Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
26.02.2024
17:36
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [161]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [113]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Писатели и поэты

Леонтьев Павел Федорович

Леонтьев Павел Федорович

Леонтьев Павел Федорович родился в д. Добрятино Меленковского уезда (сейчас Гусь-Хрустальный район Владимирской области). Сведениями о ранних годах жизни П.Ф. Леонтьева мы практически не располагаем.
Леонтьев начал свою газетную деятельность в конце XIX века. В 1896 году в одной из тогдашних провинциальных газет была напечатана его первая заметка о непорядках в почтовом отделении, где письма из почтового ящика не вынимались по целым месяцам. Он начал сотрудничать в газетах в качестве рабочего корреспондента. Работая на различных предприятиях, он поддерживал связь с газетами тех районов, в которых работал.
Во Владимире он получил известность и начале XX века — и как земский деятель (работал статистиком в земской управе), и как один из организаторов социал-демократической работы, и как журналист. Работа статистиком помогла ему хорошо представлять жизнь владимирской деревни, социал-демократическая — быть в курсе идеологической борьбы своего времени, знакомиться с жизнью различных социальных слоев. А все вместе способствовало становлению его как журналиста.

Статистик земской управы Павел Фёдорович Леонтьев с 9 апреля 1901 года состоял под негласным надзором. Причиной установления полицейского надзора послужил такой факт. 4 марта 1901 года в Санкт-Петербурге на площади у Казанского собора произошло выступление студенческой молодёжи. Среди пострадавших от полиции, разгонявшей демонстрацию, был Н.Ф. Анненский, земский деятель, которому с мест были посланы телеграммы с выражением сочувствия (Николай Фёдорович Анненский (1843 - 1912) - статистик, экономист, публицист, общественный и политический деятель. Был одним из организаторов земской статистики. Возглавлял статистические отделы Казанского (1883 - 87 гг.) и Нижегородского (1887- 95 гг.) губернских земств. Автор работ по статистике, которые публиковались в журналах «Дело» и «Отечественные записки». Организатор и участник различных собраний либеральной и радикальной интеллигенции, многих оппозиционных союзов и обществ. Неоднократно подвергался арестам, высылкам. 4 марта 1901 г. участвовал в демонстрации у Казанского собора в Санкт-Петербурге, а за распространение письма-протеста 44 литераторов против расправы над демонстрантами выслан из столицы. Сотрудники земств многих губерний выразили солидарность с Н.Ф. Анненским.). Такая телеграмма была отправлена и владимирскими статистиками: «Получив сейчас известие о произведённом над Вами насилии 4 марта, мы, владимирские статистики, спешим выразить Вам наше искреннее и глубокое сочувствие, как неустанному борцу за правду и справедливость, каким Вы явились и в последнем событии». В числе других под телеграммой была подпись и П.Ф. Леонтьева. Он был уволен со службы и подчинён негласному надзору полиции.
Начало XX века — время возникновения независимой печати во Владимирской губернии.
В начале XX века во Владимире была небольшая группа социал-демократов, которая входила в сферу деятельности «Северного рабочего союза», находившегося в Ярославле. Собственно, никакой практической работы группа не вела. Приехавший сюда для руководства социал-демократами М.А. Багаев вскоре познакомился через А.С. Панкратова, секретаря губернской земской управы, со всей радикальной интеллигенцией Владимира. Радикалами были не только социал-демократы, но и кадеты, и эсеры. Самым последовательным марксистом, по словам М.А. Багаева, был Александр Саввич Панкратов, работавший секретарём губернской земской управы, но он «уклонялся от активной работы». Тем не менее, Панкратов предоставлял свою квартиру для явок, а адрес - для получения заграничной корреспонденции. Багаев получал от него и материалы о работе земства, которые попадали потом в газету «Искра». Он же предложил устраивать на своей квартире журфиксы - еженедельный приём гостей. На одном из таких приёмов Багаев прочитал реферат «Роль интеллигенции в освобождении России», чтобы «расшевелить» интеллигенцию, по его же словам. Споры, возникшие после чтения реферата, привели к тому, что «было решено начать издание легальной владимирской газеты, для чего было немедленно возбуждено ходатайство об издании газеты от имени присяжного поверенного Левитского. Было решено газете дать социал-демократическое направление, сделать её популярной для масс. Секретарём редакции намечался А.С. Панкратов».
Издавать свою местную газету, чтобы обслуживать нужды местного населения, было давнишней мечтой Леонтьева. Но чтобы приступить к изданию хотя бы небольшой газетки, нужны были денежные средства, а ими П.Ф. не располагал. Надо было найти издателя. Такой нашелся в лице одного из либерально настроенных присяжных поверенных. С большим трудом удалось выхлопотать от начальства разрешение на издание газеты, все же оно было получено и во Владимире в 1902 году вышел первый номер местной газеты под названием «Владимирская газета».
Адрес редакции: г. Владимир, Улица Георгиевская, д. Белова.
Редактором газеты стал Михаил Алексеевич Левитский, служивший присяжным поверенным в адвокатуре окружного суда. Был у него и опыт журналистской работы. Он сотрудничал в газете «Владимирские губернские ведомости», в столичных «Русских ведомостях», в «Журнале юридического общества», в «Судебной газете». За издание газеты взялись дружно, и вскоре вокруг неё сплотилась дружная семья сотрудников. Некоторые уже имели опыт журналистской работы в различных изданиях. Среди сотрудников газеты были люди, за которыми в то время велось негласное наблюдение полиции.
Как позднее писал Леонтьев (псевдоним Крин), «с этого дня на арену общественной жизни в нашей губернии выступила новая сила — гласность». Газета сделала первую попытку сформировать частную прессу в городе и губернии. Она стала выходить ежедневно, тираж расходился полностью. Подписчиками были жители не только губернии, но и весьма отдаленных мест. Газету с одобрением встретила передовая общественность столиц России, до десятка номеров отсылалось в Германию. Вокруг газеты сплотилась дружная семья сотрудников, среди которых Павел Федорович играл организующую роль.
Условия царской цензуры были очень тяжелы. Запрещалось не только какое-нибудь свободное слово, но преследовался и всякий намек на него.
В донесении Владимирского полицмейстера на запрос начальника губернского жандармского управления о Леонтьеве сообщалось, что он состоит неплатным сотрудником «Владимирской газеты», «поведения и образа жизни хорошего; занимается в статистическом бюро; знакомство ведёт со служащими в этом бюро, а более всего с лицами, состоящими под надзором полиции, в политической благонадёжности его перемен никаких не произошло».
Для работы в газете был привлечён Иван Абрамович Назаров (1878 - 1942) - поэт и писатель; Михаил Владимирович Машков (1872 - 1938) - поэт и художник (псевдоним «Быковский»); Пётр Павлович Булыгин (1858 или 1959 -1914) - автор рассказов, повестей и пьес, которые шли на сцене владимирского театра. Очень тёплые слова были сказаны в 1912 году по поводу ранней смерти одной из сотрудниц газеты - Е.Д. Скворцовой, которая заведовала конторой газеты, а её муж Н.А. Скворцов (псевдоним Н.А. Шпак) был заведующим редакцией. Их квартира в те годы служила местом встреч и сборов сотрудников газеты по вечерам. Собираясь у Скворцовых, они обсуждали вопросы общественной жизни. До самой смерти, как писал автор некролога, «эта литературная семья сохранила прежние молодые идеалы».
Газета быстро завоевала внимание читателей. Она выходила ежедневно, тираж расходился полностью. Подписчиками были жители не только губернии, но и весьма отдалённых мест. Её с одобрением встретила передовая общественность столиц России, до десятка номеров отсылалось в Германию.
Однако праздновать свободу пришлось не очень долго: 24 июня 1903 года вышел последний номер «Владимирской газеты». Распоряжением главного управления по делам печати она была приостановлена на 8 месяцев. Очевидно, одной из причин, побудивших начальство обратить внимание на «Владимирскую газету», был провал «Северного рабочего союза», выданного провокатором. Во Владимире арестовали несколько человек, в числе которых был и А.С. Панкратов, и несколько сотрудников губернской земской управы. В одном из отзывов на закрытие газеты говорилось: «Как грустно, что орган, посвятивший себя внесению в общество давно “забытых” принципов справедливости и братства народов обречён на безмолвие».


Статистики владимирского губернского земства. 1905 г. (В-14366).
Первым ряд (сидит на полу): Шаганова Надежда Вячеславовна (1-я слева), Иванова Нона Владимировна (2-я елева), Делова Варвара Семеновна (3-я слева), Реброва Нина Ивановна (4-я слева).
Второй ряд: Смирнова Ольга Васильевна (1-я слева), Чижова Ольга Васильевна (2-я слева), Селиванова Зинаида Николаевна (3-я слева), Гаро(ю)шкевич (6-я слева), Благонравов Федор Аркадьевич (7-й слева).
Третий ряд: Иванова Анна Владимировна (1-я слева), Смирнов Аркадий Васильевич (2-й слева), Касторская (Воскресенская) Вера Александровна (4-я слева), Лебедев Федор Николаевич (?) (5-й слева), Леонтьев Павел Федорович (6-й слева), Дюбюк Александр Федорович (7-й слева), Лебедев Павел Иванович (9-й слева), Федоровский Александр Ксенофонтович (10-й слева), Абакумовская Лидия Николаевна (11-я слева).

В 1903 году после второго съезда РСДРП во Владимире вслед за Иваново-Вознесенском и Костромой создается группа Северного комитета РСДРП. Штаб-квартира Владимирской группы в 1903—1904 годах размешалась на антресолях каменного дома (ул. Георгиевская, д. 13) и носила кличку «Монблан». Она служила местом явки, куда доставляли нелегальную литературу, приезжали революционеры из уездов и Ярославля. Здесь часто проходили совещания группы. Владимирская группа держала связь с социал-демократическими организациями других городов, вела революционную пропаганду среди рабочих, распространяла нелегальную литературу на промышленных предприятиях Владимирской губернии.
В ноябре 1903 - декабре 1904 гг. владимирские социал-демократы поддерживали связь с Северным комитетом РСДРП, получали от него нелегальную литературу, среди которой были газета «Искра», работа В.И. Ленина «К деревенской бедноте», «Программа РСДРП» и другие. Из Владимира литературу распространяли по губернии. В этой опасной деятельности П.Ф. Леонтьев принимал активное участие.
Владимирской группой была налажена связь с г. Александровом, которую поддерживал непосредственно П.Ф. Леонтьев; по Владимиру была связь с учащимися; литература проникала также и к железнодорожникам.
Вспоминает Ф.А. Благонравов: «Владимирцы усиленно готовились к предстоящей январской конференции в Ярославле. П.Ф. Леонтьев разработал картограмму (сказался статистик) района, с нанесением на нее промышленных пунктов, линий связи между ними и некоторыми цифровыми данными.
Вспоминается за это время одно из совещаний, на котором мы с Павлом Федоровичем подискутировали (не помню уже на какую тему, что-то по орглинии) и в результате горячей дискуссии не прочь были поехать оба тут-же в Ярославль.
Он мне мрачно бросает: „Я еду завтра в Ярославль".
„И я еду—отвечаю—в Ярославль".
Павел Федорович — человек темпераментный — встает к окну и всматривается в темнеющую даль. Короткая пауза. И... оборачиваясь ко мне: „Давай, Аркадьич, мириться". Помирились. А я было уже намеревался стянуть к себе подмогу — кликнуть А.Ф. Дюбюка и Костю Мигачева.
Не смогу вспомнить — почему, но связь Владимира с „Северным Комитетом" в конце января или начале февраля 1904 г. порвалась, и лишь через некоторый промежуток времени во Владимир из Ярославля приезжал один товарищ (В форме инженера, брюнет. По подсказу т. В.Н. Миролюбова, это мог быть Златкин, быв. студент Киевского политехникума, работавший в начале 1904 г. профессионалом в «Сев. Комитете» под кличкой «Николай Михайлович». Златкин после революции был разоблачен в Москве, как провокатор.). На „Монблане" было устроено совещание (Леонтьев, Мигачев, А. Дюбюк, Смышляева и я); однако, после отъезда этого товарища, результатов никаких из центра („Северного Комитета") не последовало. Может быть, наша группка новичков в деле не произвела на «посланника» «Северного Комитета» должного впечатления. К тому же участники группы, исключая Леонтьева, вскоре переселились в Москву и группа кончила свое кратковременное существование.
Была попытка восстановить работу группы летом 1904 г. На квартире моего отца (Малая Мещанская, д. Осиновой, вверху) мы собрались в составе: П.Ф. Леонтьев, А.Ф. Дюбюк, К.М. Мигачев, я и новенький среди нас — М.А. Благоволин.
На этом совещании предполагалось наладить периферийную связь, организовать в самом Владимире кружки для агитационно-пропагандистской работы, используя для кружковых занятий двух Юрьевских (дерптских) студентов - Архангельского и Лебедева. Эти студенты, с которыми мне было поручено вести переговоры, предъявили претензию на вхождение в группу, в противном случае отказываясь работать.
На этом же совещании решено было выпустить, в связи с японской войной, прокламацию, составление которой поручалось единственному среди нас литератору — П.Ф. Леонтьеву.
Припоминается суждение наше относительно наименования нашей Владимирской группы».


Вид дома 5 по ул. Федосеева до реконструкции 2005 года.
В этом доме в апреле 1905 г. на квартире Леонтьева П.Ф. был создан Владимирский комитет РСДРП.

Мемориальная доска «Памятник истории
В этом доме в 1905 г.
находилась
конспиративная квартира
Владимирской окружной
организации РСДРП».

Улица Федосеева, д. 5

Почти в начале улицы под № 5 (в 2005 г. дом реконструирован, в 2011 г. снесен) стоял построенный в XIX в. двухэтажный деревянный дом, обшитый тесом. В каждом этаже по четыре окна смотрели на улицу. В доме снимал квартиру Павел Федорович Леонтьев.
К весне 1905 г. Е.Ф. Дюбюк получил место в Саратове и 21 марта (3 апр.) выехал туда. На пасхальной неделе Е.Ф. приезжал во Владимир за семьей.
В середине апреля 1905 г. по инициативе Е.Ф. Дюбюка состоялось организационное собрание, на котором присутствовали Е.Ф. Дюбюк, П.Ф. Леонтьев, Николай Иванович Воробьев (земский статистик), С.М. Воронинский, Ф.А. Благонравов, JI.JI. Толмачевский (страховик). Собрание проводилось на квартире П.Ф. Леонтьева (Малая Мещанская ул., д. Булгакова, тот, что рядом с домом Надеждиной, кв. кверху. Ныне ул. Федосеева, 5).
На этом собрании был сконструирован Владимирский Комитет РСДРП. Секретарствование и хранение „казны" было поручено Н.И. Воробьеву. Воронинскому поручалось сладить пропагандистскую коллегию из студенческой молодежи. Организовать «технику» (см. Владимирская большевистская подпольная типография) - Ф.А. Благонравову. Добывать шрифт для типографии помогал П.Ф. Леонтьев через рабочих губернской типографии. Он же потом составлял листовки и прокламации.
Приезд А.С. Самохвалова совпал с днями погрома во Владимире (Черносотенный погром во Владимире 1 ноября (19-го октября) 1905 г.). А.С. остановился у Леонтьева (где в то время квартировала Г.Д. Цепелева). Леонтьев, ожидая возможного разгрома черной сотней и его квартиры, переправил семью в более надежное место к знакомым, а сам (вооруженный «бульдожкой») с Самохваловым, у которого было охотничье ружье, заночевали в квартире, решив в случае нападения защищаться. Но утомленные, видимо, событиями дня, «вооруженные стражи» в ожидании нападения мирно заснули, забыв закрыть наружную дверь, и притом так крепко спали, что явившийся утром водовоз вошел в квартиру, преспокойно слил воду и незамеченным также удалился. Только пришедшая некоторое время спустя домой жена Павла Федоровича разбудила «вояк».


Позднее «Владимирская газета» (см. Из истории независимой прессы г. Владимира) выходила под другими названиями: «Клязьма», «Владимирец» (Редактор в 1906 году – П.Ф. Леонтьев, №№ 1 – 106), с 1908 до конца 1917 года — «Старый владимирец». Газета была «политической» и «литературной». Именно поэтому в ней можно было найти самые разные материалы: очерки об известных писателях и поэтах, их новые произведения, новости политической жизни страны, сведения с местоположении крестьян, новости губернской жизни, вести с фронта во время Русско-японской и Первой мировой войн и многие другие материалы. За публикацию наиболее острых политических материалов Леонтьеву как главному редактору нередко приходилось представать перед судом, а газета подвергалась штрафам, конфискации тиража, закрытию.
Он сотрудничал также в газетах «Владимирская еженедельная газета», «Владимирец», «Владимирский край» и других, которые выходили в городе в годы Первой российской революции.
23 апреля 1905 г. в помещении Владимирской губернской земской управы состоялось общее собрание членов общества вспомоществования учителей. Собрание 23 апреля, по словам губернатора, носило характер какого-то сборища анархистов. Вопросы, изложенные в перечне докладов, остались в большей их части без всякого рассмотрения, так как председатель собрания позволил себе заниматься совершенно посторонним и преступным разговором. В должностные лица общества избраны были на собрании люди политически неблагонадежные: председателем — городской судья Эрн и членами: земский страховой инспектор Малиновский, земский статистик Леонтьев и служащие губернского земства: Воробьев и Дорофеев. Губернатор, на основании таких данных, просил министра о немедленном закрытии общества и об уведомлении его о том телеграфно (Под текстом обращения стояли подписи — председателя справочно-педагогического бюро М. Тихомирова и секретаря Леонтьева).
Ф.А. Благонравов вспоминал: «Примерно, к этому же времени относится митинг в Народном Доме под председательством „гражданина Петрова" (то был А.И. Морозов). Докладчиком на тему о налогах был выпущен Никольский. Собралось довольно, много публики, но быстро явилась полиция. Картинка: в зрительный зал Народного Дома вдвигается грузная фигура пристава 1-й части Рождественского, вывезенного из „Костромских лесов" губернатором Леонтьевым, после принимавшего участие, под командой исправника Шапкина, в знаменитом походе на „тридцатую казарму" в Орехове. Пристав требует „разойтись", среди собравшихся некоторое замешательство. Что-то пытается говорить П.Ф. Леонтьев. Самохвалов всакивает на стул и „учитывает соотношение сил". Публика решает разойтись, теснясь в проходе сквозь строй стянутых к Народному Дому полицейских».
Владимирские социал-демократы в 1906 г. выставили кандидатуру П.Ф. Леонтьева во время выборов во II Государственную думу. Подпольная типография отпечатала список с именами своих кандидатов на ярко-красной бумаге. Эти списки были расклеены по всему городу и привели в ярость губернатора. Он приказал уволить со службы всех, кто значился в списке.
«Изследование политической благонадежности редактора «Владимирец» Леонтьева и его сотрудника Неволина. 1906 г.
С 1 января по 4 июля текущего года в г. Владимире издавалась, под редакторством дворянина С.А. Анисимова, газета «Клязьма»,— за все время своего существования проявлявшая крайне вредное направление. Между прочим, эта газета, открыто заявив себя органом конституционно-демократической партии, вела весьма деятельную агитацию в видах и целях означенной партии и, несомненно, оказала весьма существенное влияние на исход выборов в Государств. Думу по Владимирской губернии, от которой в числе 6 членов Государственной Думы оказались избранными 4 лица, несомненно принадлежащие к партии конституционно-демократической. В общем своем направлении газета старалась не отставать от столичных органов левой печати. Газета эта прекратилась по недостатку средств.
С 27 июля текущего года издается в г. Владимире под редакторством крестьянина П.Ф. Леонтьева (земского статистика), при деятельном руководительстве потомственного почётного гражданина П.И. Неволина (заведующего оценочно-статистическим бюро губернского земства и редактора «Владимирской еженедельной газеты», издаваемой губернской земской управой).
Подобно своей предшественнице, газета «Владимирец» на первых же порах своего издания стала обнаруживать свою солидарность с органами печати крайнего „леваго" направления и, несмотря на ряд наложенных на нее арестов, с возбуждением уголовного преследования, не перестает держаться того направления.— Резко заявляя себя противником существующего государственного и общественного строя и ярым сторонником «освободительного» движения, названная газета в целом ряде как собственных статей, корреспонденций и заметок, так и перепечаток из других газет одного с нею направления (подбираемых с крайнею тенденциозностью), проявляет явное стремление дискредитировать правительство и отдельные органы правительственной власти (с высших до низших), всячески стараясь возбудить недоверие и даже враждебное отношение ко всем принимаемым правительством в последнее время мероприятиям и действиям его.— Наиболее ярким образцом такого характера газеты служит напечатанная в №38 статья под заглавием: «Политика отчаяния»,— где правительство рассматривается как чуждая и враждебная народу сила, вынужденная для сохранения своего положения прибегать к «скорорешительным» военно-полевым судам, виселицам и другим жестоким способам воздействия на темную бессознательную народную массу, а все правительственные мероприятия, направленные к прекращению беспорядков, объясняются как „безумие, рожденное ужасом отчаяния".— Далее, во множестве корреспонденций из разных мест губернии, газета старается выставить в ложном свете и всячески очернить образ действий местных административных и иных властей, при чем всем описываемым в корреспонденциях действиям властей неизменно усвояется характер административного произвола и насилия над бесправными обывателями, что не может не сопровождаться вредными последствиями, подрывая в населении доверие к администрации и вызывая его на противодействие ее законным требованиям и распоряжениям.
Особенно резким нападкам в газетных корреспонденциях подвергается институт полицейской стражи. Деятельность воинских частей и военных начальников, которые заявили себя особо ревностным исполнением долга службы при подавлении беспорядков (Л. Гв. Семеновский полк, полковник Риман) также подвергается осуждению газеты, при чем действия этих воинских частей истолковываются как преступное насилие над согражданами, несовместимое с истинным понятием о воинском долге и чести.
Газета не чужда была вылазок и против местных войск и военных начальников, например, командира 9 Гренадерского Сибирского полка полковника Буткова. Враждебным характером отмечено также отношение газеты к верным пастырскому долгу служителям церкви, при чем некоторые иерархи и священнослужители, заявившие себя противниками революционного движения, клеймятся наименованием «черносотенцев» и причисляются к врагам народа; наряду с этим, газета старается увлечь массу православного духовенства на путь открытого противодействия правительству, убеждая его «смело спешить навстречу свободы об руку с народом».
Относясь с нескрываемым сочувствием ко всем проявлениям революционного движения, газета, между прочим, помещает под общим заглавием: «Из песен неволи» ряд стихотворений, изображающих в самом мрачном виде современное состояние народа и призывающих его к открытой борьбе с властью для завоевания свободы и человеческих прав. Помещая на своих столбцах отчеты о политических процессах заметки и статьи о политических арестах и о разных террористических актах, биографические и другие сведения о политических преступниках и т. п. газета проявляет неизменную тенденцию выставлять всех политических преступников неповинными жертвами правительственного произвола и насилия и борцами за народную свободу, восхваляя и ободряя все преступления, совершаемые во имя якобы освободительного движения. В последнее время газета «Владимирец» помещает заметки и корреспонденции, явно сочувствующие социал-демократическому и социал-революционному движениям, проявляющимся кое-где во Владимирской губернии, сочувственно отзываясь о забастовочном и аграрном движениях, разжигая страсти пролетариата и рабочих против крупных фабрикантов и землевладельцев».

За редактором и многими сотрудниками «Владимирца» бдительно следила полиция. С роспуском II Государственной Думы и «Владимирец» 19 октября 1907 года был закрыт. Лозунгом дня было - «сначала успокоение». Успокоиться должна была и газета. «После яркого дня надвигались сумерки, а за ними провиделась уже тёмная, беспросветная ночь <...>. Умирало живое дело. Умирало после того, как память уже зафиксировала две подобные смерти. Умирало в то время, когда терялись последние остатки недавних надежд, и впереди, казалось, был один страх», - писал один из сотрудников газеты. Многие журналисты были вынуждены уехать из Владимира.
В 1906 году Леонтьеву пришлось уехать из Владимира. Он пытался устроиться на работу в земской управе Костромской губернии, но к этому времени его «политическая неблагонадёжность» властям стала хорошо известна. На стол губернатору лёг рапорт полицмейстера: «статистик владимирского губернского земства Павел Фёдорович Леонтьев есть убеждённый социал-демократ, от каковой партии Леонтьев выступал 29 января кандидатом в выборщики в Государственную Думу, но остался не избранным. Причём Леонтьев является одним из главных деятелей этой партии в г. Владимире, а, принимая во внимание программу этой партии и ту массу преступных воззваний и прокламаций, исходящих от неё, - я полагал бы совершенно невозможным допускать Леонтьева на службу по земству». По запросу костромского губернатора из Владимира следовал такой отзыв, что надежды на получение там работы не оставалось. Владимирский губернатор сообщал: «в поведении статистика владимирского губернского земства Павла Фёдоровича Леонтьева замечена его склонность в пользу социал-демократической партии, выражающейся как в его статьях, редактируемой им ранее газеты «Владимирец», так и в свободных толкованиях при удобном случае о действиях правительственных властей, вследствие сего нельзя отнестись одобрительно и к его нравственности <...>. Был судим Владимирским окружным судом 11 декабря 1906 года <...>. Затем как редактор упомянутой выше газеты он привлекался к ответственности и по другим делам <...>. В виду сего политическая благонадёжность Леонтьева удостоверена быть не может».
П.Ф. Леонтьев уехал на Кавказ, сотрудничал там в местной прессе.
В 1908 году вернулся во Владимир и ...стал издавать и редактировать возобновившуюся газету.
С 1 августа 1908 г. в городе стала издаваться газета «Старый Владимирец» (С 27 марта по 15 сентября 1909 г. редактор П.В. Егоров; в 1910 – 1912 гг. – редактор П.В. Егоров; в 1913 – 1917 гг. – редактор-издатель П.Ф. Леонтьев; в 1917 году (с № 175) – за редактора Я.Е. Коробов.), ставшая самой читаемой и популярной в губернии. В этом, конечно, была заслуга ее издателя и редактора Павла Федоровича Леонтьева (1871 – 1938), сумевшего привлечь к сотрудничеству лучшие силы со всех уголков губернии.
В первых номерах газеты сообщалось, что это «орган прогрессивный, беспартийный. Основной задачей редакция ставит широкое, всестороннее и беспристрастное освещение нужд Владимирского края». Она выходила ежедневно. Редактором-издателем был П.Ф. Леонтьев. В «Старом владимирце» можно было найти самые разные материалы: очерки об известных писателях и поэтах, публикации их новых произведений, новости политической жизни страны, сведения с мест о положении крестьян, новости губернской жизни, вести с фронта во время Первой мировой войны и многие другие материалы. За публикацию наиболее острых политических материалов Леонтьеву как главному редактору снова приходилось представать перед судом, он не раз подвергался штрафам, конфисковывались тиражи отдельных номеров. Часто газета выходила с белыми полосами: в последний момент цензоры снимали материалы.
Из воспоминаний Михаила Васильевича Касаткина. «…И вдруг в № 42 от 24 февраля 1909 года в местной газете «Старый владимирец» появилась заметка без подписи под заголовком «По поводу». Вот доподлинный текст её: «…"Картёжная игра", "беспробудное пьянство", "пошлейшее ухаживанье", "разврат" — вот что главным образом заполняет наших гимназистов. В класс приносят порнографические картинки и книжки, которые рассматриваются и читаются даже на уроках. Пинкертон, Ник Картер и т.п. не выходят из рук учеников вплоть до 6 класса. Но пьянство, вероятно, нигде не принимает таких огромных размеров, как теперь в нашей гимназии: пьет малыш, пьют старшие, пропивают всё, что можно пропить - деньги, часы, галоши, книги. Развилось в гимназии воровство. Воруют весьма часто галоши. Особенно участились за последнее время случаи кражи книг. Книги исчезают. Придя к букинисту, вы находите там свои украденные книги и вновь приобретаете их. Это выдержки из письма одного владимирского гимназиста. Допустим, что краски сгущены. Но если даже часть написанного правда, то и тогда ужасно и жутко».
Она произвела впечатление грома в ясном небе, и своим гнусным содержанием вызвала бурю возмущений и протестов, устных в саму редакцию, и письменных коллективных и единичных от самих гимназистов и их родителей. Мы, шестиклассники, хорошо знавшие быт своих товарищей, ничего подобного в нём не замечали, а о случаях краж и не слыхивали. В результате редакция газеты вынуждена была сама себя опровергнуть, спрятавшись за спину директора гимназии, преувеличивая смысл его выступления на родительских собраниях. Вот что она писала в своей заметке в № 45 «Старого владимирца», явно снижая тон и умеряя допущенные гнусности по адресу гимназии: «"По поводу" - приходится вновь говорить о гимназии, о гимназистах. К нам поступили новые заявления. Нас обвиняют в том, что мы, поместив письмо владимирского гимназиста, "опозорили честь владимирской гимназии”, "запятнали её". Но так ли это? Сказали ли мы что-нибудь новое для владимирского общества, для родителей? Нет. Мы сказали только то, что давно уже известно ему. Мы повторили то, что говорил директор гимназии Беллевич на общем собрании родителей, происходившем 5 сентября 1908 года. Тогда никто не возмутился, не возмутился и родительский комитет. Родители признали и подписались тогда под тем, что их дети распустились, учатся скверно, нужен внеклассный надзор, нужна целая система их подтягивания <...> А теперь мы констатируем только то, что внешкольный надзор не помог, не помогла и система. Всё осталось по-прежнему. Мы не говорим ничего иного, что говорил директор гимназии господин Беллевич. Он в своём заявлении на собрании родителей не думал оскорбить достоинство гимназии. Мы также далеки от оскорблений».
Всё окончилось выступлением самого директора гимназии с опровержением этих заметок газеты. Вот оно. «Письмо в редакцию. Г. редактор! В интересах всесторонней истины, на основании 138 статьи закона о цензуре и печати прошу Вас поместить в ближайшем номере издаваемой Вами газеты следующее заявление: На собрании родителей учеников Владимирской гимназии, происходившем 9 сентября 1908 года, директор гимназии не говорил и не мог говорить того по адресу учеников гимназии, что ему приписал автор заметки, помещённой в №45 газеты "Ст. владимирец" в подтверждение возведенных в той же газете в № 42 обвинений против учеников Владимирской гимназии. По имеющимся сведениям у директора, педагогического совета гимназии и местной губернской администрации нет оснований к предъявлению ученикам Владимирской гимназии тех тяжёлых в нравственном отношении обвинений, какие высказывались по их адресу в №№ 42 и 45 газеты "Ст. владимирец" за текущий год. Директор Владимирской гимназии Беллевич» <...>.
К нашему удивлению, директор не возбудил вопроса о привлечении к судебной ответственности редактора газеты за явную клевету и публичное оскорбление в печати всей корпорации учащихся гимназии и даже их родителей и воспитателей. Автор заметки не был публично раскрыт и его фамилия не оглашена для принуждения его раскрыть конкретные, якобы, одному ему известные факты, чего мы в первую очередь добивались от редакции. Но мы пришли к заключению, что таким образом автором был недавно исключенный из гимназии за малоуспеваемость и хулиганствующее поведение наш одноклассник Иван ..., сын городского врача, приписавший в отместку своим близким товарищам те же гнусности, в которых был повинен сам и допустил эти по близости своей к редактору газеты П.Ф. Леонтьеву. Этот уже бывший гимназист 24 августа 1912 года сам покончил жизнь самоубийством на даче местного помещика и дворянина, известного в гор. Владимире П.Д. Артынова. Но ходили упорные слухи, что его повесили местные крестьяне за постоянные озорство и безобразия. Газета же между тем писала, скрывая правду: «Мучительно жаль этой молодой души и невольно хочется спросить, отчего вовремя никто не уврачевал больную душу, не сумел направить молодые силы в сторону здоровой самодеятельности». А скажем теперь от себя - помогал ему в лице редакции клеветать на своих товарищей и саму гимназию как учебно-воспитательное заведение, пользующееся общественным уважением и заслуженным авторитетом.
Но гнусные нападки на гимназию газеты «Старый владимирец» не ограничивались гимназистами. В номере 1 от 1 января 1910 года она поместила на своих страницах что-то вроде письменного шаржа на самих учителей гимназии под общим заголовком «Новогодние советы и пожелания добрым знакомым в пространстве находившимся» Пожелания эти вышли очень не остроумные, грубые, адресованы были нашим учителям гимназии под искусственными или вымышленными фамилиями, содержащими или отдельные черты их внешности, или манеры преподавания и разговора, и даже неприличные, оскорбительные, вроде «шибзик», «Иудушка», «Фискалов». Эти шаржи не вызвали у нас того внимания и интереса или смеха, на которые они были рассчитаны. Наоборот, возмутили нас, и мы виду не показывали учителям, что прочитали их, и с удивлением узнали, что автором «пожеланий» являлся бывший ученик гимназии, сын редактора первой владимирской газеты, молодой судеец М.М. Левитский».
Многие из постоянных сотрудников, ставшие впоследствии профессиональными журналистами, поэтами и прозаиками, начинали свой творческий путь именно на ее страницах. Это писатели Д.Н. Семеновский (1894 – 1960), Н.И. Колоколов (1897– 1933), Я.Е. Коробов (1874 – 1928), литературовед П.М. Соболев (1894 – 1947). Кроме местных авторов на страницах газеты постоянно перепечатывались новые произведения Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, М. Горького, А.Т. Аверченко. Со «старым Владимирцем» связано начало творческого пути известного прозаика Бориса Пильняка, печатавшегося здесь под своим настоящим именем Борис Вогау.


Редакция газеты «Старый Владимирец». П.Ф. Леонтьев за столом справа

Ближайшим соратником редактора «Старого владимирца» был Яков Евдокимович Коробов (1874 - 1928), почти забытый сейчас писатель. После службы в армии вернулся во Владимир. Работал сначала на железной дороге, а в 1904 году поступил на работу статистиком в земскую управу. В те годы земство было настоящим гнездом оппозиции. Без сомнения, там Коробов близко сошёлся с П.Ф. Леонтьевым, который привлёк его к работе в газете. Поскольку газета была, как заявлено, «политической и литературной», она играла важную просветительскую роль, постоянно публикуя очерки о русских писателях и поэтах. Там можно было прочитать очерки о И.С. Тургеневе, Л.Н. Толстом, Н.Н. Златовратском, А.И. Полежаеве, Н.А. Некрасове и других. В газете печатались рассказы М. Горького, И.А. Куприна, Л. Андреева и многих других. Предположительно, литературная часть лежала на плечах Якова Коробова. В газете публиковались и его собственные произведения. В нескольких номерах «Старого владимирца» были опубликованы собранные им в Покровском уезде народные песни. Работа в газете дала будущему писателю материалы о жизни различных слоев населения, что потом послужило основой для написанных им книг, место действия которых часто связано с нашим краем. Иногда биографы и исследователи творчества Я. Коробова пишут о «газетной подёнщине», которая давила писателя, мешала творчеству. Однако, по словам самого Коробова, дни и годы, отданные газете, были не самым плохим временем в его жизни. Это объяснялось общим направлением газеты, которое определилось с самого начала, дружной работой коллектива единомышленников, сплотившегося вокруг газеты.
В газете постоянно публиковались очерки об известных уроженцах Владимирского края, который писал Смирнов Александр Васильевич (1854 - 1918) - известный врач, общественный деятель, краевед. Многие из опубликованных в газете очерков легли в основу материалов, помещённых в его многотомном издании «Уроженцы и деятели Владимирской губернии, получившие известность на различных поприщах общественной пользы».
В газете сотрудничал земский статистик, журналист Аркадий Васильевич Смирнов (1873 - 1915). Уроженец Муромского уезда, он окончил местное духовное училище, затем Владимирскую духовную семинарию, был вольнослушателем в университете. Начал работать в статистическом отделе Нижегородского земства. С 1898 года - во Владимирской земской управе. Был одним из активных деятелей социал-демократической работы во Владимире. Участвовал в Русско-японской войне. Работал до 1909 года, когда после разгрома местной организации РСДРП по требованию губернатора А.В. Смирнов был уволен со службы как неблагонадёжный и был вынужден уехать из Владимира. Работал сначала в Олонецкой земской управе, затем в Орловской. Одна из его значительных публикаций в «Старом владимирце» - очерк о суде во Владимире над народоволкой А.В. Якимовой-Диковской, бежавшей из ссылки. В 1914 году его призвали в армию, но по болезни он был эвакуирован в тыл и умер в Москве, в госпитале.
Из воспоминаний Ксении Анатольевны Дюбюк, правнучки известного композитора XIX века и внучки бригадного генерала А.Ф. Дюбюка, стало известно, что активную роль в газете играла её тётка, Александра Фёдоровна Дюбюк-Волчанецкая (1872 - 1952). Связь двух фамилий - Дюбюков и Леонтьева, редактора газеты, не случайна. Евгений Фёдорович Дюбюк, как и Леонтьев, был членом владимирской социал-демократической организации. Александра Фёдоровна была его старшей сестрой. Она родилась в Могилёве, где служил их отец Фёдор Александрович Дюбюк после окончания Академии Генерального штаба. Гимназию она окончила в Киеве, потом вышла замуж за офицера, служившего под началом её отца. Вместе они оказались в 1896 году во Владимире, куда Ф.А. Дюбюк был переведён бригадным генералом. Во Владимире деятельная энергичная Александра Фёдоровна стала хорошо известна благодаря сотрудничеству во многих благотворительных учреждениях. Она работала в бесплатной детской библиотеке, в других детских учреждениях. Видимо, через брата познакомилась с Леонтьевым, стала сотрудничать в газете. Хорошо зная немецкий и французский языки, занималась переводами, публикуя их в газете. Писала рассказы, театральные рецензии.
Работа в газете приносила Александре Фёдоровне большое моральное удовлетворение, так как хорошо образованной женщине с передовыми взглядами трудно было бы ограничить свою деятельность домашними занятиями и благотворительностью. Но и заработок был не лишним в семье, где подрастали двое сыновей, к которым иногда присоединялся её младший брат Анатолий, близкий по возрасту к её сыновьям. Публикации свои она подписывала «А.В.». Указание на её участие в газете важно тем, что показывает, насколько идейно тесным был круг единомышленников, на протяжении многих лет выпускавших газету в нелёгких условиях, не дав ей скатиться до примитивной бульварной газетки, пишущей на потребу непритязательной публики.
Из воспоминаний Ксении Анатольевны Дюбюк, правнучки известного композитора XIX века и внучки бригадного генерала А.Ф. Дюбюка, стало известно, что активную роль в газете играла её тётка, Александра Фёдоровна Дюбюк-Волчанецкая (1872 - 1952). Связь двух фамилий - Дюбюков и Леонтьева, редактора газеты, не случайна. Евгений Фёдорович Дюбюк, как и Леонтьев, был членом владимирской социал-демократической организации. Александра Фёдоровна была его старшей сестрой. Она родилась в Могилёве, где служил их отец Фёдор Александрович Дюбюк после окончания Академии Генерального штаба. Гимназию она окончила в Киеве, потом вышла замуж за офицера, служившего под началом её отца. Вместе они оказались в 1896 году во Владимире, куда Ф.А. Дюбюк был переведён бригадным генералом. Во Владимире деятельная энергичная Александра Фёдоровна стала хорошо известна благодаря сотрудничеству во многих благотворительных учреждениях. Она работала в бесплатной детской библиотеке, в других детских учреждениях. Видимо, через брата познакомилась с Леонтьевым, стала сотрудничать в газете. Хорошо зная немецкий и французский языки, занималась переводами, публикуя их в газете. Писала рассказы, театральные рецензии.
Работа в газете приносила Александре Фёдоровне большое моральное удовлетворение, так как хорошо образованной женщине с передовыми взглядами трудно было бы ограничить свою деятельность домашними занятиями и благотворительностью. Но и заработок был не лишним в семье, где подрастали двое сыновей, к которым иногда присоединялся её младший брат Анатолий, близкий по возрасту к её сыновьям. Публикации свои она подписывала «А.В.». Указание на её участие в газете важно тем, что показывает, насколько идейно тесным был круг единомышленников, на протяжении многих лет выпускавших газету в нелёгких условиях, не дав ей скатиться до примитивной бульварной газетки, пишущей на потребу непритязательной публики.
В 1912 году газета праздновала свое 10-летие. «Мы издаем и, сколько волею судеб назначено, будем и впредь издавать нашу скромную провинциальную газету» — писал редактор в юбилейном номере. Редакция получила много поздравлений. В одном из них неизвестный автор писал: «От души желаю Вам еще раз пережить, говоря Вашими же словами, красивую весну жизни, тесно связанную у Вас с инициативой и отменной энергией, которые Вы проявили при организации первой частной газеты во Владимирской губернии «Владимирской газеты».
Новая волна социал-демократов (большевиков) оттеснила старые кадры. Появились разногласия с ними и у редактора первой владимирской независимой газеты.
«29 апреля 1917 г. состоялось заседание культурно-просветительной комиссии при Владимирском Губернском Временном Исполнительном Комитете. Заседание открылось переизбранием президиума. Председателем избран Н.Н. Овчининский , товарищами — Н.В. Малицкий и Н.Н. Беляев, секретарями — Е.Е. Ранг и А.Н. Модестова.
Следующим был поставлен вопрос о конструировании отделов. Председательницей лекционного отдела избрана Л.М. Давыдова, председателем библиотечного отдела Н.В. Малицкий.
Заслушан доклад лекционного отдела по вопросу об организации курсов для подготовки лекторов на политические темы. Намечен ряд хозяйственных вопросов.
Доложено собранию о пожертвовании торгово-промышленным союзом 10 тысяч руб. на культурно-просветительные нужды. Постановлено благодарить торгово-промышленный союз.
Произведены выборы делегатов от культурно-просветительной комиссии на епархиальный съезд; избраны — В.Г. Добронравов, Н.М. Георгиевский, Н.В. Малицкий и П.Ф. Леонтьев» («Известия Вл. Г.В.Исп. К-та», №47, 3-го мая 1917).
После победы Февральской революции было нелегко разобраться в обстановке. «Чувствуя великий сдвиг народа, старая революционная демократия разделила участь легендарного мудреца, вызвавшего духов и не сумевшего с ними справиться», - писал Я. Коробов в статье «Прилив и отлив» в газете 10 сентября 1917 года. В это время участь «Старого владимирца» уже была решена. 2 сентября было помещено объявление редактора-издателя: «Вследствие перехода типографии в руки известных общественных деятелей А.О. Бонч-Осмоловского (предс. вл. губ. зем. собр.) и Н.В. Макеева (предс. вл. губ. зем. управы) издание газеты «Старый владимирец» под прежней редакцией прекращается». Вышло ещё несколько номеров газеты, где значится: «За редактора Я. Коробов». Ему же принадлежит статья «Прощайте!» в газете от 2 сентября. В ней он писал: «Издавать газету, когда ежедневно она могла быть “прихлопнута”, писать в ней, когда каждую минуту пишущему угрожают репрессией <...>. “Старый Владимирец” был поистине Дон-Кихотом». Объясняя причины прекращения издания газеты, Я. Коробов писал: «Застращивание, привлечения, цензурный карандаш, всё было пущено в ход, и самое гнусное - провокаторское предложение перейти в стан “ликующих”». «Отпевая тебя, с невыразимой тоской я прощаюсь с тобой, твоим творцом и вдохновителем. Вы были для меня опорой и поддержкой в тяжёлую пору самодержавного произвола, а теперь вы оба останетесь жить в моей душе как светлое воспоминание...». «Маленькая, честная и беспристрастная газета» - так назвал автор «Старый Владимирец» ...
Дальнейшая биография П.Ф. Леонтьева скупа на события. П.Ф. Леонтьев в 1920-е годы сотрудничал в отделе деревенской жизни газеты «Призыв», которая в январе 1927 года отметила 30-е работы старейшего журналиста, поместив статью о нём с фотографией.

Позже работал в «Правде».
А в 1938 году Павел Федорович Леонтьев, зачинатель независимой прессы во Владимирской губернии, умер в тюрьме, как и многие другие, подвергшись репрессиям...

Источник:
Валентина Ивановна Титова. «Общественные деятели г. Владимира середины ХIX – начала ХХ веков.
Из истории независимой прессы г. Владимира (1902 – 1918)

Категория: Писатели и поэты | Добавил: Николай (11.02.2020)
Просмотров: 862 | Теги: 1917, Владимир, 1905 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru