Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
19.11.2017
22:47
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 381

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [717]
Суздаль [242]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [181]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [100]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [52]
Гусь [46]
Вязники [121]
Камешково [46]
Ковров [132]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [83]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [71]
Религия [2]
Иваново [28]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [15]
Учебные заведения [3]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Охота – занятие древнее

Охота – занятие древнее

Статья охотника и краеведа Н. Д. Сысоева, кандидата биологических наук, начальника Госохотинспекции при Владимирском облисполкоме, посвящена охоте на полях и в лесах Владимирщины со времен князя Андрея Боголюбского и до наших дней.

Охота - одно из древнейших занятий человека; пища, одежда, материал для постройки жилья и изготовления предметов обихода — все когда-то зависело от охоты. Умственное и физическое напряжение развивало мозг и мышцы, способствовало становлению человека.
Территория современной Владимирской области занимала в прошлом центральную часть развивавшейся Руси. Здесь водились в изобилии лоси, волки, лисицы, зайцы, глухари, тетерева, куропатки и утки.
У правящей знати — царей, князей, дворян, помещиков — охота возводилась в степень особо значительных, торжественно организованных развлечений и отмечалась своими правилами, ритуалами и особенной пышностью. Для проведения такой охоты существовали дорогостоящие службы из специально обученных людей (егерей, доезжачих, борзятников, выжлятников), а также породистых собак (гончих, борзых) и даже ловчих птиц.
Правда, охота с ловчими птицами, так называемая «птичья потеха», была в основном монополией царей и князей, а знаменитая «соколиная» была не редкость и в нашем крае. Люди, которые специально занимались отловом птиц, должны были поставлять на царскую или княжескую сокольню соколов, кречетов и ястребов. Эти люди так и назывались «сокольники». Одни «сокольники» добывали птиц, а другие, имеющие свое специфическое название — «помытчики» (см. Переславские сокольи помытчики), — напускали соколов на дичь.
Владимирский князь Андрей Боголюбский любил охотиться в местечке, название которому Спас-Купалищи (место, где река Судогда впадает в реку Клязьму). В повести «О убиении Андреева» (Андрея Юрьевича Боголюбского, великого Владимирского князя) летописец сообщает: «Так же и к церкви Святого Спаса на Купалище во все дни (Андрей Боголюбский) приходил, ибо в той стороне (на устье реки Судогды) он всегда занимался охотой».
Царь Иван Грозный проводил охоту в окрестностях бывшей Александровой слободы (сейчас г. Александров).
На земле Владимирской исстари сохранились такие названия, как Всегодичи Малые и Большие Всегодичи (Ковровский район), Бобры (Гусь-Хрустальный район), станции — Волковойно, Лосево, Красная охота (Горьковская железная дорога), озеро Оленье, река Гусь и ряд других названий, созвучных с наименованием животных и птиц.
Наши предки обозначали охоту словом «ловы», а само слово «охота» появилось только в конце XV века. Такая замена не была случайной. Если «ловы» выражали мысль о желательном обилии добычи, то «охота», напротив, указывает уже на настроение, на интерес к самому процессу добывания зверей и птиц. Именно к началу XVI столетия, в связи с увеличением населения и уменьшением зверей и птиц, промысловая добыча стала отходить на задний план, а любительская, то есть «охота», все шире распространяться. Князья захватывали лучшие охотничьи угодья, а за пользование своей собственностью другими устанавливали «ловчий» налог — мехами и мясом дичи.
Мехами в ту пору уплачивали торговые пошлины, выдавались жалованья и награды должностным лицам, платились штрафы. И самое главное — меха играли роль денег.
Вначале шкурки использовались целиком, а затем их стали разрезать на куски, чтобы получить разменные «дензнаки».
Так, например, куски меха, вырезанные из головок шкурок, назывались «мордки», «ушки», «полушки», из ног — «ногаты», из шеи — «гривны».
По свидетельству иностранцев, в лесах было изобилие зверей и птиц: стоило охотнику поставить ту или иную ловушку, как в ней оказывалась добыча. Все войско Ивана Грозного при его походе на Казань в 1552 году питалось дичью.
По словам царственной книги, в наших лесах лосей было так много, что они «яко самозвании на заколение приходжаку», то есть звери, мол, сами шли «на заколение». Возможно, что автор этих строк сам был охотник, и не поэтому ли в его словах довольно заметно преувеличение.
Англичанин Фледчер в начале XVII века утверждал, что лучшие куницы шли в Англию из Сибири, Перми, Казани, Мурома, а самые большие лоси жили в муромских лесах.
По словам англичан, в конце XVI века множество бобров, шкурки которых тоже шли в Англию, обитали во второй половине XVII века на реках Колокше и Тезе.
В результате усиленного преследования лосей уже к середине XIX века их не стало.
В письменности, характеризующей реки Поль и Бужу, было сказано: «В огромных моховых лесах, окружающих эти реки, приволье всякой дичи — от медведя до зайца, от огромного глухаря до гаршнепа».
Во Владимирских губернских ведомостях за 1863 год сообщалось: «В декабре крестьянин Захаров в Гороховецком уезде убил 3 оленей и 13 лосей. Появление лосей и оленей считают из-за реки Волги».
А несколько ранее юрьев-польский натуралист Н. Дубенский писал в журнале «Сельское хозяйство»: «Необходимым следствием оскудения лесов было уменьшение зверей и птиц. Теперь нет бобров, изредка показываются лоси (в Симском бору в Юрьев-Польском уезде около Нерли и в Рожновом в Муромском уезде), горностаи, медведи, куницы и лисицы; лебеди и гуси останавливаются только на пролете весной и осенью. Зайцы в обилии водятся во всей губернии».
С конца XIX века охота на зверей, особенно на лосей и оленей, стала регулироваться законом.
Особенное увеличение численности поголовья лосей отмечалось с начала XX столетия. К этому были причины не только законодательного порядка, но и такие, как увеличение площадей молодых сосняков — зимнего корма этих животных.
А какова же численность поголовья лосей в настоящее время (1978 г.)? За последние два десятилетия лосей стало так много, что они стали заходить в города и создали опасность для автомобильного транспорта. Так, например, каждую весну два-три лося оказываются на улицах города Владимира. Что их заставляет появляться в гуще людей?
По-видимому, в мае, к моменту размножения (когда лосиха телится), мать не терпит около себя ставших уже взрослыми телят прошлого года рождения и делает все необходимое, чтобы они ушли искать себе самостоятельных путей в жизни. Как помочь заблудившимся незваным гостям возвратиться в лесные угодья? Ведь гонишь лося в одном направлении, а он не слушается и идет в другую сторону. Для этих случаев наука разработала способ временного усыпления животных. Специальной пулей, начиненной химическим веществом, стреляют в лося, и он через какое-то время засыпает. Тогда грузят его в машину, везут в лес, а там через некоторое время лось восстанавливает свою бодрость.
В сентябре 1975 года был, например, такой случай. Какой-то враг природы — браконьер — в 12 километрах от Владимира на одной из лосиных троп расставил петли из стального троса. Грибник наткнулся на бьющегося в петле крупного (с 5 отростками рогов) самца лося и сообщил об этом в госохотинспекцию. О том, чтобы просто взять и выпутать лося из петли, не могло быть и речи: лось был разъярен и бросался на людей. Тогда на место происшествия выехал старший охотовед госохотинспекции Ю. Г. Анисимов с винтовкой, выстрелил по животному специальной пулей. Лось сперва пытался крепиться, но затем присел, опустился и затих. И тут ничего трудного не представляло снять с него трос; а лось через несколько минут, почувствовав себя свободным, спокойно удалился в лес.
Бережное отношение позволило увеличить поголовье лосей в области к настоящему времени до 7 тысяч. Это уже много. Дело в том, что лось, поедая посадки сосны, приносит ощутимый вред лесному хозяйству. Поэтому из года в год количество добываемых лосей возрастает.
Как же проводится охота на лося?
Разрешение (лицензия) выдается коллективу охотников предприятия. Группа охотников (10—20 человек) едет на охоту в охотничье хозяйство и там с помощью егеря организует охоту. Охотники, вооруженные гладкоствольными ружьями 16 и 12 калибра, становятся вдоль просеки или по лесной дороге на расстоянии 100—150 метров друг от друга, а с противоположной стороны от направления стрелковой цепи в 600—800 метрах от них расстанавливаются охотники-загонщики (5—6 человек), которые во главе с егерем по особой команде начинают с криком гнать лосей на стрелков.
Охотники, получая разрешение на отстрел лося, платят за это разрешение 50 рублей. Мясо, полученное от добычи лося, распределяется между охотниками.
С незапамятных времен в наших лесах водились медведи. Но уже в конце XIX века их стало очень мало. Есть упоминание (1875 г.), что в Мещерском крае встречались медведи, которые изредка задирали коров. Отдельные экземпляры были очень крупными. В 1888 году в имении графа Уварова (село Карачарово, Муромский район) был убит медведь весом 13 пудов 22 фунта (без внутренностей, но со шкурой). Этот медведь был старый и за осень много подрал у крестьян скота. И не зря он в народе был прозван «стервятником». В 1892 году в Судогодском уезде обнаружены две берлоги. Одна оказалась пустой, но зато другая, как говорится в записках, вознаградила за все. Была убита медведица совершенно черная. Удивлялись чрезвычайной красоте ее. Но больше всего удивительно было то, что она была не с четырьмя, как обычно, а с шестью малыми, в возрасте 10—11 дней, медвежатами.
Несмотря на то, что наша область изобиловала промышленностью, а плотность населения была довольно большая, медведи, хотя и отдельными особями, но встречались здесь вплоть до сороковых, пятидесятых и даже 60-х годов ХХ столетия.
В 1944 году медведь весом килограммов на 150 был убит в Петушинском районе охотником Максимовым Василием Тимофеевичем в момент, когда косолапый забрался на пасеку и пытался полакомиться медом.
В 1946 году около сторожки Деревнищи Перовского сельсовета Вязниковского района медведица залегла на зиму в ельнике, где и была убита.
В настоящее время медведи, увы, не водятся в нашей области.
Исстари практиковалась охота на волков. Крестьяне считали этих хищников самыми страшными. Привилегированное сословие находило в охоте на волков самые сильные, приятные душевные переживания. Водили они для целей охоты по волкам борзых и стаи гончих собак. Имеется такое письменное указание в местной печати: «Низовья Ворши и Колокши, правда, изобилуют всякою дичью, но это оттого, что тут эти речки входят в Клязьминскую пойму, больших болот и крепей в этом углу нет, зато здесь раздолье псовым охотникам и тут коренной край борзятникам». С борзыми охотились и на лисиц, и на зайцев-русаков. Обычно охота на волков начиналась с напуска в лес стаи гончих, задача которых была в том, чтобы выгнать на открытые (поле, луг) места волков. Здесь их подстерегали охотники с борзыми собаками, которые, увидев волков, догоняли их и задерживали на месте. Подъезжал барин на коне к волку, закалывал его ножом, либо стрелял из ружья. Но самым большим удовольствием было «сострунить» волка, то есть связать волку морду и привезти его домой живьем. Есть у нас город Струнино. Предполагаю, что свое имя он получил именно за такой способ охоты.
Во Владимирских губернских ведомостях (№ 8 за 1873 год) указывалось, что «за последние годы» развелось много волков. А еще позднее (1876—1888 гг.) говорилось, что волков «за последнее десятилетие» размножилось до того много, что происходит от них большое опустошение. Это вынудило Владимирскую земскую управу через земское собрание принять постановление, устанавливающее премию за каждого убитого волка.
Если немного отвлечься от того вреда, который может принести волк, то надо сказать — это красивый, сильный, умный, выносливый хищник. Во все времена самой интересной, но и тяжелой охотой являлась охота на волка.
В наше советское время возможность поохотиться на волка имеет каждый охотник. Много было уничтожено волков способом подвыва на логовах. Волк, возвращаясь утром с добычи, немного не доходя до логова, начинает выть. Волчица и волчата отзываются ему: значит, можно смело идти — в логове все в порядке. Воем оглашается лес и на вечерней заре.
Семья волков ревностно оберегает свой охотничий участок (в радиусе 10—15 км вокруг логова), чтобы сюда не зашел посторонний волк. А если зайдет, то местные волки зададут ему трепку и прогонят.
Голосистых охотников специально обучали умению выть по-волчьи. Вспоминается такой случай. Около села Небылое (Юрьев-Польский район) в Косоговском лесу обитала семья волков. Много жалоб было на волков. И вот на летнюю облаву выехали из Владимира человек двадцать охотников. С ними был очень хорошо владеющий приемами подвыва Александр Федоров.
Наступил какой-то таинственный, кажется, одним только охотникам понятный момент, когда человек весь во внимании и ожидании чего-то неизвестного, непредвиденного. Группа охотников с ружьями стояла на просеке в 300 метрах от предполагаемого расположения логова волков. Егерь встал, сложил рупором ладони около рта и сперва слегка, а потом все сильнее и сильнее завыл по-волчьи. И вдруг взвыла вся стая шагах в двухстах. От неожиданности все как стояли, так и замерли, а затем, через какой-то момент, стало твориться что-то непонятное: одни побежали, другие полезли на деревья, и только егерь стоял неподвижно, растерявшись от такого поворота дела. Вся охота могла быть испорчена, если волки почуют что-нибудь неладное!
Когда возвращались из леса домой, всем было неловко. Хотя, если здраво рассудить, то ведь ничего особенного и не случилось. Кто слышал впервые вой волков, тому немудрено залезть на дерево, чтобы только быть подальше от этих хищников. На следующее утро охота прошла все-таки удачно.
Надо сказать, что волки «прославили» нашу область на всю страну и даже дальше.
В 1946 году в Меленковском районе появились волки-людоеды. Волков в ту пору везде было много, но нападали на людей только два — волк и волчица. Было семь случаев гибели детей. Окажись в ту пору дети где-нибудь поблизости от леса, и сразу могла возникнуть опасность: волки могли схватить одного из них, утащить, выесть внутренности и незаметно скрыться в лесной глуши. Люди перестали выходить из своих домов. В летнюю пору появилась угроза неуборки урожая. Пришлось мобилизовать через военкомат двести допризывников и с ними прочесать леса. Но это не принесло успокоения населению. И тогда была создана специальная бригада охотников во главе с опытным охотником-волчатником Быстрицким. Что только не предпринимала эта бригада, чтобы истребить хищников, но они уходили как невидимки.
Наконец волков удалось в одном месте «офлажить», то есть место в лесу, где лежали днем волки, было обтянуто флажками. Казалось бы, конец хищникам. Но прежде чем волкам выйти на линию стрелков, на одного из неопытных охотников выскочила лисица, и он выстрелил! Волки перепрыгнули через флажки и были таковы. Труд многих дней пропал. Позднее все-таки волки-людоеды были истреблены охотниками. Наука и сейчас не может с определенностью указать на причину столь неестественного явления, как нападение волков на людей. Ведь все звери, какие бы они страшные ни были, боятся человека. И все же наиболее вероятной и правдоподобной гипотезой является предположение, что когда-то эти волки воспитывались у людей и страх у них перед человеком пропал, а оказавшись на свободе и будучи воспитанными в искусственных, человеческих условиях, они становятся менее приспособленными добывать быстрых зверей.
Есть ли в области волки в настоящее время? Только в Муромском государственном охотзаказнике обитает семья волков, делая набеги на стада лосей, изредка угощаясь бараниной и напоминая о том, что в муромских легендарных лесах, с их соловьями-разбойниками, повсеместно обитал и здравствовал этот сильный и умный хищник.
Охотникам простого сословия всегда по душе была охота на зайца. Встанет этак раненько мужичок, возьмет свое ружьишко-шомполку и пойдет по лесам да полям бродить. Найдет на снегу след зайчишки и давай его распутывать, а заяц притаится где-нибудь в меже. Но от опытного, тем более сельского, охотника не уйдешь. Подстрелит зайчишку и тем рад. Как видно из рукописных источников, количество зайцев временами было очень велико, а вот в иные годы они как будто куда-то пропадали.
Вот что сообщал сто лет тому назад охотник Д.И. Гаврилов в статье «Топография и статистика охоты во Владимирской губернии: «Еще не так давно (года с четыре тому) во время осенних охот нередко бивали мы по 80—100 зайцев в одно поле, на 7—9 ружей, так что (это факт) приходилось нанимать подводы для отправки дичи, а теперь хорошо если придется взять по 2 зайца на ружье в одно поле».
И этот же автор в другом месте указывает: «В 1851 году в октябре месяце в шесть охот, с двумя — тремя собаками гончими, на шесть или восемь ружей мы взяли до двухсот зайцев».
Лучшими местами для зайцев-русаков были западные и северные безлесные территории, а вот беляков много было везде, и особенно в заклязьминских местах. Поговорите с муромскими сторожилами-охотниками, и они подтвердят, что во времена их молодости дичь на базары, а также и зайцы поступали возами. Однако не всегда зайцев было много. Были года, когда отмечалось массовое заболевание зайцев. Так, например, в 1897 году находили и убивали зайцев с кожными заболеваниями — в этот же год зайцев было крайне мало.
В 1891 году зайцев было мало, а лисиц много. Охотники объясняли это тем, что зайцев поели лисицы. О том, что в отдельные годы было зайцев мало, говорит и тот факт, что купец Шарыгин завозил целыми вагонами зайцев из других областей в местечко Пенкино (Камешковский район).
В XIX веке каких-либо правил охоты по зайцу не было. Охотились на зайца круглый год. Особенно варварской выглядела охота весной.
Весенние водополья, образуя множество у рек островов, сгоняли на них зайцев со всех концов пойм, и в это время охотники ездили бить зайцев на острова или, как тогда говорили, на обливы.
Любимым занятием наших охотников как деревенских, так и городских является охота с гончими собаками по зайцу. Да и то сказать, приятно однажды очутиться в осеннем звонком лесу с гончей, послушать заливистый лай собаки. Все здесь хорошо: разрумяненный осенней окраской лист, легкое тепло солнечных лучей, в меру влажный и приятный воздух и музыка... голосов гончих, преследующих косого.
Более шестисот гончих собак содержат охотники нашей области, причем каждый считает свою собаку лучшей. Ничего не поделаешь, такова уж охотничья психология. Разумеется, и имечко у каждой собаки свое, неповторимое. У гончих чаще всего встречаются клички — Добор, Бушуй, Заливай, Докучай, Трубач, Вьюга, Забавка, Найда, Песня. У лаек — Тайга, Беркут, Соболь, Белка, Норка. У сеттеров, пойнтеров — Чок, Г рей, Рем, Рубин, Альфа, Венера, Ара, Дези.
В течение года любители поохотиться на зайца добывают более десяти тысяч зайцев. Но дело, мне кажется, не в добыче, а в том просветлении души, которое переживает при этом охотник.
Лисица, белка, горностай, норка, куница, выдра всегда были в основном объектами не любительской, а промысловой охоты.
...Каково же было положение дел с пернатой дичью, ну, хотя бы сто лет тому назад? Письменные документы говорят о том, что в XIX веке было много в лесах тетеревов, рябчиков, белой куропатки, а в полях — серой куропатки. И по этим птицам охота была широко распространена. Если для тетерева и сейчас наши леса являются прекрасным местом обитания, то белая куропатка из-за осушения заболоченных торфянистых мест стала большой редкостью. И для серой куропатки наши сплошные большие массивы полей (без меж) слишком неблагоприятны. Зимой она не сможет найти корма и укрыться от врагов. Поэтому серая куропатка в настоящее время тоже является редкостью.
В XIX веке и в начале XX века наблюдалось изобилие болотной дичи — бекасов, дупелей, гаршнепов. Вот что писал Д. И. Гаврилов в 1855 году («Топография и статистика охоты во Владимирском уезде»): «Порецкая и Баскаковская поймы содержат иногда такое множество бекасов и гаршнепов, что случается расстреливать по два патронташа в одном поле». И он же пишет: «За деревнею Новою начинаются такие непроходимые крепи по обе стороны Печуги, что охота делается невозможной. Обилие долгоносовой дичи на Печуге в хорошие годы чрезвычайна». Этот же автор приводит пример: «В 1852 году, особенно изобильном дичью, мы взяли на Печуге с два неполных поля и в шесть ружей с пятью собаками, из которых три почти совершенно негодных, до 90 штук долгоносовой дичи, да вдвое столько, если не более пропуделяли и распугали». Таких мест в то время было много. Это более ста лет тому назад. Однако еще на нашей памяти примерно двадцать, двадцать пять лет тому назад болотной дичи было предостаточно.
Любителям так называемых подружейных собак (сеттеров, пойнтеров) было где погулять со своими любимцами и досыта настреляться по дупелям, бекасам, гаршнепам.
Но вот стали в массовом масштабе проводить осушительные мероприятия, и в последние три-четыре года этой некогда считавшейся «благородной» для охоты дичи стало настолько мало, что нет смысла держать собак.
Примечательно, что во Владимирской губернии пойнтеры появились в 1850 г., а сеттера в 1854 годах. Однако ружей центрального боя во Владимирском уезде в начале 70-х годов XIX столетия было всего около десятка.
Сколько же добывали охотники Владимирского уезда пернатой дичи за год? Мы приводим данные В. Сперанского.
Весною: вальдшнепов 700—1000, бекасов 1000—1500, дупелей 200—350, тетеревов 300—500;
Летом: тетеревов 1500—2000, дупелей 400—800, бекасов 3500—5000;
Осенью: вальдшнепов 200—400, гаршнепов 100—200, серых куропаток 500—1000.
Эти цифры показывают, что охота по пернатой дичи в 70-е годы XIX столетия имела широкое распространение и дичь добывалась в больших масштабах. Имеются небезынтересные данные о количестве добываемой дичи владимирскими охотниками в начале XX века. 28 членами (из 85) Владимирского общества охотников было добыто за период с 1 апреля 1910 года по 1 февраля 1911 года:
лисиц — 7, белок — 47, русаков — 53, беляков — 239, хорей — 1, глухарей — 9, тетеревов — 248, рябчиков — 28, черных куропаток — 3, белых куропаток — 5, вальдшнепов — 80, уток — 675, бекасов — 79, дупелей — 9, гаршнепов — 21, турухтанов — 5, водяных курочек — 96, коростелей — 110, кроншнепов — 5, куликов — 18, перепелов — 6, хищных птиц — 98.
Всего дичи было добыто 1841 особей, то есть на одного охотника в среднем приходится около 65 единиц добытых за год диких животных. Что это, много или мало? По сравнению с тем, сколько добывает современный охотник — это много, но... в настоящее время только во Владимире насчитывается около двух с половиной тысяч охотников, то есть почти в 30 раз больше, чем было их в 1911 году.
Основными объектами любительской охоты как в прошлом, так и в настоящее время являются заяц-беляк, тетерев, утка, бекас, вальдшнеп.
Интересно отметить, что глухарей на Владимирщине водилось много. В наше время глухарь стал обычной птицей в лесах, а в отдельных местах его стало просто много.
Таким образом, если провести сравнение численности поголовья зверей и птиц конца XIX века и по наше время, то можно сказать, что водоплавающей и болотной дичи, серой и белой куропатки стало гораздо меньше, а что касается таких птиц, как тетерев и рябчик, то уменьшение их численности, если и произошло, то в небольших размерах. Глухаря же наоборот стало больше. Такого изобилия лосей, кабанов и бобров, которое имеется в настоящее время, наша земля не видела со времен Ивана Г розного.
В связи с этим многие забросили охоту по зайцу и другим зверям и переключились на организованную охоту по кабану и лосю. Вот как меняются охотничьи привычки и пристрастия!
...В один из зимних дней известный егерь Собинского района Алексей Иванович Зотов руководил коллективной охотой на кабанов. Он определил местонахождение в лесу зверей, расставил охотников, а сам зашел с противоположной стороны и стал с криком гнать кабанов.
Как впоследствии выяснилось, егерь прошел с криком метров эдак двести, как вдруг внезапно, сбоку от себя, увидел огромного клыкастого кабана. Секач! И вот в него-то и выстрелил Алексей Иванович. По кровавым пятнам на снегу да по пучкам щетины, выдранной пулей у кабана, можно было определить, что кабан был ранен, и сильно. Однако зверь нашел силы убежать. Алексей Иванович пошел по его следу, но зверь все уходил и уходил, не показавшись егерю на глаза. И вот когда у Алексея Ивановича иссякала надежда увидеть раненого зверя, позади вдруг послышался какой-то хруст. Егерь обернулся и увидел, как кабанище идет на него.
«Наверное, это раненый кабан»,— подумал Алексей Иванович и вскинул ружье, чтобы выстрелить в него. И тут не сработала выдержка у старого охотника. Он, опасаясь кабана, поторопился выстрелить и промахнулся. По счастливой случайности рядом оказалось дерево с крепким суком, егерь, подняв ноги вверх, повис в воздухе. Кабан подскочил, фырканьем выразил свое неудовольствие и, отойдя шагов на пять от человека, лег по- собачьи на снег и, как пес, стал караулить свою жертву.
Егерь кричал что есть силы. Но охотники, думая, что егерь гонит с криком на них кабанов, не трогались с места.
Когда руки у егеря уставали и он пытался ногами коснуться земли, тут же подскакивал кабан и делал попытку напасть на него. И ему, пожилому человеку, вновь приходилось, как физкультурнику на турнике, подтягиваться на руках. И откуда только брались силы?
Наконец, охотники, почувствовав что-то неладное, пошли к егерю. Разъяренный кабан бросился на них. Агрессивность кабана вывела охотников из равновесия, и они, четверо, стреляя по бегущему на них кабану, не попали в него, и только пятый уложил его на месте.
Почему раненый зверь вместо того, чтобы убежать и скрыться, стал преследовать человека, нападать на людей? Может быть, потому, что, сильно раненный и находясь в шоковом состоянии, он утерял страх перед человеком? А, может быть, он пытался из последних сил как-то уберечь свою семью, потомство, которое находилось где-то недалеко, от приближающейся к ней угрозы?
На охоте всякое бывает... Кто знает?!
А какова же структура охотничьих организаций?
В дореволюционный период охотники объединялись в отдельные городские кружки, и каждый кружок имел свой устав, свои правила и порядки.

Общество правильной охоты

Попытки создания «Общества правильной охоты» были предприняты ещё в 80-х гг. XIX века. В 1888 г. один из авторов охотничьей газеты писал: «Года два тому назад по инициативе товарища прокурора Савицкого (ныне умершего) возникло было у нас "Общество правильной охоты" (устав его утверждён министерством в прошлом году), но до сих пор действий своих оно не открыло, да и будет ли когда действовать - неизвестно».
В 1887 г. во Владимире было основано общество правильной охоты.
В апреле 1893 г. Н. Петров из Владимира, служащий пехотного полка, писал: «В прошлом году во Владимире открылось "Общество правильной охоты". Я так обрадовался, что поспешил немедленно записаться в его члены. Не забуду, с какой радостью, единодушием мы, его члены, собрались на первое общее собрание и сколько было высказано приятных надежд... В окрестностях Владимира такие прекрасные охотничьи уголья, что ведись правильнее охота, можно было бы рассчитывать на обилие дичи, если бы не было хищнического её уничтожения. Одни из этих "хищников" в течение весны убивали на Улыбышевском болоте до 300 бекасов "на манок” и разносили долгоносиков по гостиницам, а нередко и поварам господ, власть имущих. Два брата Алексей и Игнатий убивают "на манок" и ловят пружками не менее сотни тетеревов "на брата”. В основном охотились в окрестностях Владимира крупный год с любыми собаками и по любой дичи, которая подвернётся под выстрел».
Для проведения организованной охоты в окрестностях Владимира у крестьянских общин и частных землевладельцев было арендовано 24 угодья. Были определены сроки проведения охоты. Весенняя охота открывалась с прилёта птиц, с праздника Благовещенья и заканчивалась 15 мая. Летняя охота начиналась с 12 июля, с Петрова дня, на водоплавающую и болотную дичь, а осенняя - с 1 августа на лесную и полевую дичь. Охотничьи угодья «Общества правильной охоты» находились на востоке от города, в пределах Боголюбовской и Давыдовской пойм реки Клязьмы. Остановочный пункт располагался у озера Мшаное. Это было очень живописное место, куда охотники могли собираться не только для охоты, но и для общения между собой. На озере плавал паром, на котором охотники отдыхали в вечернее время (впоследствии на этом месте были оборудованы склады для хранения боеприпасов общества охотников. Позднее по инициативе начальника управления охоты по Владимирской области Н.Д. Сысоева на этом озере была создана экспериментальная база по выращиванию нутрий - ценного пушного зверька.).
В 1892 г. председателем «Общества правильной охоты» был избран И.И. Курнавин, секретарем Б.П. Бузин, первыми членами были П.И. Шацкий, С. Хорошев, А.П. Альбицкий, И.П. Волков. Всего 39 человек. СТОИМОСТЬ охотничьего билета составляла 10 рублей в год. По тем временам это была приличная сумма.
Общество правильной охоты (1899 г.): Председатель правления – колл. сов. Александр Антонович Шагин. И. д. распорядителя охот – Александр Никол. Сомов. Директоры: Петр Иванович Невский; Александр Александр. Протасьев. Секретарь – Владимир Егорович Пестров.

В 1911 году состоялся общегубернский съезд охотников, на котором было создано второе охотничье общество - Владимирское общество охоты им. С. Т. Аксакова.
Председателем общества был избран С.П. Попов, казначеем - Н.Ф. Федоров, первыми членами были П.М. Романов, А.М. Соколов, братья С.И. и В.И. Пестовы, А.С. Богданов, К.Ф. Коноплёв, И.В. Вострухин, С.В. Боголюбов, С.Е. Фаворский. Всего на момент создания насчитывалось 67 членов. Из воспоминаний члена общества А.М. Соколова: «Я жил в те времена за отцовской спиной. Когда и, ей-богу, не помню, откуда, я достал десятку. Пожалуй, я работал в 1913 году в губернской земской управе, получал 25 рублей в месяц. В обществе я состоял только 2 года (1913 и 1914 гг.), а в январе 1915 г. был мобилизован в армию и убыл на фронт. Очень многие охотники не состояли членами общества и охотились по трёхрублёвому билету, который выдавался полицейским управлением на Муромской улице. У охотников Общества им. С.Т. Аксакова существовал значок-вензель из трёх букв - ВОО. Некоторые его носили на груди курток.
Угодья этого общества располагались к югу от города в Улыбышевской пойме реки Клязьмы. Остановочный пункт находился на Орловом перевозе (теперешний мкр. Мостострой). Его ещё называли "Лавров перевоз" по имени хозяина перевоза Лаврова Ивана Фёдоровича, который жил там в маленькой избушке. Это был суровый старик высокого роста, широкоплечий, с большой сивой бородой и с раскосыми под густыми бровями глазами. На всём участке Лаврова перевоза он держал прекрасную дисциплину одним только своим взглядом. Этот взгляд хорошо понимали и посторонние люди - рыболовы и охотники. Вот косой старик Шляпкин, живший на "Журчалке" в землянке, был страшен на вид, но выглядел всё-таки веселее, нежели И.Ф. Лавров. А как хорошо было вокруг сторожки! Место сухое, всюду ивняк, издававший в жаркие летние дни какой-то особый приятный запах. В мае-июне всюду пели соловьи. Тихо и спокойно несла свои чистые воды мимо сторожки река Клязьма.
Железнодорожный мост (он строился в то время), расположенный по соседству с Лавровым перевозом, снабжал хорошими сухими дровами Лаврова, и охотников, и рыболовов для костра. А если у рыболова или охотника не оставалось "пороха в пороховницах", то к их услугам в 3-х километрах находился трактирчик Пучкова при станции Улыбышево. Для проезда по мосту взималась плата - 5 копеек с подводы и 3 копейки - с пешехода. Охотники пользовались переправой бесплатно».
Из воспоминаний еще одного охотника - В.А. Зворыкина, вступившего в члены общества в 1917 г.: «Помню, как мы, бывало, ездили на охоту на Орлов перевоз в поезде по узкоколейной железной дороге, которая называлась "Манжуркой". Необходимо было ехать в закрытом вагоне, так как в паровозной топке использовались дрова, и из трубы по ту и другую сторону состава летели горящие искры. Никаких населенных пунктов, кроме рабочего барака на Орловом перевозе да лесной сторожки, по ходу движения поезда не было. От Владимира до моста по правую сторону тянулся сплошной лес. Подъезжая к деревянному мосту через Клязьму, поезд резко сбавлял ход и ехал с такой скоростью, что его мог легко обогнать пешеход, идущий нормальным шагом. Мост местами шатался и скрипел.

Охотничьи угодья Владимира были разделены между двумя обществами по условной границе, проходящей по дорогам: Владимир - Юрьев-Польский на север и Владимир - Судогда - на юг. Любая охота велась в радиусе 3-5 километров от Владимира. Любимыми местами были "Свиной бор", "Чёртова дыра", "Никольская заводь". Там были хорошие тетеревиные тока, много болотной дичи и обилие уток. На вальдшнепов охотились за Ямской слободой, в Петровском лесу, Птичьем овраге и Дубках. С подсадными утками весной была удачная охота на Муравкинских огородах. За зайцами ходили в Нижнюю Дуброву и Ямское поле, а также сразу за Живой мост за Клязьмой. По вечерам, с наступлением темноты, с Пушкинского бульвара гуляющие люди могли наблюдать вспышки огней, которые появлялись после выстрелов охотников в пойме реки Клязьмы. Там проходила утиная "тяга". Утки перелетали с Улыбышевской поймы в сторону Боголюбовской поймы».


Создание охотничьих обществ весьма положительно сказалось на судьбе охотничьего люда города. Они стали лучше знать друг друга, у них появились общие интересы. Стало больше порядка в сроках проведения охоты. Организовалась борьба с браконьерством. Правда, вопросы воспроизводства дичи и сохранности природных ресурсов в задачи обществ тогда еще не входили.
К 1913 году во Владимире и двух добровольных обществах уже насчитывалось до 300 членов. Создавались компании охотников по месту их жительства. Например, в Ямской слободе, которая в длину растянулась на 3 километра, жили такие охотники, как Синёв, Шпагин, Костин, Удалов. А в Солдатской слободе - Потехин, Степанов, Плотников, Погодин, Климов, Малышев, братья Поповы. В центральной части города - Баканов А.П., Второвский И.И., Павлов Н.А., Горбатов В.П., Пшеничной В.В., братья Курниковы П.А. и А.А., Курин М.С., Вострухин И.В., Взоров К.И., Максимов А.А., Казаков Ф.А., Щедритский В.П., Бушуев А.К., братья Романовы П.М. и Г.М., Макаренко В.А., Зворыкин В.А., Стриганов И.М., Богословский Н.Н., Смолин А.Н., Наумов С.А., Леонов П.Д., Альбицкий А.П., Никитин К.С. — отец известного владимирского писателя Сергея Никитина. Была необходимость общения между собой не только во время пребывания в лесу и в поле, но и в городской обстановке ...
Нарушений правил охоты тогда не было. За утками охотились с 12 июля с дворнягами, подружейными и гончими собаками. Ночью на 12 июля можно было слышать и голоса гончих, гоняющих зайца, но никто не позволял себе застрелить из-под гона зайчишку, потому что это было время запрета заячьей охоты, а во-вторых, всё равно это стало бы тут же известно всему городу и об этом толковали бы в трактире у Дарьи Ивановны.
Дисциплина в этом отношении соблюдалась. Были, конечно, и исключения. Например, охотились без билетов, т.е. браконьерствовали Рыжков Ф.Д., Костенецкий Петруха и Холодкевич Лев. А вот о Н. Рагозине не хочется и говорить. Ещё будучи гимназистом, он охотился около городской Старицы, но больше имел желание встретить кошку и влепить ей заряд. К жестокости у него была склонность с детства. Об этом рассказывали мне его приятели, которые встречались с ним на охоте. Думается, это был самородок варварства и жестокости. Об этом я также слышал и от своих старших родственников. Рассказывают, что на архиерейском валу Рагозин на глазах у гуляющей там публики застрелил из револьвера своего родного брата, якобы, по причине политических разногласий.
Не одной охотой жили владимирские охотники. У многих были и другие увлечения. Кто-то стрелял на стенде по голубям, кто-то ходил на лыжах, некоторые занимались конной ездой, а некоторые увлекались «мордобитием», т.е. были настоящими кулачными бойцами. В то время кулачные бои были распространены во Владимире, причём бойцы представляли разные районы города.
... 20 июля 1920 г. в стране был издан «Декрет об охоте», по которому охотничье дело передавалось в ведение Народного комиссариата земледелия. Во Владимире создаётся «Владимирское кооперативно- промысловое товарищество охотников», которое объединило охотников в единый коллектив, а после Великой Отечественной войны было создано Управление по делам охотничьего хозяйства при исполкоме Владимирского областного Совета депутатов трудящихся. Количество охотников во Владимире заметно увеличилось. Среди них появились и любители просто пострелять из ружья или такие, для которых охота - это, прежде всего, количество добытой дичи. Но, в основном, большая часть охотников, воспитанная на лучших традициях наших предков, осталась.

/Люди История Жизнь Природа Земли Владимирской. Верхне-Волжское книжное издательство Ярославль 1978.
Владимирская губерния
Владимирская область
Как крестьяне на лечение в Париж ездили (1886 г.)

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (21.08.2017)
Просмотров: 86 | Теги: Владимирская область, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика