными до сентября 1946 г.) От закрытого снабжения школ был осуществлён переход к торговле письменными принадлежностями. С 1 сентября 1936 г. началась свободная продажа школьных тетрадей. В стране появились новые товары: макароны, майонез, фотоаппараты. Во Владимире 1 марта 1936 г. свою первую продукцию дал граммофонно-игольчатый завод, а с 1937 г. владимирский молокозавод организовал продажу мороженого на вес.
В этот новый период, по словам И.В. Сталина, необходимо было возродить «моду на деньги». По указанию вождя печать начала лепить совершенно иной образ советского человека. В 1928 г. корреспондент «Призыва» хотел, «чтобы наши девушки больше занимались общественной работой и поменьше думали о краске, пудре и модных платьях, а парни о пудре, ботинках джимми и брюках в полосочку». В 1935 г. он уже критиковал торговлю за отсутствие цветов и художественных изделий, ковров и хорошей мебели, картин и музыкальных инструментов. В «Призыве» было напечатано стихотворение «Анисьина радость», где третируемый ранее торгаш становился достойным подражания советским торговцем. Но не сразу, по указке сверху, менялась психология «военного коммунизма». Мужчине, например, во Владимире отказались продать женское бельё «по этическим соображениям». Медленно шёл переход к свободной торговле. В Боголюбове хлеб выдавался только в столовой кирзавода и только для его работников. Остальные ездили во Владимир. Ощущался дефицит самых элементарных вещей: стаканов, соли, конвертов, футбольных мячей. Перед началом учебы в 1935 г. во Владимире открылся школьный базар. Но ни в одном магазине не было детских пальто и ботинок. Существовала масса ограничений. Хлеб отпускался в одни руки не более 8 кг. Торговля мукой и крупой осуществлялась только 2 раза в месяц. Продажа калош на мартовской ярмарке 1935 г. во Владимире осуществлялась только при сдаче старых. Эти многочисленные факты говорят о том, что торговлю в это время лишь условно можно было называть «свободной».
Ухудшение международной обстановки заставило в предвоенный период значительно сократить расходы на гражданское производство, что вызвало покупательский ажиотаж. В 1939 г., как вспоминал житель Владимира В.И. Крюков, «началось ухудшение продовольственного снабжения. Появился коммерческий хлеб. Все промтовары были в дефиците, женщины ходили в ситчике. За галошами и валенками - огромные очереди. Записывались с вечера и несколько раз переписывались, в ночь и утро, т.е. дежурили ночами». Владимирцы помнят случай, когда хоронили женщину, у которой обе руки были исписаны номерами, которые ей помечали в очередях. С ними она и отправилась на кладбище.
Недостаточное обеспечение продовольствием ощущалось даже в армии. М.С. Афанасьев, находясь в Гороховецких лагерях накануне войны, отмечал недостаточную калорийность солдатского пайка. Рост военных расходов привёл к увеличению цен на рынках с 1938 г. по 1940 г. в два раза. В 1940 г. многие промышленные товары практически нельзя было купить по государственным ценам, по повышенным - они продавались в особых магазинах. Возникали замаскированные попытки возрождения закрытых форм торговли и возврата к карточной системе (продажа по спискам, так называемые бюро заказов и т.д.). Единственным островком свободной торговли оставался рынок. Сельхозпродукты во Владимире можно было купить на рынке за театром; уголь, дрова, сено, корову и лошадь - под Никитской церковью.
С целью улучшения продовольственного снабжения трудящихся XVIII съезд ВКП(б) принял решение о создании вокруг городов овощекартофельных баз. Выполняя эту директиву, Владимирский район в предвоенный год даже перевыполнил план посева овощей. Но, как отмечалось в газете «Призыв», урожай гибнет от сорняков и вредителей. Кроме того, были плохо оборудованы овощехранилища. В сентябре 1940 г. вновь вышло постановление о создании подсобных хозяйств, продукция которых предназначалась для использования в заводских столовых. Данные указы сыграли существенную роль в обеспечении продовольствием горожан после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз.
Жизнь владимирских городских обывателей в 1915-1918 гг.
Контрреволюционные выступления крестьян Владимирской губернии в годы Гражданской войны
Город Владимир в 1919-1920 годах.
Владимирская губерния 1918-1929 гг.
Город Владимир в начале ВОВ
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны
Владимир и владимирцы в 1950-1975 годах в дневниках З.Д. Федоровской
Город Владимир в 1970-е годы

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (22.03.2018)
Просмотров: 53 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика