Главная
Регистрация
Вход
Суббота
02.03.2024
03:39
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Текстильная промышленность гор. Суздаля в XIX – нач. ХХ вв.

Текстильная промышленность гор. Суздаля в XIX – нач. ХХ вв.

В XIX веке наиболее массовой оказалась профессия текстильщиков. Еще в конце XVIII века в Суздале была полотняная фабрика Луки Ермолина,- именитого гражданина города Суздаля. К 1806 году 42-летний Лука Ермолин, женатый на дочери тульского купца Федосье Михайловой, имея сыновей — Михаила, 17 лет, Николая, 11 лет, и 5-летнего Федора, жил вместе со своей матерью Стефанидой Васильевой Ермолиной, 71 года. Купив на Всполье дом с кожевенным заводом у господина Безобразова, продолжать это занятие он не стал, а устроил полотняную фабрику, получая доход и «от торгу по разным городам». В 1800 году Лука Ермолин был бургомистром. В то же время сообщалось, что с 1800 по 1803 год он являлся суздальским градским головой. Дом и фабрика у Ермолина были каменные. Огородная земля при доме простиралась «до Хлебной площади». В Пинаихе он строил еще один дом и фабрику. После его смерти в 1829 году наследство было поделено следующим образом: сын Федор, 27 лет, женатый на дочери владимирского купца Елизавете Даниловой, получил дом на Всполье близ Златоустовской церкви и при нем каменную фабрику да еще каменную лавку в гостином дворе, «мыларню на Введенском лугу». Доход имел «от фабрики пестрядинной». Вдова Луки Ермолина осталась в каменном доме, построенном по плану в Пинаихе возле дома мещанина М. Вихрева, а также получила лавку в гостином дворе. И наконец, часть ермолинского владения досталась вдове Николая Ермолина Александре с сыном Александром, 8 лет: каменный дом с «прежде бывшим каменным заведением», состоящий из трех каменных корпусов, «без крыш, полов и потолков». Очевидно, это все, что осталось от фабричного заведения. Находилось оно в Пинаихе, «у большого нового моста, а слева — прежде бывшего кожевенного завода Вихрева». К 1842 году — времени составления «Оценочной книги города Суздаля» — из всех Ермолиных оставался в качестве владельца имущества лишь Федор, который имел каменный двухэтажный дом, а на его жене Елизавете Даниловне числились две лавки в гостином дворе, но оба они состояли уже в мещанском сословии.
В 1850 году мещанин Николай Федорович Ермолин имел каменный двухэтажный дом, при нем каменную палатку и лавку в гостином дворе, а Александр Николаевич Ермолин, тоже мещанин, владел каменным трехэтажным домом, при котором был фруктовый сад размером 60х20 саж. и огород 20x10 саж.
Ермолинское же фабричное заведение перешло в руки купцов Белиных, которые в конце XVIII века торговали крашениной. В 1806 году купец 2-й гильдии Ефим Белин, 43 лет, торговал крашениной. Имел сыновей: Евграфа, 11 лет, и Ефима, 10 лет. У него был дом «старого строения» у Ризоположенского монастыря, деревянный, трактир у Входоиерусалимской церкви, еще один дом «при Троицкой лесной площади подле земли Луки Ермолина», при котором была «выстроенная ими каменная фабрика, да еще три лавки в гостином дворе». Основной доход Ефим Белин имел в то время «от торга мутного». В 1850 году Евграф Белин владел деревянным двухэтажным домом. При доме была обширная огородная земля, а на реке Каменке «ермолинское красильное заведение, в коем мерою по р. Каменке 9 саж., поперек 3 саж., при нем деревянная контора». В 1872 году купец Николай Евграфович Белин имел угловой каменный двухэтажный дом возле Пинаевского моста с фабричным заведением и домашними службами да «под бывшим красильным заведением земли 1394 саж.». Он же вместе с братом Романом близ Похвалынской улицы в Вознесенском заулке имел деревянный двухэтажный флигель с каменным подвалом, при котором значилось 536 кв. саж. земли с яблоневыми и вишневыми деревьями и на Дмитровской стороне 625 кв. саж. огородной земли. В 1885 году уже мещанин Николай Евграфович Белин остался владельцем лишь деревянного дома в Вознесенском заулке (ныне ул. Гастева, дом № 2). О фабриках уже не говорится ничего. Так еще одно купеческое семейство разорилось «на фабричном заведении».


Дом купца Белина (XIX века). Гор. Суздаль, ул. Гастева, д. 2.

Следующим известным нам фабрикантом был купец Семен Лужнов, владелец нынешнего дома № 55 по ул. Ленина. В 1830-е годы он имел доход «от фабрик полотняных».
Дом был построен в 1831 году купцом Семеном Лужновым. До этого здесь были две усадьбы: Семена Шагурина, который в 1805 году имел «дом близ Предтеченской церкви, постоялый», и Василия Мамина, имевшего доход от «торгу калачного», т. е. использовался он так же, как и все близлежащие дома, обслуживавшие суздальский торг. Семен Лужнов нарушил эту традицию, поскольку приспособил свое владение под полотняную фабрику.
В самом доме нижний этаж, где находилась палатка, перекрытая сводом, очевидно, использовался под производственные нужды. Кроме того, в состав владения входил деревянный дом, одноэтажный, размером 8x3 саж., изба деревянная, размером 3х2,5 саж., колотильня деревянная, размером 6x3 саж., красильный деревянный «завод», как сказано в документе, на берегу реки Каменки, размером 7x3 саж., а также баня 3x2 саж., конюшня и сарай 16x3 саж.


Усадьба купца и фабриканта Лужнова: дом и ворота (1831 год).
Гор. Суздаль, ул. Ленина, д. 55

Вспоминая внутреннюю планировку дома В.М. Снегирев отмечал парадную лестницу, вестибюль, парадные комнаты. Возможно, такое использование помещения появилось в связи с размещением в доме почтовой конторы, которая переехала сюда из дома помещика Куроедова, находившегося «в Кремлевской улице против соборной колокольни», как определял его местоположение В.М. Снегирев. Кстати, еще раньше, в 1831 году, как значится в «Книге записей суздальского публичного нотариуса Лужнова», почтовая контора занимала владение протоиерея Ризоположенского монастыря Иоанна Виноградова, который сдавал «собственный состоящий близ Троицкой церкви свой двухэтажный дом... в котором в верхнем этаже деревянном четыре покоя, сени, кладовая и чулан, а в нижнем каменном — стряпущая и при ней комната, сени и чулан, под которыми снизу два выхода каменных со сводами, с флигелем и с имеющимися на дворе кухнею, двумя погребами с напогребницами, конюшнею и сараем».
Планировка дома, приведенная здесь, была очень характерна для суздальских домов, «построенных вновь по плану». Таких к 1830 году насчитывалось уже 385 из перечисленных в «Обывательской книге» за этот год 546 владений. В основном это были дома, построенные по третьему номеру — низ каменный, верх деревянный. Внизу, как правило, находилась большая русская, или «стряпущая», печь. Здесь готовилась еда, спали наемные рабочие или прислуга, если хозяин был состоятельным человеком. Вверху были жилые хозяйские покои. Чиновники или дворяне, хотя они могли сочетать в одном лице то и другое, могли позволить себе жить в одноэтажном доме, имевшем по фасаду 7 окон, как это изображено на чертеже, хранящемся в суздальском музее. Помещения в таком доме именовались так: зал, гостиная, девичья, спальня, передняя, буфет, чуланы, сени, приспешная и кухня (с очагом). В монастырских владениях упоминалась «приспешня» или «доспешня» — это помещения, связанные с приготовлением пищи.
С 1923 года в доме размещался детский дом, а потом длительное время ОВД.


Ул. Ленина, д. 51

В начале XIX века здесь находилось владение Федора Блинникова, имевшего доход от «постоялого двора». В 1818 году владелец усадьбы с домом Иван Блинников имел доход «от калачного торгу». А в 1823 году усадьбу приобрел известный суздальский купец Петр Андреевич Калинин, который, помимо каменного дома с кузницей, имел еще «каменную кузницу, состоящую во рву, под Красною горою, близ нового мосту, в смежности кузниц по одну сторону братьев его купцов Матвея и Ивана Калининых, а по другую — мещан Петра и Ивана Деяновых, им построенную в 1818 году».
Калинины, что имели кузницы и жилье у Мытного рва, славились изготовлением остовов для тарантасов и тарантасных колес. Между тем в 1842 году после смерти Петра Калинина владение перешло в руки его дочери Александры, которая вышла замуж за купеческого внука Василия Фирсова. В состав их владения, помимо этого дома, каменной кузницы «во рву» и домашних служб, входил еще постоялый двор. В 1850 году хозяином дома, кузницы и огородной земли стал Илья Семенович Лужнов. На первом этаже дома жила прислуга, или так называемые «молодцы». Этот дом впоследствии купил Александр Васильевич Смирнов-Табачников. Каменный дом он сдавал под квартиры, а сам жил в деревянном.


ул. Ленина, д. 53.
Первоначально строение использовалось как сновальня полотняной фабрики Семена Лужнова. Впоследствии, новый владелец над помещением надстроил второй этаж.

Среди надворных строений, принадлежавших «к фабричному обрабатыванию», числилась сушильня двухэтажная — она находилась в нижнем каменном этаже, а над ней, в деревянном, была сновальня размером 8х3 саж.
Участок, на котором располагались все эти службы, был длиной свыше 20 саж.
В 1850-е годы сын Семена Лужнова Степан получал доход «от фабричного заведения миткалей».
В 1862 году после пожара, внук Семена Лужнова Григорий продал свое владение суздальскому купцу 2-й гильдии Василию Яковлевичу Жинкину, который, хотя и владел «каменным фабричным заведением», т. е. нынешним домом № 53, продолжать эту традицию не стал.


Улица Варганова, дом 1

В 50—70-е годы XIX века красильное заведение на р. Каменке имел суздальский купец Сергей Петрович Адов. Его отец Петр Антонов сын Адов был вольноотпущенным из дворовых людей, владел домом на Борисовой стороне и получал доход от «мастерства портного». Он состоял в мещанском сословии Суздаля в 1818 году, сын же его был уже купцом и приобрел в 1855 году у Гаврилы Охлонина деревянный дом «со светелкой» — так в Суздале продолжали называть часть дома, известную как мезонин. Самим Адовым был построен двухэтажный каменный дом (ныне ул. Варганова д. № 1).
Там у него разместилась миткалево-ткацкая фабрика. В 1877 году дом с фабрикой Адовым был продан. Интересные сведения сообщил об этом доме В. М. Снегирев: в нем разместилось общежитие суздальского духовного училища, находившегося в Архиерейских палатах. Во время большого весеннего разлива 1896 года произошел, по его словам, такой случай: «Ночью внезапно раздался стук в наше окно и стряпуха... мокрая по пояс, взволнованно сообщила отцу, что речная вода затопила нижний этаж их дома, вода через окна вошла в помещение настолько, что сундучки учеников плавают по комнатам, а ученики с ногами забрались на свои кровати. Немедленно были приняты меры для спасения утопающих; за неимением лодок были сняты с петель ворота, и на них учеников переправляли из затопленного дома на кремлевский вал».

Пожалуй, дольше других держалось фабричное заведение купцов Назаровых. Свой первоначальный капитал они приобрели, занимаясь кожевенным производством. В 1806 году купец Иван Семенович Назаров имел каменный дом на Пинаевской улице, при нем кожевенный завод, и доход получал «от торгу кожевенного». Ивану Назарову было в то время 43 года, его сыновьям: Степану — 19, Ивану — 14, Роману — 10 лет. Был еще купец Иван Михайлов сын Назаров, у которого был каменный дом, а напротив — кожевенный завод на берегу р. Каменки, тоже в Пинаихе. У него был сын Федор. В 1818 году вдова его Анна Назарова с сыном Федором продолжали владеть домом и кожевенным заводом, получая доход «от торга юхотного». А Иван Семенов сын Назаров к 1827 году стал уже купцом 2-й гильдии, имея дом, построенный по плану в Пинаихе, и при нем полотняную фабрику, получая доход «от торгу полотняного».
«Обывательская книга г. Суздаля за 1812 г.» (ГАВО ф.405, оп.1, д.389) Во второй гильдии указана семья Ивана Назарова, сына Семена Петровича Назарова:
Иван Семенов Назаров 47 лет старожил женат на Афимье, дочери калужского купца Алексея Нагибина. У них дети: Степан (22) женат на Федоре Афанасьевой дочери (21), Иван (17) женат на Авдотье Дмитриевой дочери (17), Роман (13). Имеют дом каменный в Пинаевой улице при нем кожевенный завод. В гостином дворе строятся 2 лавки. Жена Ивана (младшего) имеет каменную лавку в приданное. Промысел – кожевенный торг. (см. Суздальские кожевники 2-я пол. XVIII–нач. ХХ вв.).
«Обывательская книга г. Суздаля за 1833 г.» (ГАВО ф.405, оп.1, д.567).
Во второй гильдии указан Иван Семенов Назаров 68 лет, женат на Афимье Алексеевой купеческой дочери. Дети: Иван (38) женат на Авдотье, у них дети Федор (18), Олег (8); Роман (34) женат на … у них сын Александр (13). Имеет дом и полотняную лавку при нем.
В этой обывательской книге Степан указан в отдельном капитале 3 гильдии, отделился в 1824 г.
«Обывательская книга г. Суздаля за 1845 г.» (ГАВО ф.405, оп.1, д.717).
Дети Ивана Семенова Назарова указаны в раздельных капиталах третьей гильдии:
а) Степан Иванов Назаров (54) жена Федора Афанасьева (54), имеет при доме фабричное бумажное заведение.
б) Роман Иванов Назаров (44) жена Александра Тимофеева дочь (44), имеет при доме фабричное бумажное и полотняное заведение.
в) Иван Иванов Назаров (49) жена Авдотья Дмитриева (49), имеет при доме фабричное бумажное и полотняное заведение.

Его сын Степан имел собственный дом с правой стороны от отцовского дома. Доход получал «от торгу кубовой краски и бумажного заведения».
В 1842 году купец Роман Иванович Назаров имел каменный двухэтажный дом, мерой по улице 8 саж., поперек 5 саж. 1 аршин, надворное строение: каменную палатку со сводом размером 3 саж. 2 арш. х 4 саж., «людскую избу для фабричного заведения», контору, сновальню, колотильню, сушильню, красильню, шпульню, а также деревянное «построение для машинного заведения галандра», размером 7х4 саж. В гостином дворе ему принадлежала лавка.
Его брат Степан Иванович Назаров тоже имел каменный двухэтажный дом, по улице длиной 5 саж. 1 арш., а надворное строение включало в себя помещение «для бумажного заведения» и вновь устроенную для этого же случая светелку, размером 15x6 метров. И следующее владение принадлежало в эти годы третьему сыну Ивана Назарова, тоже Ивану. Оно состояло из каменного двухэтажного дома, длиной по улице 6 саж. 1 арш., амбара для галандры, шпульни, сушильни, мыларни, клеильни, красильного заведения и мукомольной мельницы на р. Каменке. У Ивана Ивановича был сын Федор.


Ул. Ленина, д. 28.

Дом фабрикантов Назаровых (к. XVIII - н. XIX вв.). Ул. Ленина, д. 30.

Возможно, его внуку Федору Федоровичу Назарову в 1910 году принадлежал существующий дом № 28 по ул. Ленина. Следовательно, два существующих дома, в частности № 30, тоже были назаровскими.
В 1867 году купец 1-й гильдии Роман Иванович Назаров скончался, в связи с чем была составлена подробная опись принадлежавшего ему имущества: «каменный двухэтажный дом в городе Суздале в Пинаевской улице в 16 квартале в смежности с домами по левую сторону купца Назарова, а по правую сторону Знаменской дьячихи, крытый железом, по линии имеет 28 аршин, во двор 18 аршин». К дому имелась сзади деревянная пристройка, вмещающая кухню, два чулана, упоминаются хлебный амбар, погреб, конюшня о шести стойлах — все это крыто тесом. Рядом с домом находилась каменная палатка, перекрытая сводом, длиной 17 аршин, шириной 12. В ней хранилась готовая продукция. Фабричные постройки, кроме так называемого каменного завода на берегу р. Каменки, располагались здесь же: «клеильня двухэтажная на каменном фундаменте, в нижнем этаже помещается клеильня, а в верхнем — шпульня, крытая тесом, имеет меру в длину 14 аршин, ширину 10 аршин и вышины 7 аршин». В клеильне два котла. Главным фабричным зданием был каменный двухэтажный дом, длиной свыше 40 метров, шириной более 10 метров, в верхнем этаже которого размещалась шпульня, сушильня и галандра, а в нижнем — колотильня, сушильня и красильня. Дом, как и все хозяйственные постройки, был покрыт тесом. Во всех этих помещениях находилось и специальное оборудование: чаны, котлы, какая-то деревянная крахмальная машина, в сновальне — специальные сновальные машины, в мыларне — 4 чана, диаметром 2 метра каждый, в пряжной красильне — 10 кубов краски, 7 пудов арману, 2 бочки квасцов, 80 пудов синего купоросу, 8 пудов пшеничного крахмала, 15 пудов белильного порошка, 9 пудов купоросного масла, полторы бочки поташа, бочка соды, 100 пудов извести и т. д. Судя по описи готовых тканей, это была пестрядь узкая — 2214 штук (в каждой штуке 34,5 аршина), общей стоимостью 4428 рублей, полуширокая пестрядь — 476 штук, той же длины каждая штука, на сумму 1190 рублей, 122 штуки коновату по 38 аршин в каждой, на сумму 671 рубль, тик нитяной 5 и 6 четвертей, да неотделанной пестряди, коновату, равендуку, миткалей, коленкору несколько сотен штук, платков кубовых — 10 штук, причем миткали были как крашеные, так и некрашеные, а также бязь и т. д.
Очень много тканей числилось в продаже, причем география распространения была чрезвычайно разнообразной. Так, среди расписок и долговых документов на общую сумму в 12 с лишним тысяч рублей были и от харьковского купца Ивана Вихрева, и еще семи харьковских купцов, нахичеванского купца Яковлева, полтавского, симферопольского, николаевского, черниговского, ахтырского, конотопского, раменского купцов, «казака местечка Смелова Данилы Кишкина» и многих других, в том числе и суздальского мещанина Николая Евграфова Белина на сумму в 4200 рублей. Последний торговал тканями в своей лавке. Впрочем, у самого Романа Назарова была лавка в задней линии гостиного двора. Активно выходил он со своим товаром и на ярмарки. В Москву было отправлено подрядчику Василию Леонову для отсылки на Вознесенскую ярмарку в Ровне пестряди и коновату 1890 штук на сумму 4 тысячи рублей. Интересно, что ткани отправлялись и для отделки, например, в Богородский уезд Московской губернии на фабрику Шабаева: «белильщику сурового миткаля 650 штук по 65 аршин в каждой». За суздальскими ткачами-надомниками тоже значилось пестряди узкой 1288 штук, широкой 90 штук, полуширокой 196 штук, а также равендук, тик, миткаль, основа утка в початках — всего 35 пудов.
Из всего назаровского имения, оцененного в 53651 рубль 65 копеек, стоимость недвижимости — дома и фабричных построек — составляла 40441 рубль 75 копеек. Остальная сумма приходилась на упомянутые выше долговые обязательства, готовую и еще не отделанную продукцию, и лишь незначительную долю составляла оценка личных вещей. Например, у его вдовы Александры Тимофеевны числилось драгоценностей на 456 рублей 35 копеек, а также столовое серебро, состоящее из 15 столовых ложек, 2 десертных, 3 чайных, 1 разливной ложки, которое оценивалось в 50 рублей, да еще старинные серебряные карманные часы «старого формату» с медной цепочкой, стоимостью 3 рубля.
Из мебели в доме Назаровых находились 12 стульев, отделанных под черное дерево; дюжина стульев, окрашенных черной краской, с камышовыми решетками, подержанных, общей стоимостью 6 рублей. У первых 12 стульев были подушки, обшитые какой-то американской клеенкой. Еще было 16 стульев с подушками, обитыми разными ситцами, 2 ломберных стола, оклеенных ореховым деревом, 1 стол круглый диванный, тоже оклеенный ореховым деревом, односпальная кровать, 2 простых шкафа со стеклами и дверками, два больших зеркала в рамах красного дерева, 6 кресел, обитых разным ситцем, оклеенных тоже красным деревом с мягкими подушками, обитыми американской клеенкой, как и диван, длиной 2 метра и шириной 70 см, обитый ореховым деревом. Другой диван был окрашен под орех, с подушками, обитыми бомбой, комод с туалетом красного дерева со шлифованным стеклом, стоимостью 15 рублей. Самым дорогим было новое фортепиано красного дерева, стоимостью 25 рублей. Очевидно, на нем играли внучки Романа Назарова — Анна, 16 лет, и Екатерина, 14 лет, дочери его безвременно скончавшейся единственной дочери Марии, бывшей замужем за купеческим сыном Николаем Васильевичем Жинкиным. В доме было 9 образов, 5 лампад со стаканчиками, три дюжины тарелок медных и глубоких полуфаянсовых, полторы дюжины фаянсовых чайных чашек, 2 медных самовара, дюжина простых ножей и вилок, 4 хрустальных графина с дюжиной рюмок и стаканов.
Из одежды самого Романа Назарова перечисляются шуба лисья, крытая черным сукном, поношенная, пальто на лисьем меху с бобровым воротником, крытое черным драпом, тоже поношенное; два суконных сюртука — один черный, другой коричневый, сюртук суконный на вате с шелковой подкладкой, пальто синего сукна на вате с шерстяной подкладкой, пальто драповое коричневое на беличьем меху; двое брюк: одни драповые с жилетом, а другие черные суконные с креповым жилетом, поношенные; шляпа пуховая, картуз холодный и две пары сапог поношенных; полдюжины поношенных ситцевых рубашек — вот и весь гардероб самого богатого в Суздале фабриканта. Общая стоимость мебели и одежды с посудой составляли всего 224 рубля с копейками. Как видим, основной капитал был вложен в фабрику, которая сдавалась в аренду суздальскому купцу Василию Яковлевичу Жинкину за 1000 рублей в год.
В 1869 году в Суздале было 2 полотняных фабрики. Возможно, одна из них принадлежала Назаровым, другая — Шишкиным. Так, в 1872 году купцу Ивану Васильевичу Шишкину принадлежал на Большой Ярославской улице каменный двухэтажный флигель с палатками и фабричным зданием.

В 1876 году в Суздале была одна пестрядинная фабрика с 11 рабочими и суммой производства 13500 рублей и две миткалевых, на которых работали 35 рабочих, производство составляло 28500 рублей в год. К 1890 году осталась всего одна пестрядинная фабрика, на которой работали 25 человек.
В 1900 г. была в действии только одна льно-ткацкая раздаточная контора и красильня Ф.Ф. Назарова, с суммой производства около 13000 руб., вырабатывающая шахматку, коноват, подкладку и парусинку на украинские ярмарки, и два кожевенных завода – Кашина и бр. Биркиных с производством на обоих до 9000 руб.
«По ходатайству Суздальского мещанина Федора Федоровича Назарова об исключении из оклада пестрядильной фабрики, принадлежащей наследникам Федора Федоровича Назарова.
Наследник имущества Федора Федоровича Назарова сын его Ф. Ф. Назаров обратился в уездную управу с ходатайством об исключении из оклада уездного сбора принадлежащей ему вместе с другими наследниками пестрядильной фабрики в гор. Суздале и о сложении недоимки и пени уездного сбора за 1910 год, в виду того, что фабрика находится в бездействии с 23 января 1909 года.
По ходатайству одного из совладельцев губернское земское собрание в минувшем 1910 году, причитающийся с фабрики губернский земский сбор за 1910 год сложило и фабрику оставило без обложения впредь до восстановления ее действия, о чем губернская земская управа уведомила уездную управу отношением от 5 июня 1910 года за № 3247.
Принимая во внимание, что фабрика Назарова с 23 января 1909 года, после смерти владельца ее Ф. Ф. Назарова прекратила работу и до настоящего времени находится в бездействии, уездная управа полагала бы фабрику Назарова из оклада исключить и сложить уездный земский сбор за 1910 и 1911 год» (Доклады Суздальской уездной земской управы очередному суздальскому уездному земскому собранию 1911 г.).
В 1912 году современники констатировали: «Фабрик в городе нет, торговля незначительная, главное занятие жителей — огородничество».

Источник:
Л.В. Дудорова. Суздаль из века в век. Владимир 2015.

Строительство текстильных фабричных заведений в Суздале и уезде во второй пол. XIX - нач. ХХ в.

Суздаль и Суздальский уезд во второй половине XIX - начале XX в. значительно отставал в промышленном развитии от других городов и уездов Владимирской области. К 1908 г. существовало только два промышленных предприятия с ежегодным оборотом более 25 тыс. руб. Это бумаго-ткацкие фабрики А.Н. Дербенева в Гавриловом Посаде и «Товарищества И. И. Залогина и С. М. Швецова» при деревне Сергеиха Быковской волости. Однако попытки создать и наладить текстильное производство, как в Суздале, так и в уезде предпринимались на протяжении всего XIX столетия.

В 1856 г. Петр Иванович Устинов, купец 3-й гильдии, объявил Суздальской градской думе о желании «выстроить деревянное на каменном фундаменте фабричное заведение для выработки миткалей», в связи с чем просил отдать ему «в 24 летнее оброчное содержание» участок городской земли, «вне квартала, лежащей по берегу р. Каменки близь Дмитриевской церкви»3. Этот участок в 70 кв. сажен «по Высочайше конфирмованному на г. Суздаль плану никакого назначения не имеет, а составляет несколько отлогую местность берега р. Каменки для выгона совершенно неудобную».
Городские земли выделялись через торги и Суздальская дума отчиталась перед Владимирским губернским правлением о проведении торгов «на отдачу вышеозначенного участка городской земли в 24-летнее оброчное содержание желающим из оброка в пользу города». Торги выиграл купец П. И. Устинов, который в обеспечение исправного платежа оброка предоставил в залог «собственно ему принадлежащую землю, свободную от всякого залога и запрещения, состоящую в г. Суздале на Дмитриевой стороне, называемая Вараксина, в Томиловом заулке», оцененную в 40 руб. серебром.
Сейчас можно только предполагать, каким образом проходили торги, т. к. все знали, что П.И. Устинов уже лет десять как самовольно построил деревянное фабричное заведение на запрашиваемом участке. В 1851 г. по вопросу самовольного строительства градская дума возбудила иск и с купца П.И. Устинова было взыскано «за владением означенным участком ... в пользу городских доходов за 7 лет по 1 руб. за каждый год. Всего 7 руб. серебром».
Дело об аренде земли завершилось согласием со стороны хозяйственного департамента МВД на заключение договора с П.И. Устиновым и платой «в пользу города объявленной на торгах цены по 7 к. за каждую квадратную сажень, всего 4 руб.90 к. серебром в год».
Суздальское полицейское управление собирало и доставляло необходимые сведения во Владимирское губернское правление, которое решало вопросы открытия новых фабричных заведений. Так, в 1866 г. полицейское управление рапортовало о желании суздальского купца 2-й гильдии Василия Яковлевича Жинкина открыть в Суздале заведение на «оклейку и выработку бумажной пряжи»4. Годом ранее В.Я. Жинкин купил у суздальского купца 2-й гильдии Григория Степановича Лужнова на Большой Владимирской улице близь церкви Иоанна Предтеча (по правую руку от церкви) за 10 тыс. рублей серебром каменный двухэтажный дом с надворными строениями. При доме в овраге имелась «ткацкая фабрика с клеильней и сушильней, которая в прежние времена была в действии». В.Я. Жинкин желал это «фабричное заведение употребить для производства работ без прибавления помещений». В 1866 г. полицейское управление учинило дознание по вопросу: «кем разрешено было открыть фабричное миткалевое заведение купцу Лужнову и в какое время». Ответы были не найдены. Авдотья Лужнова, жена покойного купца Г.С. Лужнова, «показала, что может припомнить только то, что в доме мужа производство ткацкое с клеильней и сушильней началось около 35 лет назад». В данном случае речь идет о фабричном заведении купца Семена Лужнова (дома № 55, 53 и 51 по ул. Ленина), который в 1830-е гг. доход имел от «фабрик полотняных». Его сын Степан Лужнов в 1850-е гг. продолжал фабричное производство, и доход имел «от фабричного заведения миткалей», а уже внук Григорий продал помещения Василию Жинкину.
Приведем еще один пример организации фабричного производства в черте города: в 1863 г. временный суздальский купец 2-й гильдии московский 1-й гильдии купец Иван Ионов Куприянов хлопотал об открытии фабричного миткалевого заведения для выработки сурового миткаля и при ней конторы для раздачи бумажной пряжи. Производство планировалось наладить в арендуемых у суздальского купца Николая Евграфова Белина зданиях. Срок аренды - 8 лет с платою по 425 руб. серебром в год. Белинское каменное заведение с деревянной колотильней и галандрой находилось в 16 квартале, в Пинаевской улице на берегу р. Каменки. Условиями контракта купец Н. Е. Белин обязывался за собственный счет произвести ремонтные работы: в помещениях устроить кирпичные своды и полы, установить несколько печей, произвести закладку кирпичом лишних окон и дверей, установить железные решетки на 13 окнах, обустроить подъезды к строениям. В случае невыполнения Белиным Н.Е. оговоренных работ их производил Куприянов И.И. в счет арендной платы. Все, что касалось вопросов организации производственного процесса, как то: устройство печи для варки бумаги, трубы для сушильни и сновальни, постановка паровой машины или постройка какого-либо нужного для заведения строения, то это устраивалось И.И. Куприяновым и являлось его собственностью. Застраховать отданное в арендное содержание строение и уплачивать все городские повинности был обязан Н.Е. Белин.
В 1865 г. Суздальское полицейское управление сообщило во Владимирское губернское правление о расторжение договора аренды по взаимному согласию купцов. И.И. Куприянов просил разрешения на перенос производства в собственный дом, купленный вместе с братьями на аукционном торге. Приобретенное Куприяновым имущество принадлежало суздальскому купцу 2-й гильдии Якову Семенову Захарову, было продано за долги (за неуплату по закладной 1852 г.) и включало каменный двухэтажный дом с надворным строением, дворовою и огородною землею и фабричным заведением. В комплекс фабричных строений входили каменная контора, сторожка, красильня, деревянная сушильня и деревянная на каменном фундаменте сновальня. Все это находилось в 96 квартале на набережной Ильинской улицы. Фабричное заведение было устроено Я.С. Захаровым. Однако на требование полицейского управления пояснить, в каком году и кем именно было разрешено Я. С. Захарову открыть миткалевое фабричное заведение, последний пояснить также не мог. Ему помнилось, что произошло это в 1853 или 1854 г. с разрешения губернского начальства.
В 1869 г. уездное полицейское управление предоставило строительному отделу Владимирского губернского правления сведения по ситцевому заводу суздальского купца 2-й гильдии Лукина Николая Прокофьева, который располагался в с. Торчино Суздальского уезда. Производство заключалось в белении миткаля, окраске и крахмалении ситца и пропуска его в галандру (Галандра - аппарат, состоящий из двух валов, между которыми пропускают ткань или бумагу, чтобы придать им лоск. Иногда галандрой могли называть помещение, где холст и полотна галандрят.). Лукин Н.П. просил выдать разрешение на устройство небольшого паровика для нагревания катка галандры и варки крахмала.
В строительном отделе дело рассматривалось на предмет «вредности производства для чистоты воды и воздуха, а также пожаробезопасности для селения», т. е. в «каких строениях будет паровик, как эти строения расположены относительно друг от друга и соседних строений селения».
Ситцевое заведение Н.П. Лукина находилось на берегу р. Райка в 200 саженях от с. Торчино, в 50 саженях от д. Малая Сторона, с двух сторон - луговая земля и пашня. Фабричное заведение состояло из нескольких помещений. На берегу реки располагались:
1. Заварка - деревянная тесовая (длиною 20 аршин, шириною 8 аршин) без потолка, крытая тесом. В ней - 2 котла для варки миткаля, вмещающих каждый около 300 ведер, и 3 железные коробки для крашения ситца.
2. Две избы для мытья миткаля и ситца (мерою одна 9, другая 8 кв. аршин) крытые тесом.
3. Изба для выделки миткаля (10 кв. аршин), в ней 3 деревянных чана в 3 аршина в диаметре.
Данное производство, по мнению станового пристава, вреда для экологии реки принести не могло, т. к. оно располагалось ниже селения по р. Райка.
Здание конторы, двухэтажная клеильня (низ каменный, верх деревянный) и, главное, здание, в котором помещался паровик для нагревания катка галандры, находились на улице, параллельной главной улице с. Торчино, за домом купца Лукина Н.П. Эти сооружения выходили в поле и располагались на достаточном расстоянии от крестьянских строений.
Двухэтажное деревянное здание (6 сажень 2 аршины в длину и 10 аршин в ширину, высотой 8 ½ аршин) для паровика галандры миткаля и крахмальной машины было разделено на 2 половины. Внизу первой половины была устроена печь (длиною 3 аршина, шириною 1 ½ аршина, в 2 кирпича с обеих сторон), в которую помещался паровик. Паровик для нагревания катка галандры изготовлен из котельного железа толщиной в полдюйма. Крахмал варился в сутки не более 1 часа, для нагревания катка требовалось время до 13 часов. Во второй половине первого этажа находились галандра и крахмальная машина. Верхний этаж здания предназначался для разборки товара. Вход на второй этаж размещался в середине здания и лестницу Лукин обещал сделать кирпичную.
Помощник исправника, производивший по поручению полицейского управления осмотр помещения, сообщал, что «имея в виду личные наблюдения Лукина и его сына, нельзя ожидать прямой и явной от этого устройства их здания опасности селению от пожара».
Во второй половине XIX в. крестьянство Суздальского уезда реализует права на открытие фабричных заведений. Один из примеров: с 1870 г. Логин Афанасьевич Аронов, крестьянин деревни Сокатово Кибергинской волости, содержал раздаточную контору. При ней находился красильный барок. Тканье производилось надомницами и насчитывалось до 150 ручных станов в д. Сокатово и ее окрестностях. В 1911 г. Л.А. Аронов хлопочет о строительстве при с. Кибергино каменного одноэтажного корпуса фабрики на 240 станков. Предполагалось только ткацкое производство с мотальным подготовительным отделением, без клееварки, поэтому «порчи воздуха» не предвиделось. Механизм получения разрешительных документов был следующим: Суздальское полицейское управление проводило врачебно-полицейский осмотр местности и давало заключение о безопасности строительства и производства в санитарно-гигиеническом отношении. В нашем случае осмотр произвел становой пристав в присутствии уездного врача А.П. Зверева и нескольких понятых. В заключении значилось, что фабрика располагается вне черты с. Кибергино с расстоянием до ближайших крестьянских жилых построек в 100 сажень и от реки Нерль - более 80 сажень. В виду установки нефтяного двигателя отвод отработанных вод на фабрике не предполагался, вследствие чего «порчи воды» не предвиделось. Акт осмотра давал основания строительному отделу Владимирского губернского правления разрешить открытие производства.
Подобным образом в 1911 г. рассматривалось и прошение крестьянина Петра Макарова о постройке деревянной одноэтажной ткацкой фабрики (светелки) при деревни Телепниха.
В заключение можно сказать, что вопросы пожарной безопасности и экологичности производства были одними из ключевых при рассмотрении дел о разрешении открытия текстильных фабричных заведений.


Чертеж одноэтажного здания для ткацкой фабрики (светелки) крестьянина П. А. Макарова при деревне Телепнихе Суздальского уезда. ГАВО. Ф. 40. On. 1. Д. 21531. Л. 12

Источник:
М.Н. Волкова. К ВОПРОСУ О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ТЕКСТИЛЬНЫХ ФАБРИЧНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ В СУЗДАЛЕ И УЕЗДЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в. Суздальский сборник за 2019 год. Сборник научных статей.

Промышленность гор. Суздаля

В 1830 г. открыт кожевенный завод мещан Василия и Михаила Петровичей Биркиных, в г. Суздале. В 1890 г. конный привод на 1 лошадь; 3 рабочих.
В 1832 г. открыта пестрядильная фабрика купцов Василия и Якова Яковлевичей Жинкиных, в г. Суздале. Не работает с 1887 г. Конный привод на 4 лошади, паровой железный котел. Рабочие: 9 муж., 5 малолетн.
В 1835 г. открыта пестрядильная фабрика Суздальской купчихи Александры Сергеевны Назаровой, в г. Суздале. В 1890 г. конный привод на 4 лошади, паровой котел малых размеров; рабочие: 20 муж., 5 жен.
В 1879 г. открыт колокольный завод Суздальского мещанина Петра Тимофеевича Никуличева, в г. Суздале. 2 рабочих.
В 1882 г. открыт кожевенный завод купца Павла Ивановича Кашинова, в г. Суздале. В 1890 г. конный привод на 1 лошадь; 6 рабочих.
Суздальские кожевники 2-я пол. XVIII–нач. ХХ вв.

22 сентября 1899 г. открыта Суздальская Земская образцовая кузница.
Суздальские купцы Назаровы
Суздальские медники Чичерины (кон. XVIII века)
Овчинные и терочные заведения Суздальского уезда в 1911 г.Хмелеводство во Владимирской губернии
Суздальские огородники
Город Суздаль
Категория: Суздаль | Добавил: Николай (03.12.2017)
Просмотров: 2392 | Теги: Промышленность, Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru