Главная
Регистрация
Вход
Суббота
02.03.2024
02:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Добронравов Василий Гаврилович, краевед

Добронравов Василий Гаврилович

Добронравов Василий Гаврилович (7.3.1861 – 21.11.1919) – педагог, заведующий губернским музеем, краевед.


Добронравов Василий Гаврилович (портрет работы Н.Н. Николаева). 1902

Родился в семье священнослужителя в селе Шегодском Юрьевского уезда Владимирской губернии 7 марта 1861 г.


Прасковья Николаевна Добронравова (урождённая Смирнова), мать В.Г. Добронравова.

Учился в Переславском духовном училище, во Владимирской духовной семинарии, по окончании которой на казенный счет был отправлен в С.-Петербургскую духовную академию. Здесь Василий Гаврилович обучался на церковно-историческом отделении в период расцвета таких научных сил, какими были — А.Е. Светилин, профессор Логики и Психологии, М.И. Каринский, профессор Истории философии, М.О. Коялович — профессор Русской истории, И.Е. Троицкий, профессор Новой церковной истории и его ученик, впоследствии светило Петербургской духовной академии, профессор Древней церковной истории В.В. Болотов. Одни из этих лиц дали Василию Гавриловичу необходимые познания в области тех предметов, которые он впоследствии с таким успехом преподавал, другие возбудили любовь к литературным работам в области исторической, где Василий Гаврилович заявил себя впоследствии деятелем небезызвестным и вне пределов родного ему края. Особенное влияние в этом отношении имел на В.Г. профессор И.Е. Троицкий, выпустивший немало талантливых историков, считающих его своим учителем. Под руководством этого профессора Василий Гаврилович написал и первую свою научную работу, удостоенную денежной награды и напечатанную в некоторой переделке в Христианском Чтении под заглавием: «Десять лет в истории старокатоличества» (1890).


В.Г. Добронравов в юности (справа), г. Владимир. Фотограф Я.Я. Мелехов

По окончании С.-Петербургской духовной академии в 1885 году с званием магистранта, Василий Гаврилович 13 декабря того же года назначен был преподавателем философских предметов в Астраханскую семинарию. Вступление молодого наставника совпало с частичной реформой духовно-учебных заведений, по которой преподаванию философских предметов сообщена была несколько иная постановка по сравнению с прежним временем. Учебных руководств необходимых для этого еще не было, и Василию Гавриловичу пришлось самостоятельно вырабатывать научный материал применительно к новоизданным программам. В то же время на него возложена была трудная и ответственная роль руководителя образцовой школы, которую надо было еще открыть и для организации которой соответствующих правил высшим учебным начальством также не было указано. В Астрахани Василий Гаврилович прослужил недолго. Отсюда его влекло в родную епархию, для которой он впоследствии так много сделал.


В.Г. Добронравов, г. Астрахань. Фотограф С. Климашевская. 1885-1888 гг.

10 февраля 1888 года состоялся его перевод во Владимиpскую духовную семинаpию на кафедру тех же предметов.
Философские предметы, преподаваемые в семинариях, вследствие своей отвлеченности и, с другой стороны, вследствие недостаточного навыка у учащихся к философскому мышлению усваиваются учениками обыкновенно с большим трудом. По крайней мере это надобно сказать об учениках со средними способностями. Поэтому задача преподавателя философии не должна ограничиваться сообщением своим слушателям только знаний, требуемых программою; он должен сделать несравненно больше. Он должен сообщать эти знания в такой общедоступной и популярной форме, благодаря которой они были бы воспринимаемы даже слушателями слабейшими в составе класса. Таким даром Василий Гаврилович обладал по преимуществу. Все его ученики согласно говорили, что ясное и отчетливое изложение преподаваемого помогало даже слабейшим из них разобраться в отвлеченных схемах философских систем и приближало трудно усвояемые философские положения к их сознанию. Излагая в форме доступной сознанию класса свой предмет, Василий Гаврилович и от учеников требовал такого же отношения к делу. Механическое дословное заучивание учебников им мало ценилось и поощрялось. «И от слушателей своих, говорил в речи при переходе Василия Гавриловича на пост Епархиального Наблюдателя о. Ректор семинарии Архимандрит Евгений, Вы требовали отчетливого, твердого разумения уроков и я знаю, как ученики не смели говорить Вам что-нибудь без достаточного сознания дела или пытаться набором слов заменить скудость понимания и сведения». Эта простота и популярность в изложении предмета говорят, понятно, о громадных трудах, какие Василию Гавриловичу пришлось затратить, чтобы сделаться хозяином в своей области, так как известно, что увлекательно и ясно можно изложить только то, что сам ясно представляешь. Лучшим образцом и примером для Василия Гавриловича мог быть в этом отношении его академический учитель М.И. Каринский, у которого ясность и популярность академических чтений соединялась с глубокими знаниями предмета, стяжавшими ему известность одного из видных русских философов.
В отношении к своим сослуживцам Василий Гаврилович создал себе репутацию одного из лучших сотоварищей. Всегда корректно, дружественно расположенный, он со всеми поддерживал хорошие отношения, не позволяя себе каким-нибудь неосторожным, резким словом или замечанием вызвать неудовольствие. Поэтому в оценке Василия Гавриловича, как хорошего сослуживца, сходились люди самых разнообразных направлений. Поэтому то и тесная связь его с семинарской корпорацией не прекращалась и по выходе из состава преподавательского персонала.
В период пребывания на службе в семинарии Василий Гаврилович оказывал влияние на воспитание учащихся и в более широком смысле. С 1889 года он состоял членом педагогических собраний Правления семинарии. Участие его в этих собраниях было особенно полезным для семинарии, как человека со сложившимися убеждениями, разносторонне осведомленного и житейски опытного. К его голосу и суждениям прислушивались начальники заведения, и «его советы, как выразился один из них, имели для него решающее значение в затруднительных случаях».
С 1892 г. - член Владимирского епархиального училищного совета.
Все свое свободное время посвящал изучению истории родного края. Член Владимирской ученой архивной комиссии; с 26 ноября 1898 г. – действ. член, с 17 декабря 1900 г. – пожизненный.
Как человек образованный, интеллигентный, он был участником, а в некоторых случаях и душою многих местных просветительных обществ, учреждений и предприятий. Приводимый ниже список его ученых трудов показывает, насколько была обширна в этом отношении его деятельность. Часть этих трудов относится к области палестиноведения. Эта группа литературных работ Василия Гавриловича сравнительно небольшая по объему и обязана своим появлением тому обстоятельству, что с 1894 года по 1902 год Василий Гаврилович состоял делопроизводителем новооткрытого во Владимире Отдела Императорского Православного Палестинского Общества. В этой должности ему также пришлось не мало потрудиться для того, чтобы наладить еще совершенно новое для епархии дело. Другая часть статей Василия Гавриловича — публицистического характера; они написаны по разным случаям церковно-общественной жизни и касаются самых разнообразных предметов. Более многочисленны и важны в научном отношении труды Василия Гавриловича педагогического и исторического содержания. В статьях педагогических он является главным образом руководителем подведомого ему учащего персонала по вопросам, выдвигаемым жизнью и школьною практикою. В некоторых из таких статей он знакомил общество с результатами деятельности церковно-приходских школ в противовес тенденциозным взглядам на этот предмет тех противников церковно-приходских школ, которые в этих школах, кроме дурного, ничего не желают видеть.
Самая же значительная часть литературных работ Василия Гавриловича — церковно-исторического свойства. Насколько история местного края обязана ему своей научной разработкой, можно видеть из того, что при его главном содействии и участии местная церковно-историческая литература обогатилась таким крупным изданием, каким является «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии». Около 1 ½ года, за болезнью М.А. Плаксина, Василий Гаврилович исправлял должность редактора местного органа и состоял самым деятельным его сотрудником.
17 мая 1902 года Василий Гаврилович был призван на более высокий и ответственный пост Епархиального Наблюдателя церковно-приходских школ Владимирской епархии. К этой службе Василий Гаврилович был в достаточной степени подготовлен в период своей предшествовавшей преподавательской деятельности, как наставник философских предметов, с преподаванием которых соединено было чтение в высших классах семинарии дидактики и руководство занятиями в образцовой школе при семинарии. Выработке опытности в руководствовании церковно-приходскими школами епархии Василию Гавриловичу посодействовало и продолжительное — с 1892 года — пребывание в составе членов Владимирского Епархиального Училищного Совета, где он был одним из самых ревностных деятелей. Незадолго до оставления службы в семинарии он даже удостоен был денежной награды за труды по поручениям Епархиального Училищного Совета в размере 300 рублей.
«Отдавая Семинарии большую часть времени и сил, тесно объединяя ее главные интересы с своими собственными, В. Г. за 14 лет своего служения успел так прочно и крепко привязаться к ней, что порвать эту связь оказалось и для него делом далеко не легким. Тем более чувствительна была для самой Семинарии утрата в лице его опытного и талантливого преподавателя труднейших дисциплин семинарского курса. Преподавательская семья всего больнее чувствовала потерю в нем одного из лучших своих сочленов и сотоварищей. Уже одно присутствие в их среде этого мужественного дышащего энергией человека вливало в нее бодрое настроение, его интеллигентность и всесторонняя отзывчивость оживляла товарищеские беседы, а его житейский такт, стойкость воззрений и ясный здравый взгляд на вещи служили прямо примером для более молодых членов семинарской семьи.
Неудивительно поэтому, что товарищеские проводы В. Г-ча невольно получили грустный оттенок. Хорошо сознавая, что с новым назначением он достигал лучшего вполне заслуженного им положения, мы в то же время не могли побороть и чувства сожаления в себе, лишаясь столь дорогого сочлена. Одно лишь оставалось нам в утешение, — это то, что, как высказал в своей речи и сам В. Г-ч, он, уходя из Семинарии, не окончательно порывал всякие связи с нами, но оставался служить в том же городе и по роду своего нового служения сохранял близкие отношения к духовно-учебному миру.
По случаю проводов В.Г. корпорацией учащих и начальствующих Семинарии 9-го июня 1902 года дан был в честь его прощальный товарищеский обед, а в память добрых отношений его к сослуживцам и в знак благожелательного напутствия его на новое служение была поднесена ему от всей корпорации икона Спасителя. Собрание происходило в квартире о. Ректора. При поднесении иконы о. Ректор обратился к В. Г-чу от лица всех присутствовавших с следующей речью:
«Когда человек достойный получает должное, соответствующее его высоким умственным качествам и действительным заслугам, тогда все добрые знакомые и друзья его испытывают особенно приятное и полное чувство нравственного удовлетворения. То же самое испытали и мы, Ваши сослуживцы по Семинарии, когда пришла весть о назначении Вас на столь желанное Вами место Наблюдателя церковных школ; но к этому радостному чувству примешивается и некоторая значительная доля огорчения: жаль, что воспитанники в лице Вашем теряют опытного и, говоря без всякого преувеличения, образцового преподавателя, а корпорация наша — доброго товарища.
Проста, покойна была речь Ваша к молодым воспитанникам, истины глубокого смысла Вы умели изложить в ясном, безыскусственном виде и отчетливо; равным образом и от слушателей своих требовали отчетливого, твердого разумения уроков, и я знаю, как ученики не смели говорить Вам что-нибудь без достаточного сознания дела или пытаться набором слов заменить скудость понимания и сведения. Ваше знание предмета и требовательность умеренная внушали к Вам доверие и уважение в учениках, и многие, давно переставши быть учениками, не переставали относиться к Вам с искренним расположением глубоко уважающих Вас воспитанников. Это едва ли не самое лучшее и вернейшее свидетельство о подлинно высоком достоинстве наставника-воспитателя.
Если мы взглянем на Ваши отношения к сослуживцам, то и здесь найдем прекрасное равновесие во всем и дружелюбие, не внешнее только, но действительное. Вы так умели сдерживать себя, стараясь во всех случаях руководиться здравою мыслью и взвешивать свои побуждения, прежде чем выразить их в слове или деле, что не уступали и тем мгновенным, невольно возникающим в нас движениям чувства, которые труднее всего подчинить воле. Не были Вы расточительны на дружелюбные слова и при всем своем благорасположении не старались казаться предупредительным; но я не знаю случая, когда бы Вы уклонились от того, чтобы со всею готовностью дать нужный и всегда разумный совет. И Ваше мнение всеми высоко ценилось; о себе лично могу сказать, что Ваши советы для меня часто имели решающее значение в случаях затруднительных. Общее расположение и любовь к Вам выражаются ныне в том единодушии, с каким все откликнулись на призыв собраться здесь для чествования Вас товарищеской трапезой. Как посильное выражение нашего дружеского расположения и благожелательности к Вам примите эту святую икону Спасителя. Да благословит Он и укрепит Вас и в новом положении Вашем Наблюдателя церковных школ».
Далеко не с спокойной душой выслушал чествуемый эту прощальную речь: укоренившаяся долгими годами привязанность к месту служения, очевидно, заговорила в нем в эти минуты с особенною силою, и острой болью отозвалась в сердце необходимость разлуки с горячо любимой им Семинарией. С глубоким волнением в голосе, невольно тронувшим всех присутствовавших, В. Г-ч ответил на речь о. Ректора следующими прочувствованными словами:
«Благодарю Вас, многоуважаемый о. ректор, и вас, дорогие товарищи, за этот дружеский прощальный привет, за это напутствие в новую жизнь, в сферу новых дел и отношений. Хотя и не мало лет прослужил я во Владимирской Семинарии, прожил в вашей товарищеской среде, но немного, думается, привнес от себя в эту среду такого, чтобы по заслугам принимать эти похвалы и приветствия. Не себе, а Вашему товарищескому доброму сердцу, приписываю все это, тому духу любви в союзе мира, какой издавна отличает корпорацию Владимирской Семинарии и который освятил обычай напутствовать добрым словом всякого уходящего.
Благодарю Вас за этот священный дар (икону Спасителя), которым Вы как бы благословляете меня на новую жизнь: он будет для меня драгоценным и живым напоминанием о родной Семинарии, о доброй товарищеской семье, среди которой я прожил 14 лет, лучших лет моей жизни.
С глубокой грустью я оставляю теперь эту семью, ибо впереди по роду моей службы у меня не будет такой семьи, будут начальники, подчиненные, но не будет товарищей, с которыми я мог бы проводить большую часть каждого дня. Утешаю себя только тем, что недалеко ухожу от Вас, что Вы, может быть, не исключите меня из членов своей корпорации, хотя я уже более и не буду служить с Вами, и с своей стороны усерднейше прошу об этом. Прошу Вас дорогие товарищи, не лишать меня своего внимания и товарищеского участия особенно в минуты жизни трудные.
Еще раз от глубины души благодарю Вас, о. ректор, «дорогих товарищей и прошу великодушно простить мне вся, елика согреших пред кем либо из Вас»...
За обедом продолжался непринужденный обмен застольных речей и искренних благопожеланий. Всеми единодушно высказывалась уверенность, что деятельность В. Г-ча и на новом поприще служения будет столь же успешна и плодотворна, как и на старом (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 19-й. 1902).
Он был одним из секретарей 3-го Областного историко-археологического съезда, проходившего 20—26 июня 1906 г. во Владимире, в работе которого приняли участие многие известные российские ученые, такие как Н.В. Покровский, А.И. Соболевский, И.А. Шляпкин и другие. Все они с большим уважением относились к Добронравову, ценя его за исторические труды и деятельность в проведении заседаний съезда.
С 1906 года Василий Гаврилович преподавал психологию и логику во Владимирской мужской гимназии. Он обладал даром сообщать знания в общедоступной и популярной форме, блестяще читал лекции по философии в Народном Доме.
Владимирский краевед М.В. Косаткин вспоминал о В.Г. Добронравове: «Несмотря на свой внешне строгий, профессорский облик, Василий Гаврилович в возрасте 45 лет, выше среднего роста, жгучий брюнет с небольшой раздвоенной бородой, с зачесанными назад волосами до плеч, крупными чертами лица, басистый голос и партикулярный черный сюртук, держал себя всегда очень просто, иногда даже шутливо, с приятной улыбкой, и мы с достойным почтением относились к нему и к преподаваемым им предметам, не позволяя прийти, не выучив заданный урок... Он, как лишь немногие из преподавателей средних учебных заведений, не раз выступал в качестве лектора от Общества детской помощи в Народном Доме, на платных общеобразовательных лекциях на темы философии о софистах, Сократе, Платоне, и многие из учеников гимназии усердно посещали эти лекции, гордясь своим талантливым учителем, так как лекции эти были блестящи, а ведь с такими же лекциями здесь выступали и выдающиеся профессора московских высших учебных заведений и Василий Гаврилович стоял на уровне с ними».
Возникшая в 1898 году Владимирская Ученая Архивная Комиссия нашла в лице Василия Гавриловича талантливого труженика, принимающего самое близкое участие во всех ее работах и начинаниях.
Многие годы Василий Гаврилович был председателем редакционной комиссии, которая выпустила энциклопедию Владимирского края: 18-томные "Труды Владимирской ученой архивной комиссии". В этих книгах были опубликованы редкие документы, интересные статьи и сообщения об истории родной земли, которые и сейчас не потеряли своей значимости.
Большая часть научных исторических работ Василия Гавриловича выгодно отличались с той стороны, что они представляли не компиляцию старого, взятого у других и только подносимого читателям в иной видоизмененной форме, а являлись строго научными работами, проверенными по первоисточникам с привлечением новооткрытых, необследованных материалов.
«В свободное время погуливал с сельскими товарищами, и даже приглянулась мне одна крестьянская девушка. Разок летом я сделал деловой визит Василию Гавриловичу Добронравову в село Добрынское, где он жил на даче, и застал его в синей рубашке, возвращающегося из леса с корзиной грибов. Взял он у меня прошение об учительском месте и обещал почтой прислать назначение, не велел беспокоиться. И, действительно, в августе я получил извещение сначала о назначении в школу фабрично-заводского села Ликино, Покровского уезда, а через несколько дней - новое назначение в Архангельскую второклассную школу Гороховецкого уезда, в двух верстах от станции Гороховец, с отменой первого назначения. И вот 31 августа я уже в селе Архангельском, начался новый период моей жизни - учительский…» (Стремление к высшему образованию. Воспоминания Василия Николаевича Пятницкого).
С 1907 года возглавил губернский музей (заведовал с 1907 по 1918 гг.). Под его руководством музей стал одним из культурных центров Владимира. Василий Гаврилович принимал самое живое участие в научной, собирательской, экспозиционной, экскурсионной и хозяйственной сферах деятельности музея. От его имени в фонды музея поступило в дар более 60 книг, золотая монета 1756 года, 9 рукописей, редкие фотографии.
На заседании Владимирской Ученой Архивной Комиссии 14 октября 1907 г. в доме, занимаемом Владимирским губернатором Ив. Н. Сазоновым, председателем Ив. Н. Сазоновым был поставлен на очередь вопрос о выборе нового Товарища председателя, каковым был А.В. Селиванов, оставивший службу во Владимире и уехавший отсюда. В товарищи председателя единогласно избран Владимирский вице-губернатор А.И. Келеповский. Далее избран был в помощники заведующему Музеем В.Г. Добронравову, чиновник Управления Государственными имуществами С.Н. Бакунин. По должности Епархиального наблюдателя церковно-приходских школ В.Г. Добронравов не имеет возможности каждое воскресенье быть в Музее, когда он открывается для бесплатного обозрения его публикой; за отсутствием заведующего, его будет заменять вновь избранный помощник. (В. Е. В. № 44-й. 1907).
Василий Гаврилович награжден всеми орденами до св. Владимира 3-й степени включительно. За свои археологические труды и исследования Василий Гаврилович избран Императорским Археологическим Институтом членом-сотрудником.
Педагогическая деятельность Василия Гавриловича находила для себя достойную оценку со стороны Епархиального и Высшего начальства, ценившего всегда его работоспособность и призывавшего к деятельности самой разнообразной там, где требовался человек умелый, обладающий разносторонними знаниями и богатым опытом. Не говоря уже о многочисленных поручениях, выполненных Василием Гавриловичем по указанию Епархиальной власти, здесь можно упомянуть о двукратном вызове его в Петербург. Именно, в 1909 году его вызывали в помощь заведующим отделами церковно-школьной выставки и в 1910 году для участия в чрезвычайном собрании Училищного при Святейшем Синоде Совета по обсуждению текущих вопросов церковно-школьной жизни. За свои многочисленные труды Василий Гаврилович награжден всеми орденами до св. Владимира 4-й степени включительно.

Двадцатипятилетие педагогической службы епархиального Наблюдателя церковно-приходских школ В.Г. Добронравова

13 декабря 1910 года исполнилось 25 лет со времени вступления на педагогическое поприще одного из видных деятелей нашей епархиальной жизни В.Г. Добронравова.
В должности Епархиального Наблюдателя церковно-приходских школ Василия Гавриловича и застало исполнившееся 25-летие его педагогической службы.
13-го декабря 1910 г., в день исполнившегося двадцатипятилетия педагогической службы Василия Гавриловича, его приветствовали частным образом, не смотря на то, что он по своей скромности совершенно отказался от какого бы то ни было официального чествования, многие учреждения и лица, с которыми он так или иначе связан служебными или личными отношениями.
От Владимирской ученой Архивной Комиссии Василия Гавриловича приветствовала депутация, состоявшая из г. Начальника губернии И.Н. Сазонова, А.В. Смирнова и Н.В. Малицкого. Н.В. Малицкий прочитал адрес следующего содержания:
«Глубокоуважаемый Василий Гаврилович.
Сегодня исполнилось 25 лет со дня Вашего вступления, по окончании С.-Петербургской Духовной Академии, на трудный и вместе с тем — по существу своему — весьма важный и ответственный педагогический путь.
Сделавшись педагогом, Вы, по всему складу Вашего просвещенного ума и доброго отзывчивого сердца, никогда не ограничивались сферой только педагогического служения. Многие из бывших и существующих в гор. Владимире просветительных учреждений и предприятий считают Вас не только в числе своих членов и участников, но и находят в Вас одного из самых деятельных и полезных своих сотрудников. Так и возникшая во Владимире двенадцать лет тому назад Ученая Архивная Комиссия встретила в лице Вас, Василий Гаврилович, деятеля, беззаветно преданного ее интересам, глубоко сочувствующего ее задачам. Своими трудами, как напечатанными в изданиях Комиссии, так и направленными к созданию того положения, которое она занимает среди старших своих сестер, Вы обнаружили и свои обширные научные познания, и свою многостороннюю опытность.
С чувством глубокого уважения и искренней благодарности, Владимирская Ученая Архивная Комиссия считает своим нравственным долгом высказать это Вам, Василий Гаврилович, сегодня и горячо пожелать в этот знаменательный для Вас день, чтобы Ваша дорогая для нас жизнь продолжалась еще многие и многие годы и чтобы многополезная деятельность Ваша на пользу нашей губернии и Владимирской Ученой Архивной Комиссии не только не прекращалась, а развивалась и росла. Честь и благодарность Вам нашему ученому талантливому труженику и энергичному деятелю родного Вам Владимирского края».
В ответ на прочитанное приветствие В.Г. сказал:
«Ваше Превосходительство и многоуважаемые Александр Васильевич и Неофит Владимирович!
Приношу Вам глубокую и искреннюю благодарность, а в Вашем лице и всем членам Владимирской Ученой Архивной Комиссии за то, что Вы почтили меня Вашим приветствием в настоящий день, благодарю за высказанные в этом приветствии лестные суждения, добрые чувства и пожелания. Я всегда с особенным интересом занимался историческими науками и в частности историей родной земли. Я люблю свой родной Владимирский край в его настоящем и прошлом. В изучении и исследовании прошлого этого края я всегда находил и нахожу для себя удовольствие. Очень немного сделано мною в широкой области исторических исследований Владимирского края, скромны мои труды. Тем приятнее и дороже для меня, что эти мои немногие скромные труды, что и эта сторона моей деятельности встречают живое сочувствие и одобрение в местном ученом учреждении, призванном оберегать и изучать родную старину — во Владимирской Ученой Архивной Комиссии. Польщенный этим одобрением постараюсь и впредь по мере своих сил и по мере возможности служить задачам и целям Комиссии».
От Епархиального Училищного Совета и Владимирского Отделения Василия Гавриловича приветствовали: прот. В.В. Косаткин, Директор Народных училищ А.М. Флеров, прот. Вл. Г. Боголюбов, свящ. Д.Ф. Гиляревский, прот. М.А. Веселовский, Смотритель училища А. И. Троицкий, М.Е. Миртов, прот. М.И. Добротворский, прот. М.А. Сперанский, свящ. И. Быстровзоров и Н.В. Тихомиров. Прот. В.В. Косаткин сказал приветствие такого содержания:
«Досточтимый и глубокоуважаемый Василий Гаврилович!
Ныне — день многознаменательный в Вашей жизни. Ныне исполнилось четверть века доблестного служения Вашего на пользу Святой Церкви и общества. 13 декабря 1885 года Вы назначены были преподавателем Астраханской духовной семинарии по философии, психологии, логике и дидактике, а 10 февраля 1888 года были перемещены преподавателем тех же предметов в родную Вам и нам Владимирскую духовную семинарию. Мудреные и трудные — эти предметы, требующие от преподавателя серьезной домашней подготовки! Но вы не ограничились только преподавательским трудом. В 1884 году прогремело во все концы отечества нашего приснопамятное Царское слово: „надеюсь, что приходское духовенство окажется достойным своего высшего призвания в важном церковно-школьном деле". Одобренное этою Монаршею надеждою, духовенство во всех епархиях с неустанной энергией занялось учреждением церковных школ в своих приходах. Организовались тогда епархиальные училищные советы для управления ими. Но церковно-приходская школа выступила на подвиг народного просвещения, можно сказать, по апостольски, не имея ни злата, ни серебра, ни даже меди при поясе своем, с одною лишь надеждою, что впоследствии достоин будет делатель мзды своея. Понадобились в то время деятели безмездные, идейные. Таким идейным деятелем церковно-школьного дела Вы, многоуважаемый Василий Гаврилович, и явились, вступивши 1 декабря 1886 г. в Астраханский епарх. училищ, совет членом и делопроизводителем его. Мы, по своему личному опыту, знаем, как трудна и хлопотлива была эта должность в первые годы церк.-школьного дела, без денежных средств. Но вы так отдались ц.-школьному труду, что и по переходе на службу в родной наш Владимир, не отказались принять на себя звание члена Владимирского епарх. училищного совета и в продолжении 10 лет носили его, принимая самое горячее участие в школьном деле, являясь на каждое собрание совета и никогда не отказываясь от разных поручений его, то по составлению педагогических правил и наставлений учителям, то по обозрению некоторых церк.-прих. школ, участию на годичных испытаниях, рассмотрению отчетов и т. п. На страницах Влад. Епарх. Ведомостей с того времени напечатано Вами много педагогических статей в руководство школьным деятелям. Наконец, по особенной преданности к церковно-школьному делу, Вы с 1 мая 1902 г. всецело посвятили свои силы и способности излюбленному своему церковно-школьному делу, отказавшись от службы в семинарии и принявши на себя должность Влад. епарх. Наблюдателя церк.-прих. школ. Таким образом, при обозрении Вашей служебной деятельности за четверть века, мы видим Вас на протяжении 20 лет официальным ц.-школьным деятелем, не официально же Вы трудились для ц.-прих. школ в продолжении всех 25 лет. Мы, члены епарх. учил. совета и Владимирского его отделения, были личными свидетелями Вашей достохвальной деятельности для преуспеяния церк.-прих. школ. Сия деятельность Ваша заслуживает полного почтения и сердечной благодарности. На собраниях епарх. учил. совета мы всегда прислушиваемся к каждому Вашему слову, которое всегда разумно и тактично. Мы удивляемся Вашей осведомленности о церк.-прих. школах и их деятелях. Вы ведете огромную переписку с последними Вы руководите деятельностью уездных отделений во всех ее частях. Честь и слава Вам, досточтимый Василий Гаврилович, от лица школьных деятелей, а от нас, ближайших сотрудников Ваших, низкий поклон. Сия св. икона Начальника нашей веры и Совершителя нашего спасения, Господа Иисуса Христа, подносимая Вам от усердия членов Епарх. Учил. Совета и Владимирского его отделения, да послужит Вам к укреплению Ваших сил на неустанное делание Ваше, к утешению в скорбные моменты жизни Вашей, к облегчению бремени труда, к напоминанию о нас, купно с Вами трудящихся, и к сохранению Вас в добром здоровье на многая, многая, многая лета».
Протоиерею В.В. Косаткину Василий Гаврилович ответил в следующих приблизительно словах:
«Многоуважаемый о. Протоиерей Василий Васильевич!
Приношу глубокую благодарность Владимирскому Епархиальному Училищному Совету и Владимирскому его Отделению за приветствие в этот день 25-летия моей служебной деятельности. За все эти 25 лет мне Бог судил непрерывно служить нашему общему церковно-школьному делу. Это великое дело народного просвещения под сению Православной церкви созидалось и росло на моих глазах. Я видел его в зачаточном состоянии, видел его и в полном расцвете. Живо помню, как 25 лет тому назад, тотчас по назначении на должность преподавателя дидактики в Астраханскую семинарию, я знакомился в первый раз с церковно-школьным делом в канцелярии Училищного при Св. Синоде Совета с любезного разрешения Вл. К. Саблера. В то время канцелярия Совета занимала скромный уголок в канцелярии Св. Синода и все дела этого Совета свободно размещались в одном шкафу. Через 24 года, в прошлом году на церковно-школьной выставке я был уже в новом собственном грандиозном здании Училищного Совета, видел, как разрослось это скромное 25-лет тому назад учреждение, а чрез детальное ознакомление с экспонатами выставки узнал и то, как широко развернулось церковно-школьное дело по лицу нашего необъятного отечества.
Но Господь судил мне быть не только зрителем развития церковно-школьного дела на Руси в последнюю четверть века, а и служить этому делу своими силами. Признаюсь, служил этому делу всегда не по обязанности только, а с сердечным к нему расположением, находя самый живой интерес в своем скромном содействии народному просвещению, радовался его успешному развитию и скорбел о встречающихся затруднениях.
Здесь во Владимирской епархии я стал в ближайшее соприкосновение с церковно-школьным делом с 1892 г., по назначении меня членом Владимир. Епархиального Училищного Совета. В это время церковные школы Владимирской епархии поставлены были уже довольно широко и прочно, благодаря просветительной деятельности Братства св. бл. в. кн. Александра Невского, в развитии которой принимал самое энергичное участие о. протоиерей Василий Васильевич. 18 лет я работал вместе с Советом по устроению и развитию церковно-школьного дела, в последние 8 лет специально посвятив себя ему. Обозревая мысленно в настоящий момент эти 18 лет совместного служения одному делу, я не могу не выразить глубокой благодарности членам Совета за то, что во все это время я встречал с их стороны самое внимательное и даже предупредительное отношение ко мне, ко всем моим начинаниям в области церковно-школьного дела. Такое отношение ценно для меня особенно по настоящей моей должности наблюдателя церковных школ: оно в значительной степени облегчает тяготы и скорби моей службы. Ту же предупредительность, тоже сочувствие и содействие я находил по своим служебным отношениям и во Владимирском отделении Совета.
Позвольте же мне в настоящий раз принести глубокую благодарность Владимирскому Епарх. Училищному Совету и Владимирскому его отделению прежде всего за прошлое, за все то хорошее и доброе, что я имел от того и другого за время совместного служения, а затем — приношу глубокую благодарность и за настоящее приветствие, за выраженные в нем чувства и пожелания; высоко ценю это приветствие: оно будет утешать и ободрять меня при продолжении моего труда. Св. икона Спасителя Нашего, которою вы благословляете меня, будет до конца жизни моей священным памятником Вашего сердечного ко мне расположения»...
От уездных наблюдателей церковно-приходских школ Владимирской епархии, был поднесен В. Г. адрес следующего содержания:
«Ваше Высокородие, Высокочтимый и дорогой Василий Гаврилович!
Что скажем Вам в настоящий день? Вы дожили до 25-летия Вашей педагогической деятельности; это говорит за то, что Вы, работая для других, сделали многое и для себя, и для своей семьи.
Вас ныне приветствуют разные лица и учреждения, с одной стороны, как бывшего преподавателя духовной семинарии, — с другой же, как Епархиального Наблюдателя, вообще же — как деятеля на ниве Церкви Христовой.
Присоединяясь к этим приветствиям, мы, Ваши сотрудники в деле народного образования, вспоминаем и Вашу юность, когда Вы обучались в духовной семинарии, одни как младшего товарища, другие, как старшего. И есть что вспомянуть: еще семинаристом Вы обращали на себя внимание наше, как примерный по успехам, прилежанию и поведению воспитанник.
Когда же были преподавателем, Вы, по отзыву детей, были образцовым воспитателем и учителем; нам же, когда мы слышали о Вас такие отзывы, не иное приходилось говорить, как только то, что Вы и должны быть таковым по своему складу.
Последнее же Ваше служение у всех нас на глазах. Не даром Господь наградил Вас присущими Вам силами; Вы работаете так, как требует Ваше положение, то в разъездах по школам, то пером по нуждам того же дела. Не только Вы руководите лично тем делом, которое Вам поручено, но и печатно много помогаете тому же делу. Все это радует нас и прибавляет и нам энергии, как Вашим помощникам.
Идя по долгу Вашей службы, Вы и заслужили от нас должное: мы преклоняемся пред Вами, как пред нашим старшим братом по делу, которому служим, и просим принять от нас искреннее приветствие по случаю исполнившегося 25-летия Вашей педагогической деятельности и искреннее пожелание, чтобы Господь сохранил Ваши силы и на дальнейшее продолжение нашей совместной работы».
При этом из уездных наблюдателей В.Г. лично приветствовали следующие лица: свящ. Вл. Валединский, Евл. Либеровский, И. Тихомиров, С. Альбицкий, В. Чернобровцев и Н. Введенский.
В ответ на приветствие В.Г. сказал:
«Дорогие мои сотрудники и помощники!
Сегодня исполнилось 25 лет моей служебной деятельности. В течение этих лет место и характер моей службы менялись: начал я свою службу в г. Астрахани преподавателем философских наук в Семинарии, через 2 года перешел на туже должность во Владимирскую Семинарию, а восемь лет тому назад определен был на должность наблюдателя церковных школ Владимирской епархии. Но при этой смене в течение всех 25 лет я непрерывно служил одному делу — церковно-школьному. Этим делом я должен был заняться с первых дней по своем определении на службу; для церковной школы я работал в Астрахани в качестве руководителя образцовой школы при Семинарии и делопроизводителя в Епархиальном Училищном Совете, а частью и наблюдателя церковных школ. По переходе во Владимир я продолжал руководить воспитанниками Семинарии в их подготовке к заведыванию, законоучительству и учительству в церковных школах; с 1892 г. я вошел в состав членов Владимирского Епархиального Училищного Совета, а с 1902 г. исполняю обязанности наблюдателя школ. Таким образом сегодня исполнилось 25 лет моего служения собственно церковной школе, моих трудов в сфере народного просвещения под сенью Православной церкви. Церковно-школьное дело выросло, можно сказать, на моих глазах, а на местах моего служения и не без моего участия. И если Вы нашли нужным приветствовать меня в настоящий день, то в этом Вашем приветствии я нахожу великое нравственное удовлетворение: оно говорит мне, что, по-видимому, не всуе трудился я в течение 25 лет. От души благодарю Вас за Ваше искреннее приветствие, за высказанные в нем добрые чувства и пожелания, благодарю за то, что Вы взяли на себя труд даже лично принести это приветствие. В этих Ваших добрых чувствах ко мне я вижу залог дальнейшего успеха в нашей совместной работе. Я должен сказать, что если мой труд на пользу церковных школ Владимирской епархии не был безрезультатным, то этим я обязан Вашему сотрудничеству. На Вашу долю выпадает даже больше труда, чем на мою. Если мне иногда принадлежала инициатива и руководство, то Вам принадлежит ее исполнение, проведение в жизнь, ближайший надзор в церковном школьном деле. И я счастлив засвидетельствовать в настоящую минуту, что в Вашем лице я всегда встречал вполне добросовестных и преданных делу сотрудников, которые никогда не отказывались идти на встречу моим начинаниям. Приношу Вам глубокую благодарность за такое Ваше отношение к нашему общему делу и ко мне, благодарю Вас за Ваше, всегдашнее радушие и гостеприимство, какое я всегда находил у Вас. Уверен, что и впредь мы будем жить и работать такою же дружною семьей»...
От Ковровского уездного Отделения свящ. Н. А. Преображенский приветствовал В. Г. приблизительно такими словами:
«Педагогический труд — труднейшее из всех человеческих занятий. Служа на педагогическом поприще долгие годы, В. Г. давно приобрел высокий авторитет и репутацию талантливого и опытного педагогического деятеля и, как таковой, восемь лет тому назад стал во главе ц.-школьного дела нашей епархии, в качестве Епарх. Наблюд. ц.-школ. Основой ц.-школьной деятельности его является преданность и любовь к своему делу. Обладая энергией и знанием дела, он умело направляет и упорядочивает школьную жизнь. Ц.-школьное дело при его трудах и участии крепнет и качественно улучшается. В ц. школы назначаются лица с полным соответствующим — образовательным цензом. Каждый труженик на школьной ниве народной всегда находит у В. Г—ча самый добрый совет и полезное указание, поддержку, ободрение, — облегчение в своей тяжелой работе. При возникновении каких-либо неустройств, В. Г. всегда сумеет уладить дело, устроить неустранимые, по-видимому, затруднения. Под его руководством всем работается легко, потому что этому руководству все безусловно доверяют.
Как выдающийся Наблюдатель, знающий свое дело, честный, стойкий, мудрый и тактичный, Вы особенно дороги в настоящее время, п. ч. такие именно лица, такие характеры и дарования только и способны сообщить ц.-шк. делу твердую устойчивость и особенно дать ему силу устоять против похода, предпринятого в наши дни против ц. школ».
В заключение о. Николай высказал, что Отделение считает приятным исполнением своего нравственного долга по отношению к В. Г—чу засвидетельствовать почтительное признание выдающихся качеств его и с чувством глубочайшего уважения приветствует его, принося искреннее и сердечное пожелание доброго здоровья — и еще долголетней службы.
На такое приветствие В.Г. ответил:
«Многоуважаемый о. Николай Александрович!
Благодарю Вас за Ваше приветствие. Церковно-школьное дело есть действительно такое дело, которому я служу не по обязанности только, но и по сердечному к нему расположению. Но Вы в Вашем приветствии слишком высоко цените мои заслуги в этом деле, слишком превозносите и мои душевные качества. Я стараюсь служить церковно-школьному делу по мере своего разумения и сил и если мои старания оказываются не безрезультатными, то этим я обязан не своим только заслугам, но и тому, что мои старания встречали живой отклик в представителях уездного ц.-школьного управления. Здесь я встречал и сознание долга и желание трудиться по мере сил и возможности, трудиться совершенно бескорыстно. При этих благоприятных условиях росло и расширялось церковное школьное дело в нашей епархии. Благодарю Вас за это совместное и согласное служение нашему общему делу, благодарю за настоящее приветствие, за выраженные в нем добрые чувства и пожелания. Передайте мою глубокую благодарность и всем членам Вашего отделения».
От Вязниковского отделения и церк.-приходских школ Вязниковского уезда адресы были присланы по почте.
«Глубокоуважаемый Василий Гаврилович!
Вязниковское Отделение Владимирского Епархиального Училищного Совета считает приятным долгом приветствовать Вас с исполнившимся ХХѴ-летием Вашей педагогической деятельности в Духовном Ведомстве.
Получив высшее духовное образование, Вы посвятили молодые силы свои на служение родной Вам Владимирской духовной семинарии, где с честью преподавали философские и педагогические науки, весьма важные в деле духовного развития воспитанников семинарии — будущих церковных пастырей Владимирской епархии. Приобретя заслуженный авторитет и педагогический опыт, Вы решили оставить служение семинарии и приняли на себя еще более важный и ответственный путь служения — руководство народным образованием в церковных школах всей обширной Владимирской епархии, в качестве епархиального наблюдателя.
Вы, глубокоуважаемый Василий Гаврилович, вступили к исполнению принятого Вами высокого долга тогда, когда церковные школы переживали весьма трудное время в своей жизни и деятельности: они нуждались в надлежащей постановке учебно-воспитательного дела, в организации: правоспособного учительского персонала и в указании правильного пути расходования общественных и казенных средств, поступающих на содержание - школ. И под Вашим просвещенным руководством церковные школы вышли из затруднительного положения: они крепли и постепенно развивались количественно и качественно. На съездах о.о. уездных наблюдателей, где Вы являлись энергичным председателем, все школьные нужды обсуждались и выносились резолюции, руководящие к успешной деятельности оо. наблюдателей и заведующих; на учительских курсах, открываемых по Вашей инициативе и прекрасно руководимых Вами, постепенно формировался правоспособный комплект учащих; Ваши печатные руководящие заметки служили тому-же, а живое личное общение с учащими на местах всей обширной Владимирской епархии и членами отделений вдохновляло их; Вы принимали деятельное участие в устроенной в С-Петербурге всероссийской выставке церковных школ, показавшей населению империи те выдающиеся их успехи, каких достигли они за свое существование в последнее двадцатипятилетие; составленный и изданный Вами ко времени 25-летия восстановления Императором Александром III церковных школ „Исторический очерк церковных школ Владимирской епархии" является прекрасным памятником постепенного роста церковных школ во Владимирской епархии и освещения их жизнедеятельности.
Высоко ценя Вашу плодотворную деятельность на пользу церковных школ вообще и Владимирской епархии в особенности, Вязниковское Отделение, принося Вам со всеми прочими Вашими почитателями сердечное , поздравление с исполнившимся ХХѴ-летием Вашей педагогической деятельности в Духовном Ведомстве на пользу Церкви и Отечеству, вполне достойной и соответственной высоте принятого Вами долга, искренно выражает чувства глубокого к Вам уважения с пожеланием Вам добраоо здоровья на многия лета для продолжения многоплодной Вашей педагогической деятельности на пользу Церкви и отечеству, в качестве просвещенного уважаемого Епархиального Наблюдателя»… (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 3-й. 1911).
«29 апреля 1917 г. состоялось заседание культурно-просветительной комиссии при Владимирском Губернском Временном Исполнительном Комитете. Заседание открылось переизбранием президиума. Председателем избран Н.Н. Овчининский, товарищами — Н.В. Малицкий и Н.Н. Беляев, секретарями — Е.Е. Ранг и А.Н. Модестова.
Следующим был поставлен вопрос о конструировании отделов. Председательницей лекционного отдела избрана Л.М. Давыдова, председателем библиотечного отдела Н.В. Малицкий.
Заслушан доклад лекционного отдела по вопросу об организации курсов для подготовки лекторов на политические темы. Намечен ряд хозяйственных вопросов.
Доложено собранию о пожертвовании торгово-промышленным союзом 10 тысяч руб. на культурно-просветительные нужды. Постановлено благодарить торгово-промышленный союз.
Произведены выборы делегатов от культурно-просветительной комиссии на епархиальный съезд; избраны — В.Г. Добронравов, Н.М. Георгиевский, Н.В. Малицкий и П.Ф. Леонтьев» («Известия Вл. Г.В.Исп. К-та», №47, 3-го мая 1917).

Умер во Владимире от туберкулеза легких 21 ноября 1919 году и похоронен на Князь-Владимирском кладбище. В 1947 году его могила была уничтожена.


В 1998 г. активистами Владимирского фонда культуры было восстановлено захоронение известного владимирского краеведа на участке кладбища, где, по рассказам старожилов, оно могло находиться (участок № 15). Захоронение обнесено низкой металлической оградой, установлен высокий деревянный крест. На невысоком бетонном постаменте - плита из черного гранита с надписью: «Русский просветитель, историк, публицист, педагог, известный владимирский краевед Добронравов Василий Гаврилович. 20.03.1861 —21.09.1919. Низкий поклон и вечная память. Благодарные потомки и земляки».

Публикации В.Г. Добронравова
Книги
:
1. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. I. Владимир и Владимирский уезд. - Владимир, 1893. [Соавтор].
2. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 2. Переславский и Александровский уезды. - Владимир, 1895.
3. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 4. Меленковский, Муромский, Покровский и Судогодский уезды. - Владимир, 1897.
4. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 5.. Шуйский, Ковровский, Вязниковский и Гороховецкий уезды. - Владимир, 1898. [Соавтор].
5. 700-летний юбилей владимирского Успенского Княгинина женского монастыря. - Владимир, 1900.
6. Благовещенский мужской монастырь в г. Вязниках: ист.-статистич. описание. - Владимир, 1906; то же // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. - Владимир, 1907. - Кн. IX.
7. Иеромонах Клеопа, строитель Введенской пустыни Владимирской епархии. - Владимир, 1908.
8. История Троицкого Данилова монастыря в г. Переславле. - Сергиев Посад, 1908.
9. Введенская Островская пустынь Владимирской епархии: ист. описание. - Владимир, 1909.
10. Историческое описание Святоезерской пустыни. - Владимир, 1909; то же под загл.: Святоезерская пустынь: женский общежительный монастырь в Гороховецком уезде Владимирской губернии // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. - Владимир, 1909. - Кн. XI.
11. Церковные школы во Владимирской епархии с 1884 по 1909 г.: ист. очерк. - Владимир, 1909.
12. Род князей Пожарских и Спасо-Евфимиев монастырь в г. Суздале. - Владимир, 1911.
13. Вотчины и поместья князя Д.М. Пожарского в пределах Владимирской губернии. - Владимир, 1912.
14. Город Суздаль и его достопамятности. - Владимир, 1912.
15. Владимирская губерния в историко-археологическом отношении. - Владимир, 1912.
Статьи:
1. Из истории молоканства во Владимирской епархии // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. - Владимир, 1899. - Кн. I.
2. Дела Владимирского губернского правления, поступившие в архив Владимирской ученой архивной комиссии: [опись] / сост. В.Г. Добронравов // Там же. - Владимир, 1901. - Кн. III.
3. Переславский Троицкий Данилов монастырь: к 400-летию со дня его основания // Там же. - Владимир, 1908. - Кн. X.
Публикации о нем:
1. Малицкий Н. История Владимирской духовной семинарии. Вып. 2. - М., 1902. 2. То же. Вып. 3. Списки воспитанников Владимирской духовной семинарии. 1750- 1900.-М., 1902. 3. 25-летие педагогической службы епархиального наблюдателя церковноприходских школ В.Г. Добронравова // Владимирские епархиальные ведомости. - 1911. - № 2, 3, 4. 4. Тельчаров А.Д. Фонд Владимирской ученой архивной комиссии // Археографический ежегодник за 1985 г. - М., 1987. 5. Энциклопедический словарь Брокгауз и Ефрон: биографии. Т. 4. - М., 1993. 6. Померанцев Н. Их объединили имя, дело и судьба // Молва. - 1995. - 6 апр.< 7. Попова М.П. Краевед В.Г. Добронравов и его портрет работы художника Н.Н. Николаева / Владимир. обл. универс. науч. б-ка им. М. Горького. - Владимир, 1999. [Со списком основных публикаций В.Г. Добронравова]. 8. Попова М.П. Василий Гаврилович Добронравов // Владимирский некрополь: Князь-Владимирское кладбище. - Владимир, 2000. - Вып. 3.9. Померанцев Н.А. Добронравов Василий Гаврилович // Владимирская энциклопедия: биобиблиогр. словарь: А - Я. - Владимир, 2002. 10. Попова М.П. О царских вкладах и месте рождения основателя династии Романовых царя Михаила // Попова М.П. И поиск длится целый век... - Владимир, 2002. 11. Титова В.И. Штрихи к биографиям владимирских краеведов В.Г. Добронравова и А.В. Смирнова // Материалы Областной краеведческой конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.Н. Воронина (19 апр. 2004 г). - Владимир, 2004. 12. Ковальчук Л.П. Новые материалы о семье краеведа В.Г. Добронравова // Там же.

ВАСИЛИЙ ГАВРИЛОВИЧ ДОБРОНРАВОВ

М.В. Косаткин
Из воспоминаний «Мои гимназические годы во Владимире» (рукопись)

С 1906 года в наш гимназический курс были введены два предмета из так называемой «философской пропедевтики» - психология и логика - о законах мышления и его формах, но, к сожалению, не введён курс философии как науки по вопросам научного мировоззрения. Так как предметы психология и логика преподавались в 7 и 8 классах и занимали не более 8 уроков в неделю, и специальных преподавателей их в составе гимназических учителей не было, то к этому преподаванию был привлечён один из самых выдающихся преподавателей в других учебных заведениях города П.П. Борисовский. Но он, положив начало изучения их, пробыл учителем гимназии всего два года - по 1908 год, а вскоре получил повышение по основной своей деятельности с переводом на работу в г. Пензу. Преемником его и был Василий Гаврилович, раньше с 1888 года до 1908 года преподававший те же предметы в родной семинарии, которую блестяще окончил в 1885 году, а затем также успешно и Петербургскую Академию. По отзывам семинаристов, как писал о нём его друг и биограф А.В. Смирнов, В.Г. причислялся всеми к лучшим своим наставникам. Воспитанный на традициях доброго времени и вместе с тем получивший образование в Академии уже при новых порядках, когда от студентов стали требовать не зубрения лекций, но до известной степени и самостоятельного труда в целях развития, Добронравов вышел на педагогическое поприще вполне подготовленным к преподаванию взятых на себя предметов, а затем постепенно совершенствовался, следя за литературой и неустанно изучая первоисточники. И он всегда был в курсе дела и с большим педагогическим талантом щедро делился с воспитанниками своими знаниями, своим опытом. Таким образом, В.Г. стал в глазах своих коллег в гимназии и самих гимназистов, его учеников, как очень почтенный и солидный и по внешнему облику, и по внутреннему содержанию педагог, привлекавший своим преподаванием повышенный интерес к его предметам своих уже достаточно развитых и любознательных юношей-гимназистов. Несмотря на свой внешне строгий, профессорский облик, В.Г. в возрасте 45 лет, выше среднего роста, жгучий брюнет с небольшой раздвоенной бородкой, с зачёсанными назад волосами до плеч, крупными чертами лица, басистый голос и партикулярный сюртук, держат себя всегда очень просто, иногда даже шутливо, с приятной улыбкой, и мы с достойным почтением относились к нему, к преподаваемым им предметам, не позволяя себе придти, не выучив урок.
В качестве учебников применялись тогда в гимназии курсы психологии и логики, составленные специально для гимназической программы популярным тогда профессором тех же предметов в Московском университете Челпановым, при этом очень живо и даже наглядно. В отличие от преподавания их Д.М. Студзицким непременно «назубок» дословно по учебникам, у нас в гимназии Василий Гаврилович вёл это преподавание в свободном изложении, в форме сознательного усвоения и очень внимательно выслушивал ответы, восполняя их и учебник дополнительными объяснениями, и ставил не менее 4-х. И если применял особую строгость, то исключительно в отношении своего сына Лёни, учившегося в нашем классе, способного юноши, но порой ленивого и шаловливого. И когда тот оказывался невыучившим урок, В.Г. внушительно пробирал его и ставил двойку, демонстрируя свою объективность и беспристрастность. Многие из нас, его учеников, уважали Василия Гавриловича как выдающегося местного культурного деятеля в общественной жизни родного города и края. Он, как лишь немногие преподаватели средних учебных заведений, не раз выступай в качестве лектора от Общества детской помощи в Народном Доме, на платных общеобразовательных лекциях на темы философии - о софистах, о Сократе, Платоне, и многие из учеников гимназии усердно посещали эти лекции, гордясь своим талантливым учителем, так как лекции эти были блестящи, а ведь с такими же лекциями здесь выступали и выдающиеся профессора московских высших учебных заведений, и Василий Григорьевич стоял па уровне с ними.
Нам хорошо был известен В.Г., как усердный и энергичный деятель в области изучения истории родного Владимирского края и его замечательных исторических памятников, и как автор многочисленных трудов о них в «Трудах Владимирской Учёной Архивной Комиссии», а также выходивших отдельными изданиями - это уже библиографическая редкость - пяти выпусков «Историко-статистического описания церквей и приходов Владимирской губернии XII—XVIII веков», изданная вместе с В.М. Березиным в начале нынешнего века, описание родного Данилова монастыря в Переславле, летопись культурных событий и история Владимирской губернии в «табель-календарях» по Владимирской губернии, выходящих в начале нынешнего столетия.
Как местный историк В.Г. был учёным секретарём в заседаниях историко-археологического съезда во Владимире летом 1906 года. А на этом съезде участвовали многочисленные учёные историки России, такие, как профессоры Любавский, Соболевский, Покровский, Шляпкин, Пресняков и другие, и мы помним, с каким уважением все они относились к Василию Гавриловичу, ценя его исторические труды и деятельность в проведении заседаний этого съезда и в путешествиях с ними в Суздаль и по памятникам города Владимира, показу древностей и только что открытого тогда Владимирского музея. Создание этого музея многим обязано также Василию Гавриловичу. Всё это делало Василия Гавриловича одним из почтеннейших и выдающихся местных культурных деятелей, и от его почтенных почитателей мы слышали слова о нём: «Василий Гаврилович - это золотая голова». И недаром, когда в декабре 1910 года исполнилось 25-летие его педагогической деятельности, его так дружески тепло и сердечно чествовала передовая владимирская общественность, и даже мужская владимирская гимназия проявила к Василию Гавриловичу своё глубокое уважение, выразив это в своём семейном кругу педагогов скромным торжеством.
Жил Василий Гаврилович со своей семьёй, насколько мы помним, всегда в верхнем этаже небольшого особняка за Красной церковью, через два дома от «красного корпуса» семинарии, жил в постоянных и разнообразных трудах, будучи с 1903 года как опытный и авторитетный педагог наблюдателем приходских школ Владимирской губернии и скончался явно преждевременно в декабре 1920 года в возрасте 60 лет от туберкулёза горла. Смерть его прошла почти незамеченной, и мачо кто проводил его прах до могилы на владимирском городском кладбище, где прах Василия Гавриловича был погребён в изголовье Степана Юлиановича Беллевича, также в конце главной дороги по этому кладбищу. Здесь же вскоре была погребена дочь В.Г. Нина - молодая жена инженера Давыдова, брата бывшей начальницы женской гимназии, а затем и сын Лёня, умерший тоже от туберкулёза в 1927 году. Младший сын Серёжа, питомец Владимирской гимназии, выступавший, бывало, в гимназических концертах как их украшение с басовыми вокальными партиями, умер в Москве в начале 1960-х годов. Там же окончила свои дни и супруга Василия Гавриловича Юлия Павловна, бывшая в молодости деятельной участницей Владимирского общества детской помощи и библиотекарем при Владимирском Губсоюзе. Так окончилась семья почтеннейшего Василия Гавриловича. Покойный, и это было одним из прекрасных его качеств, любил и считал своим долгом отмечать память выдающихся своих земляков - культурных тружеников - своими некрологами и заметками о них в местной печати. Но вот память о нём самом никто печатно не почтил, да и сама могила его уже утратилась на местном кладбище.
Игумения Арсения (Добронравова Анна Гавриловна) - младшая сестра Василия Гавриловича Добронравова
История Владимирского музея
Категория: Владимир | Добавил: Николай (09.01.2017)
Просмотров: 2336 | Комментарии: 6 | Теги: Музеи, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 6
avatar
0
1 Николай • 20:12, 07.10.2021
Приложение 1

Охранение и изучение родной старины
По поводу съезда деятелей музеев

27 — 30 минувшего декабря в Москве состоялся съезд деятелей музеев, т. е. лиц, заведующих музеями, хранителей их и вообще интересующихся вопросом охранения и изучения родной старины. На съезд собралось до ста таких деятелей из столиц и из провинции, заведующих музеями центральными (в Петербурге и Москве), областными (напр. в Киеве), губернскими, военными (артиллерийским, полковыми), церковными древлехранилищами, частными музеями, как напр. из г. Егорьевска Рязанской губернии и пр.; здесь были представлены музеи исключительно исторические и частью историко-этнографические. Съезд этот был собственно предварительный и имел своею главною целью выработать положение и программу для настоящего съезда в будущем, наметить необходимую подготовку к будущему съезду, который и предположено устроить в декабре 1914 года.
Ознакомившись с этим вступлением, читатели Епархиальных Ведомостей могут сказать, какое нам дело до этого бывшего и будущего съездов деятелей музеев и зачем об этом говорить на страницах Епархиального органа. Конечно, до самого съезда, до того, что и как на съездах говорилось и говорится, до этих подробностей мало дела читателям Епархиальных Ведомостей, но то дело, ради которого учреждаются и существуют исторические и этнографические музеи, т. е. сохранение родной старины в назидание будущим поколениям в некотором отношении близко касается и приходского духовенства, и народных учителей. В данном случае мы и хотели бы обратить внимание читателей Епархиального органа на этот вопрос об охранении родной старины и обратиться к ним с призывом оказать свое посильное содействие этому охранению.
Нам кажется, что излишне доказывать и объяснять, насколько ценно и важно охранение и изучение разнообразных памятников отечественной старины и народного быта: это должно быть понятно всякому более или менее образованному человеку. К сожалению, мы русские в массе не можем похвалиться любовью к памятникам своей родной старины и бережливым к ним отношением, из-за чего погибло и погибает или находится в крайнем небрежении множество таковых памятников. Много их варварски истреблено было в прежние времена особенно в XVIII столетии, когда просвещенные на западно-европейский лад духовные и светские администраторы свысока относились к предметам родной старины и не только разрешали, но и как бы поощряли ее уничтожение. К крайнему сожалению, подобное, если не варварское, то по крайней мере небрежное отношение к предметам старины и быта наблюдается иногда и в настоящее время. Не то заграницей, у наших западных соседей. Немец любит свою родину в ее настоящем и прошлом. Каждый образованный немец в годы своей молодости, в годы студенчества считает своим долгом вдоль и поперек даже пешком исходить свой родной край, а у нас спросите образованного напр. владимирца, насколько он знает свою родную губернию, и нередко убедитесь, что он знает ее только настолько, насколько говорится о ней в учебнике истории и географии, т. е. не более, чем Ярославскую, Московскую и др., а между тем наша родная губерния весьма интересна и в ее прошлом, и в настоящем по современному быту ее населения. Немец любовно и бережно собирает и охраняет разнообразные памятники своей родной старины и быта: не говоря уже о столичных и больших городах, почти в каждом и маленьком немецком городке есть свой местный музей, а у нас? Конечно, и у нас есть и столичные, и провинциальные местные музеи, но их слишком мало сравнительно с великой Россией и они не обеспечивают сохранности родной старины. У нас в России, как рассказывали на бывшем в декабре съезде, наблюдается даже такое явление. На юге России — в Новороссии и Северном Кавказе в недрах земли, в курганах, могильниках и т. п. и доселе еще сохраняются многочисленные и разнообразные предметы глубокой доисторической старины, памятники, имеющие не местный только, но общекультурный интерес, и вот за этими памятниками энергично охотятся иностранцы, разыскивают их и тайком увозят заграницу. Для этой цели иностранцами организуются целые экспедиции под видом охотничьих; на эти экспедиции расходуются большие деньги. Едва-ли возможно что-либо подобное у наших западных соседей.
avatar
0
2 Николай • 20:14, 07.10.2021
Конечно, нельзя сказать, что у нас до настоящего времени не принималось мер к охранению и изучению памятников нашей истории и древностей. У нас существуют учреждения, на которых возложена эта обязанность:
Археологическая комиссия в Петербурге, Археологическое общество в Москве и разные провинциальные общества того же рода — архивные комиссии и т. п.; существуют музеи, как напр. Эрмитаж и Музей Александра III в Петербурге, Исторический и Румянцевский музей в Москве — с их богатыми коллекциями, музеи областные (в Тифлисе, Киеве и др.), губернские, епархиальные древлехранилища, музеи частных лиц и т. д. Но все это, как мы сказали выше, но достаточно охраняет, сохраняет и изъясняет старину. Всем этим учреждениям недостает прежде всего средств для надлежащего выполнения своих задач, а от этого недостатка средств напр. исторический музей в Москве остается до настоящего времени не вполне отделанным и громаднейшие и интереснейшие коллекции древностей не разобранными. Или что могут сделать архивные комиссии по изучению и охранению местных памятников, получая от правительства субсидию только в 200 рублей? А если нет средств, то нельзя привлечь к этому делу людей, ибо дело не может вестись одними только любителями, получающими средства к жизни от других профессий.

Итак, если мы признаем, что охранение и изучение памятников древности имеет важное культурное значение, то прежде всего приходится пожелать, чтобы правительство пришло на помощь этому делу в большей мере, чем делалось до сих пор. На эту культурную потребность следовало бы из нашего бюджета уделить и побольше средств, чтобы расширить и укрепить это дело. Но одни правительственные средства и другие мероприятия не достигнут своей цели в надлежащей степени, если дело охранения и изучения памятников родной старины не найдет сочувствия в обществе, именно в культурной его части, если это общество не будет оказывать этому делу материальной и главным образом моральной поддержки. Необходимо, чтобы мы все, мнящие себя более или менее просвещенными людьми, полюбили свою родную старину, воспитали в себе живой интерес к ней, способствовали всеми зависящими от нас мерами и средствами охранению разнообразных памятников этой старины. Вот в этом то деле, нам кажется, и могли бы сделать очень многое и приходское духовенство, и народные учители. Очень желательно, чтобы в этой среде создался живой интерес к родной старине и охранению ее памятников. И приходское духовенство, и народные учители - это та часть образованного общества, которая не концентрируется в городах, а рассеяна по всему лицу великой русской земли, по самым глухим уголкам ее и может наблюдать и изучать такие факты и предметы, которых временный посетитель может и не подметить. Широкое поле открывается для них и в области наблюдений над родной стариной, сохраняющейся в разнообразных формах в той или другой местности. Для духовенства конечно ближе всего церковная старина, которая в большом количестве и сохранилась у нас, но оно может помочь охранению старины и другого рода.
Положим, что наша Владимирская губерния в отношении охранения церковных древностей счастливее других губерний. Наши знаменитые соборы, составляющие особую эпоху в истории русского церковного зодчества, в большинстве реставрированы, а Юрьевский собор ожидает своей реставрации в ближайшем будущем; имеющиеся в этих соборах предметы древности тщательно охраняются. Тоже следует сказать и о наших более древних обителях. Благодаря заботам бывшего Владимирского архиепископа Феогноста, предупреждено исчезновение свящ. древностей и из сельских церквей: они переданы на хранение в древлехранилище братства св. благ, в. кн. Александра Невского. Наконец, все имеющиеся на местах церковные древности зарегистрированы в подробных описях, составленных в каждой церкви по распоряжению Епархиальной власти; извлечение из этих описей (монастырские описи) даже и напечатано. Таким образом в нашей епархии, по-видимому, все сделано для охранения и изучения церковных древностей. Но в действительности оказывается, что по местам остались и не зарегистрированные в описях церковные древности. Опись зарегистрировала то, что сохраняется в храме, в ризнице, что составляет предмет поклонения или церковного употребления, но бывает так, что где-либо в кладовой, на колокольне, и т. п. лежат без призора разные вещи, уже вышедшие из употребления. Они и не внесены в описи, а может быть, между ними есть и такие, которые имеют историческую ценность. Вот мы и просим приходских священников обратить на это внимание и по крайней мере сообщить заведующему музеем Влад. ученой архивной комиссии, если в их храмах имеется что-либо подобное. Архивная комиссия по сношении с Епархиальною властью командировала бы кого-н. для осмотра этих древностей и для выяснения их дальнейшего положения. Таким путем, может быть, и были бы предохранены некоторые интересные вещи от гибели.
avatar
0
3 Николай • 20:15, 07.10.2021
От церкви перейдем к приходу. В районе прихода могут быть городки, курганы, могильники, урочища, относительно коих у местного населения могут быть различные предания, легенды, поверья и т. п. Все это имеет несомненный исторический интерес: сообщение об этом принято было бы также с глубокой благодарностью Владимирской архивной комиссией.
В самой народной жизни сохраняется еще немало старины, отголосков более или менее отдаленного прошлого, хотя эта старина и быстро исчезает под натиском новых условий жизни, под воздействием новых веяний. Тем ценнее сберечь эту старину или по крайней мере зарегистрировать ее. Эта старина проглядывает еще во многом. Хотя пожары и жестоко истребляют нашу деревянную и соломенную Русь, но по местам и в нашей губернии уцелели старые крестьянские постройки — избы с волоковыми окошками, е резными досками на коньках, с высокими крутыми тесовыми крышами. Как хорошо было бы иметь фотографические снимки с этой исчезающей старины! Любительские фотографии теперь так широко распространены, что сделать эти снимки можно почти всюду. Одежда и домашняя утварь также изменяется под влиянием новых условий: ситец вытеснил домашние ткани, городское платье — сарафан, керосин и лампа — светец, лучину и сальные свечи. Пройдет несколько лет и следов не останется от этой старины. Тем больше оснований сберечь то, что еще не успело исчезнуть, сберечь в музее, где и светец, и старый винтовый железный подсвечник и старый сарафан и т. п. найдут достойное место. Поэтому архивная комиссия была бы также весьма благодарна, если бы ей сообщили, где сохраняется еще эта бытовая старина и где можно приобрести ее хотя бы за деньги для музее. Вышивки, кружева, строчка и т. п., в которых проявляется народное искусство, также имеют большую ценность для музеев. Фабрика и город сильно изменяют и самый уклад народной жизни особенно в последние годы. Тем важнее зарегистрировать исчезающие обычаи и другие характерные стороны народного быта и тем сохранить их хотя бы для памяти потомства, записав и описав их в подробностях. Эти записи дали бы нам яркую картину народной жизни нашего края, и я снова должен сказать, что такие записи были бы весьма ценны для местного музея. Кто лучше приходского духовенства и народных учителей может знать народную жизнь нашего края по указанным выше сторонам? Кто поэтому скорее всего может помочь делу охранения и изучения родной старины? С усерднейшею просьбою мы и обращаемся к тем и другим. Проникнитесь любовью и интересом к родному краю, к его истории и к родной старине и помогите по мере вашего разумения и сил сохранению различных памятников исчезающего прошлого. В г. Владимире имеется особое учреждение — архивная комиссия и музей при ней, куда могут быть направлены все запросы и сообщения по данному делу. Эта комиссия не откажет конечно покрыть своими средствами и те расходы, какие потребуются при приобретении различных предметов для музее.
Заведующий музеем В. Добронравов.
/«Владимирские Епархиальные Ведомости» Отдел неофициальный № 7 (16 февраля 1913 года)./
avatar
0
4 Николай • 20:34, 07.10.2021
Приложение 2

КАКОЙ ЖЕ ВЛАДИМИРСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ТРУД САМЫЙ ВОСТРЕБОВАННЫЙ?
В.А. Антонов
Пять выпусков «Историко-статистического описания церквей и приходов Владимирской епархии» увидели свет в 1893-1898 гг. Как значится на титульных листах, все они были напечатаны в типолитографии В.А. Паркова. Здесь же в эти годы печаталась и газета «Владимирские епархиальные ведомости». В начале 1894 года в ней было помещено объявление, которое приводится на фотографии.

Не знаю, насколько велик был тираж издания, и как быстро его распродали. Известно только, что во Владимирской области можно по пальцам пересчитать библиотеки, где эти книги ныне имеются, и везде они так интенсивно использовались более ста лет, что чаще не сохранили «родные» обложки, а уже переплетены повторно. Работая в отделе краеведения областной библиотеки, я неоднократно был свидетелем, когда эту книгу, особенно первый выпуск, включающий материалы по г. Владимиру и Владимирскому уезду, спрашивали одновременно несколько читателей. Вероятно, поэтому в библиотеке уже давно сделана полная ксерокопия этой книги и она всегда «под руками», чаще её и выдают читателям.
Несколько поколений краеведов начинали знакомство с историей края именно с этого труда и привыкли называть его кратко «Описание церквей», а не по авторам. Авторы же - В.Г. Добронравов и В.М. Березин – себя скромно поименовали составителями. Как же начиналась история этого издания? В 1892 году архиепископом Владимирским и Суздальским становится Сергий (1830-1904), к тому времени доктор богословия, автор нескольких богословских сочинений и описаний московских монастырей. На владимирскую кафедру он был переведён из Могилёва. К тому времени во многих епархиях были изданы описания церквей и приходов. Составлялись они из ежегодных отчётов приходских священников, часто называемых клировыми ведомостями. Была такая попытка и во Владимирской епархии. В 1886 году в типографии П.Ф. Новгородского вышел первый (и единственный) том «Описания церквей и приходов Владимирской епархии», составленный преподавателем семинарии В.М. Орловым, посвящённый приходам Александровского уезда. С этой работой новопоставленный архиерей ознакомился и остался недоволен сухостью и однообразием изложения. Новое издание он решил сделать не просто «описанием», а «историкостатистическим описанием». Вот почему задуманный как церковное издание, труд этот до сих пор ценен как историко-краеведческий. В.М. Орлов к тому времени уже четыре года был священником Борисоглебской церкви г. Владимира и продолжал преподавать греческий язык в семинарии. Поэтому исполнение задуманного более серьёзного труда архиепископ Сергий решил поручить молодым преподавателям Владимирской духовной семинарии с академическим образованием. В то время именно семинария была самым крупным учебным заведением г. Владимира, и штат преподавателей в ней был самым представительным.
Многие из них были выпускниками Владимирской духовной семинарии. Интересно, что общим в судьбе будущих авторов интересующего нас труда, двух Василиев (Березина и Добронравова) было то, что оба они после окончания Владимирской духовной семинарии поступили в духовные академии (Березин - в Киевскую, Добронравов - в Санкт-Петербургскую). Затем первый «по распределению» работал в Смоленской епархии, второй - в Астраханской. Они вернулись в родную Владимирскую семинарию уже будучи преподавателями с опытом работы. В. Добронравов был преподавателем «философии и соединённых с нею предметов», а В. Березин «русской словесности и истории литературы».
avatar
0
5 Николай • 20:36, 07.10.2021
Почему же именно они были выбраны архиереем для составления важною для епархии и для губернии труда? Оба уже имели публикации по церковной тематике в разных изданиях, а в газете «Владимирские епархиальные ведомости» напечатали материалы, которые мы бы сейчас назвали историко-краеведческими. Темой публикаций В.Г. Добронравова были церковноприходские школы и библиотеки, а В.М. Березина - начало христианства на Владимиро-Суздальской земле. Архиереем были поставлены весьма сжатые сроки для подготовки первого выпуска, посвящённого городу Владимиру и Владимирскому уезду, и поэтому авторы работали над ним вдвоём, совместно вырабатывая состав и структуру статей, принципы отбора материалов. На следующий год после приезда нового архиепископа первый выпуск был уже напечатан!
Работа была проделана огромная. Основой стали хранившиеся в архиве Владимирской консистории клировые ведомости и описи храмов. (Кстати, здание консистории, где пришлось много работать авторам, также сохранилось до наших дней).
Поскольку многие храмы были разрушены в советское время, описание особенностей интерьеров и хранившихся святынь в некоторых из них сохранилось в печатном виде только в этом издании. Да и консисторский архив, когда в нём работали авторы, был более обширным, чем та его часть, что ныне хранится в Государственном архиве Владимирской области. Можно определённо утверждать, что некоторые исторические сведения о храмах доныне сохранились только благодаря тому, что они опубликованы в «Описании». Таким образом, все пять выпусков «Описания» во многом стали первоисточниками. Особенно это касается приходов, расположенных в сельской местности. Составляя исторические справки о приходах, авторы не могли обойтись без привлечения дополнительных сведений из печатных источников. К тому времени уже существовала довольно обширная краеведческая литература о городах, с которой они были хорошо знакомы. В поисках исторических сведений о сёлах они просмотрели все публикации местных газет, издания губстаткомитета, «Владимирский сборник» К.Н. Тихонравова. Проработаны были ими и почти все вышедшие к тому времени в Москве и Петербурге многотомные издания с публикациями древних источников - «Акты археографической экспедиции», «Акты исторические», «Собрание государственных грамот и договоров», «Дополнения к актам историческим», «Акты юридического быта» и другие, а также русские летописи, груды историков Н.М. Карамзина, М.М. Щербатова, В.Н. Татищева, церковные летописи. Интересные сведения из вышеуказанных источников часто помещались В. Добронравовым и В. Березиным в обширные комментарии-сноски, их особенно много в первом выпуске.
После выхода совместного первого выпуска авторы разделили работу по уездам. Перу В.Г. Добронравова принадлежат описания приходов Переславского и Александровского уездов (выи. 2. 1895), Меленковского, Муромского, Покровского и Судогодского уездов (вып. 4. 1897), Вязниковского и Гороховецкого уездов (выи. 5. 1898). В. М. Березиным описаны приходы густонаселенных Суздальского и Юрьевского уездов (вып. 3. 1896), Шуйского и Ковровского уездов (вып. 5. 1898). Несомненным достоинством всего издания стала удобная для читателя структура. В каждом уезде приходы сгруппированы но благочиниям (в разных уездах их было от 4 до 7). В начале описания каждого благочиния приводится список приходов по алфавиту, описания приходов расположены в том же порядке. Зная административное и церковное деление губернии и епархии конца XIX века, нужный приход легко найти. Но с делением на благочиния были знакомы не все. Почувствовав некоторые неудобства такого расположения приходов, авторы уже со второго выпуска поступили весьма оригинально. Оставив структуру книг неизменной, они в оглавлении всех последующих выпусков расположили приходы внутри каждого уезда по алфавиту, без учёта благочиний! Поиск ещё более упростился. Большой удачей для авторов «Описания» стало то, что с начала 1892 года во «Владимирских епархиальных ведомостях» особым приложением печатали «Материалы для истории Владимирской епархии», собранные братьями Г.И. и В.И. Холмогоровыми (но почему-то без упоминания их фамилий) из писцовых, переписных, дозорных, ландратских, отказных книг ХѴІ-ХѴІІІ вв. и приходных окладных книг патриаршего казённого приказа, хранившихся в Московском архиве Министерства юстиции. (Отдельные оттиски этих материалов, составившие 5 выпусков, были напечатаны в той же типолитографии В.А. Паркова в 1894-97 гг.). Многочисленные цитаты из этого издания со сведениями из ранней истории селений украсили «Описание» и увеличили его ценность как первоисточника, так как издания Холмогоровых весьма редки и сложнее организованы.
avatar
0
6 Николай • 20:38, 07.10.2021
Конечно, такое сложное издание, да ещё выпущенное в короткие сроки, не лишено недостатков. К сожалению, не все священники, составлявшие клировые ведомости, имели разборчивый почерк. В основном ошибки в издании и возникли при обработке архивных рукописей и при наборе в типографии с рукописного текста, и чаще они встречаются в именах собственных - в названиях селений и рек.
Владимирская газета «Молва» в начале своего существования печатала много краеведческих материалов. В 1995 году краевед Н.А. Померанцев, хорошо знакомый с трудами В.Г. Добронравова и В.М. Березина, поместил в «Молве» две статьи, названные в духе этой газеты: «Их объединили имя, дело и судьба» и «Два провинциальных учителя написали книги, которые никогда не устареют». Хочется сказать: «Дай Бог каждой провинции побольше таких учителей, которых знает даже самая известная российская энциклопедия словарь Брокгауза и Ефрона!». Но вот насчёт «никогда не устареют»... Смотря что под этим выражением понимать... Да, книги актуальны и востребованы до сих нор. Но, как и все капитальные справочные издания, «устарели» они сразу после выхода. В них нет (и не могло быть!) описания новых приходов, открытых уже в конце XIX века и тем более - в начале XX. В некоторых епархиях Российской империи выпустили продолжения или дополнения к своим «Описаниям церквей». У нас этого не случилось. В.Г. Добронравов, продолжая заниматься педагогической деятельностью, причём с 1902 г. занимая ещё и пост епархиального наблюдателя церковно-приходских школ Владимирской епархии, с 1898 г. был активным членом Владимирской учёной архивной комиссии, редактировал её «Труды», заведовал её музеем. В.М. Березин продолжал преподавать в семинарии, имел большую семью, последние годы жизни много болел и умер в 1912 г. Руководство епархии - архиепископы Владимирские и Суздальские Никон (1904-1906) и Николай (1906-1914) не увидели необходимости в продолжении издания.
До нашего времени сохранилось не так много экземпляров «Описаний». Многие из них содержат пометки и исправления, сделанные прежними владельцами, иногда известными людьми. Известны книги, принадлежавшие Л.С. Богданову, Н.Н. Воронину. На нескольких экземплярах из библиотеки Владимиро-Суздальского музея-заповедника по став J гены фиолетовые штампы протоиерея Николая Филатова. Заведующий библиотекой музея С.П. Гордеев помнит о нём и его сложной судьбе немало интересного. Книги были приобретены музеем в 1970-е гг., перед отъездом владельца из Владимира в Касимов. Его пометки и надписи на книгах, сделанные чернилами, а иногда уже и шариковой ручкой, разнообразны. Часть из них поясняет и дополняет основной текст «Описаний», а многие рассказывают о нелёгкой судьбе священника в советское время. Отец Николай служил в разных храмах области и отмечал это в своём экземпляре. В советские годы действующих храмов в области было немного, на район всего 3-4. У описания некоторых храмов встречаются надписи «служит до ныне» или «до днесь», иногда с указанием имеют настоятеля или даты закрытия церквей в 1950-60-е гг. Следил о. Николай за краеведческими публикациями. Например, к Бакинскому приходу Александровского уезда он сделал большую приписку со ссылкой на газету «Призыв» 1973 г. о венчании здесь в 1898 г. Ф.И. Шаляпина с И. Торнаги, у с. Олепина приписал «родина Владимира Солоухина, писателя, чт. его "Влад. просёлки", "Капля росы"». А вверху страницы с началом исторического очерка о г. Владимире он приклеил почтовую марку 1958 года, выпущенную к 850-летию юрода!
Надеюсь, я убедил читателей в том, что «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии» - труд, достойный переиздания. Но если просто механически размножить вышеупомянутые книги, от этого будет больше вреда, чем пользы для владимирского краеведения.
Уже в XXI веке вышло издание с многообещающим названием: «Правовая охрана памятников истории и культуры: на основе материалов Суздальского района Владимирской области» (Владимир, 2003). Закрыв глаза на досадные ошибки в этом издании, что мы видим? Цитирую: «К сожалению, в последнее время исследований по истории сёл и церквей суздальской земли практически не проводилось. Поэтому сведения, представленные в книге, основываются на "Историко-статистическом описании церквей и приходов Владимирской епархии"». Сразу видна некомпетентность авторов издания. Настоящее «вредительство в краеведении». Получается, что напрасно работали историки и краеведы XX века? Ещё в 1901-1906 гг. А.В. Смирнов напечатал во Владимире «Материалы для истории Владимирской губернии» в 4-х выпусках. Он повторил публикацию старинных актов, касающихся нашей губернии из сборников, вышедших в Москве и Петербурге в 1780 - 1890-х годах, «приблизив» труднодоступные издания к владимирскому читателю. Авторы «Описания» не имели возможности использовать некоторые из упомянутых сборников. Много нового было опубликовано и в 18 томах «Трудов» ВУАК. Да и в советское время сделано было немало.
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru