Главная
Регистрация
Вход
Среда
24.04.2024
10:15
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Назаров Степан Иванович

Назаров Степан Иванович

Назаров Степан Иванович (13(25).10.1879 – 1944) - один из первых членов Владимирской партийной организации (член РСДРП с 1903 г.).


Степан Иванович Назаров

Назаров Степан Иванович родился 13(25) октября 1879 г. в г. Суздале в семье суздальского купца Назарова.


Сергей Иванович Назаров

Из семьи Назаровых вышло два революционера-профессионала — Степан Иванович и его брат, Сергей Иванович (род. ок. 1881 г.). Воспитанные в одной семье, по характеру братья не были похожи. В своих воспоминаниях старый партиец М.В. Докукин так характеризует их: «В Сергее Ивановиче Назарове как-то удивительно гармонично соединялись твердость революционера с чарующей душевной мягкостью и искренностью. Кто... знакомился с Сергеем Ивановичем, не мог его не любить, не мог не желать его дружбы. Противоположностью был брат, Степан: живой, как ртуть, весь в стремлении, натиске и борьбе».


Александра Ивановна Назарова

Их сестра - Александра Ивановна Назарова родилась ок. 1876 г.). В 1900 г. вышла замуж за Василия Доброголовцева – жителя г. Иваново-Вознесенска. За невестой было дано богатое приданое. По легенде, приданое Александры было изготовлено на заказ белошвейками одного из Суздальских монастырей, скорее всего Покровского. Александра Ивановна скончалась в 1907 г., в этом же году от скоротечной чахотки умер и ее муж. После смерти супругов осталось трое детей. Старшая – Александра, названная в честь матери, получила в наследство после смерти родителей все имущество семьи. Судьба второго ребенка, видимо, тоже девочки, неизвестна. Третья дочь – Анна, родами которой скончалась Александра Ивановна, умерла в младенчестве.
В 1903 году Степан Иванович окончил реальное училище. После окончания реального училища родители отправили его в Харьков для обучения коммерческому делу. Там впервые Назаров познакомился с революционерами. Вернувшись в Иваново-Вознесенск, он устанавливает связи с местными социал-демократами.
Купец Иван Назаров незадолго до кончины сказал Степану: «Наследство у тебя большое. Откроешь мануфактуру». Сын же с целью конспирации открыл в городе механическую мастерскую.
Положение владельца мастерской позволяло ему долгое время быть вне подозрений полиции. В своей конторе он хранил нелегальную литературу, встречался с подпольщиками, приезжавшими в город, снабжал партийную организацию деньгами.
Только в 1905 г., когда в Иваново-Вознесенске вспыхнула всеобщая политическая стачка текстильщиков, Назаров открыто вступил в революционную борьбу, проводил агитационно-пропагандистскую и организационную работу.
После стачки текстильщиков осенью 1905 года Степана Назарова арестовали. Из тюрьмы его освободили по амнистии, объявленной манифестом 17 октября. Но ненадолго. В дни разгула реакции черносотенцы разгромили его мастерскую и квартиру. Он перешел на нелегальное положение, уехал в Суздаль.
В 1906 году по поручению организации РСДРП С.И. Назаров принял участие в создании нелегальной типографии в Суздале.
«Этим же летом (1906 г.) была оформлена Суздальская группа официальным включением ее во Владимирскую Окружную организацию РСДРП. Группа увеличилась новыми активными участниками в лице т. Ст. И. Назарова, Рыболовского, сестрами Ю.И. и Е.И. Скобенниковыми (Е.И. Скобенникова перед революцией заведовала Суздальской публичной библиотекой на общественных началах. До неё работой библиотеки руководила ее сестра Юлия Ивановна.), С.В. Жаровщиковым, Жинкиным, М.Н. Соколовым и другими.
Тем же летом, при активном участии сначала тов. П.Е. Наумова, а затем Ст. И. Назарова, Суздальская группа РСДРП поставила маленькую нелегальную типографию, которая сначала помещалась в доме (в омшанике) местного купца Якова Ивановича Агапова, у которого тов. Наумов имел уроки с двумя его мальчуганами. Затем типография находилась в с. Михайловском у крестьянина Сальникова, куда по ночам ходили набирать и печатать прокламации. После эта типография помещалась у т. Невской, у которой при обыске в марте 1907 г. и были обнаружены оставленные там по недосмотру разбросанными отдельные буквы от шрифта Суздальской подпольной типографии» (Воспоминания А.И. Скобенникова).
Вопрос о необходимости создания типографии на собраниях поднимали Степан Иванович Назаров и Иван Михайлович Херасков. К устройству печатного станка Иван Михайлович привлек ученика Московского Строгановского художественно-промышленного училища П. Наумова, который был на каникулах в Суздале, давал уроки детям купца Я.И. Агапова. У Агапова же почти круглый год по столярной части работал Павел Дунин из села Троица-Берег. Он изготовлял для хозяина, страстного пчеловода, ульи самых разнообразных систем. Павел был хорошим мастером, и поэтому ему удалось выполнить по чертежам П. Наумова очень тонкую, требовавшую большой точности работу. Он выточил вал, сделал раму, гнезда, зубцы, кассу. На это ушло около трех недель в основном ночной работы. Шрифт в карманах по частям из суздальской типографии носил наборщик — знакомый Павла Дунина. Наконец «техника» была готова и установлена в подвале дома Агапова. Однажды ночью, когда семья купца уснула крепким сном, Наумов и Дунин напечатали первую прокламацию — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»
Во Владимире также действовала небольшая нелегальная типография, где были примитивный станок, громоздкий вал, немного шрифта и касса для него. Все это хранилось в разных местах. Когда надо было что-нибудь напечатать, то всю «технику» (так социал-демократы называли в то время типографию) сносили в одно место, собирали станок, печатали. Чаще всего «технику» собирали в доме Соловьевой. Дом сохранился до наших дней (ул. Воровского, 1). Здесь, в квартире супругов Андреевых, и размещалась первая подпольная типография Владимирского окружного комитета РСДРП. По окончании работы станок разбирали, уносили на хранение в другое место. Это было очень неудобно, причем постоянно грозил провал.
«Летом 1906 года связь с уездами восстановилась. В состав Окружной организации входили следующие группы: Владимирская, Гусевская, Суздальская, Судогодская, Ковровская, Муромская, Кулебакская, Меленковская, Вязниковская и Ундольская. Имелась печать Владимирской Окружной организации РСДРП. Партийных работников „профессионалов" еще не было. «Техника» наша расширилась, хотя еще не имела постоянного помещения. Литератором был А.В. Смирнов. Потребность в хорошо организованной „технике" чувствовалась все больше с каждым днем. В это время в Суздале появился из Иванова т. Степан Ив. Назаров. Тов. Кумошенский стал вести с ним переговоры, предлагая приехать во Владимир для организации типографии, но тов. Кумошенскому довести до конца это дело не пришлось» (воспоминания Надежды Сергеевны Перфильевой-Смирновой).
Расширение связей Владимирского окружного комитета РСДРП с местными организациями, необходимость снабжения их подпольной литературой потребовали создания во Владимире технически оснащенной и надежно укрытой нелегальной типографии. Нужны были постоянная квартира для «техники» и опытный «техник». Таким человеком, хорошо знакомым с работой подпольной типографии, оказался Степан Иванович Назаров. Его вызвали из Суздаля и поручили создание тайной типографии, которая смогла бы удовлетворять запросы в подпольной литературе растущего в губернии революционного движения.
«Ст. И. Назаров вспоминает: «Вторая половина 1906 года для Владимирской Окружной организация Р. С.-Д. Р. П.(б) явилась периодом окончательного оформления ее, как Окружной организации, руководящей социал-демократической работой на весьма значительной территории губернии. К этому времени во Владимирскую Окружку входили следующие, уже вполне сложившиеся в уездах, с.-д, организации: Муромская, Ковровская, Ундольская, Судогодская, Суздальская, Кулебакская, Гусевская, Владимирская, Меленковская, Вязниковская.
Развернувшаяся партийная работа в округе требовала от руководящего центра Владимирской Окружной организации ряда мероприятий, которые дала бы возможность окружному центру руководить рабочим движением. Одной из этих задач являлось — снабдить периферию литературой, не только получаемой из Москвы, которая отражала в себе развитие революционного движения всей страны, но и литературой, которая освещала бы все проявления революционной энергии рабочих и крестьян Владимирской губернии.
Эти обстоятельства и заставили Владимирский Окружной Комитет в последней четверти 1906 года наладить солидную нелегальную типографию.
Осуществить это дело было поручено мне, как человеку, имеющему кое-какой опыт в постановке нелегальных типографий. Действительно, незадолго перед этим, по поручению Суздальской группы Р. С.-Д. Р. П., мне удалось работать в Суздальской небольшой подпольной типографии, которая выпускала, главным образом, листовки для крестьян».
«Не помню когда первый раз приезжал во Владимир Степан Иванович, может быть, на конференцию, в августе, или позднее. Как будто позднее. Помню, однако, что еще до ареста Кумошенского, Степан Иванович и я несколько раз обошли весь город в поисках удобной квартиры для „техники". Наконец, наметили в Гончарах свободный домик, подходящий для нас. В него можно было приходить и через Гончары, и через Сосенки. В непосредственном соседстве с ним домов не было, так как с одной стороны узкая тропинка между двумя заборами вела в Сосенки, а по другую сторону домика и против окон были огороды. Благодаря этому, шум, производимый в типографии во время работы, не могли слышать соседи. Правда, рядом жил жандарм (как потом выяснилось), но и это было не так уж плохо — кому могло придти в голову, что под боком у жандарма существует тайная типография!» (воспоминания Надежды Сергеевны Перфильевой-Смирновой).


Домик в Гончарах, где помещалась нелегальная типография Владимирского Окружного Комитета РСДРП. Дом на Старо-Гончарной позже был перестроен.

В 1906 г. на имя Степана Ивановича Назарова был снят в Старо-Гончарной улице (дом № 6) небольшой домик-особняк в три комнаты, расположенный необычайно удобно: непосредственные соседи отсутствовали, а узкая тропинка от забора вела в Сосенки. Благодаря этому, шум, который производила типография во время работы, не могли услышать соседи. Степан Иванович выдавал себя за комиссионера по водопроводным и другим техническим работам. Из Костромы в качестве квартирной хозяйки была выписана «Клавдия», которую Степан выдавал за свою двоюродную сестру.
После устройства дел с квартирой встал вопрос об оборудовании типографии. Были сделаны усовершенствованный станок, легкий вал, удобная касса для шрифта. Через рабочих местной типографии добыли 15 пудов шрифта, 3 пуда привезли из Москвы.
«С „техникой" у нас обстояло дело не плохо. Организатором техники у нас был Ст. Ив. Назаров, которого, между прочим, усиленно старался завербовать „Валерьян". У Назарова была слабость к боевизму, которым он склонен был увлекаться, и на этой струнке пытался играть, главным образом, „Валерьян". Кстати сказать, как раз на арене боевых партизанских выступлений „Валерьян" не проявил себя абсолютно ничем; план „Валерьяновской" организации не шел здесь дальше организации налета на здание суда, для того, чтобы взять хранившееся там в качестве вещественных доказательств оружие. При попытке практически осуществить этот план, в „воинственной" „Валерьяновской" группе не нашлось исполнителей» (воспоминания Николая Петровича Растопчина).
Тексты прокламаций обычно писали Н.П. Растопчин, его жена, М.А. Симановская-Растопчина, и А.В. Смирнов. За прокламациями к ним приходил сам Степан Иванович, неизменно путешествующий по городу со своим портфелем. Прокламации выходили под девизом: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» В них также говорилось, что листовка напечатана в типографии Владимирского окружного комитета РСДРП. В первые месяцы своего существования нелегальная типография не могла развернуть работу на полную мощность. Не хватало «техников», ибо работали только двое — Степан и Сергей Назаровы. Изредка приглашались «техники» «Андреевской кустарки»: Б.С. Перфильев, М.В. Докукин и Д.Н. Любомирский. Работа типографии вошла в нормальное русло после того, как на помощь братьям Назаровым прибыли два «техника» из Костромы.
Кроме прокламаций, подпольная типография печатала тексты революционных песен: «Варшавянка», «Вы жертвою пали...» и другие.
Здесь, в типографии на Старо-Гончарной улице, вышло четыре номера газеты «Солдатский путь» (орган Владимирской военной организации РСДРП). В ней рассказывалось о тяжелой солдатской жизни. Нередко авторами статей были сами солдаты. В 1907 году из-за разгрома жандармами военной социал-демократической организации выпуск газеты был прекращен.
Материалы для типографии собирались на конспиративной квартире военной организации РСДРП на улице Ильинской-Покатной, д. 23.
В начале 1907 года из Владимирской тюрьмы бежали 8 политзаключенных. Их надо было спрятать. Двух большевиков укрыли в помещении нелегальной типографии в Гончарах, и они находились здесь две недели. Остальных разместили в других местах. Потом всех благополучно удалось отправить из Владимира.
«Ночевал я как-то на другой конспиративной квартире у С.Н. Назарова, где помещалась нелегальная типография. Одноэтажный флигелек в Гончарах недалеко от жандармского управления. В комнатах занавески, беленькие обои, салфетки на столах, иконы по углам с зажженной лампадой, — одним словом, все как у самого благочестивого мещанина. В одной же из трех комнатушек, самой дальней с угольным окном в саду, помещалась та самая «зловредная» типография, которую так усердно искали жандармы, догадывающиеся об ее существовании из разбрасываемых прокламаций влад. окруж. орг. РСДРП (б.).
Вечером там набирала кажется «Солдатский Путь» тов. Клавдия. Ее бледное лицо было свидетелем того, что она уже работала не в первой конспиративной типографии. Набирая букву за буквой, строчку за строчкой, скрываясь от света, готовые всегда переселиться в тюрьму — эти печатники, собиравшие в свинце великие идеи социальной революции, не должны быть забыты в наш двадцатилетний юбилей».
В его квартире на Ильинской-Покатой улице произвели обыск, нашли отпечатанный устав Владимирской организации РСДРП в 17 экземплярах и «бывший в употреблении гектограф». В доме оставили засаду.
«Числа 15 апреля 1907 г., в 12 часов дня, на пути из типографии к себе на квартиру, я от товарищей узнал, что как будто бы повели в участок «Ник. Ник.» (Воспоминания А.И. Скобенникова).
В марте 1907 года в здании подпольной типографии проходила окружная предсъездовская партийная конференция, на которой были избраны делегаты на V (Лондонский) съезд партии — А.Н. Асаткин и А.М. Серговский. Степан Иванович Назаров вспоминал об этом событии так: «Эта вольность (т. е. проведение окружной конференции) не прошла безнаказанно. Появились признаки того, что типография под угрозой провала». Пришлось срочно свернуть «технику», перевезти ее на квартиру супругов Андреевых, которые жили в это время на Гороховой улице (дом № 2 снесен).


Ул. Гороховая, д. 2 (снесен в 2016)
Дом был отмечен мемориальной доской:
"Здесь в конспиративной квартире Андреевых
в 1906 году проходило совещание
владимирских и ивановских большевиков
с участием М. В. Фрунзе.
В 1907 году хранилась в свернутом виде техника подпольной типографии".
В этом доме также проживал Сергей Иванович Назаров.

Новую квартиру для типографии нашли в Солдатской слободе на Часовенной улице (ныне ул. МЮД). До наших дней этот дом не сохранился. Стоял он рядом с существующим и сейчас двухэтажным домом № 19. Расположение новой квартиры значительно уступало прежнему. Она находилась в густонаселенном районе города. Литературу приходилось выносить очень осторожно. Стены домика были так тонки, что стук, производимый при работе, был слышен на улице. Поэтому пол комнаты, где стоял станок, пришлось выстлать толстым войлоком.
В начале июня 1907 года состоялась Окружная конференция. На конференции присутствовали с решающим голосом делегаты от следующих групп: Ковровской — 2 делегата, Муромской — 1, Кулеабкской — 2, Гусевской — 3, Владимирской — 1 ис совещательными голосами 2 члена Исполнительного Бюро и тов. техник (Назаров Ст.И.). Порядок дня на конференции был принят следующий: 1) Поверка мандатов; 2) Отчет Исполнительного Бюро; 3) Доклады групп; 4) Настоящий политический момент; 5) Профессиональные союзы; 6) Крестьянксая работа; 7) Издание литературы; 8) Солдатская работа, и 9) Организационные вопросы.
Вскоре Московское областное бюро РСДРП вызвало Степана Ивановича Назарова в Москву для создания большой нелегальной типографии. В 1907 году на подпольной работе в Москве налаживает выпуск газеты «Борьба».
После его отъезда «техника» была свернута и находилась в сарае дома на Часовенной улице (ныне ул. МЮД, д. 19). Весной 1908 года в этом доме был обыск, и хотя типографские принадлежности не были обнаружены, хранить их здесь дальше было опасно. Типография по частям была перевезена в различные места города и за его пределы.
За время своего существования нелегальная типография под руководством и при непосредственном участии Ст. И. Назарова выпустила в свет десятки тысяч листовок и прокламаций, в которых большевики призывали рабочих и крестьян к борьбе с самодержавием. См. Владимирская большевистская подпольная типография.
В конце 1907 года в Москве Назарова арестовали и поместили в Таганскую тюрьму. В октябре 1909 г. он был осужден и выслан в Восточную Сибирь. В 1911 году Назаров приехал на Ленские золотые прииски, в Бодайбо, где вел революционную работу среди рабочих. Однако вскоре вновь был арестован и выслан в глушь Якутии.
В одиночку Бутырской тюрьмы после революции 1905 года была брошена женщина. Утверждали, что она готовила покушение на царя. Имя ее тщательно скрывалось. Но одно было известно: узница приговорена к пожизненному заключению. Потом она внезапно исчезла. Ночью ее увезли из тюрьмы и по Владимирке отправили этапом в Сибирь на вечное поселение. Узницей была Леонтина (Ганна) Густавовна Сабинская-Назарова. Она родилась в Варшаве в дворянской семье. Уехала из родительского дома в Москву, устроилась конторщицей на Казанской железной дороге. Леонтина Сабинская, Ганна — ее партийная кличка, стала известна железнодорожникам, имя ее замелькало в секретных донесениях полиции. Когда в 1905 году на Красной Пресне начались бои, Ганна была в числе организаторов забастовки на Казанской железной дороге. Ее арестовали, отправили в «Бутырку», оттуда — в глухую деревеньку на берегу Енисея.
Из ссылки Ганна Густавовна с Назаровым бежали, а затем эмигрировали во Францию, где Назаров был членом бюро парижской секции РСДРП и работал вместе с Инессой Арманд.
В 1911 г. в Италии, г. Генуя родился сын - Назаров Павел Степанович. Арестован 5 мая 1939 г. Приговорен: ВКВС СССР 9 июля 1941 г., обв.: участии в к.-р. организации и в шпионаже. Расстрелян 28 июля 1941 г. Место захоронения - Московская обл., Коммунарка.
Его брат, Сергей Иванович Назаров, один из работников подпольной типографии во Владимире. Входил в состав суздальской группы РСДРП. Жил во Владимире на квартире супругов Андреевых, содержавших нелегальную типографию Владимирского окружного комитета РСДРП. Умер 30 июня 1912 г. от туберкулеза.
22 октября 1912 года в Генуе, в старинном доме, помнившем, должно быть, времена Христофора Колумба, склонившись над столом, женщина писала письмо в Россию: «Мои дорогие, получили от вас и посылочку, и деньги, а письма все нет и нет. Большое спасибо за все присланное. Только зачем так много? Сын уморителен в своем первом пальто и похож в нем на реалистика-приготовишку...» Письмо это отправлено в Самару по адресу: Театральная площадь, дом Иванцова, Елене Игнатьевне Бакановой. Его написала Ганна Назарова, жена Степана Назарова.
Назаровы жили на одной квартире с Лениным. «Жили дружно. По очереди ходили в лавку за продуктами, убирали, натирали паркет. Я старался незаметно исчезнуть, чтобы не мешать Владимиру Ильичу, когда он садился писать. Вот так мы и прожили полгода в Париже. «Мы» — это Владимир Ильич Ленин и сын суздальского купца Степан Иванович Назаров».
После Февральской революции, в мае 1917 года, он вернулся в Россию. В Петрограде сразу встал на учет в ЦК РСДРП (б) и активно включился в работу. Был секретарем заводского комитета завода «Айваз» (Петроград), членом Лесного комитета большевиков Выборгской стороны.
Теперь Ганна заботилась не только о сыне, но и спасала беспризорных, организовывала коммуны и приемные дома для голодных.
Во время Октябрьского вооруженного восстания Степан Иванович создавал органы революционной власти в Выборгском районе Петрограда.
В декабре 1917 г. он вместе с иваново-вознесенским большевиком А.С. Киселевым был выдвинут Всероссийским съездом союза текстильщиков на руководящую работу в Москву. Киселев возглавил Главтекстиль, Назаров — Хлопковый комитет. После этого назначения с ними беседовал В.И. Ленин, который проинструктировал их о задачах создаваемых организаций.
В 1919 г. Центральный Комитет партии направил С.И. Назарова в Иваново-Вознесенск. Здесь он был избран членом губкома РКП (б) и губисполкома, являлся комиссаром губернского продовольственного отдела.
В годы гражданской войны в октябре 1919 г. Степан Иванович был направлен на Южный фронт. На фронте Назаров был уполномоченным Реввоенсовета 9-й армии и комиссаром штаба армии.
24 октября 1919 г. в Москве перед отъезжающими иваново-вознесенцами выступил В.И. Ленин. А на следующий день Владимир Ильич принял в Кремле командира отряда В.Я. Степанова и С.И. Назарова. Во время беседы он вручил Степану Ивановичу рекомендательное письмо в Реввоенсовет Южного фронта, в котором охарактеризовал Назарова как стойкого большевика и дал высокую оценку качеств коммунистического отряда текстильщиков. «Очень рекомендую... давно известного мне лично большевика, тов. Степана Назарова. Вместе с другими иваново-вознесенскими товарищами они составили обдуманно организованную группу (от 300 до 500 человек) для всестороннего обслуживания и оздоровления целой армии...» (Из письма В.И. Ленина Реввоенсовету Южного фронта. 25 октября 1919 г.).
После разгрома Деникина ЦК партии оставил Назарова на Северном Кавказе, где он работал членом президиума Терского ревкома и некоторое время — секретарем областного комитета РКП (б).
19.12.1927 - 26.1.1934 - член Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б) и обкома РКП (б) Кабардинской автономной области.
1928-1929 г. - руководитель Группы Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции СССР (Центральная Контрольная Комиссия, избранная XV-м съездом ВКП(б)15.12.1927).
1930 г. - заведующий Сектором Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции СССР (Центральная Контрольная Комиссия, избранная XVI-м съездом ВКП(б) 13.7.1930). С 1934 по 1936 г. возглавлял контроль Наркомата легкой промышленности.
В 1938 г. вместе с сыном Павлом был арестован. Павла расстреляли в 1942 г., а Степана Ивановича в 1944 г.
Рассказывает Зинаида Назарова (жена Павла): «Четвертого мая Павлик с работы не вернулся. Утром он надел новый костюм. Недавно сшили новую представительскую одежду — костюм-тройку, только без жилета, он его не признавал. В то время не было для молодежи лучше одежды, чем юнгштурмовка. Приблизительно около 12 часов ночи позвонил: «Не волнуйся, я приду домой так же поздно, как вчера». Я собралась уже спать. Вдруг звонят в дверь. Открываю. Стоят трое в форме НКВД и двое в штатском». Обыск шел всю ночь. Через несколько дней в Наркоминделе состоялось общее собрание сотрудников. Новый народный комиссар иностранных дел Молотов сказал: «В сердце Наркомата работал итальянский шпион. Вы его пригрели». ...Она долго искала его по всем тюрьмам, ей отвечали, что он не числится. Через полгода ей повезло. Женщина у очередного окошка прошептала Зинаиде в спину: «Ваш муж в Лефортовской тюрьме. Там пытают...» Прошел год. Потом еще. Она все ходила по тюрьмам. Человек в фуражке в окошке цедил сквозь зубы: «Ничего не известно». А потом Зинаиду как жену «врага народа» увезли в лагерь. Вернулась в Москву через десять лет, весной 1953 года. Снова пошла к справочному окошку. Теперь там был другой человек. Он долго молчал, прежде чем сказать ей правду, потом тихо произнес: — Его убили... Не ищите Назарова.
Реабилитированы в октябре 1956 г. ВКВС СССР. «Приговор Военной коллегии по вновь открывшимся обстоятельствам отменен, и дело за отсутствием состава преступления прекращено» — это выписка из документов.
Вскоре Зинаиду Назарову пригласили в районный комитет партии и зачитали постановление бюро Московского городского комитета Коммунистической партии Советского Союза: «Павла Степановича Назарова считать членом КПСС с 1931 года. Партбилет №......» Номер партийного билета был назван тот, который был к моменту ареста Назарова, 4 мая 1939 года.
Леонтине Густавовне Назаровой сообщили, что «причитается денежная компенсация за погибшего мужа». Она не ответила, потом позвонили по телефону, спросили, куда перевести деньги. Она переспросила: «Деньги за Степочку? Я эти деньги не возьму...»
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 марта 1956 года Леонтина Назарова была награждена орденом Трудового Красного Знамени за заслуги перед народом и Коммунистической партией.
На Преображенском кладбище г. Москвы на могиле жены Степана Ивановича – Леонтины Густавовны Сабинской, в память о расстрелянных, выбиты имена Степана и Павла, потому что точное место их захоронения не известно, и имя младшего сына – Сергея, умершего в год ареста отца и брата.

Источники:
Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 72—73.
Владимирская окружная организация РСДРП (1892—1914 гг.). Вып. ІII. Владимир, издание Владимирского пстпарта, 1927, с. 326—327, 330—331, 335.
Интересное о крае. Люди, история, жизнь, природа земли Владимирской. Ярославль, Верхне-Волжское книжное издательство, 1973, с. 306.
Савинова Р., Титова В. Память хранит. Ярославль, Верхне-Волжское книжное издательство, 1975, с. 47—48.
Владимирский Комитет РСДРП (б)
Суздальская Партийная Организация
Владимирская энциклопедия

Категория: Суздаль | Добавил: Николай (27.02.2023)
Просмотров: 231 | Теги: Революция, Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru