Главная
Регистрация
Вход
Вторник
24.04.2018
04:08
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 456

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [849]
Суздаль [295]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [217]
Музеи Владимирской области [57]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [109]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [67]
Гусь [71]
Вязники [174]
Камешково [49]
Ковров [163]
Гороховец [72]
Александров [142]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [37]
Шуя [80]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирская милиция. Организация и первые годы деятельности (1917-1929 гг.)

Владимирская милиция.
Организация и первые годы деятельности (1917-1929 гг.)

А.А. Дорофеев

После свержения самодержавия по всей стране происходит слом полицейского аппарата и создание нового органа по охране общественного порядка.
«Бывшая полиция
Вчера группа полицейских классных чинов добровольно направилась к воинскому начальнику для вступления в ряды войск.
Среди них помощники приставов Чернышев и Федоров.
Все, пожелавшие отбыть воинскую повинность, выражают желание, чтобы и другие чины последовали их примеру, а не цеплялись за «насиженные» места, пользуясь личными связями и протекцией.
Городская милиция
Дело по организации городской милиции до сих пор не получило еще определенного направления.
Временно принявшая на себя труд студенческая организация по вербовке милиционеров, очевидно, не считается не только с Вр. Исп. Ком., но и с общим решением Исполнит. Ком. При Госуд. Думе, которое ясно и определенно высказало свой взгляд по этому вопросу: «Все бывшие жандармские и полицейские чины отстраняются от должностей и поступают в распоряжение воинских начальников».
В нашей городской милиции в настоящее время остаются старые полицейские чины, почему-то не разделившие общей участи с другими.
Городская управа, очевидно, не в курсе дела как по отношению к общему решению относительно жандармских и полицейских чинов, так и в организации нового состава милиционеров.
Учитывая недостаток свободных людей для занятия указанных должностей, на первое время можно было бы руководиться постановлением военной комиссии при Исп. Ком., предлагающей организовать милицию из состава команд выздоравливающих, а прокурору поручить подготовку лиц в деле уголовного розыска.
Что же касается объявления городской управы с приглашением «военных лиц» на занятия должностей начальника городской милиции, помощника и 2 начальников милиционных районов и помощников, не вызывает необходимостью.
Указанные должности могут быть с успехом замещены лицами и без военной подготовки, лишь бы нравственные качества их соответствовали своему назначению.
Старая полиция «с военной подготовкой» зарекомендовала себя с такой неприглядной стороны, что право не хочется в настоящее время возвращаться к ней и чем далее будут эти лица от городских организаций, тем спокойнее за благополучие города.
Если памятовать пословицу, что не место красит человека, а наоборот, то в первую очередь и должно быть обращено внимание на приискание таких лиц.
Пользоваться же старым аппаратом, ссылаясь на его опыт, совсем не резонно.
Руководясь этим взглядом, Новой России пришлось бы быть только по названию новой, а внутренний порядок остался бы все тот же, руководимый лицами с темным прошлым.
Я. Коробов» (газета «Старый владимирец», 15 марта 1917 г.).
«Постановлением И. К., по вопросу об вооружении милиции, дано право начальнику милиции получить из 215 полка, из отобранного у старой полиции оружия, 66 шашек и 66 револьверов с патронами. Решено обратиться к начальнику гарнизона с предложением предоставить в распоряжение начальника дивизии 45 человек из команды выздоравливающих для несения постовой службы, а равно возбудить ходатайство перед военным министром о разрешении привлекать в постоянную милицию солдат слабосильной команды, имеющих 2-3 ранения» (газета «Старый владимирец», 19 марта 1917 г.). «Приступая к организации Уездной Милиции, Суздальская Уездная Управа приглашает из числа г.г. раненых офицеров, свободных от военной службы, на должность Начальника Уездной милиции и кроме сего двух помощников его. Жалованье Начальнику Милиции определяется в том же размере, какое получал Уездный Исправник в 1915 г. и для помощников в размере жалованья, которое получали становые пристава в том же 1915 г. Кроме сего Начальнику милиции имеют быть выдаваемы из сумм Уездного Сбора разъездные деньги по 1200 руб. в год и помощникам по 700 руб. в год» (газета «Старый владимирец», 21 марта 1917 г.).
«От Юрьевской Городской Управы.
Приглашаются лица, желающие занять должности начальника городской милиции и 25 милиционеров. Заявления о желании поступить на службу должны подаваться в Городскую Управу, где можно получить справку и условия службы. Для занятия должностей желательны лица, проходившие военную службу» (газета «Старый владимирец», 21 марта 1917 г.).
«Городской милиции необходимо обратить внимание на санитарную часть города. Улицы и переулки, в связи с усиленным таянием снега, представляют из себя непроходимые болота. Площади и рынки завалены нечистотами. Обывательские дворы – зловонные кяоаки. Возможны всяческие заболевания при настоящем антисанитарном состоянии города» (газета «Старый владимирец», 21 марта 1917 г.).
Назначенный начальником уездной милиции М.Ю. Смирнов подал в отставку. Член управы С.Н. Петровский, временно исполняющий должность начальника городск. милиции, подает в отставку.

23 марта 1917 г. в губернском центре городская управа организовала народную милицию, Г.Т. Плющев был избран её руководителем.

По мнению властей, новая организация должна была коренным образом отличаться от царской. Даже всякая форма была отвергнута, как атрибут старого режима. Несмотря на необходимость её введения, Владимирский губисполком 12 июня 1917 г. принял решение о необязательности введения особой формы (она была введена в ноябре 1918 г. и имела цвет тёмно-синий летом, а зимой - маренго).
Народная милиция, не успев организоваться во всех уездах губернии, прекратила своё существование после Октябрьской революции. Уже на третий день после захвата власти большевиками они постановили учредить рабочую милицию при всех Советах. Служащие Временного правительства в основном остались лояльны Советской власти, поэтому реформирование ограничилось лишь назначением комиссаров на руководящие посты.
Первыми руководителями милиции в декабре 1917 г. стали: во Владимире - А.К. Шеенков, в губернии - комиссар по гражданской части А. Доброхотов.
Однако процесс создания единой структуры в рамках всего региона растянулся почти на год. Это было связано с тем, что в пылу борьбы за власть, за хлеб было не до рабочей милиции. Кроме того, в постановлении о её создании отсутствовали какие-либо конкретные организационные нормы, так как коммунисты предполагали уничтожить армию, полицию и заменить их всеобщим добровольным вооружением народа. Сформированная без определённой системы и штатного расписания, в реальных условиях растущей преступности, такая милиция показала свою неэффективность. Поэтому 12 октября 1918 г. была утверждена всероссийская инструкция, которая впервые установила единые организационно-правовые нормы. Опираясь на них, по всей стране стали образовываться органы НКВД на штатной основе. Во Владимирском регионе губернская милиция под руководством Н.К. Жаркова была создана 22 октября 1918 г. В её состав вошли общая милиция, которая в основном несла патрульно-постовую службу, и владимирский городской уголовный розыск.
В инструкции октября 1918 г. особое внимание обращалось на комплектование рабоче-крестьянской милиции. В ней запрещалось служить бывшим чинам полиции. Однако даже губернскую милицию на короткое время возглавил М.В. Рябов-Леваков, который, по мнению владимирского городского головы, был «ревностный урядник царского правительства, заподозренный в неблаговидных действиях». После Октябрьской революции Рябов продолжает руководить уголовным розыском, а в мае 1919 г. стал исполнять обязанности начальника милиции региона. В целом в первый год Советской власти в аппаратах уголовного розыска и милиции Владимира, насчитывавших в своих рядах по 12 сотрудников, работало 1 соответственно 4 и 5 полицейских.
Само название «рабоче-крестьянская милиция» предполагало, что она будет состоять по большей части из представителей пролетариата. Однако губернским властям, желавшим провести «орабочивание» милиции, пришлось смириться с подавляющим преобладанием крестьян. Так, в октябре 1918 г. в этой региональной структуре насчитывалось всего 135 рабочих и 540 крестьян.
Второй по численности контингент в милиции губернии состоял из бывших военнослужащих. Они составляли в 1918 г. почти треть всего штатного состава, а в подразделениях милиции Переславского, Гусевского и Гороховецкого уездов все сотрудники являлись фронтовиками.
В основе кадрового обеспечения милиции лежал не только классовый, но и партийный принцип. Поэтому на руководящие должности старались назначать большевиков. Однако в первое время после Октябрьской революции среди руководителей были представители и других революционных партий. Так, эсерами были начальники Суздальской уездной милиции А.Л. Аристов и Д.И. Площаднов.

Организация и деятельность милиции были напрямую связаны с конкретной обстановкой в стране. Гражданская война потребовала перевода органов НКВД на положение Красной Армии. Большое значение для обороны страны в военное время имел транспорт. Поэтому с февраля 1919 г. в губернии приступили к созданию железнодорожной милиции, которая к осени насчитывала в своих рядах 304 сотрудника. В апреле 1920 г. была образована речная милиция с двумя участками и 67 сотрудниками. Необходимость охраны имущества фабрик и заводов привела к созданию промышленной милиции, штат которой насчитывал к ноябрю 1920 г. восемьсот человек. Они взяли под охрану до 500 предприятий. Основное внимание милиции в годы Гражданской войны было направлено на борьбу с дезертирством, масштабы которого повсеместно достигли огромных размеров. Более 4 тыс. укрывшихся от службы в Красной Армии было задержано в нашей губернии милицией только в 1920 г.
После окончания Мировой и Гражданской войн, выбросивших на улицы массы беспризорных, резко увеличилась детская преступность. За первые четыре года мирной жизни через комиссии по делам несовершеннолетних губернии прошло 6380 детей, обвинённых в различных преступлениях, вплоть до убийств и изнасилований. Многие из них не поддавались перевоспитанию. Как сказано в статье о правонарушениях в губернии, «рецидивистки-девочки, почти всегда соединяющие занятие проституцией с воровством, в возрасте от 14-16 лет... никаких почти надежд на изменение своего образа жизни не подают».
С прекращением военных действий и переходом к НЭПу милиция демилитаризируется. Прекращает своё существование железнодорожная и речная милиция, а промышленная преобразуется в ведомственную, которая стала охранять за плату не только государственное, но и частное имущество. К милиции перешло от ЧК ведение борьбы с бандитизмом. Для неё это направление в нашей губернии в следующем, 1922 г., стало важнейшим. За это время губмилицией было раскрыто 11 банд и задержан 41 бандит, при этом изъято 34 винтовки, 123 револьвера и пулемёт. К сожалению, в этом году не удалось ликвидировать банду Юшко, которая уже третий год орудовала в Юрьевском уезде. Более того, к этому времени ей удалось распространить преступную деятельность на Переславский и Суздальский уезды, а также на территорию Ивановской и Ярославской губерний. На экстренном совещании представителей этих регионов было принято решение о выделении значительных сил. В пределах оперирования бандитов были сконцентрированы: 31 отряд, резерв губмилиции (20 всадников), а также все свободные сотрудники близлежащих уездов. В результате огромных усилий зимой 1923 г. удалось ликвидировать ядро банды Юшко. При этом погибли работники Владимирского уголовного розыска И.И. Дугин, В.Т. Когуа и другие.


Ил. 4
В.Т. Koгyа – сотрудник Владимирского уголовного розыска.

Ил. 1
Сотрудники Владимирской уездно-городской милиции. 1923 г.

В 1923 г. невиданный размах приняло самогоноварение. За этот период в стране было произведено 24,3 млн. вёдер самогона. На его изготовление было использовано 800 тыс. т. зерна. 1 апреля 1923 г. в губернии был объявлен 4-недельник решительной борьбы с самогоном, которая приняла столь тотальный характер, что иногда милиционеры изымали даже стаканы с запахом самогона.
В данной кампании они участвовали с воодушевлением.
Одна из причин этого кроется в одном милицейском приказе. В нём говорилось, что из протоколов и дознаний о тайном винокурении видно, что в большинстве случаев вещественные доказательства уничтожались милицией якобы по неосторожности. Ссылками на неё (при перевозке) пестрели почти все протоколы. Другими словами, сотрудники НКВД нередко изымали самогон не для его уничтожения или переработки, а для его распития. Кроме того, милиционеры получали небольшое вознаграждение за раскрытие подпольного самогоноварения. По мнению; милиционеров, благодаря их ударным методам было покончено с этим позорным явлением. Однако решающий удар по самогоноварению нанесла не борьба сотрудников этого ведомства, а продажа с 1925 г. водки государством.


Ил.3
Сотрудники Суздальской волостной милиции. 1925 г.

Ил. 2
Сотрудники Гусевской уездной милиции. 1924-1925 гг.

Это привело к увеличению хулиганства в губернии в следующем году в 4 раза. Данное явление наблюдалось по всей стране. Поэтому основное внимание органов охраны общественного порядка в конце двадцатых годов было направлено на борьбу с хулиганами. К их задержанию с декабря 1926 г. стали привлекать граждан и создавать общественные дружины, комиссии общественного порядка, а через два года - Общества содействия милиции. Усиливается борьба с пьянством — первоисточником многих правонарушений. В системе НКВД появляются новые учреждения - вытрезвители. В январе 1929 г., после указов СНК РСФСР, милиция участвует в кампании по ограничению торговли спиртными напитками и противодействию алкоголизму.
Ударными темпами велась борьба с таким пережитком прошлого, как кулачные бои. Специально созданные небольшие конные отряды быстро прибывали на место «битвы» и смело призывали разойтись возбуждённые толпы, иногда насчитывавшие по несколько тысяч крестьян. Например, в боях между жителями Боголюбова и Суромны с прилегающими к ним селениями (всего 11 сёл и деревень) участвовало до 4 тыс. человек. Агитация и репрессивные меры (штраф до 10 руб. или принудительные работы до 2 недель) привели к почти полному прекращению кулачных боев к концу 20-х годов.

Наряду с борьбой против особо опасных и распространённых видов преступлений, которые носили характер ударных кампаний, милиция повседневно работала на многих направлениях. Она руководила ЗАГСами. Принимала деятельное участие в изъятии имущества у буржуазии, взимании продразверстки и продналога, недоимок и штрафов. Описывала имущество и изымала его с принуждением. Так как во Владимирском уезде сбор налога для голодающих Поволжья протекал неудовлетворительно, к этой кампании подключили милицию. Была создана чрезвычайная комиссия. Она в принудительном порядке вычитала деньги из зарплаты и выбивала налог в двойном размере с тех, кто не сдал его до 31 мая 1922 г. Милиция налагала многочисленные штрафы за совершение обрядов священниками без её разрешения и даже за «производство работ в дни революционных праздников». Она изымала церковные ценности и разгоняла протестующих. Милиция участвовала в трудовом перевоспитании заключённых Владимирской губернии, которые приносили в казну существенный вклад. За 1927 и 1928 гг. он составил 461880 руб.

НЭП открыл для милиции новое поле деятельности - выдачу разрешений на право занятия коммерческой деятельностью. Стремление заработать иногда вступало в противоречие с официальными идеологическими установками. Так, начальник Владимирской уездно-городской милиции выдал разрешение на право гадания прибывшей из Персии Мамедовой К.Т. Были напечатаны в типографии объявления. Но приступить к этому виду деятельности ей не удалось. ГПУ решило отобрать у Мамедовой удостоверение, так как «хиромантия или вообще гадания, есть продукт обмана».
Огромен круг обязанностей милиционеров по оказанию помощи различным ведомствам. Их перечисление заняло 67 страниц в одном из сборников милицейских распоряжений. Наибольшее количество обращений за поддержкой, превышавшее все остальные вместе взятые, исходило из Наркомата путей сообщений. Каждый раз при снежных заносах возникала необходимость принудительного привлечения крестьян с лошадьми на расчистку железной дороги. Летом боролись с пожарами. О масштабах этого бедствия можно судить по одной из множества милицейских сводок. В ней сообщалось, что 28 сентября 1924 г. в с. Порецкое из-за неосторожного обращения с огнём мальчика Пронина сгорели 243 строения, в том числе 66 жилых построек.
Деятельность милиции в рассматриваемые годы протекала в условиях постоянного недофинансирования. Особенно тяжёлое положение сложилось в 1921 г. За несколько месяцев численность губернской милиции сократилась с 2736 человек до 777. На Судогодскую и Суздальскую милицию, штат которой состоял из 8 милиционеров, приходилось по одной винтовке, а большая часть сотрудников милиции Меленковского уезда была не вооружена и не обмундирована. Выделяемых средств было настолько мало, что нередко возникали трудности с отправкой корреспонденции и выездами на места преступлений. Зарплата в милиции была ниже, чем в других учреждениях. Особенно страдали младшие милиционеры. Их зарплаты были в 5-6 раз меньше, чем у губернских и уездных милицейских начальников. Квартирным довольствием сотрудники обеспечивались лишь на 4 %. Полуразвалившиеся общежития почти не имели мебели, поэтому иногда милиционерам приходилось спать на полу.
Плохое материально-бытовое обеспечение вело к массовой подаче заявлений об уходе. Как сказано в отчёте начальника Владимирской уездно-городской милиции, сотрудники любыми путями стараются покинуть её ряды, в том числе симулируя болезнь. Вероятно, этим можно объяснить, что в 1923 г. больные составляли более половины всех сотрудников милиции губернии. Вынужденные оставаться на службе, милиционеры с прохладцей относились к своим обязанностям, а то и шли на преступления. Наиболее частые из них - кражи (один сотрудник умудрился украсть шторы из милиции). К единичным случаям можно отнести «участие в антисоветском восстании». По мнению председателя Владимирского уездно-городского исполкома, состав милиции был «настолько плох, если не сказать большего, как в качественном, так и в количественном отношении, что о продуктивности какой бы то ни было работы при таком составе не может быть и речи».
Для повышения качества работы принимались различные меры, в частности, проведение массовых чисток. Сразу же после Октябрьской революции была изгнана большая группа бывших красногвардейцев, имевших уголовное прошлое, а с марта и до конца августа 1923 г. уволена почти треть работников іубмилиции. Нередко с должности снимали лиц начальствующего состава. В 1919 г. были уволены пять руководителей Владимирской уездно-городской милиции, позднее - начальник общего подотдела Муромской милиции И.Т. Экземплярский, именем которого впоследствии были названы улицы.
Большое внимание уделялось улучшению профессиональной подготовки. В 1923 г. были предприняты следующие шаги в этом направлении. На 2-й Никольской улице, в доме № 2, открыли губернскую милицейскую школу под руководством бывшего штабс-капитана Бахтова и приступили к организации питомника собак-ищеек.
В целях изучения криминального мира по распоряжению начальника губмилиции были составлены списки слов воровского жаргона, употребляемого в различных уездах Владимирской губернии.

В годы НЭПа стали широко применять методы материального стимулирования. В это время выходит постановление Владимирского губисполкома о взимании угрозыском процентных отчислений с раскрываемых краж. Над милицией берут шефство госучреждения и частники. Например, руководство Переславского уезда в ноябре 1923 г. предложило частникам оплачивать расходы на жалование и обмундирование. В ответ на это местные промышленники Гольмберг и Гикиш взяли на себя обязательства содержать по одному милиционеру.
Для привлечения и удержания сотрудников были введены: добавочное снабжение, скидки с оплаты квартир и общежитий, на коммунальные услуги и питание в столовых, а также прибавки к зарплате в зависимости от стажа. В газетах постоянно печатали призывы пополнить ряды органов НКВД. Но, несмотря на предпринимаемые меры, показатель текучести кадров в милиции и уголовном розыске удалось снизить в конце исследуемого периода лишь до 69,8 %.


Ил. 5
А.С. Сивильдин помощник начальника милиции губернии.

Одна из важных составляющих работы милиционеров - создание протоколов и отчётов, благодаря которым можно узнать, например, о дерзком убийстве зам. начальника губмилиции А.С. Сивильдина (ил. 5), потрясшем жителей Владимира. Оно произошло 18 апреля 1924 г. на глазах у публики. При задержании опасного преступника В. Праздненского тот выбил из рук Сивильдина револьвер, увернулся от японского приёма оперативника и застрелил его. Спокойно, как сказано в отчёте, не стесняясь, бандит отошёл от трупа на Козлов вал.

Становление милиции происходило в условиях постоянных изменений по всем направлениям. В частности, Владимирская милиция нередко меняла своё местоположение. Первоначально губмилиция и уголовный розыск размещались в Палатах. Позднее многие подразделения милиции переместились на улицу Девическую, которая поэтому в канун первого празднования Дня милиции, 12 ноября 1922 г., была переименована в Красномилицейскую. В 1925 г. уездная милиция оттуда переезжает в дом Столетовых, в 1927 г. на ул. Музейную (в здание, где в это время находилась губернская) и в том же году - в здание бывшей Думы.


Ил. 6
М.П. Жуков – начальник губернского уголовного розыска.

Отсутствие стабильности крайне негативно сказывалось на деятельности органов охраны общественного порядка. Раскрываемость преступлений милицией губернии в рассматриваемый период не превышала 25 %, а в уголовном розыске - 50-60 % (ил. 6). Постоянное реформирование нередко заключалось лишь в переподчинении местных подразделений милиции. Они входили то в состав комиссариатов, то в структуры отделов: управления и административного. Очередная реформа в январе 1929 г. покончила с существованием Владимирской губернии, а вместе с ней и с губернской милицией.

Используемая литература:
Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Материалы исследований» Выпуск 15. 2009
1. Городское Полицейское Управление в губернском городе Владимире. В 1787 г. была создана владимирская полиция.
2. Губернское Жандармское Управление.
3. Владимирский Окружной Суд открыт 17-го ноября 1866 г.
4. Владимирский тюремный замок
5. "Владимирский централ"
Владимирская губерния 1917-1929 гг.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (26.03.2018)
Просмотров: 45 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика