Главная
Регистрация
Вход
Среда
28.02.2024
15:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [161]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирский городской водопровод

Владимирский водопровод

Организация МУНИЦИПАЛЬНОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ВЛАДИМИРВОДОКАНАЛ" ГОРОДА ВЛАДИМИРА зарегистрирована 29 января 1993 г.
Генеральный директор - Кладов Александр Владимирович (с 23 июня 2016 г.).
Адрес: г. Владимир, ул. Горького, д. 95.

Владимир стоит на реке Клязьме, которая находится совершенно вне города, подъемы от нее в город весьма длинные и довольно крутые. С устройством Московско-Нижегородской железной дороги через ее полотно пропущено было всего два проезда, так что жителям приходилось ездить и ходить за водой версту, две и более. На дорогу из центра города к Клязьме, наполнение бочки водой и обратный подъем требовалось не менее часа, и самая сильная рабочая лошадь не могла без изнурения доставлять в сутки более шести бочек.
Мысль о снабжении города водою по средствам водопровода из Клязьмы в центр города возникла давно. Первые попытки к ее осуществлению предпринял владимирский гражданский губернатор Егор Сергеевич Тиличеев. В 1857 году он открыл на сооружение водопровода подписку, давшую около 8000 рублей. К началу 1863 года Владимирское городское общество имело запасного городского капитала с Процентами более 5700 рублей и около 35000 рублей за отошедшие под железную дорогу земли, то есть всего 48000 рублей. Эта сумма позволяла начать строительство водопровода.
Разрешение на строительство водопровода было дано Министерством внутренних дел 19 декабря 1861 г.

В «общественном приговоре» владимирцев, который сохранился в областном архиве, говорится о создании под председательством городского головы Александра Андреевича Никитина «Комиссии о снабжении водою города Владимира". В марте 1863 года инженер-подполковник Журавлев составил проект, по которому «водопровод предположено провести от наплавного моста на площадь противу Дворянского Дома и отселе к торговой площади и вниз к Сергиевской церкви. На работы по смете исчислено 51133 руб. 38 коп.».
Рассмотрев проект, владимирское городское общество нашло его «не вполне соответствующим общему желанию жителей и потребностям города, а потому признало необходимым, чтобы проект был составлен вновь».
Прусский подданный Карл Карлович Дилль, имевший познания и гидравлических науках, составил новый проект водопровода к маю 1864 года. Стоимость его со всеми сооружениями была определена в 75407 руб. 38 коп. Устройство же здания для водокачки, покупка одной машины, ввод воды в город, устройство бассейна и одного фонтана стоило 44081 руб. коп.
Проект К.К. Дилля угрожал искажениями и разрушениями Золотым воротам, так как в надвратной церкви в честь Положения Ризы Пресвятой Богородицы предполагалось устроить круглый резервуар для воды вместимостью 8000 ведер. Но и городской голова, и водопроводная комиссия, и владимирцы одобрили этот проект. В рапорте начальнику Владимирской губернии отмечалось, что «Золотые ворота как будто нарочно строились для того, чтобы поместить в них резервуар для снабжения города водою». «Владимирские Губернские Ведомости» писали: «Помещение резервуара избрано, подобно как на Сухаревой башне в Москве, на Золотых воротах, которых верхний этаж будет служить центральным бассейном и от него уже будут... строиться... фонтаны... Этот дельный проект, уменьшающий значительно издержки на возведение новой башни, принадлежит... А.А. Никитину и делает ему большую честь, давая возможность употребить ныне бесполезное здание на необходимое общественное дело».
2 июля 1864 года при строительстве первого водопровода во Владимире пострадали рабочие, прокладывавшие трубы в центре города. Этот инцидент стал поводом к изменению проекта, по которому в качестве водонапорной башни предлагали использовать Золотые ворота. Был подготовлен отчет о случившемся несчастье: «…На большой дороге, у Золотых ворот, обрушившейся на 5-аршинном пространстве глубины землею сдавило в канаве, где клали водопроводные трубы, двоих чернорабочих и машиниста, из которых один (временнообязанный крестьянин Гаврила Иванов 24-х лет) через час помер». Причиной стал «грунт земли» в том месте - «самый слабый, рассыпчатый».


Проект приспособления церкви над Золотыми воротами под резервуар городского водопровода

Трагический случай рассматривался 7 июля на заседании Губернского правления. И в этот день водопроводная комиссия просила начальника губернии остановить ее ходатайство «о разрешении устроить резервуар на Золотых воротах, потому что при измерении высоты, местностей г. Владимира найдено возможным устроить резервуар на валу, находящемся в недальнем расстоянии от Золотых ворот, называемом Козловым валом». Золотые ворота были спасены.

Новое строительство водопровода началось 15 июня 1865 г.: «В прошедшее воскресенье председатель комиссии о снабжении г. Владимира водою, городской голова А.А. Никитин, известил жителей города о начатии устройства водопровода».


План города Владимира 1899 г. Водокачка на берегу Клязьмы.

При содействии Александра Андреевича Никитина 15 июня 1865 года был совершен крестный ход с чудотворной иконой Боголюбивой Божьей Матери к летнему перевозу через р. Клязьму, где состоялась закладка здания для машин и молебствие с водоосвящением. Проект К.К. Дилля предусматривал на фронтоне этого здания герб города Владимира, сделанный из алебастра.
Было построено водоподъемное каменное здание (водокачка) со службами, в котором помещалась паровая машина в 25 л.с., приобретенная в Англии и установленная инженером – капитаном А.Е. Струве. Здесь же в особом колодце был установлен фильтр для очистки речной воды.

Здание водонапорной башни было построено в 1866 г. в связи с сооружением водопровода по проекту Карла Дилля. Имела резервуар (бак) на 8000 ведер.
Всего было уложено 750 пог. сажень водоразборных чугунных труб. В центре города, напротив часовни Владимирской Божьей Матери, был устроен каменный бассейн с чугунным резервуаром, фонтаном, с кранами и трубами для разбора воды. Весьма красивые чугунные принадлежности фонтана выполнил завод Дорна в Москве. Для устройства в этом месте бассейна, очистили и выровняли местность для свободного подъезда к бассейну, и всю образовавшуюся около него площадь вымостили булыжным камнем.


Соборная площадь. Кукушкин В.Г. 1876-1881 гг.

Кроме того, были сделаны и приведены в действие три колодца в разных частях города: на Базарной площади, Студеной горе и при спуске на железную дорогу.

30 августа/11 сентября 1866 года во Владимире был пущен водопровод. Этот день с утра шел проливной дождь, а вечером дул сильный ветер. В здании водонапорной башни отслужили молебен.

Речь, по случаю молебствий при открытии Владимирских водопроводов. 30-го августа 1866 года

Слава Богу сограждане!
Благая мысль о наших водопроводах, нужда и благопотребность которых давно чувствовалась в нашем городе, и к удобствам которых мы уже успели, можно сказать, привыкнуть в самое короткое время, — эта прекрасная мысль, к общему нашему удовольствию, пришла к своему концу. Благодаря этой мысли, мы значительно облегчены в удовлетворении самой первой и насущной потребности нашей ежедневной материальной жизни. Хвала, честь и благодарность лицам, задумавшим все это дело, и возревновавшим об общей пользе и удобствах нашего города! Но воздавши справедливую дань уважения и благодарности блюстителям и ревнителям наших земных выгод и интересов, паче всего и прежде всего надо воздать славу Господу Богу, от которого исходит и начинается всякое благое дело, и без помощи которого ни один, хотя бы самый незаметный и ничтожный шаг нашего самоулучшения — совершиться не может. Таким образом, начавши дело устроения наших водопроводов с благословения Божия, с молитвой и во славу Божию, мы весьма естественно и завершаем его теперь молитвой же и благодарственным пением к подателю всех благ — Господу Богу. Иначе в православном народе и в православном городе и не делается, и не должно делаться. Потому-то конечно и не удается так итого и так часто по-видимому самых общеполезных и благих предприятий, что задумывают и начинают их не во славу Божию, не испросив, так сказать, предварительного на то соизволения Божия.
Сограждане! Сколько приятно, столько же и нужно заявить вам, при настоящем случае, от лица церкви православной, что она всегда готова сочувствовать и содействовать всякому истинно полезному нововведению и усовершенствованию, — все равно где бы оно ни происходило, хотя бы в области самых простых и ежедневных наших нужд; что она радуется всякому новому опыту общественного нашего самоусовершенствования, и призывает на него благословение небесное. Это вы и видите и слышите в настоящие минуты в церковных молитвословиях. Прискорбно встречать людей (а ныне они умножились), которые в ожесточенной и бессмысленной злобе против церкви православной, не имея сказать прямо против нее что-нибудь заслуживающее внимания, прибегают к хитрым уловкам, или просто к клеветам. Зная, например, понаслышке, что святая церковь указывает постоянно на небо, как на главную и последнюю цель человеческих стремлений, они дерзко укоряют ее в односторонности, с торжеством указывают на плодотворность многих общественных предприятий и гражданских улучшений, и в пышных фразах распространяются о великом нравственном значении всего этого для человека. Если подобные поверхностные и предубежденные люди воображают, что они делают дело, и если они полагают, что святая вера и церковь Христова отрицает будто бы нравственное значение правильно благоустроенного гражданства для людей живущих в обществе; то пусть они знают, что они слепотствуют и юродствуют в этом деле. Здесь не время и не место для подробных рассуждений об отношении успехов гражданственности к нравственному совершенствованию обществ. Достаточно, если мы ограничимся одним общим замечанием, которое впрочем будет весьма удовлетворительно для всякого здравого и непредубежденного смысла. Как верно то, что всякий новый успех гражданского самоулучшения может облегчать и расширять способы нравственного самоулучшения для общества, — потому-то конечно святая церковь и ниспосылает свое благословение на всякий таковой успех, — так с другой стороны несомненно и то, что между теми и другими успехами, между успехами гражданственности и нравственно религиозными успехами обществ не существует необходимой связи, т.е. может случиться, как и действительно бывает, что быстро успевая на пути гражданского самоулучшения, мы можем стоять, или идти назад в нравственном отношении. Вот почему опять святая церковь никогда не опускает случая предостерегать нас и внушать нам, чтобы все свои материальные и гражданские улучшения мы направляли к одной главной и истинно достойной христианских обществ цели, — к нравственному совершенству, к воплощению на земле тех великих истин, которые принес нам с неба Господь Иисус Христос.
Вот и при настоящем случае мы, как служители церкви и истолкователи ее духа, чувствуем надобность напомнить вам, сограждане, о тех многих неправильностях и уклонениях от нравственного закона, которые встречаются в нашем обществе, и прекращать и устранять которые обязано прежде всего само же общее, то, — особенно в настоящее время, когда земству дано столько простора и самостоятельности в действиях. Нам думается теперь, по случаю открытия наших водопроводов, что — вот если бы наше Владимирское общество, похвально заботясь о материальном своем благосостоянии, с благородной энергией и с христианскою любовью устремилось на подвиги своего нравственного улучшения! Занялось бы например приисканием мер к уничтожению праздношатательства и нищенства, к истреблению пьянства, — этих главных источников порока и разврата, — особенно в низших общественных слоях наших; озаботилось бы распространением христианского просвещения, облегчением средств к нему для возможно большего числа граждан и проч. и проч....
Не вдруг конечно все это может сделаться, а лишь постепенно, при неослабоом и дружном содействии всех сословий; но во всяком случае не неуместно в настоящие минуты пожелать по крайней мере того, чтобы в нас жило и укреплялось искреннее желание и стремление созидать свою общественную жизнь на нравственно-религиозных началах; чтобы в нашем древнем и богатом православною святынею городе Владимире не исчезал, а умножался и возрастал тот дух глубокого христианского благочестия, которым отличались наши православные предки; чтоб защитил нас Господь от современных тлетворных идей, при которых хотя и возможно быть может видимое и временное материальное улучшение обществ, но за то истинно здравая и правильная жизнь общественная невозможна. Да поможет нам Господь Бог исполнить в сем отношении задушевную мысль и желание нашего доблестного, православнейшего и тезоиминитого ныне Государя Императора Александра Николаевича, который путем плодотворных гражданских реформ и материальных улучшений хочет пробудить наш народный дух и поднять его на религиозно-православную высоту!
Свящ. Михаил Херасков» ("Владимирские Епархиальные Ведомости" Неофициальная часть № 18. 15 сентября 1866 года).


В центральной проходной МУП «Владимирводоканал» открыли Доску памяти Никитина Александра Андреевича.

«Комиссия о снабжении водою города Владимира» закончила свои действия, задолжав до 19000 руб. Образованная Поверочная Комиссия обнаружила в документах водопроводной комиссии частные счета А.А. Никитина, двойные расходы на те же самые работы, подложные бумаги. Некоторые члены комиссии сами поставляли материалы для строительства водопровода.
Строительство водопровода не позволило довести водопроводную воду в залыбедскую сторону города. В местах, где была проведена вода, трубы, вследствие неудачной прокладки их, беспрерывно лопались, а жители этих районов города оставались без воды. В таком состоянии дело это находилось до 1871 года.
В 1867 г. Андрей Никитич был назначен Городским Головой. Сразу при вступлении в должность его задачей стало окончание проведения водопровода.
С наступлением весны 1871 года городской голова Андрей Никитич Никитин, постоянно наблюдая за работой лично, в течение одного лета сумел добиться, чтобы воду сначала провели на торговую площадь, к церкви св. Сергия, а затем на залыбедскую сторону. На протяжении всего водопровода он исправил и укрепил старые ветви, и тем самым закончил прокладку водопровода, издержав на это дело более 26 тысяч рублей собственных средств. Вода стала поступать в город в достаточном количестве.

Вода из башни поступала в городской фонтан на Соборной площади и в 8 городских водонапорных колонок: 1) на Студеной горе, угол Дворянской ул.; 2) на углу Вознесенской и Куткина пер.; 3) у Никитской церкви; 4) на Торговой площади против 1-й Никольской ул.; 5) у дома 2-й части; 6) на Троицкой ул.; 7) у Сергиевской церкви; 8) за Лыбедью, у рощи, где подъем к Юрьевской улице (в начале современной ул. Луначарского был устроен фонтан).

При вступлении в действие городского водопровода был открыт фонтан, расположенный на Торговой площади. Фонтан имел значение водоразборного и замыкал левую сторону торговой площади, ближе к пересечению улиц 2-ой Никольской и Царицынской (ныне Гагарина) (см. фонтан в сквере у Северных торговых рядов).

Многие владимирцы провели воду к себе в дома. На каждого жителя приходилось около 5 ведер в сутки. За воду жители первоначально ничего не платили. Мягкая, желтоватая Клязьменская вода сама по себе не очень вкусная для питья, но удобная для самоваров и кушанья, иногда портилась в трубах, которые иногда засорялись.
К 1877-му году вода была в мужской гимназии, в здании Дворянского собрания, в духовной семинарии, в архиерейском доме и в новых банях.

Осенью 1879 года в зданиях женского епархиального училища устроены были водопроводы. До сих пор училище пользовалось водой частью из своего колодца, частью — привозной из Клязьмы. Вместе с домом Соленикова в 1864 году в собственность училища перешел и находившийся во дворе колодезь с обветшавшим от времени срубом и навесом, который вместе с домом и надворным строением в свое время также был возобновлен. Этот колодезь хотя и изобиловал водой, но пользоваться ею можно было не во всех случаях: для чая и приготовления пищи она не годилась; поэтому приходилось нанимать водовоза, который привозил чистую и мягкую речную воду. Но такой способ пользования речной водой оказывался крайне неудобным для целого заведения. Бывали черные дни, когда по неаккуратности водовоза или по другим причинам — училищу приходилось крайне экономить речную воду, а иногда даже совсем оставаться без воды. Бывали и такие случаи, когда приходилось пользоваться с избытком запасенной водой, простоявшей не одни сутки и потерявшей уже вкус свежести; а такие запасы, чтобы избежать недостатка, делались нередко. Отчасти поэтому, может быть, расходы на пользование речной водой сравнительно с другими училищными расходами были не малы. Так в 1-й год существования училища за речную воду заплачено было почти втрое больше, чем за все поставленные в том же году приборы и медикаменты для больницы, а в 1871 году — почти столько же, сколько израсходовано было на учебники, учебные пособия и рукодельные принадлежности. При экономии в других случаях училище, по-видимому, иногда забывало блюсти расчетливость при пользовании не дешевой речной водой: так в декабре 1868 года до отпуска учениц на Рождественские праздники израсходовано было привозной воды, которая должна была идти только на чай и приготовление пищи, всего 21 бочка, значит на каждые сутки средним числом падало до 30 слишком ведер. Недаром это обстоятельство вызвало недоумение со стороны преосвящ. Антония, который на журнале управления против этой статьи расхода сделал замечание: «Не много ли воды-то? Для чего свой колодезь?» Тогда же появилась и мысль об устройстве водопровода, но другие нужды училища как-то отдаляли осуществление этой мысли, и только уже в 1879 году, когда Преосвященным Феогностом изысканы были средства на все ближайшие нужды по благоустройству училища, указанная мысль, наконец, была осуществлена. 22 сентября 1879 года совет училища заключил условие с мастером Владимирским мещанином Феодором Воскресенским, который подрядился из собственного материала устроить к ноябрю месяцу водопровод с проведением воды из городского бассейна в жилой и классный корпус училища с тем, чтобы материал употреблялся им в дело по освидетельствовании его прочности и годности советом при участии архитектора. К назначенному сроку работы были окончены: проложено было от городского бассейна в здания училища свинцовых труб в 1 ½ дюйма толщиной на 91 саж. 1 арш. и 7 верш. по условной цене 6 руб. 50 к. с сажени; кранов от труб в разных местах зданий поставлено было 11-ть. В продолжение ноября производилась проба вновь устроенному водопроводу и составленным в начале декабря актом совет свидетельствовал, что водопровод в течение месяца не оказал никакой порчи и действовал безостановочно.
«Городской водопровод, устроенный в 60 годах, снабжает жителей кляземской водой, которая, благодаря отсутствию фильтра и запущенному состоянию труб, делается с каждым годом все грязнее и грязнее и обыватели, в особенности с тех пор, как еще обложили их платой за каждое ведро воды по 1/8 коп., сожалеют о прежде бывших хороших колодцах и о хорошей колодезной воде» (Город Владимир на Клязьме и его достопримечательности. В. Георгиевского. 1896.).

В 1899 году во Владимире было 9 фонтанов: у Сергиевской церкви, у здания 2-й части, у Куткина переулка, на Вознесенской улице, на Троицкой ул., на Студеной Горе, на Базарной площади, на Никитской площади, у дома отделения Государственного Банка.

1900 год. «Водоснабжение – через городской водопровод – из р. Клязьмы. Вода эта слегка желтоватого цвета, мягкая; к сожалению, в последние годы она начинает загрязняться и иногда становится не совсем годной для употребления, благодаря, надо полагать, многочисленным фабрикам и заводам, построенным в верхнем течении р. Клязьмы. Фильтра при городском водопроводе нет. Вода отпускается жителям из водоразборных колодцев с платой по 1/8 коп. за ведро».

В 1900 г. было построено здание отделения Государственного Банка, перед которым стоял фонтан. В 1901 г. этот фонтан сломали и перенесли на площадь (см. фонтан в парке «Липки») напротив здания Присутственных мест.
«Водоснабжение — через городской водопровод - из р. Клязьмы. Вода эта слегка желтоватого цвета, мягкая; к сожалению, в последние годы она начинает загрязняться и иногда становится не совсем годной для употребления, благодаря, надо полагать, многочисленным фабрикам и заводам, построенным в верхнем течении р. Клязьмы. Фильтра при городском водопроводе нет. Вода отпускается жителям из водоразборных колодцев с платой по 1/8 коп. за ведро» (Историко-статистические сведения о некоторых местностях Владимирской губернии. Владимир. Типо-Литография Губернского Правления. 1901.).
Член Владимирской городской управы Сомов Николай Николаевич, будучи заведующим городским водопроводом, рассчитал: городской водопровод ежедневно подавал до 40000 ведер воды. Из них 4000 ведер выделялось бесплатно войскам, бедным жителям и некоторым благотворительным учреждениям. Таким образом, за плату должно было отпускаться ежедневно 36000 ведер воды.
Из этого количества, судя по расчету получаемой городом платы, около 9400 ведер воды расходовалось в промышленных и торговых заведениях с платой по 1/4 коп. за ведро. Денег получалось в среднем ежедневно 23,5 рубля. Остальная вода - 26600 ведер - должна была отпускаться в разные места города по цене 1/8 коп. за ведро на 33 рубля 25 копеек ежедневно. Всего же город должен был получать за воду ежедневно 56 руб. 75 коп., то есть 20713 руб. 75 коп. в год.
На самом деле в городской бюджет от продажи воды поступало всего 14000 руб. в год. Таким образом, город лишался ежегодно более 6000 руб. дохода. Причина была примерно такой же, как и сегодня - отсутствие постоянного и правильного контроля за отпуском воды как в дома обывателей, имевших водопроводные ветви, так и из водоразборных городских колодцев.
В те годы водомеры были установлены лишь в торговых банях Куликова, Баснева, Кирьянова, в мужской гимназии, Мальцевском земском ремесленном училище, на епархиальном свечном заводе и в домах Васильева, Корицкого и Шабалина. В остальных же 74 зданиях, имевших водопровод, вода бралась за плату по соглашению. Выражаясь современным языком - по тарифу.
При городских водоразборных колодцах водомеры также отсутствовали. Поэтому там были возможны - и происходили - злоупотребления. Не раз случалась продажа воды сторожами колодцев за деньги, а не по установленным на получение воды из водопровода маркам. Деньги присваивались и до городской казны не доходили.
Единственным решением для устранения этих злоупотреблений, для правильного учета воды, отпускаемой по водопроводным линиям, по мнению Сомова, могла быть установка водомеров. Николай Николаевич сделал расчеты на предполагаемые работы.
Так, на установку счетчиков воды при городских водоразборных колодцах городу потребовалось бы потратить единовременно до 2200 руб., а также пришлось бы еще расходовать ежегодно до 300 руб. на содержание контролера за водомерами.
При водопроводных линиях в обывательские дома и в учреждения водомеры должны были ставиться за счет этих учреждений и владельцев самих домов. То есть весь расход покрывался бы с избытком.
24 мая 1902 года Сомов Николай Николаевич обратился в городскую управу с заявлением, в котором весьма обоснованно предлагал установить водомеры, то есть счетчики воды, в домах, подключенных к городскому водопроводу. Он подсчитал, что «из сопоставления количества ежедневно подаваемой городом водопроводной воды, с той суммой, которая получается от продажи воды, ясно видно, что городское управление ежегодно недополучает крупную сумму за отпускаемую из водопровода воду». Причиной такого явления, по его мнению, служило отсутствие контроля за отпуском воды как в домах обывателей, имевших водопроводные ветви, так и из водоразборных городских колодцев. В зданиях с водопроводом вода бралась за плату по соглашению с городской думой, то есть, выражаясь современным языком, по установленному тарифу. Единственно верным решением для правильного учета воды, отпускаемой в разные места по водопроводным линиям, по мнению Сомова, могла быть установка водомеров.
26 мая доклад Николая Николаевича рассмотрела городская Дума. На основании постановления городской думы от 29 мая 1902 года, городской управой было предложено «в целях правильного учета воды, отпускавшейся из городского водопровода по водопроводным линиям, проведенным в дома частных лиц и учреждений», владельцам этих зданий поставить не позднее 1 сентября 1902 года за их счет водомеры системы Фраже.
С этого же времени предполагалось брать в доход города плату за воду по показанию водомеров. Было и предупреждение, что при нежелании подчиниться этому распоряжению городской думы, водопроводные сети будут закрыты.
Для сокращения расходов по приобретению водопроводов управой было предложено свое посредничество по покупке их всем тем, кто обязан был ставить водомеры.
Далее оперативно сделали запрос в Москву, в фирму, торговавшую водомерами Фраже. Уже 17 июня 1902 года из Москвы во Владимирскую городскую управу пришел ответ: «Согласны поставить Вам поршневые водомеры системы Фраже 16 штук для будок (т.е. водоразборных колодцев) и около 85 штук разных калибров для частных домов, ввиду общего заказа около 100 штук со скидкой 15%, при расчете в феврале 1903 года за водомеры для будок и не позже сентября 1902 года за водомеры для частных домов».
Фирма сопроводила свое письмо и отзывами о работе водомеров. Их было много - из Москвы, Курска, Ярославля, Твери, Харькова, Самары, Тамбова. Судя по ним, водомеры Фраже работали «вполне хорошо».
Далее был составлен список лиц и учреждений, обязанных иметь водомеры с показанием стоимости последних. Среди них здания духовной семинарии, губернатора, Дворянского собрания, земской управы, Николо-Златовратской церкви, частные дома В.Г. Столетова, М.П. Кнопфа, А.А. Протасьева, Д.К. Советкина и др.
В это же время решался также вопрос и о проведении водопровода в только что построенное здание родильного приюта на Спасской улице. Городские власти дали добро, разрешив бесплатное пользование водой, при единственном условии - «в целях правильного исчисления расхода воды из городского водопровода» на средства приюта надо было установить водомер Фраже. Таким образом, с лета 1902 года на всех вновь появлявшихся водопроводных линиях в городе обязательно должны были устанавливаться счетчики воды за счет пользователей.
2 сентября 1902 года Владимирская городская управа в своем докладе просила разрешения гордумы на «отдаление срока» обязательной постановки водомеров в зависимости от времени получения управой выписанных ей водомеров.
Далее в докладе говорилось: «Заказанные ею (управой) водомеры в скором времени будут получены, затем ныне же будет сделан заказ и о немедленной высылке остальных по поданным заявлениям 14 водомеров, и установка всех этих 67 водомеров не задержится на долгое время. Что касается 5 лиц, управа полагала бы обязать их поставить водомеры не позднее 1 января будущего года, о чем им и объявить с предупреждением, что в случае неустановки ими водомеров к указанному сроку водопроводные ветви при их домах для пользования водой будут закрыты».
Разрешение управа получила. С небольшим опозданием, но счетчики воды в городе установили повсеместно.
В итоге нововведение значительно увеличило сбор за воду. Если в 1901 году собрали 13334 рубля, то в 1904-м г. казна пополнилась уже на 19234 рубля.


Старая водонапорная башня

Здание водонапорной башни модернизировалось в 1912 г. по проекту С.М. Жарова. Буквы «А.С.» на кирпичах здания бывшей водонапорной башни, а ныне музея «Старый Владимир» - это инициалы владельца одного из владимирских кирпичных заводов - Адольфа Студзицкого.

Городской голова Сомов Николай Николаевич (1905—1917 гг.) особое внимание обращал на городское строительство и благоустройство, уделял большое внимание развитию народного образования и здравоохранения. Его заботами были построены новые линии городского водопровода и устроен фильтр для очистки водопроводной воды.
В годы Первой мировой войны обострилась проблема городского водоснабжения. Владимирская водокачка имела два двигателя, рассчитанные на подачу до 200 тысяч ведер воды в сутки. До войны обычно работал один двигатель, а второй был запасным. С 1915 года, когда население в городе почти удвоилось и большим количеством воды стали пользоваться расквартированные в городе войска и лазареты для воинов, безостановочно стали работать оба двигателя. Из-за нагрузки один из них поломался, и в городе начались постоянные перебои с водой.
Городским управлением был заказан новый двигатель. В сентябре 1915-го г. Коломенский машиностроительный завод изготовил и сдал его для отправки во Владимир на железнодорожную станцию. Но своевременно груз не отправили. Губернский инженер в докладе губернатору Крейтону, обеспокоенному чрезвычайной ситуацией, отметил как отрицательный момент длительность переписки управы по поводу покупки двигателя. Губернатор обратился за разъяснениями к Сомову. Николай Николаевич на замечание инженера ответил, что «управа и в дальнейшем будет во всех важных вопросах выносить решения только после всестороннего и подробного освещения дела, так как управа полагает, что это единственный путь, приводящий к правильному решению вопросов».
«Городской водопровод. Наблюдающий инженер — инж.-мех. Федор Федор. Курицын. Техник — Алексей Лаврент. Борисов» (Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1916 год).

23 июня 1917 г. с утра закрыт водопровод,- сломалась на водокачке машина.
«В ночь с 7 на 8 августа 1917 г. на городской водокачке будет приступлено к работам по исправлению и чистке приемного колодца, вследствие чего вода на водоразборные будки и в домовладения 8 числа подаваться не будет. Предупреждая об этом граждан гор. Владимира, Городская Управа приглашает их запастись на время исправления фильтра необходимым количеством воды заблаговременно» (газета «Старый владимирец», 5 августа 1917).
Фильтры были выброшены в 1919 г. при установке нового насоса, вода стала подаваться в город без очистки.
«Лопнул машинный вал 50-ти сильного двигателя «Дизель» на водокачке. Поломка вала может произойти только от неправильности расчета, когда нагрузка значительно превышает движущую силу. Мало того что такими поломками наносится громаднейший убыток, приводится в негодность ценное народное достояние, такие поломки угрожают жизни рабочих, приставленных для ухода за двигателем. Поэтому дело это является крайне серьезным. К сожалению, в данном случае виновных пока не оказывается. Заведующий водокачкой т. Борисов — не инженер «поэтому» ответственности за поломку нести не может…» («Призыв», 12 апреля 1921).
«Угроза холеры.
«Не пейте сырой воды» — начинает у нас на Владимире звучать злой иронией. Кипяченой воды у нас достать так же трудно, как и хлеба. Есть вольные чайнушки, где за 3 стакана кипятка приходится платить 200 руб.; такая цена, пожалуй, не под силу будет и иному спекулянту, если зайти туда не один раз, а про рядового обывателя или кр-ца и говорить нечего.
Да и не только кипяченая, но и сырая вода достается у нас с очень большим трудом. Дело с водоснабжением обстоит из рук вон плохо и это уже не первый год.
Пишущему эти строки приходилось наблюдать в прошлом году летом такую картину. За город, в казармы вода не подавалась из водопровода, приходилось подвозить бочками. Этой воды едва хватало для варки пиши, и сырую воду кр-цы разыскивали, как драгоценность.
При таких условиях, люди, отлично сознающие и понимающие всю важность противохолерных мер, полагаются на русское «авось», что же говорить о тех, которые по своей темноте или незнанию совершенно не придают значения этим мерам.
Распространение холерных заболеваний можно поставить в полную зависимость от состояния нашего водопровода, если будет вода, то Горсовету и в частности секции здравоохранения в первую очередь придется озаботиться устройством гигиенических чайных, постановкой баков с кипяченой водой на площадях, улицах и вообще в местах скопления народа. Вместе с тем необходимо посредством плакатов разъяснить населению, что сырая вода является главнейшим распространителем заразы в виду полной загрязненности наших рек (достаточно вспомнить Московскую Яузу).
Опыт прошлого (Нижегородская ярмарка. Петроград) достаточно ясно указывает на то, что если эти меры принимаются заблаговременно и население вполне обеспечено кипяченой водой, эпидемия сходит на нет.
Недостаточно сказать: «не пейте сырой воды», надо сделать, чтобы население пило кипяченую воду» («Призыв» 26 апреля 1921).
«18-го мая 1921 г. в 5 час. вечера назначено было заседание Горсовета. По предложению председателя т. Монахова все собравшиеся члены вместе с Владимирской организацией Р. К. П. отправились на субботник. Надо было перевезти 120 сильный двигатель Дизеля с бывшей Беловской фабрики на водокачку. В 6 часов вечера все уже были на фабрике, часа три пришлось употребить, чтобы погрузить части двигателя на вагонетки из под автомобиля. Около 10 ч. вечера под звуки оркестра музыки, при наличии одной людской силы, груз благополучно был доставлен на водокачку. По словам одного товарища, участника в субботнике, работа шла замечательно дружно.
Так коллективный труд побеждает разруху.
19-го мая коммунисты же и члены Горсовета перевезли следующие части Дизеля. Работы хватит еще на 2—3 субботника» («Призыв», 21 мая 1921).
«Как плачевно обстоит дело с водокачкой г. Владимира, известно каждому. Наша ахиллесова пята - отсутствие техники как нельзя более ярко сказывается и здесь. Не имеется элементарных технических приспособлений как, напр. фильтра, без чего, ясно, не может быть и речи об очистке воды. А между тем не мешало бы помнить, что нефильтрованная, загрязненная вода — рассадник всевозможных заболеваний. До сих пор не отремонтирован локомобиль, почему не представляется возможным произвести испытание котлов. На это обстоятельство неоднократно указывалось Губохрантрудом Угоркоммунотделу. Нет центрального водомера, приемный колодезь не чистился целый ряд лет, тогда как необходима ежегодная чистка. Нельзя не отметить и отсутствие систематического осмотра и ремонта водопроводной сети. Какие же меры принимались к упорядочению такого важного вопроса, от которого зависит водоснабжение всего города? Вот тут то и нашла коса на камень. Угоркоммунотдел никак не может договориться с приглашенным «на особых условиях» заведующим водокачкой по вопросу о плате работ по восстановлению водокачки и необходимом для этого штате. Угоркоммунотдел нашел план работ, выработанный заведующим водокачкой, слишком дорогим и намечает свои штаты, которым не справиться даже с текущей работой, не говоря уже про специальные, как напр. 250 водомеров, которые требуют приблизительно 75 проц, ремонта с заменой частей. Печальное положение еще более усугубляется мертвой неподвижностью аппарата Угоркоммунотдела. Вот один из характерных случаев. На водокачке перед пуском машины требовался асбест, и требование на него ходило по инстанциям Коммунотдела около 10 дней. Машину без асбеста пустить было нельзя, но, чтобы не оставить город без воды, паровую машину все же пустили в ход. Ко всему этому еще нужно прибавить несвоевременное и неполное снабжение работников водокачки жалованьем и пайком, спец-одеждой и даже необходимыми санитарными принадлежностями при работе, как полотенце и мыло, и картина будет полная. Несогласованность между заведующими Угоркоммунотделом и водокачкой привела к тому, что последний, по его словам, два месяца ничего не делает. Работа стоит, и неизвестно, когда начнется, а время уходит. Невольно на память приходит Крыловское: «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет, и выйдет из него не дело, только мука».
Крысаков» («Призыв», 9 июня 1922).
«Владимирская водокачка имеет двухступенчатую систему подачи воды: из р. Клязьмы на водокачку и из водокачки в водонапорную башню. Машины отремонтированы и находятся в удовлетворительном состоянии. Ежесуточная подача в город воды равняется 9000 ведер, что вполне удовлетворяет спрос учреждений и населения на воду. Труд рабочего персонала водокачки последнее время оплачивается по 2-й группе тарифных ставок, с октября же месяца заключается коллективное соглашение» («Призыв», 26 октября 1922).
В 1923 году газета «Призыв» писала: «На Городской водокачке отремонтирован капитально двигатель «Вестенгауз» и начат ремонт локомобиля. Не лишнее добавить, что содержание водокачки в августе месяце дало огромный дефицит – до 95 проц.; в сентябре месяце – доходность от воды хотя и выразилась в 413 т. руб., однако недобор все же достиг 25 проц.».

«Оставшееся нам после империалистической и гражданской войн водоснабжение города Владимира находится ныне в полуразрушенном состоянии. Значительная опасность угрожает всему водопроводу от того, что р. Клязьма проделала себе новое русло, и водопровод рискует остаться на сухом берегу. В настоящее время коммунотделом сделаны три плетневые заграждения по указанию и под руководством Г.З.У. Весной между этими заграждениями будет сделана засыпка землей.
Сама водопроводная станция устарела и пришла в значительную ветхость. Фильтры, рассчитанные на 100 000 ведер воды в сутки, не действуют с 1920 года, вследствие потребовавшегося тогда расширения станции. В настоящее время вода подается в город нефильтрованной. Устье приемной трубы находится у самого берега; сваи, охраняющие ее от загрязнения, сгнили. Отстойник устроен очень не гигиенично. Внутренняя облицовка его из цемента отпала, верхнее перекрытие перегнило. На территории самой станции находятся два отхожих места, выгребы которых можно считать вполне проницаемыми для нечистот.
Одно отхожее место находится в расстоянии приблизительно 7 саж., а другое в расстоянии 12 саж. от отстойника. Водопроводная сеть в городе тоже износилась и требует капитального ремонта.
Химико-бактериологическая лаборатория постоянно находит как в клязьменской, так и в водопроводной воде кишечную палочку, а это показывает, что вода загрязнена испражнениями.
Следует упомянуть, что коммунальному отделу удалось уже значительно улучшить дело.
Тем не менее с санитарной точки зpения настоящее состояние водопровода совершенно не допустимо, ибо угрожает населению появлением целого ряда остро заразн. заболеваний (брюшной тиф, кровавый пoнoc и др.) и значительно понижает качество питьевой воды из-за присутствия в ней ила и грязи.
Санитарная комиссия, бывшая в июне 1924 г., сделала необходимые указания. В настоящее время городом ведутся работы по переустройству водоприемника, на что составлена смета.
Стоимость затрат на переустройство водопровода выразится приблизительно в сумме 300 000 р. и никоим образом не может быть покрыта из текущих приходов водопроводной станции. Поэтому средства на улучшение водоснабжения необходимо находить другим способом. Ввиду того, что реорганизация водопроводного дела коренным образом улучшит санитарное состояние города, есть надежда получить некоторую сумму в качестве пособия от Наркомздрава, на большую же часть суммы придется хлопотать долгосрочную ссуду. Все эти расходы потребуют от УИКа большого финансового напряжения. Поэтому все учреждения, имеющие задолженность водопроводу, должны считать своей обязанностью ликвидировать ее для собственного же блага» («Призыв», 29 января 1925).
«Установка нового водоприемника на Клязьме. Управление коммунальных предприятий преступило к установке нового водоприемника на Клязьме взамен разрушившегося старого.
Последний давал в виду плохого состояния загрязненную воду, т.к. установлен был у самого берега.
Новый водоприемник установлен будет посредине реки, где быстрое течение, отчего вода в городском водопроводе должна значительно улучшиться» («Призыв, 7 февраля 1925).
«На влад. городской водокачке 22 июля была проба двигателя коломенского завода. Когда пробу кончили, нужно было накачать в баллоны воздуху. Заставили качать машиниста. Прежде, чем накачивать воздух, надо было произвести ремонт, записанный в книге ремонта машинистом еще 25-го февраля. Ремонт однако сделан не был… Когда машинист вставил конец трубки в баллон и стал качать воздух, неожиданно раздался взрыв и трубочка полетела кверху. Она была протянута под канатом, которым и задело ее… Одним концом задело машиниста, которого чуть не захватило канатом. Попади же он в него, его бы изуродовало…» («Призыв», 30 июля 1925).
«Работа водоразборных будок. Водоразборные будки во Владимире в течение суток работают только крайне ограниченное число часов. В остальное время дня и ночи они заперты. Это происходит в виду того, что ради экономии горисполком сократил до минимума число сторожей. В результате такого порядка у будок скопляются громадные очереди в ожидании прихода сторожа и открытия крана. Во время пожаров, в особенности в ночное время, негде взять воды. Так было во время пожара в М. Ременниках и в Солдатской слободе.
Подобное положение нельзя не признать совершенно недопустимым, если принять к тому-же во внимание, что городской водопровод дает не убыток, а значительный доход и грошовая экономия на сторожах не может ничем быть оправдана.
Этот вопрос рассматривался в заседании президиума горсовета по докладу тов. Павлова. Президиум постановил: просить президиум УИК-а урегулировать данный вопрос посредством увеличения смены дежурства» («Призыв», 6 августа 1925).
«Свои законы вводят сиделки городских водоразборных будок. В интересах их, а не горожан. Так, чтоб поменьше было работы, они отказываются выдавать водяные марки на сумму менее 5 коп. Ну, а если в доме осталось 1 или 2 копейки, то значит сидеть надо без воды (Практикуется это в будке у Немецкой кирхи и других)» («Призыв», 3 дек. 1925).
«Вследствие заметок в «Призыве» о порче городского водопровода и оставлении города без воды, народным комиссариатом внутренних дел был командирован во Владимир специалист-инженер для обследования состояния водопровода и причин, вызвавших поломку машины.
Инженер произвел подробное обследование всей водопроводной линии и взял с собой при отъезде в Москву воду для производства анализа.
Между прочим инженер пришел к убеждению о необходимости скорейшего устройства во Владимире фильтра.
О состоянии водопровода им будет сделан подробный доклад наркому внутренних дел т. Белобородову.
В результате доклада, ожидается скорейшее разрешение дела в коммунальном банке об отпуске ссуды на постройку фильтра и коренное улучшение состояния водопровода» («Призыв», 7 февраля 1926).
«После поломки на городской водокачке, вызвавшей прекращение подачи воды в город, губпрокурор дал распоряжение о производстве следствия.
Выяснено, что в действиях обслуживающего персонала водокачки преступления не было. Особой технической комиссией, путем лабораторного исследования, установлена внутренняя трещина коленчатого вала, послужившая причиной остановки работ.
Командированный в Москву представитель коммунального треста не мог приобрести подходящего по размеру вала, за отсутствием такового. После чего, весь наличный персонал водокачки приступил к установке второго, разобранного для ремонта мотора. И в течение 52-х часовой беспрерывной работы, мотор был собран и вода была пущена.
Одновременно комиссией установлена невозможность немедленного приобретения фильтров, которые обойдутся примерно в 200 тысяч рублей. Такой расход, при современном состоянии денежного бюджета водокачки, может быть осуществлен лишь при условии субсидии со стороны главного управления коммунального хозяйства, перед которым и возбуждено соответствующее ходатайство» («Призыв», 17 февраля 1926).
«Отремонтирована городская дезинфекционная камера. Ремонт обошелся в 830 рублей.
Хлорирование воды на владимирской водокачке производится под наблюдением санитарно-бактериологической лаборатории.
На реке Клязьме, против городской водокачки, предполагается построить водонаправляющую каменную дамбу» («Призыв», 23 апреля 1926).
«Состояние водопровода. Вода в городе обеззараживается сейчас путем хлорирования. В ближайшее время намечается коагулировать (очищать ее от мути) и приступить к установке фильтра, который будет закончен или к концу осени или к весне будущего года» («Призыв», 19 мая 1926).
«Установка водоизмерителей.
В среднем за месяц, городской водопровод подает для города около трех миллионов ведер воды. Из этого количества, коммунальному тресту удается учесть только 1.200.000 ведер. Следовательно, около 60 процентов воды тратится вне всякого учета. Это объясняется, главным образом, ветхостью домовых водопроводов и уличных магистралей, что вызывает утечку воды. Но большую роль в этой «пропаже» играет, конечно, также и бесхозяйственное пользование водой самого населения и неточный учет отпуска воды.
Коммунальный трест, в целях правильного учета расхода воды, предполагает во всех домовых водопроводах установить водомеры.
Трест уже обратился в горсовет с просьбой издать обязательное постановление по этому поводу» («Призыв», 24 августа 1926).
«В виду того, что часть водоразборных будок дает убыток, горсовет постановил заменить их водоразборными колонками. Тариф на воду установлен такой. С лиц, имеющих водопроводы в домах, будет взиматься: с торговцев — 5 коп. за ведро, с ремесленников и членов профсоюза 1 коп. С пользующихся же водоразборными будками и колонками — плата полкопейки за ведро» («Призыв», 31 августа 1926).
«Для удовлетворения нужд граждан в городе имеются следующие коммунальные предприятия, объединяемые Коммунальным Трестом: электростанция, водопровод, бани (№ 1 и 2), скотобойня и ассенизационный обоз.
В настоящее время водопровод имеет оборудование: локомобиль в 35 л.с., обслуживающий насосы 1-го подъёма (центробежные) и динамо; дизель в 120 л.с. для насосов 1-го и 2-го подъёмов и дизель в 50 л.с. для насосов 2-го подъёма; 2 насоса центробежных 1-го подъёма с часовой производительностью - один 90 куб. метр. и другой 221,4 куб. м. и 2 насоса плунжерных 2-го подъёма с часовой производительностью - один 101 куб. м. и другой 85 куб. м. Рабочих по водопроводу 48 чел. и служащих 2. Вода подаётся с водокачки на Клязьме в водонапорную башню, находящуюся на Козловом валу и имеющую 2 резервуара с ёмкостью: один в 200 куб. м. и другой в 180 куб. м.; отсюда вода расходится в сети водоразборов, которых насчитывается 17 и 3 колонки. Средняя суточная подача воды 1250 куб. метров, а всего в 1925-26 г. подано 533 000 куб. м. Из них учтено 299 414 куб. м., не учтено 233 586 куб. м. (44 проц.). Средний общий расход в сутки на 1 жителя 0,035 куб. м. Длина проездов, обслуживаемых водопроводной магистралью, 20,75 км. (70 проц. города). Число владений, присоединённых к водопроводу - 250; число водомеров 106. Себестоимость 1 куб. м. поданной воды 15,22 коп., продажная цена 20,07 коп. Себестоимость 1 куб. м. учтённой воды 27,9 коп., продажная цена 36,1 коп.
Весь доход по водопроводу за 1925-26 г. выразился в 107 301 руб. (с дебиторами), расход на отопление, ремонт и зарплату 81119 руб.
Ha-ряду с правильно организованным водоснабжением в виде водопровода в городе имеется значительное количество струбных колодцев, находящихся по окраинам и в районах наиболее доступного получения грунтовых вод.
Интересно кстати отметить наличие во Владимире единственного трубчатого артезианского колодца (бурового) при спиртоводочном заводе, устроенного в целях водоснабжения завода и имеющего громадную глубину. К сожалению, самоизливающаяся из колодца вода оказалась настолько жёсткой, что ею не пользуются ни для питьевых, ни для промышленных целей» (Иванов А.И. Город Владимир на Клязьме. 1927 г.).
В 1926-1927 гг. был установлен фильтр системы «Джуэль» и построена новая станция производительностью в 200 000 ведер в сутки.
В 1928 г. был составлен проект реконструкции и расширения водопровода с затратой 2777,8 тыс. руб., но за отсутствием средств проект несколько лет не получал осуществления.
«Горводопровод нанимает специальных рабочих для очистки зимой водоразборных колонок и пожарных колодцев, платит каждому рабочему по 60 — 100 р. Но выплачивая деньги, горводопровод на этом и успокаивается. Как рабочие работают — это его нисколько не интересует. Работают же они из рук вон плохо. Колонки от льда не очищаются. Пожарные же колодцы возле колонок настолько обмерзли льдом что нельзя даже определить, где они находятся. В случае пожара, потребуется несколько часов, чтобы колодец разыскать и расчистить лед» («Призыв», 1 февраля 1933).
«Рабочие водопровода, в количестве 11 человек, взято обязательство по посадке фруктовых деревьев при здании водопровода выполнили. Организовав субботник имени седьмого съезда советов, они посадили 18 яблонь и шесть кустов смородины» («Призыв», 27 октября 1934).
Старый городской водопровод был рассчитан на 15 тыс. жителей. К 1934 г. население города возросло в 3 с лишним раза, водоносная станция осталась в прежних размерах. Средне-суточная потребность города в воде 1300-1500 куб. метров, в часы дневного разбора воды (от 10 до 1 ч. дня) город берет до 200 куб. метров в час, что приводит к тому, что резервуар водонапорной башни опустошается на 50%. Это создает опасность в противопожарном отношении (История пожарной части г. Владимира).
Отдельные мероприятия по улучшению работы водопроводной сети (на это за 4 года было затрачено 36 000 тыс. руб.) не могли существенно улучшить работу водопровода. Перед городом стоит неотложная задача полной реконструкции водопровода.
В 1939 году на строительство водопровода было вложено 270000 рублей, в 1940 году – 867000 рублей, в 1941 году – 1183000 рублей.
«Дела конторы «Водоканалстрой»
В конце января начальник конторы «Водоканалстрой» Хромов предъявил бухгалтеру конторы к оплате наряды за составление технических смет, на общую сумму в 1354 рубля. Наряды юридически были оформлены правильно. Автор заполнил в нарядах задание и выполнение, утвердил наряды и наложил резолюции об уплате. На одном из нарядов есть подпись мнимого составителя сметы С. Однако, на одном наряде автор забыл написать или не подобрал подходящей фамилии, кому именно выдан наряд. Это обстоятельство невольно заставило подумать о реальности нарядов.
Я вызвал указанного в одном из нарядов составителя сметы С. Он прямо заявил, что смету не составлял, а просто по просьбе Хромова подписался на наряде. Вызвал я также второго мнимого составителя сметы П. Он написал на наряде, что работа им не выполнялась и что его фамилия просто случайно избрана автором нарядов.
Налицо — подлог, с целью незаконно получить государственные средства.
Подобные факты не являются единственными в конторе «Водоканалстрой». У горе-руководителя конторы Хромова за прошлый год есть недостача строительных материалов на десятки тысяч рублей. При чем, эта недостача главным образам идет за счет материалов, которые на строительные работы в 1940 голу совершенно не расходовались. В течение года эта недостача была завуалирована — со счета недочетов отнесена на счет материалов в пути. Хромов везде в городских организациях заявляет, что дела в конторе идут благополучно. На самом же деле этого нет. Работой конторы Хромов не руководит. Все, что он делает — это за счет реконструкции водопровода получает гарантийную ставку и меньше всего думает о реконструкции водопровода. Пользуясь бесконтрольностью со стороны горкомхоза, Хромов переключился главным образом на «гребешки». Он под видом составления смет получает в разных местах деньги. Так, например, он ведет работу по наружному водопроводу в мелькомбинате № 1, там он получил за составление сметы 648 рублей, ведет работу по оборудованию отрезвителя и т. д. При чем, всем этим работам только положено начало, конца же не видно. Заказчики обивают пороги конторы, просят закончить работы, но Хромов не торопится — деньги он получил и теперь заключает договоры с новыми заказчиками, от которых также будут деньги. Не пора ли пресечь антигосударственные поступки Хромова?
Главный бухгалтер конторы «Водоканалстрой» В. Петров» («Призыв», 2 марта 1941).
«Хромов только за 9 месяцев 1940 года допустил перерасход средств по административно-хозяйственным расходам в сумме 25.900 рублей. Он систематически нарушал единые государственные расценки на строительные работы.
Решением бюро ГК ВКП(б) за допущенные злоупотребления в работе и использование служебного положения в личных корыстных целях Хромов исключен из рядов ВКП(б).
Горпрокуратура привлекает Хромова к уголовной ответственности по ст. 109 УК» («Призыв», 8 марта 1941).
«Реконструкция водопровода. В текущем году намечены значительные работы по улучшению водопроводного хозяйства города.
На главной магистрали, идущей к заводу, будет устроена перемычка, что увеличит подачу воды на улицы Б. Московская и им. Фрунзе. Такая же перемычка намечена на магистрали по улице III Интернационал с включением в кольцо улиц Кремлевской и Подбельской. Водоснабжение этих улиц в результате улучшится. На Гражданской улице вновь проводится линия.
Восстанавливается регентское хозяйство (для очистки воды). После капитального ремонта пускаются два фильтра.
Д. Сидоров, директор горводопровода» («Призыв», 12 апреля 1944).

Далее »»» МУП "Владимирводоканал" город Владимир

Категория: Владимир | Добавил: Николай (12.03.2016)
Просмотров: 4864 | Теги: Владимир, Промышленность, фонтаны | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru