Главная
Регистрация
Вход
Среда
17.04.2024
15:57
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [132]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Петушки

Село Андреевское Петушинского района (Усадьба Воронцовых "Андреевское")

Село Андреевское

Андреевское — село в Петушинском районе Владимирской области России, входит в состав Пекшинского сельского поселения.
Село расположено в 9 км. к северу от д. Пекша и в 17 км. к северо-востоку от райцентра Петушки на левом берегу реки Пекша.

Село, стоящее на р. Пекше, входило в состав государевой Матренинской волости. Его название появляется в документах с середины XVIII в., до этого Андреевское было известно как деревня Бузино.
В 1701 г. эти земли передаются Нарышкиным. В 1703 г. владельцем этих земель стольником Андреем Федоровичем Нарышкиным была построена новая деревянная церковь Святого апостола Андрея Первозванного.
Новый владелец этих земель - Роман Илларионович Воронцов (1717-1783).
Роман Илларионович был сенатором при императрице Елизавете, в 1760 г. грамотой императора Франца I возведен с потомством в графы Священной Римской империи, стал генерал-аншефом при Петре III, при Екатерине II сначала был в опале (его дочь Елизавета была фавориткой Петра III и самим своим существованием доставила будущей Екатерине II много горьких минут), затем Роман Илларионович был назначен наместником Владимирской, Пензенской и Тамбовской губерний.
Р.И. Воронцов выбрал эти места для устройства усадьбы.
Дворянские усадьбы, как особый комплекс, появляются после указа 1762 г., освобождавшего дворян от обязательной государственной службы. Этот указ дал возможность дворянству вернуться в свои имения и заниматься хозяйством.


Усадьба Р.И. Воронцова «Андреевское» (Петушинский район Владимирской области)

Первоначально Р.И. Воронцов возвел рядом с селом Бузиным небольшой двухэтажный каменный дом и уже вокруг него стал устраивать усадьбу.

Жизнь крепостной деревни во многом регулировалась сельской общиной, «миром». Одним из элементов общественной жизни деревни являлась соседская помощь односельчанам, оказавшимся в трудном положении вследствие пожара, тяжелой болезни, сиротства, вдовства, падежа лошади. Частью крестьянского быта в XVII-XVIII вв. становится отходничество (см. Офени Владимирской губернии).

Соседним селом Матрёнино владел Иван Михайлович Сурмин, на единственной дочери которого Марфе в 1735 г. женился Роман Воронцов, ему в приданое досталось всё имение Сурмина, в том числе Матрёнинская волость.
В 1772-1779 гг. вместо старой деревянной церкви в Андреевском построена каменная церковь с колокольней.
Велось строительство школы и богадельни (1775).
Р.И. Воронцов умер в 1783 г., погребен в Димитровском соборе г. Владимира в 1783 году.


Надгробие Романа Илларионовича Воронцова в Дмитриевском соборе.

В 1783 году имение перешло к Александру Романовичу Воронцову (1741-1805). Он воспитывался в доме дяди, елизаветинского канцлера графа Михаила Илларионовича Воронцова.
Службу в Измайловском полку начал с 15 лет, учился в Страсбургском военном училище, побывал в Париже и Мадриде, был послом при Венском дворе, потом в Англии и Голландии. Участвовал в заключении важнейших договоров России с Францией, Швецией, Турцией. В 1768 г. оставил дипломатическое поприще. При Екатерине II Воронцов-сенатор, президент Коммерц-коллегии (с 1773 г.).
Итальянское путешествие С.Р. Воронцова в 1777-1778 г.
Перестройка и развитие усадьбы происходила в последней четверти XVIII в., при графе Александре Романовиче Воронцове. В основном это касалось господского дома и его внутренних помещений. В письмах Александра Романовича упоминается имя архитектора Николая Петровича фон Берка, который руководил строительными работами, кроме того назывались крепостные мастера − Д. Кириллов и В. Столяров. Главное здание и храм были сооружены в стиле классицизма.
Усадьба включала в себя огромный графский дом в три этажа, с флигелями, хозяйственные постройки. Дом был окружен парком, разбитым во французском, или регулярном стиле, с четкой планировкой аллей, лужаек, строго подобранными породами деревьев. В оранжерее выращивались апельсины, лимоны, ананасы.
Имение Воронцовых в Андреевском представляло собой единый усадебный ансамбль, в котором специалисты выделяют пять основных функциональных частей.


План усадьбы Андреевское

Первая часть – парадная или жилая. В нее входили господский дом со службами и флигелями, ограда. Трехэтажный каменный дворец был соединен с одноэтажным вытянутым зданием, образующим каре вокруг парадного двора. Над арочным въездом во двор возвышалась ярусная надвратная башня, завершенная восьмигранником с высоким куполом и шпилем. Она центрировала вокруг себя не только здание дворца, но доминировала во всем усадебном ансамбле.
Внутреннее убранство дворца отличалось исключительной пышностью. В парадных комнатах с паркетными полами были сделаны дубовые панели, «на капителях, вазах, гирляндах, около зеркал» нанесена позолота, в специальных клеймах размещались картины. Стены некоторых комнат были обиты тканями - «володимерской пестрядью».
Поселившись в Андреевском, граф Александр Романович перевез в усадьбу не только свое петербургское собрание портретов, но и многочисленную библиотеку. Основу ее составило библиотечное собрание его отца Романа Илларионовича. Для библиотеки и архива в Андреевском было отведено особое крыло здания. Отапливался дворец изразцовыми печами, для украшения которых из Гжели было привезено свыше 3 тыс. плиток.


Из старинных рам смотрят на нас лица в напудренных париках – знаменитая портретная галерея графов Воронцовых в селе Андреевском.
Владимиро-Суздальский музей-заповедник Музейная экспозиция «Минувших дней очарованье...» . ул. Большая Московская, д. 58

Живое представление об эпохе даёт портретная галерея – часть живописной коллекции из имения Воронцовых. Подобные галереи были распространены в России во второй пол. XVIII в. – они имелись в усадьбах Кусково, Архангельское, Ольгово, Никольском-Урюпино, Остафьево и многих других. Занимаясь обустройством усадьбы, Александр Романович Воронцов распорядился доставить в Андреевское из Москвы и Санкт-Петербурга произведения живописи, скульптуры и прикладного искусства. Галерея насчитывала около 200 портретов и была традиционна по составу: родословная русских царей XVII-XVIII вв., а также широкий круг политических и военных деятелей. В этом своеобразном семейном альбоме, развёрнутом по стенам, отразилась идея Энциклопедии, близкая сердцу А.Р. Воронцова, глубоко чтившего идеалы эпохи Просвещения.
Галерея создавалась в 1780-е гг., вероятно, в столице, и решалась авторами как единый комплекс. Значимость отдельного портрета как бы отходила на второй план, главным становилась выразительность целого. Поэтому туда могли входить как произведения высокого художественного уровня, так и повторения с оригиналов известных художников. Несмотря на неоднородный качественный состав, собрание в Андреевском ещё в XIX в. поражало богатейшим набором имён. Некоторые портреты XVIII в. сохранились, возможно, только в этой коллекции, что придаёт ей несомненную ценность.





Патриархальное Андреевское – образец усадьбы XVIII в., с мебелью в стиле «барокко», мейссенским фарфором, расшитыми камзолами.

Вещи из имения Воронцовых:
- Ф.. Альботто (1721-1753 гг.). большой канал в Венеции. Сер. XVIII в., холст, масло.
- Неизвестный художник. Итальянский город. XVIII в., холст, масло.
- Неизвестный художник. Святое семейство и Иоанн Креститель. XVIII в., холст, масло.
- Екатерина II. XVIII в., гобелен.
- Неизвестный художник. Портрет М.И. Воронцова. XVIII в., холст, масло.
- Неизвестный художник. Портрет А.Р. Воронцова, 1780-е гг., холст, масло.
- Бюро наборного дерева. 3-я четв. XVIII в.
- Столик для рукоделия. XIX в., инкрустация.
- Столик – «бобик» наборного дерева. 3-я четв. XVIII в.
- Неизвестный художник. Портрет Е.Р. Воронцовой. XVIII в., холст, масло.

После национализации из усадьбы в Андреевском в 1921 году во Владимирский музей поступили 24 образца оружия: «пушка медная - 1, стрел в общем колчане - 16, шпаг - 5, шашка - 1». Из перечисленных предметов в настоящее время в музейной коллекции находится пушка на колоде, колчан со стрелами, три шпаги XVIII века, сабля XIX века. Особый интерес представляют «камзольные» шпаги - неотъемлемая принадлежность дворянского костюма; шпага кавалерийская офицерская XVIII в., аналогов которой не найдено в собраниях крупных музеев.
Особенностью собрания оружия из усадьбы Воронцовых-Дашковых являются камзольные шпаги, которые служили типичным дополнением к портретной галерее в Андреевском.


Шпага камзольная. Англия. Клинок Германия, Золинген. Начало XVIII в. Инв. № В-706. 0-4. Общая длина - 940 мм. Длина клинка - 780мм. Ширина клинка - 25 мм. Сталь, дерево, медь, ковка, литьё, гравировка.

Клинок стальной прямой, с тремя вогнутыми гранями, украшенными на одну треть гравированным растительным орнаментом. Эфес состоит из рукояти с головкой и гарды. Рукоять деревянная, овальная, целиком обмотана витой медной проволокой. Гарда стальная никелированная, состоит из защитной дужки, переходящей в крестовину, двух колец под крестовиной и овальной чашки с ребристым краем под кольцами. Головка овальной формы. Головка и средняя часть дужки декорированы гранями с последующей полировкой.
Легкие и изящные камзольные (варианты - «костюмные», «придворные») шпаги широко распространились в Европе в XVIII в. и использовались в качестве обязательных элементов светского мужского костюма. Для этих шпаг характерны узкие трёхгранные клинки, украшенные травлением, гравировкой или золочением. Центральные дужки на эфесах таких шпаг иногда отсутствовали вовсе, а дужки между крестовиной и чашкой делались настолько маленькими, что пальцы руки не могли в них пройти. Использовать такую шпагу для самообороны или, тем более, в бою было невозможно.

Шпага камзольная. Западная Европа. Клинок Германия, Золинген. Середина XVIII в. Инв. № В-707. 0-5 Общая длина - 975 мм. Длина клинка - 805 мм. Ширина клинка - 30 мм. Сталь, дерево, ковка, литьё, гравировка, золочение.

Клинок стальной прямой, с тремя вогнутыми гранями, украшенными на одну треть гравированным растительным орнаментом, изображениями солнца. Эфес состоит из рукояти с головкой и гарды. Рукоять деревянная, овальная. Гарда стальная, состоит из двойной овальной чашки и крестовины, переходящей в дужку, верхний конец которой скреплен с головкой. Яйцевидная головка имеет сверху пуговку. Поверхность гарды сплошь покрыта резной ромбовидной сеткой, с последующей насечкой золотом: в каждой ячейке нанесён золотной шестилепестковый цветок. На крестовине и на верхней части дужки - золоченые резные цветы и меандры.

Шпага кавалерийская офицерская Эрцгерцогство Австрия (?), Россия (?). Середина XVIII в. Инв. № В-887. О-1033 Общая длина - 1000 мм. Длина клинка - 850 мм. Ширина клинка - 15 мм. Сталь, медь, дерево, литьё, ковка, гравировка, золочение.

Клинок стальной прямой, двулезвийный, шестигранный. В верхней части на клинке с обеих сторон гравированный растительный орнамент, перекрещенные военные атрибуты, шестиконечная звезда. Эфес состоит из рукояти с головкой и гарды. Рукоять деревянная, перевита кручёной медной проволокой. Гарда состоит из сердцевидной чашки с рельефным изображением двуглавого орла со знаменами и пушечными стволами в лапах, и крестовины, переходящей в защитную дужку. Головка круглая с рельефным изображением двуглавого орла. Все части эфеса вызолочены.

Сабля Россия (?). XIX в. Инв.№ В-764. 0-1060. Общая длина - 910 мм. Длина клинка - 760 мм. Ширина клинка - 320 мм. Сталь, дерево, ковка, резьба.

Клинок стальной искривлённый, с двумя узкими долами вдоль обуха с обеих сторон. На клинке неразборчивое клеймо: «В I». (Тула?). Эфес состоит из рукояти с головкой и крестовины с перекрестьем. Рукоять образована двумя деревянными щечками, склёпанными с хвостовиком клинка. Головка рукояти закруглённая на конце, загнута к лезвию клинка. Верхние концы перекрестья утоплены в щёчках рукояти. Концы крестовины в виде металлических пуговок.

Колчан Башкирия. XVIII в. Инв. № В-907. 0-968 58 х 15 х 3 см. Кожа, дерево, металл, работа кустарная.
Трапецевидной формы, с фигурными вырезами, деревянный, обтянут чёрной кожей с давленым орнаментом на лицевой стороне. Окантован и украшен накладками из металла; с остатками портупейных ремней.
Колчан или тул — снаряжение для метательного оружия, особая сумка-чехол, в которой носились стрелы или болты по 16-25 штук в каждом. Располагалась на поясе или за спиной у пеших стрелков, у конных обычно на поясе или подвешивалась к седлу. Стрелы помещались оперением вверх, чтобы их было легко достать и зарядить.
Стрелы Средняя Азия. XIX в. Инв. №№ В-903/1-16. 0-976-0-991. Общая длина от 500 до 640 мм. Длина наконечника - 6 мм. Дерево, железо, кость, работа кустарная.
В виде круглого, гладкообточенного древка с железным коническим наконечником, с остатками четырёхлопастного оперения. Опора - разрезная, костяная.
Луки и стрелы продолжали широко использоваться в России в XIX веке для охоты, развлечений и спортивных состязаний.

Пушка полуфунтовая на колоде. Россия. XVIII в. Инв.№ В-918. 0-1199 Пушка: Общая длина - 620 мм. Длина ствола - 480 мм. Калибр - 27 мм. Чугун, литьё. Колода: 55 х 16 х 14,5 см. Дерево, работа кустарная.
Ствол по внешнему виду конусообразный, разделён поясками на три части. Канал ствола цилиндрический. Дульная часть конусообразная. Цапфы расположены в самом начале вертлюжной части. Тарель ступенчатая, с винградом овальной формы. На казённой части между пятым и шестым поясками - круглое запальное отверстие в прямоугольной раковине. Ствол укреплён на деревянной колоде тремя металлическими скобами.

Вторая часть усадебного комплекса – служебно-хозяйственная, которая включала в себя погреба, конюшни, скотные дворы, птичьи дворы, амбары. Кроме того, в эту часть входили каретные сараи, которые располагались по бокам от фасада дворца. До настоящего времени сохранился лишь правый из них. Среди построек был и так называемый «ренсковый» погреб для хранения вин.
Третья часть усадебного комплекса являлась социально значимой. Сюда входили школа и богадельня (1775), вотчинная контора, театр (до 1794).
В 1780-е гг. А. Воронцов решил создать в Андреевском театр, для размещения которого была предпринята перестройка дома. В театре играли крепостные - 65 актеров, 38 музыкантов, 13 танцоров да «пляшущие бабы». См. Крепостной усадебный театр графа А.Р. Воронцова в селе Андреевском.
В 1784-1786 годах здесь бывал великий русский полководец А.В. Суворов, командовавший в то время Владимирской дивизией и проживавший в своем соседнем Ундольском имении. «Иногда Александр Васильевич Суворов приказывал Прохору заложить сани и отправлялся в село Андреевское в гости к своему именитому соседу Воронцову. Быстро мчались кони по накатанной дороге, сухо поскрипывал под полозьями снег. Зябко поеживался под тулупом Прохор, а барин, напротив, одевался легко. Перчаток он вообще не признавал, а шубу брал лишь для приличия. Этим он не раз изумлял своих спутников.
Больше всего Суворова привлекало в Андреевском то, что хозяин имения, граф Воронцов, ко всякого рода искусствам и наукам пристрастие имел, и почитал их превыше всего, и сам по себе был человеком деятельным и любознательным. У него была богатая, в несколько зал картинная галерея, и, что примечательней всего, из золоченых рам смотрели на посетителей не только творения блистательных итальянцев и непревзойденных фламандцев, но и своих доморощенных, исконно русских мастеров живописи. Среди крепостных живописцев графа Воронцова были люди даровитые, талантливые, изумлявшие всех своим мастерством. Один из них — худощавый парень с голубыми грустными глазами, увековечил его, Суворова, на холсте и довольно искусно.
Был у графа и свой крепостной театр, и Александр Васильевич вместе с многочисленными гостями с интересом смотрел и слушал комедии и водевили, по мастерству исполнения не уступающие, пожалуй, столичным.
Вскоре и он собрал труппу актеров и обосновал в своем Ундольском имении театр, сам он оказался неплохим режиссером, актером, выдумщиком и затейником…» (Газета «Вперед», 25 марта 1964 г.).

В 1794 г. Воронцов просил об отставке. Екатерина его не удерживала. Она сказала: «Всегда знала, а теперь наипаче ведаю, что его таланты не суть для службы моей, сердце принудить нельзя, права не имею принудить быть усердным ко мне». Александр Романович всегда стоял в отдалении от двора. Воронцов не знал страха и угодливости, когда ему приходилось отстаивать то, что он считал полезным для государства или дорогим для себя, во имя того или другого нравственного принципа. Он не был способен быть «пешкой» в руках временщиков, своей оппозицией граф Воронцов доставил много неприятных минут Потемкину, сама Екатерина часто встречала в нем строгого критика. Известно, что А.Р. Воронцов выплачивал Д. Левицкому денежные суммы за портрет Семена Воронцова (брата А.Р. Воронцова).
С 1793 г. Александр Романович был в отставке и жил в Андреевском. Не страшась гнева императора, он дал приют у себя своему опальному другу Лафермьеру.
Александр Романович покровительствовал и помогал в несчастье служившему по его ведомству автору книги «Путешествие из Петербурга в Москву» Александру Радищеву и после ареста - его семье, заступился за Гавриила Романовича Державина, которому грозил суд за превышение власти на посту тамбовского губернатора (многие полезные начинания Державина вызвали зависть вышестоящего начальника).
Возвращаясь из ссылки в 1797 г., через семь долгих лет, А.Н. Радищев заехал в имение к своему покровителю и другу графу А.Р. Воронцову. Предполагают, что именно А.Р. Воронцов оказал писателю помощь в издании книги "Путешествие из Петербурга в Москву". Граф добился смягчения приговора, вынесенного автора (первоначально Екатерина II требовала смертной казни для "бунтовщика хуже Пугачева"). Он же делал все возможное и для облегчения жизни Радищева в ссылке.

Четвертая часть комплекса – храмовая. Храм освятили в 1799 г., добавив к главному престолу еще и дополнительный − в честь святых мучеников благоверных князей Бориса и Глеба. Храмовые росписи были выполнены художником Барабановым. В храме похоронен граф А.Р. Воронцов. Вокруг церкви располагалось родовое кладбище Воронцовых.


Вид на Андреевскую церковь со Святыми воротами, богадельней и школой. Худ. Кондырев. 1849 г.

У Александра Романовича в Андреевском несколько раз гостила сестра, Екатерина Романовна Дашкова (1743-1810), урожденная Воронцова, писательница, директор Петербургской академии наук и Российской академии. Двух лет она лишилась матери и была взята на воспитание дядей, графом М.И. Воронцовым. Она воспитывалась вместе с единственной дочерью канцлера, Елизаветой, будущей фавориткой императора Петра III. Воспитание Екатерины Романовны ограничивалось изучением иностранных языков и танцами. Но графиня Екатерина, одаренная от природы умом и редкими способностями, сумела дополнить недостатки образования серьезным чтением, и в 15 лет за ней уже утвердилась репутация ученой. Воронцова была некрасива: маленького роста, с быстрыми движениями, лишенными грации, толстыми щеками, приплюснутым носом и испорченными зубами, она казалась старше своих лет…
Садово-парковая часть усадьбы включала в себя: парк, огороды, пруды, цветники, оранжереи. Парк располагался позади дворца и был скрыт за ним. Украшением парка служили «гора Парнасская», белокаменная лестница, спускавшаяся к пруду, «садовые избы», могучие кедры с мраморными дощечками, на которых были написаны имена знатных гостей, посетивших парк. Значительное место в усадебном комплексе занимала великолепная оранжерея графа А.Р. Воронцова, которая была хорошо известна и во Владимире, и в Москве, куда отправлялись овощи и фрукты. В планировке парка в Андреевском активное участие принимала сама княгиня Екатерина Романовна Дашкова. Она сама планировала оранжереи усадьбы, в которых выращивались экзотические фрукты, занималась посадкой и реконструкцией сада.

Александр Романович Воронцов в 1796 г. начал строить каменную церковь в селе Матренино. Она была закончена через полвека, уже при его наследниках. Церковь возводилась, вероятно, по проекту архитектора Николая Александровича Львова, одного из крупнейших представителей русской культуры конца XVIII - начала XIX вв., архитектора, художника, поэта, археолога, геолога, изобретателя. С А.Р. Воронцовым его соединяли тёплые дружеские отношения, он посылал Воронцову копии всех своих проектов, писал о значимых событиях своей жизни, по проекту Львова был построен московский дом Воронцова, Львов руководил отделкой воронцовского особняка в Петербурге, участвовал в создании воронцовских усадеб Мурино под Петербургом и Вороново под Москвой. В 1785 г. он в письме из Москвы сообщал Воронцову, что собирается ехать в Кострому через Матрёнино. В воронцовском дворце в Алупке (Крым) сохранились чертежи безымянного храма, по стилистике близкие работам Н.А. Львова; В.Н. Алексеев доказал их принадлежность Матрёнинской церкви. История строительства каменной церкви в Матрёнино хорошо прослеживается по письмам Александра Романовича к управляющему. В ответ на известие о том, что священник и прихожане хотят выменять для храма колокол в 100 пудов, Александр Романович писал: "Наперед следует приготовить место, где бы его повесить... Колокольню каменную состроить, которую на таком месте поставить, чтобы со временем каменную церковь к ней приделать... Для фундаменту и колокольни берусь я кирпич наделать и поставить". 25 сентября 1796 г. Воронцов писал управляющему: "План и фасад приходской церкви Воскресения Христова при сем посылаются, в коем означено и 3 место, на коем полагаю я быть каменной колокольне". Таковая и была построена в 1798 г.
С воцарением Александра I А.Р. Воронцов в 1801 г. он был вызван в Петербург. 28 апреля 1801 г. назначен в Сенат. 2 мая того же года получил Андреевскую ленту, в день коронации - чин действительного тайного советника 1-го класса. В 1802 г. он пожалован в канцлеры и ему было поручено управление всей дипломатической частью, содействовал сближению России с Англией и формированию антифранцузской коалиции, занимался преобразованием Сената и устройством министерств. Воронцов переписывался с Вольтером и Даламбером, но был ожесточенным противником революции. Скоро обнаружился разлад между близкой к императору «молодой партией» и канцлером. Отличительным свойством характера графа была твердость. Он был настойчивым в работе и смелым в защите своих убеждений, обладал феноменальной работоспособностью, необыкновенной памятью и обширными историческими познаниями.
В феврале 1804 г. граф Воронцов получил отпуск «на сколько ему угодно» и удалился в Андреевское.
«Граф Александр Романович Воронцов, Канцлер и Вельможа Российского Двора. Я не имел никогда чести ни зависеть от него, ни даже быть вхож к нему в дом, но по одному случаю удалось ему оказать мне услугу, которой я забыть не должен. Достигши глубокой старости и надоевши Двору, он приехал окончить недужную и мрачную жизнь свою в богатое поместье родовое, состоящее в Владимирской Губернии. Тогда я был там Губернатором, и вменял себе в обязанность ездить к нему, как к барину, что называется, на поклон, раза два в год. Он всегда принимал меня очень учтиво, но холодно, потому что он был самого мизантропического свойства, а женщин вовсе терпеть не мог. Владимирская Губерния вся была ему знакома, потому что отец его несколько лет был в ней Генерал-Губернатором при Екатерине, и наполнил ее своими креатурами, а сам он, будучи ещё Сенатором, ревизовал ее. По сим отношениям все Чиновники в Губернии и дела их были ему известны. Некто Борыков, худой Исправник Переславского Уезда, подпал уголовному суду по моему предписанию. Он жаловался на меня Сенату. Сенат брал с меня ответ, и в послаблении Исправнику наслали мне самой жестокой Указ, на которой я отвечал довольно горячо. Сенат захотел подать на меня доклад Государю. Граф Воронцов о сем сведал, и зная Борыкова, зная меня, нашел Сенатской поступок со мной противозаконным. Он вытребовал от меня полное сведение о сих бумагах, лично со мной переговорил, и поехавши по привычке своей на зиму в Москву, с некоторыми Сенаторами снесся защитил меня, доказал им неправильность ИХ приговора, отклонил предположенной доклад, которой по убеждению его не состоялся. Все его рассуждение о сем предмете было в мою пользу, и я оставлен в покое. Такой поступок требует моей признательности. Не всякой, может быть, приятель и родственник оказал бы мне оной, и я для сохранения его в памяти моей, поместил здесь сии строки в честь и похвалу правосудному свойству Графа Воронцова. По смерти его долго спустя, я имел неприятное поручение от Государя Императора, не знаю по какой то придворной сплетне, опечатать все его бумаги и дела, и все что найду письменного, отправить по почте в Питер, вместе с его домоправителем, и я при исполнении сего крутого повеления, всячески старался смягчить суровость оного, благоприятными поступками со всеми оставшимися после него в доме доверенными лицами в управлении его имения. Вот краткая история моих похождений относительно особы Канцлера» «Капище моего сердца» И.М. Долгорукий).
Здесь он умер 2 декабря 1805 г. и был похоронен в усадебной церкви. В 1865 г. князем Семеном Михайловичем Воронцовым и его супругой Марией Владимировной было устроено надгробие, выполненное скульптором Руфинони, поставлена чугунная ограда над могилой, в советское время надгробие было уничтожено.
В своем завещании он писал: «Церковь, что мы заложили в Матрёнине, приказать исподволь строить».

Поскольку он не имел детей, то его владения перешли к брату Семену Романовичу (1744-1832).
В материалах, собранных краеведом Богдановым есть письмо управляющему усадьбой в Андреевском от графа Воронцова о том, что «по уничтожению здешнего Андреевского театра» все декорации и другие театральные аксессуары передать «содержателю театра во Владимире Петрову».
Семен Романович воспитывался в доме своего дяди, графа М.И. Воронцова. В 16 лет совершил путешествие по России и Сибири. В 1762 г. из камер-пажей пожалован в камер-юнкеры, но по его желанию был произведен в поручики Преображенского полка. За верность Петру III он был арестован. Служба в гвардии опротивела ему, и по ходатайству дяди он был назначен советником посольства в Вене. В 1766 г. Семен Романович назначен премьер-майором, вместо полагавшегося ему чина полковника, в Гренадерский полк. После этого вышел в отставку. Когда началась война с турками он снова поступил на службу, отличился в битвах с турками при Ларге и Кагуле, получил чин полковника и ордена Св. Георгия 3-й и 4-й степеней. По заключении мира, по недоброжелательству Потемкина, был произведен лишь в бригадиры. В 1776 г. вышел в отставку с чином генерал-майора. В 1780 г. Семен Романович женился на Екатерине Алексеевне Сенявиной (1761-1784). С 1782 г. он - полномочный министр в Венеции. Переведен в Лондон, приехал туда, похоронив нежно любимую жену. Посланнике 1784 г., он заслужил расположение английского общества и, благодаря своей твердости и дальновидности, оказал большие услуги России, добился возобновления торгового договора между Россией и Великобританией, дававшего большие льготы русским купцам. Резкое противодействие фавориту Екатерины II Платону Зубову, вмешавшемуся во внешнеполитические дела, вызвало охлаждение императрицы к Семену Романовичу. Кроме того, он расходился с правительством во мнениях относительно политики вооруженного нейтралитета, которую находил невыгодной для России, и по поводу раздела Польши, который считал несправедливым, ему удалось предотвратить соглашение о заселении британскими каторжниками Крыма, он был против назначения на дипломатические посты иностранцев, многих из них он называл невеждами и проходимцами.
При Павле I он получил чин генерала от инфантерии (1796), звание чрезвычайного и полномочного посла, награжден орденом Св. апостола Андрея Первозванного, в 1798 г., в день коронации, возведен в графское достоинство Российской империи. Император предлагал ему место канцлера. Но скоро Воронцов навлек на себя гнев Павла «различными представлениями, вопреки воле его».
В 1800 г. Семен Романович отставлен, с дозволением «жить где захочет». Воронцов остался в Англии. Семену Романовичу грозила конфискация его имений в России, но через месяц взошедший на престол император Александр I отменил это распоряжение и вновь назначил Воронцова послом в Англии. Усложнение политической обстановки, семейные неурядицы, смерть брата, заставили Семена Романовича просить об отставке, которая ему была дана в 1806 г. Он остался в Англии до самой смерти.
В Воронцове, по мнению современников, было «много блистательных свойств ума и любезных качеств, увенчанных скромностью, благородною наружностью, учтивым и ласковым обращением». Горячее сердце сочеталось в нем с возвышенным умом и редким благодушие Нежный отец и брат, он был сильным человеком с твердым характером.
Он писал: «Твердость есть наипервейшее качество человека, разум и знание без твердости ни чего не значат». Воронцов хорошо знал англичан и высоко ценил их культуру, но был против перенесения английских учреждений на некультурную русскую почву и опасался «широких скачков от деспотизма к анархии». Он живо интересовался внутренними делами России, соблюдал в Англии православные посты, и в старости хотел жить поближе к русской церкви. Воронцов, несмотря на свое внешнее англоманство, имел полное право говорить: «Я русский и только русский». Его любимая до обожания, единственная дочь Екатерина (1783-1856), была слабого здоровья. Она получила блестящее образование, отлично знала языки (в 12 лет перевела с французского на русский трагедию «Смерть Адама»), классиков, музыку, пение. Помогала отцу вести переписку с его многочисленными друзьями.
Летом 1802 г. он привез дочь в Россию, она понравилась при дворе и несла придворную службу фрейлины при вдовствующей императрице Марии Феодоровне. Дела Семена Романовича были запутаны, одно время он опасался конфискации своих имений в России, при императоре Павле, и боялся полного разорения, он обрадовался, когда дочь приняла предложение сына его давнишней приятельницы, лорда Георгия-Августа графа Пемброк, 40-летнего вдовца с двумя детьми. Семейная жизнь ее с положительным и уравновешенным мужем, предпочитавшим, как и она, сельскую жизнь и домашний круг, протекала тихо и счастливо. Овдовев в 1827 г., она посвятила себя воспитанию детей и уходу за престарелым отцом.

Покупкой земель Семен Романович увеличивал Андреевскую вотчину (в числе прочих были куплены Анкудиново, Филатово).
Дворец князя Воронцова приютил в 1812 году 30 раненых генералов и до 300 офицеров.
В начале сентября 1812 года сюда был привезен выдающийся полководец — ученик А.В. Суворова — И.И. Багратион, командующий второй русской армии, тяжело раненный в Бородинском сражении. Не дав согласия на ампутацию раздробленной ноги, он был увезен в село Симы, где вскоре умер от гангрены.

Семену Романовичу наследовал сын, Михаил Семенович Воронцов (1782-1856), который детские годы и юность провел в Англии. Генерал-майор Михаил Семенович Воронцов принял активное участие в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах 1813-1814 гг. (см. Участники Отечественной войны 1812 г.)
В 1833 году сюда заезжал великий русский поэт А.С. Пушкин, возвращавшийся из поездки в Болдино Нижегородской губернии. Пушкин не любил владельца имения Михаила Воронцова, от которого во время службы в Одессе терпел притеснения, но уважал его жену Елизавету Ксаверьевну и поэтому, узнав о ее приезде с юга, заехал в Андреевское. Это ей он в 1830 году посвятил свое стихотворение:
«В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать...
...Прими же, дальняя подруга,
Прощанье сердца моего,
Как овдовевшая супруга,
Как друг обнявший молча друга,
Перед изгнанием его!..»
Михаил Семенович устроил в Андреевском ланкастерскую школу взаимного обучения для детей крестьян и дворовых. Попечителями и учителями были члены причта Андреевской церкви, в 1831 г. - священник Иоанн Благосклонский и дьячок Дмитрий Иванов, с 1853 по 1862 г. Учителем был диакон Иоанн Спасский (впоследствии рукоположен во иерея), законоучителем - священник Александр Петрович Виноградов. До самой революции в западном флигеле дворца помещалось двухклассное училище Министерства народного просвещения, здесь же находилась бесплатная библиотека-читальня.

Окончательным земельным обустройством Андреевской вотчины занимался сын Михаила Семеновича, генерал-майор и генерал-адъютант, Князь Семен Михайлович Воронцов (1823-1882). Из-за земель в окрестности с. Алексино он имел с соседями долгий процесс в суде.
Его женой была Мария Васильевна, урожденная княжна Трубецкая, в первом браке Столыпина.
Князь тщательно охранял Андреевское как памятник старины, управляющим усадьбой (а это все были люди образованные, занимавшие достаточно высокое положение в обществе, - полковник К.Ф. Гимбург, надворный советник Н. Д. Костырко-Стоцкий). Главной конторой в Санкт-Петербурге указывалось (например, в 1863 г., в ответ на представление управляющего о перестройке за ветхостью трех погребов), что «всякие изменения в плане служб Андреевского дома, как памятника старины, могут быть допущены не иначе как с согласия и разрешения Его Светлости».
Брак Семена Михайловича был бездетным.

Василий Петрович Твердислов в 1840 г. окончил Владимирскую духовную семинарию, с 1842 г. - священник с. Андреевского Владимирского уезда, скончался в 1857 г.
Андреевское училище, Воронцовской волости, в селе Андреевском. Основано в 1820 г. князем Семеном Воронцовым на свои средства. Ближайшие училища: Липенское в 7 вер. и Болдинское — 10 вер. В 1884 г. «Помещение князя Воронцова, каменное, отдельное; по свету и теплоте удобное; квартира учителю есть; классных комнат одна — длиной 5, вышиной 2 с. Учебных пособий достаточно — на 200 р. Библиотека есть — 184 книги. Земли нет. Законоучитель и учитель Федор Карминов, окончивший курс во Владимиpской духовной семинаpии, преподает с 18-го сентября 1882 г. Попечителя нет. Учащихся к 1-му января 1883 г. 61 м. и 9 д. Выбыло до окончания курса по желанию родителей 2 м. и 2 д. Окончило курс со свидетельствами 6 м. Вновь поступило 9 м. и 4 д. К 1-му января 1884 г. состояло 62 м. и 11 д. Учатся все вместе. Возраст: 8-9 л. - 36, 9 — 10 л. - 21, 10 — 11 л. - 7, 11 — 12 л. - 4, 12 — 13 л.- 2. Из учащихся: 5 из с. Андреевского, 5 — д. Ларионова в ½ в., 16 — д. Таратиной — 2 вер., 5 — д. Елисейковой — 3 вер., 19 — д. Филиной — ½ в., 9 — д. Неугодовой — 3 вер., 2 — д. Степаньковой — 2 вер., 1 — д. Пахомовой — 5 вер., 5 — д. Волкова — 4 вер., 1 — д. Близнецов — 7 вер., 2 — д. Красиков — 10 вер., 11 — д. Дровновой — 10 вер. и 2 — д. Черкасовой — 4 в. Ночлежного приюта нет. Живут на квартирах 16 уч., с платой по 3 р. в год. Вероисповедания православного. По сословиям: потом. двор. - 1 д., личн. двор. - 1 м. и 1 д., крест. - 61 м. и 9 д. Средства: от князя Воронцова 400 р.; платы за учение нет. Расходы: отопление, освещение, прислуга и ремонт 50 р.; жалованье — законоучителю 50 р., учителю 250 р.; на книги и учебные пособия 50 р. Посещали классы исправно. Прием в октябре; поступили все неграмотными. За теснотой помещения отказано 37. Учебный год с 3-го октября по 5-е мая. Пению обучаются простому. Учатся в день 6 час. и даются уроки на дома. Отделений 3. Уроков в неделю: по Закону Божию - 5, по Русскому языку - 11, по Славянскому языку - 2, по арифметике - 4, по пению - 1. Получивших награды не было. Получившие свидетельства учились 3 — 4 года. Не окончившие курса учились до ½ г. Училище никто не обозревал. Обучения ремеслам и рукоделию нет. Воскресных бесед и чтений нет» (Владимирский Земский сборник 1884. № 12. Декабрь.). В 1896 г. в народной школе было 96 учащихся.

«Об учреждении выездного врачебного пункта в с. Андреевском.
С 29 августа сего года учрежден в Болдинском врачебно-медицинском участке выездной пункт для приема больных в с. Андреевском, Воровцовской волости; выезд врача в этот пункт приноровлен к базарным дням, по четвергам, когда в с. Андреевском бывает большое стечение народа.
Помещение для приема больных и аптеки, с приспособлением его со стороны обстановки, необходимой посуды и прочего, безвозмездно предоставлено г. управляющим имением князя Воронцова — графа Шувалова, Михаилом Ивановичем Осташевским.
Докладывая о вышеизложенном, управа имеет честь предложить земскому собранию выразить от лица его благодарность М.И. Осташевскому, как за предоставление им безвозмездно помещения с полным приспособлением его для нужд выездного медицинского пункта, так и за предоставление безвозмездно же помещения для земского склада сельско-хозяйственных орудий и заведывание им; веским мотивом к этому, по мнению управы, может служить то полное сочувствие к осуществлению различных мероприятий Покровского земства в интересах местного населения со стороны г. Осташевского, которое собрание может усмотреть из данного доклада, а также из доклада но деятельности Андреевского сельско-хозяйственного склада» (Журналы очередного Покровского уездного земского собрания 1902 года).
В 1914 г. усадьбой владела графиня Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова (1845-1924, урожденная графиня Шувалова, дочь Софии Михайловны, урожденной Светлейшей княжны Воронцовой). Мужем Елизаветы Андреевны был граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837-1916). Этой ветви рода Воронцовых в 1807 г. было предоставлено право присоединить к своей фамилии фамилию угасшего древнего рода князей Дашковых.
Граф И.И. Воронцов редко бывал в Андреевском, большую часть своей жизни провел в Петербурге, Алупке и в усадьбе Ново-Томниково Тамбовской губернии (где при усадебной церкви похоронены два его сына и в 1916 г. он сам). Но в усадьбе поддерживался порядок, сохранялись дворец и парк как памятники старины. Имение было майоратом, при передаче по наследству его нельзя было разделять и оно должно было переходить старшему в роде.
В начале 1918 г. имение было национализировано и передано уездному земельному управлению для организации там показательного советского хозяйства. В 1919 г. Владимирская секция подотдела искусств выдвинула идею устройства в Андреевском музея-усадьбы. Однако из-за ограниченности средств губернского музея разрешение на открытие музея в усадьбе не было дано. В 1921 г. Главное управление по делам музеев Народного комиссариата просвещения разрешило губернскому музею вывоз всех предметов во Владимир с целью устройства там «Уголка XVIII века». Из усадьбы были изъяты ценнейшие предметы быта. Сейчас они находятся во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике.
«Побольше-бы таких энергичных работников (К расхищению дворца в Андреевско-Воронцовском). В с. Андреевском, Воронцовской вол., Владим. уезда, находится дворец, быв. графини Воронцовой-Дашковой. Ценности дворца приняты на учет Губотнаробом, но последнему до них, кажется, мало дела, потому-ли, что у Губогнароба не имеется средств для охраны исторических ценностей, или по чему либо другому.
Факт только тот, что за последнее время стали производиться систематические хищения дворцовых ценностей. Неоднократные обращения местных властей к Губернскому Центру не приводили ни к каким результатам.
Кражам стали подвергаться не только дворец, но и местное население, так как безнаказанные воры до того обнаглели что стали даже по дворам граждан вырезать овец и поросят.
Девятого декабря по делу о передаче Андреевско-Воронцовского лесничества в с. Андреевское прибыл из Владимира заведывающий УЗУ тов. Романов. На первый взгляд казалось-бы, что может быть общего между заведыванием уездной земельной политикой и прекращением бандитизма в волости, а оказывается очень многое.
Тов. Романов, надо отдать ему справедливость, верный сторож народного достояния и достойный представитель РКП. Узнав, что хищения во дворце приняли систематический характер, он не хотел после дневных трудов по выполнению возложенного на него поручения мирно почивать там, где подвергается расхищению народное богатство.
Поздно вечером во главе небольшой группы местных жителей тов. Романов отправляется в обход и со стороны парка, примыкающего ко дворцу, застает преступников, взламывающих оконные ставни.
Случайная неосторожность обхода обратила на себя внимание бандитов и последние бросились бежать, но тов. Романов открыл по ним огонь из браунинга, а его попутчик из охотничьего ружья. Но на эти выстрелы раздались ответные из глубины парка.
Очевидно, бандиты имели вооруженную охрану и не хотели без боя выдать своих. С опасностью для собственной жизни тов. Романов принял этот бой, но отсутствие при себе достаточного количества патронов и случайная порча револьвера заставали его временно отступить, чтобы пополнить зaпас патронов и исправить оружие. Наскоро проделав то и другое, он скова поспешил на «поле битвы», не боясь получить пулю из-за угла.
Но к счастью все обошлось благополучно.
Хотя бандитам уже удалось скрыться, но одна случайная тень обратила на себя внимание преследовавших. Тень оказалась женщиной, которая при допросе давала сбивчивые показания о цели своего позднего путешествия в расположение дворца.
Вскоре тов. Романову удалось узнать в женщине одну из соучастниц шайки бандитов.
Итак, нитка найдена благодаря неутомимой энергии и личному героизму нашего руководителя УЗУ. Дальше дело следственных властей и Нарсуда размотать весь клубок и достойно наказать преступников, а граждан Воронцовской вол. достойно поблагодарить тов. Романова за оказанную им услугу.
Побольше бы нам таких энергичных работников!» ("Призыв", 27 декабря 1922).
«Каждый крестьянин, проезжая в с. Андреевском. Болдинской волости, мимо дворца, бывш. князя Воронцова-Дашкова, непременно скажет:
— «Зря пропадает дом-то. Не могут к месту определить»...
Затем следует крепкое ругательство.
И в самом деле. Дом представляет из себя громадное помещение, имеющее около 70 комнат. Кроме того, имеется масса пристроек и флигелей — один зимний флигель величиной с дом, где помещается губком во Владимире.
Все это сейчас расхищается: стекла выбиты, забор упал. Если срочно не будут приняты меры - здание пропадет. Дворец находится в ведении губмузея» («Призыв», 6 мая 1925).
До 1925 г. имение принадлежало совхозу, но за сохранность оставшихся предметов музейного значения отвечал губернский музей, которому в 1925 г. дворец, наконец, был передан в собственность. В этот период главный дом находился в ужасном состоянии и требовал немедленной реставрации, но у музея на это не было средств.
Летом 1925 года, в связи с острой нуждой в санаторных койках, возникает вопрос о создании нового туберкулезного санатория для взрослых, коек на 150—200, где проводилось бы лечение различных видов туберкулеза у взрослых (легочного, кожного, гортани), с применением всех методов, известных медицинской науке. Было решено использовать под санаторий, квартиры и службы большой дом в с. Андреевском в 12 вер. от ст. Болдино, Моск.-Ниж. ж. д. Губернский музей по договору от 6 октября 1925 г. сдал Губздравотделу здание усадьбы под санаторий. Однако, необходимых для этого средств не было у Губздрава и здание было передано Губстрахкассе.
«Организация санатория в бывш. имении Воронцовой-Дашковой. В связи с окончательным решением вопроса об оборудовании в бывшем имении Воронцовой-Дашковой санатория для туберкулезных, президиум губпрофсовета признал необходимым для наблюдения за работой и выполнение плана губздрава выделять постоянного работника. Наиболее подходящим кандидатом признан зав. сyшневским отдыха т. Борисов, oб отзыве которого с работы постановлено возбудить ходатайство перед губкомом РКП(б.)» («Призыв, 19 сентября 1925).
«Новый туберкулезный санаторий. Создана комиссия из представителей губстрахкассы, ГСПС, губздрава и одного инженера из Москвы для технического осмотра имения б. князя Воронцова-Дашкова (близ ст. Болдино), где к осени будущего года предполагается открыть санаторий для больных туберкулезом легких, костей и горла. Санаторий будет иметь 150 коек» («Призыв», 24 сентября 1925).
9 ноября 1927 года был открыт Санаторий в с. Андреевском в честь Х-летия Октябрьской Революции. Находился под идеологическим руководством Губздрава и его наблюдением за постановкой учреждения, но в административно-хозяйственном отношении был подчинен Губстрахкассе. Предполагаемая коечность - до 225 коек, наличие ряда специальных кабинетов по водо и свето-лечению, рентген, достаточное количество инвентарного и госпитального оборудования.
C 19 августа 1941 года тубсанаторий в Андреевском стал использоваться, как прифронтовой эвакогоспиталь (ЭГ) №4063.

Со 2 мая 1942 г. ЭГ № 4063 преобразован в госпиталь-тубсанаторий для офицеров Красной Армии и стал относиться к Ивановскому управлению ВЦСПС.
За время размещения госпиталя в Андреевском сменилось несколько начальников:
- С 06.08.1941 г. (Приказ № 2) начальником госпиталя-санатория "Х Октябрь" являлся Алексей Сергеевич Шервуд.
- С 19.08.1941 г. (Приказ № 8) в должность вступила Лидия Иннокентьевна Донская.
- С 13.03.1942 г. - Болеслав Владиславович Лодзинский, военный врач 2 ранга.
- С 29.03.1943 г. - Моисей Израилевич Иоффе, военный врач 3 ранга.
- C начала 1944 г. - Григорий Абрамович Камушер, майор медицинской службы.
- C 16.08.1945 г. - Павел Иванович Гузен, майор медицинской службы.
Ликвидационная комиссия ЭГ 4063, назначенная приказом № 207 от 26 июля 1946 года составила описи дел на архивное хранение в г. Ленинград за все годы. На основании директивы начальника штаба МВО от 27 сентября 1945 г. за № 17927 эвакогоспиталь 4063 расформирован.
Героический труд в годы Великой Отечественной войны, профессиональные знания рабочих, санитарок, медсестёр и врачей по заслугам были отмечены наградами Родины: "За оборону Москвы" – 98 медалей, "За победу над фашистской Германией" – 140, "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" – 85 медалей, и 4 ордена "Знак Почёта". Всего коллективу было вручено 327 орденов и медалей!
Умершие в госпитале хоронились на кладбище д. Рощино, где был создан воинский участок.

После войны здесь вновь был открыт санаторий.
«Близ деревни Ларионово, на берегу небольшой речушки Пекши расположен бывший дворец графа Воронцова. Его окружает красивый вековой парк. Сейчас в этом дворце народная здравница – противотуберкулезный санаторий № 14. Здесь ежегодно отдыхают и лечатся тысячи рабочих, колхозников, служащих. Санаторий имеет различные лечебные кабинеты – ренгеновский, зубной, ухо-горла-носа, водолечения, лечебной физкультуры и другие. Здесь есть где провести досуг. К услугам отдыхающих кино-зал, биллиардная, библиотека с читальным залом, телевизор с большим настенным экраном. Больных обслуживает коллектив опытных врачей и медицинских сестер» («Вперед», 16 апреля 1963).
«В это утро рано зажглись огни в поселке Андреевском. Еще не было шести часов утра, а к зданию санатория № 14, где расположен избирательный участок № 156, сходились люди… Получают бюллетени для голосования и отдыхающие санатория. Здесь рабочие, инженеры, служащие, колхозники, студенты из разных городов и районов Владимирской, Ивановской, Московской, Ярославской и других областей…» («Вперед», 7 марта 1963).
«На днях в санатории № 14 (Ларионово) для отдыхающих был дан концерт. С концертом выступал Владимирский самодеятельный народный хор под художественным руководством тов. Литвинова. Концерт был прослушан с большим вниманием. Особенно понравились слушателям русские народные песни в исполнении солистки хора Зои Максимовой» («Вперед», 16 марта 1963).
«Ежедневно по два рейса делает служебный автобус из Петушков в Болдинский санаторий № 14. Он проезжает мимо деревень Таратино, Елисейково, Черкасово и других населенных пунктов, расположенных вдоль дороги. Для обслуживания данных населенных пунктов жителей пока не выделен рейсовый автобус.
Казалось бы администрация санатория должна была пойти навстречу жителям этих деревень и помогать им в переезде в Петушки и обратно. Ведь сам главный врач санатория тов. Гусак обещал, что служебные автобусы будут попутно перевозить и пассажиров. Но, к сожалению, дальше своего обещания тов. Гусак не пошел. Положение не изменилось. Кондуктора до сих пор не берут пассажиров в автобус» («Вперед», 22 июля 1964).
«Каждый, кто следует в санаторий № 14, обязательно пройдет или проедет по мосту, что расположен неподалеку от деревни Большая Пекша, напротив кирпичного завода.
На мосту образовались проломы, которые крайне опасны для переправы и пешеходов, и транспорта. Если не принять меры, может произойти несчастный случай» («Вперед», 29 июля 1964).
В начале 1980-х годов в усадьбе разместился детский областной пульмонологический санаторий «Болдино».
ГКУЗ ВО "Детский Санаторий "Болдино" зарегистрирован 3 февраля 1998 г. Санаторий «Болдино» был закрыт в 2012 г. из-за распространившегося по всей территории здания грибка. Организация ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ "ОБЛАСТНОЙ ДЕТСКИЙ ПУЛЬМОНОЛОГИЧЕСКИЙ САНАТОРИЙ "БОЛДИНО" ликвидирована 29 ноября 2013 г.
В 1995 г. на основании Указа Президента Российской Федерации ансамбль усадьбы был признан объектом культурного наследия и поставлен на государственную охрану. Однако уже десятилетия усадьба пребывает без надлежащего надзора.


Церковь Андрея Первозванного. Северо-западный фасад. 1900–1917 гг.

В советское время храм в селе был закрыт, разрушены колокольня и главы, в храме был устроен сначала клуб, потом гараж для авто- и сельхозтехники санатория, в который превратили дворец.
К середине 1990-х годов она представляла собой обезглавленный кирпичный бесформенный сарай с несколькими прорублеными в стенах боксами-воротами, залитым соляркой черным грязными полом, с такими же черными от копоти стенами.
4 июня 2016 г. в усадьбе Воронцовых состоялся общественный субботник, объявленный Владимирским Центром классической музыки. Это мероприятие предваряло старт фестиваля «Музыкальная экспедиция», программа которого в 2016 г. включила в себя концерт на территории исторической усадьбы.


Церковь Святого Апостола Андрея Первозванного

Церковь восстановлена. Автор проекта епархиальный архитектор А. Трофимов. Цвета фасада подобраны в соответствие с оригинальными и общему стилю Дворцового комплекса. 28 января 2001 г. состоялось архиерейское освящение храма.
Местная Религиозная Организация Православный Приход Свято-Андреевского Храма села Андреевское Петушинского района Владимирской области Александровской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) действует с 12 ноября 1999 г.
Настоятель, председатель приходского совета Шершаков Валерий Анатольевич.

Категория: Петушки | Добавил: Николай (10.03.2018)
Просмотров: 4106 | Комментарии: 2 | Теги: Петушинский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
avatar
0
1 d_d • 22:39, 31.05.2018
Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, я правильно понимаю, что интерьеры усадьбы восстановлены? Интересует прежде всего портретная галерея и те комнаты, что вы сфотографировали. Судя по фотографиям, это музейное пространство, полностью готовое к приёму посетителей. Всё-таки как-то можно туда попасть? Понадобится предварительная запись, чтобы кто-то встретил? Не вижу проблемы, если цена за такое посещение будет выше средней стоимости музейного билета. Непонятно только, куда обращаться, сайта усадьбы нет, телефона нет.
avatar
0
2 Николай • 08:35, 01.06.2018
Владимиро-Суздальскиймузей-заповедник, музейная экспозиция «Минувшихдней очарованье...». гор. Владимир, ул. Большая Московская, д. 58
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru