Главная
Регистрация
Вход
Пятница
19.07.2024
00:24
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1594]
Суздаль [471]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [118]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [235]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [167]
Учебные заведения [175]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2400]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [277]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [153]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Фрунзе Михаил Васильевич

Михаил Васильевич Фрунзе

Родился в 1885 году городе Пишкек (Бишкек) Семиреченской области Туркестанского края. Из мещан, сын фельдшера, молдаванина Василия Михайловича Фрунзе (1854—1897), служившего в Пишпеке. «Фрунзе» - по-молдавски значит «лист, листок».
Семья была небогатой; для того, чтобы выйти в люди, надо было хорошо учиться, Миша заканчивает с золотой медалью гимназию в поселке Верный (ныне Алма-Ата Впервые познакомился с революционными идеями в кружке самообразования в гимназии..
В 1904 году поступил в Петербургский политехнический институт, вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Как члена партии, Фрунзе сразу же послали в город Иваново-Вознесенск – «для организациипартийной работы на нелегальном положении». В ноябре за свои революционные идеи был впервые арестован.
В Кровавое воскресенье 9 января 1905 года участвовал в манифестации на Дворцовой площади в Петербурге, был ранен в руку. Позже Михаил Васильевич признавал, что именно это событие привело его в «генералы от революции».

В Шуе и Иваново-Вознесенске Фрунзе создает боевые дружины, организует стачки. «Во владимирском архиве имеется дело «по прошению студентов Фрунзе (Во всех архивных материалах периода 1905—1910 гг. фамилия Михаила Васильевича пишется Фрунзе.) и Бубнова и мещанина Волкова о привлечении к ответственности полиции мест. Ямы за избиение их в арестантской». Материалы, заключающиеся в этом деле, относятся к первому аресту М.В. Фрунзе в Иваново-Вознесенске в октябре (ноябре) 1905 года.
По сообщению и. д. полицейского надзирателя местечка Ямы Добротворского, студенты Фрунзе и Бубнов и рабочий Волков были задержаны нарядом городовых и астраханских казаков 29 октября (11 ноября) 1905 года близ леса у витовской фабрики по Дуниловскому тракту. При обыске, после задержания у Фрунзе и Бубнова было найдено по револьверу, а у Волкова — 110 штук прокламаций.
При сопровождении Фрунзе, Бубнова и Волкова в арестантское отделение, а затем и в самом помещении арестантского отделения, казаки и городовые подвергли их побоям и истязаниям, в результате чего арестованные 2 (15) ноября 1905 года подали на имя прокурора Владимирского окружного суда следующее заявление:
«Его высокородию господину товарищу прокурора.
От студента С.-Петербургского Политехнич. Инстит. Михаила Васильевича Фрунзе, студента Московск. Сельскохоз. Инст. Андрея Сергеевича Бубнова и мещанина гор. Иваново- Вознесенска Петра Ивановича Волкова.
Заявление.
20 октября с. г. вечером мы, нижеподписавшиеся, были задержаны нарядом полицейских с казаками и приведены на чембурах в Ямскую арестантскую, где и подверглись истязанию со стороны ведших нас казаков и находившихся в арестантской городовых (не всех).— Нас били перед входной в коридор дверью, в коридоре и в камере, при чем били кулаками (всех), нагайками (всех), поленом (Фрунзе и Волкова), таскали за волосы (Бубнова), топтали и били ногами (Волкова и Бубнова).
Доводя все эти факты до вашего сведения, мы заявляем, что никакого сопротивления с нашей стороны не было; что г. надзиратель сидел в то время на верху и не мог не слышать криков истязуемых, но никаких мер для прекращения истязаний не предпринимал и требуем расследовать это дело, подвергнуть виновных следуемому по закону наказанию.
Студ. С.-Пет. Полит. Инст. Михаил Фрунзе.
Студ. Моск. Сельск. Инст. Андрей Бубнов.
Мещ. г. Ив.-Возн. рабочий Петр Велков».
Вероятно, одновременно с подачей этого заявления, Фрунзе и Бубнов потребовали медицинского их освидетельствования, которое и состоялось 8 (21 ноября) 1905 года, т. е. спустя 11 дней после их ареста и избиения казаками и городовыми. У А.С. Бубнова врач нашел: «на середине темени имеется кожный рубец, покрытый струпом, длиною в 3/8 вершка, подвижной, безболезненный. Других знаков насилия на указанных Бубновым местах не оказалось. Общее состояние здоровья хорошее. Рубец произошел от полученной Бубновым легкой раны или глубокой ссадины, за время 10 дней до освидетельствования, ударом каким-либо тупым предметом».
Относительно освидетельствования М.В. Фрунзе в протоколе записано: «свидетельствуемый 20 лет от роду, хорошего телосложения. По осмотру на указанных Фрунзе местах никаких знаков не оказалось, так что, не отрицая факта нанесения ему побоев, нужно заключить, что если Фрунзе и были нанесены побои, то последние должны быть отнесены к разряду легких».
По заявлению Фрунзе, Бубнова и Волкова началось следствие. Понятно, что допрошенные городовые и казаки дали показания в том смысле, что арестованные нигде, никогда и никаким побоям не подвергались. Засвидетельствованный врачом в протоколах медицинского смотра факт нанесения побоев принят во внимание не был,— городовым веры было больше.
В начале 1906 года следствие было закончено и поступило на рассмотрение Владимирского Губернского Правления, которое 4 (17) марта его «слушало» и «приказало»: «произведенным расследованием установлено, что задержанные 29 октября 1905 г. в м. Ямах с оружием и прокламациями студенты Бубнов и Фрунзе и мещанин Волков (в подлиннике, вероятно, ошибочно написано «Куликов») ни при заарестовании их, ни по доставлении в арестантскую побоям и вообще какому-либо насилию со стороны стражников и полицейских служителей м. Ямы не подвергались. Обстоятельство это подтверждается, между прочим, и медицинским освидетельствованием Бубнова и Фрунзе, по которому за исключением небольшого рубца на голове Бубнова, никаких знаков насилия у поименованных лиц не оказалось. В виду сего и признавая жалобу Бубнова и Фрунзе лишенной основания, Губернское Правление определяет — оставить таковую без последствий, о чем им и объявить через Иваново-Вознесенского полицеймейстера».
Так окончилось это одно из первых столкновений М.В. Фрунзе с полицией. («Призыв», 31 окт. 1930).


Дом № 16 по ул. Володарского, в котором в 1905 г. останавливался Фрунзе Михаил Васильевич. 1949 г.

«Дом, в который приезжал М. В. Фрунзе в 1905 году». Г. Ковров, ул. Володарского, 16
Дом, одноэтажный, бревенчатый, обшитый тесом и покрашенный в желтый цвет, был построен в 1889 г. на каменном бутовом фундаменте под железной кровлей. Общая полезная площадь — 125 кв. м.
В доме Румянцева со своей семьей с 1900 по 1938 год проживал в доме Румянцева с 1900 по 1938 год проживал слесарь Ковровских железнодорожных мастерских, социал-демократ М.Б. Блюмерман. В той же части дома, где снимал квартиру М.Б. Блюмерман, хранилось оружие, нелегальная литература, сюда собирались на тайные сходки ковровские большевики.
В 1905-1906 гг. для установления связи с ковровской организацией РСДРП и доставки нелегальной политической литературы и решений ЦК РСДРП в Ковров приезжал М.В. Фрунзе. Он останавливался у М.Б. Блюмермана.
Михаил Борисович Блюмерман (1882-1947) – член РСДРП с 1905 года, активный участник трех революций. По заданиям партийной организации он часто ездил в Москву, Нижний Новгород, Иваново-Вознесенск, Ярославль для связи с местными партийными организациями. В 1905 году, будучи в Иваново-Вознесенске на митинге рабочих, М.Б. Блюмерман пригласил М.В. Фрунзе в Ковров. Вскоре тот побывал в городе.
В 1953 году на этом доме была установлена памятная доска с надписью: «В этом доме останавливался в 1905-1906 гг. М. В. Фрунзе». 5 октября 1960 года состоялось решение Владимирского облисполкома за № 754, утвердившее «Список исторических памятников, подлежащих местной охране», где под номером № 44 значился этот дом.
Дом был снесен после 2009 года, и на его месте выстроен современный коттедж, на котором уже нет памятных досок.

В декабре 1905 г. Михаил Васильевич Фрунзе повел часть Шуйской и Иваново-Вознесенской Красной Гвардии и 89-го пехотного полка в Москву - помогать московским товарищам завершать переворот. Всего у Фрунзе набралось 900 (по другим данным, 800 или 1000) человек. По дороге в Москву через Владимирскую губернию к его отряду приставали части из разных запасных полков, и рабочие дружины из разных городов; всего набралась еще 1100 человек... Участие отряда ивановских и шуйских рабочих под руководством М.В. Фрунзе в баррикадных боях Красной Пресни в Москве.
В марте 1906 года в числе делегатов Иваново-Вознесенской организации РСДРП, Фрунзе прибыл в Стокгольм на IV съезд партии. Здесь он впервые встретился с Лениным, Сталиным и Ворошиловым.


«Дом Фрунзе». Гор. Владимир, ул. Гороховая, д. 2. 1977 г.
Дом был отмечен мемориальной доской.
"Здесь в конспиративной квартире Андреевых
в 1906 году проходило совещание
владимирских и ивановских большевиков
с участием М. В. Фрунзе.
В 1907 году хранилась в свернутом виде
техника подпольной типографии".

Явочная конспиративная квартира Владимирского Окружкома РСДРП находилась во Владимире на ул. Гороховая, в д. 2. В конце 1906 г. на втором этаже дома, снятом под квартиру большевиком Михаилом Павловичем Андреевым, проходило совещание представителей Владимирской, Ковровской, Гусевской и Иваново-Вознесенской организаций РСДРП с участием М.В. Фрунзе перед выборами во II Государственную думу (см. Владимирский Комитет РСДРП (б)). М.В. Фрунзе тогда работал в Шуйском уезде Владимирской губернии. Горячо любили рабочие города Шуи агитатора «Арсения» - большевика Михаила Фрунзе. Он вошел в их рабочую семью, разделяя с ними все невзгоды и радости… Михаил Васильевич Фрунзе выступил на совещании с речью, в которой изложил программные требования большевиков по выборам в Думу и высказался за единство и организованность рабочих выборщиков. Предложил выдвинуть от рабочей курии Владимирской губернии иваново-вознесенского рабочего Н.А. Жиделева. Участники совещания единогласно поддержали "Арсения" (М.В. Фрунзе). Этот кандидат и был выбран депутатом во II Государственную думу (см. Приложение 1).
На этом совещании впервые встретились М.В. Фрунзе и П.С. Батурин. Они станут вскоре соратниками по революционной борьбе. В первые годы Советской власти вместе будут работать в Иваново-Вознесенске, а потом сражаться на фронтах гражданской войны.
В 1906 г., Михаил Фрунзе и Павел Батурин покидали дом на Гороховой друзьями, надеялись встретиться вновь. Конспиративная квартира Андреевых жила напряженно. Ее хозяева постоянно рисковали.
В 1907 г. Фрунзе был избран делегатом V съезда РСДРП, но был арестован. 24 марта 1907 года владимирский губернатор получил от шуйского исправника Лаврова телеграмму: «В Шуе арестован окружной агитатор Арсений. Все фабрики встали, требуют освобождения. Ожидаю столкновений. Необходимо немедленно подкрепление в составе не менее двух рот».
Бурно проходила в апреле 1907 г. всеобщая стачка рабочих фабрик г. Шуи в связи с арестом с.-д. «Арсения» (тов. Фрунзе).
Фрунзе был осужден на 4 года каторги. 21 февраля 1907 года (уже будучи заключенным) вместе с Павлом Гусевым (казнен в 1915 году во Владимире) пытался около деревни Дмитровки убить полицейского урядника Никиту Перлова. 24 марта 1907 года Фрунзе арестован в Шуе и привлечен по делу о вооруженном сопротивлении полиции.
Арсений заночевал в квартире рабочего Соколова. Нагрянула полиция. Арсений хотел отстреливаться. Но увидел рядом с собой четверых малых ребят, цепляющихся за подол матери. Он выпрыгнул в окно, был сбит и схвачен полицией.
Вся рабочая Шуя выступила в защиту своего вожака. Толпа рабочих подошла к тюрьме, требовала его выдачи. Солдаты приготовились открыть огонь. В эту минуту от Арсения из тюрьмы принесли записку. Ее огласил один из рабочих-боевиков. «Товарищи!— обращался Арсений.— Я понимаю вас, что вы хотите меня освободить, но учтите одно: если вы пустите в ход оружие, все равно вам не удастся меня освободить, так как жандармерия покончит со мной. Вы же понесете много жертв. Я вам советую поберечь свою революционную энергию для дальнейших боев с самодержавием и капиталом, а сейчас — разойтись».
Утром следующего дня два революционера — Фрунзе и его товарищ Павел Гусев — под конвоем двух рот солдат и казачьей сотни были доставлены на вокзал и отправлены во Владимир. Через год начался судебный процесс.
«В это время в «Польском» же корпусе, кажется, во второй камере, сидел тов. Фрунзе — сначала один, но потом его на прогулку стали пускать вместе со всеми. Он начал на прогулках читать лекции о профессиональном движении в разных странах. Потом прибыл в тюрьму И.М. Херасков, который тоже читал лекции во время прогулок.
Из соц. демокр. помню Ф.И. Калинина, рабочего, столяра, осужденного по делу «Александровской республики», теперь умершего, бывш. члена Коллегии Нарком. Просвещения. Он и еще другой рабочий из Тулы, арестованный на собрании в Иваново-Вознесенске, Вася Киселев, особенно бросались мне в глаза своей серьезностью и рвением к углубленному изучению марксизма.
Они много читали и часто на прогулке беседовали с Фрунзе или Херасковым об эмпириомонизме и диалектическом материализме. Их пример заражал нас энергией к расширению знаний, и для многих это время было временем учебы, тем более, что книги получать было, сравнительно, легко. Люди приходили и уходили, кто в ссылку, кто в Сибирь, изредка освобождались. Только за время 1 ½ лет, начиная с половины 1907 г., перед моими глазами прошлo не менее 3-х сотен подследственных заключенных. Здесь были и рабочие, и крестьяне, и интеллигенты из всех городов Владимирской губернии. Из них Фрунзе и Гусев, его сопроцесник, были выбраны от Иваново-Вознесенской губернии на Лондонский съезд, но поехать им не пришлось: захватила тюрьма в свои каменные объятья. И тюрьме мы часто вели споры о бойкоте Гос. Думы и о боевых дружинах… Сидя в тюрьме, мы мало надеялись на удачу в суде, а потому пытались неоднократно устроить побеги. Так, в 1907 году была предпринята попытка устроить побег из «Польского Корпуса» тов. Фрунзе и Растопчина. На воле подготовлял побег освободившийся пожилой картузник Кукушкин, любитель выпить и попавший в тюрьму, как содействующий. Он за выпивкой должен был склонить надзирателя к соучастию в побеге. Вести от Кукушкина были хорошие, назначен был вечер побега. Из нашей камеры, находившейся в «Польском Корпусе», окном на фасад и углом к кладбищу. Растопчин пилил не один вечер решетку. Лязг пилки трудно было заглушить разным шумом и песнями, но надзиратель как-бы не обращал внимания. Это увеличивало надежду на то, что он согласен помочь побегу. Фрунзе сидел через маленькую камеру от нашей, и к нему по водопроводной трубе была устроена передача почты. План побега был такой: когда все будет готово, то разобрать кирпичи около трубы недолго, с тем, чтобы Фрунзе мог пробраться в нашу камеру. Отсюда через окно беглецы должны были спуститься на двор, а надзиратель должен был притвориться спящим. Дальше оставалось забраться по крышам на цейхгауз, а там через забор — к кладбищу. Решетка была надпилена настолько, что можно было рукой отогнуть прут. На кладбище дожидался Кукушкин. Надзиратель в известный час должен был дать знак, что можно начинать, но в последний момент он струсил и ожидаемого знака не дал. Так решетка и осталась надпиленной. Вероятно, это осталось и до настоящего времени, ибо так было сделано аккуратно, что после часто надзиратели проверяли решетки стуком молотка, но никогда этой надпилки не обнаруживали…» (Во Владимирской каторжной тюрьме 1907-11 гг. Скобенников А.И.).
Суд проходил 12—13 марта 1908 года в здании Владимирского окружного суда. В повестке от председателя уголовного департамента Московской судебной палаты за № 1693 обвиняемый Гусев был вызван на заседание палаты «в здание окружного суда».
Вначале к суду был привлечен один Гусев. Он обвинялся в покушении на урядника Перлова. Этот царский ищейка преследовал в Шую членов социал-демократической организации, был обстрелян неизвестными, но заподозрил в этом Гусева.
На второй день процесса в качество свидетеля был вызван Фрунзе. Он открыто признал себя активным членом партии большевиков. Вину Гусева опровергал. Неожиданно урядник Перлов вскочил с места, и с криком: «Он, он!» — стал указывать на свидетеля, называя его вторым участником покушения. Суд направил дело на доследование. Судебная машина завертелась. Фрунзе стали вызывать на допрос уже в качестве предполагаемого соучастника преступления.


Здание «Присутственных мест»

Суд проходил в здании бывших «присутственных мест». Вот их длинный ряд в третьем этаже. Вот ряд таких же больших окон второго этажа. И вдруг мы замечаем на узком участке стены пять небольших окон, почему-то сделанных между этажами. Оказывается, это окна бывшей арестантской камеры. На них видны следы железных решеток. Здесь помещали обвиняемых, доставленных в суд. Узников приводили сюда под конвоем, часто в кандалах.
Вход в здание — небольшая дверь со стороны, противоположной фасаду. Арестантская камера делилась на мужскую и женскую, от нее крутая каменная лестница вела вниз прямо ко входу в зал суда.
В августе 1908 года, в здании присутственных мест гор. Владимира проходил большой процесс над членами Владимирской окружной организации РСДРП.
Наступил 1909 год. Судебный процесс над Фрунзе и Гусевым открылся 26 января. На сей раз дело о покушении на урядника разбиралось выездным судом Московского военного округа. Военно-окружные суды были в то время проводниками беспощадной и бесстыдной классовой политики царской юстиции.
Суд шел при закрытых дверях. Председательствовал генерал-майор Милков. «Изверг, палач в белых перчатках, с сердцем, занавешенным побрякушками-крестиками, генерал не раз чинил зверские расправы над пленниками царского самодержавия», — так характеризовали генерала владимирские подпольщики-большевики в своих воспоминаниях. Защищали подсудимых адвокаты Эрн и Шрейдер.
27 января 1909 г. генерал сам огласил приговор Фрунзе и Гусеву: «...Лишить всех прав состояния и каждого подвергнуть смертной казни через повешение». Из здания суда осужденных доставили во "Владимирский Централ". Владимирский централ.
Во Владимирском централе Фрунзе заключили в камеру смертников. В советское время в ходу была шутка – будто самым уважаемым узникам тюрьмы предлагают «посидеть» в камере Фрунзе, с замечательным видом на кладбище…
Впоследствии Фрунзе так вспоминал об этих страшных днях: «Мы, смертники, обыкновенно не спали до пяти часов утра, прислушиваясь к каждому шороху. Это были трагические часы. В это время на глазах у всех уводили вешать приговоренных к смертной казни. От товарищей услышишь слова: «Прощай, жизнь! Свобода, прощай!» Дальше звон цепей и кандалов делается все тише и тише, потом заскрипят железные двери тюрьмы, и все стихнет. Сидят ребята и гадают: «Чья же очередь будет завтра ночью? Вот уже пятого увели!»
«Очень любил слушать Геворка и Михаил Васильевич Фрунзе и окрестил Момулянца «тюремным соловьем». Так и осталось это ласковое прозвище за Георгием Ивановичем» (Каторжный «Владимирский централ» И.А. Козлов).
Прошло более двух месяцев с того дня, когда Фрунзе, находившийся в камере смертников, узнал об отмене смертного приговора ему. Приговор был отменен, но «петля на шее» оставалась: дело направили на пересмотр. Кроме того, предстоял военный суд еще по одному делу.
К суду привлекались руководители и члены Иваново-Вознесенской организации РСДРП. Обвинялось 38 человек. В их числе: Фрунзе, Гусев, Постышев, Караваев, Уткин (Станко), Жуков и другие. Их отдали под суд за призывы к ниспровержению царского правительства и уничтожению самодержавия, за организацию боевых дружин и хранение оружия.
Судебный процесс открылся 5 февраля 1910 года и продолжался пять дней.
Фрунзе выступил с горячей обличительной речью; он говорил, что «никакими судами и тюрьмами не задушить волю трудящихся к освобождению». «Михаил Васильевич говорил о партии, к которой принадлежал, о целях и задачах этой партии, о светлом будущем, за которое борется», — вспоминала сестра Фрунзе Людмила Васильевна, присутствовавшая на процессе.
В каком же здании происходил исторический процесс 38 большевиков? Два человека помнили о процессе и рассказывали о нем, это В. Дунин-Троицкий и И. Петров. В. Дунин-Троицкий, член КПСС с 1904 года, один из подсудимых по этому процессу, умер в 1965 году. Он оставил свои воспоминания для областного архива, а часть воспоминаний опубликовал. «В течение пяти суток по два раза в день, под усиленной охраной, из пересыльной тюрьмы выводили большую группу заключенных и вели их к зданию офицерского собрания, где над ними учиняли суд...» рассказывал он на страницах газеты «Призыв».


Ул. Б. Московская, д. 24.

Здание офицерского собрания. 1900 – 1915. Полковая фотография 10 Гренадерского Малороссийского полка.

Офицерское собрание помещалось на главной улице в большом четырехэтажном доме (Ныне это дом № 24 по ул. Б. Московская).
И.И. Петров, будучи юношей, работал буфетчиком в офицерском собрании и помнил о процессе над Фрунзе. И.И. Петров записал свои воспоминания в тетрадку. Петров пишет: «Дело рассматривалось при закрытых дверях в зале бывшего офицерского собрания 10-го гренадерского Малороссийского генерал-фельдмаршала графа Румянцева Задунайского полка. В этом здании полк занимал два с половиной этажа, в том числе под офицерское собрание третий этаж».
Комната буфета выходила в зал заседаний. Отсюда можно было видеть, где расположился суд, прокурор, защита, подсудимые с конвоем. Петров составил план-схему помещения...


Зал судебного заседания по делу 38-ми. Схема

Военный суд приговорил Фрунзе по этому процессу к четырем годам каторги. Еще тринадцать человек получили каторгу и крепость. Остальные, находившиеся уже несколько лет в предварительном заключении, были освобождены.
22 сентября 1910 года во Владимире вновь началось слушание дела о покушении Гусева и Фрунзе на урядника. Вновь дело разбирал военный суд. Председательствовал генерал Кошелев. Защищали Фрунзе адвокаты Овчинников и Якулов. И вторично Гусев и Фрунзе были приговорены к смертной казни.
В каком здании проходил процесс? Ответ мы находим в воспоминаниях сестры Фрунзе Людмилы, присутствовавшей и на этом процессе. Она пишет: «Утром Михаила Васильевича из каторжной тюрьмы вместе с Гусевым, закованных в кандалы, привели в окружной суд».
Василий Николаевич Григорьев почти всю жизнь проработал в здании «палат» и именно в судебных органах. Свою службу он начал в 1909 году. Был счетоводом в бухгалтерии Владимирского окружного суда. С 1915 года служил в армии. С 1922 года работал в этом же здании: сначала — тоже в органах суда, а потом — в прокуратуре. Ушел на пенсию в 1957 году.
— Я хорошо помню, что в 1910 году в зале заседаний окружного суда на втором этаже состоялся процесс над М.В. Фрунзе. Судила его и Павла Гусева выездная сессия Московского военно-окружного суда. Судили при закрытых дверях. Приговорили к смертной казни через повешение. Мне, тогда еще молодому, начинающему служащему суда, запомнился этот процесс потому, что дело было очень громким. О Фрунзе, как о политическом деятеле, много говорили в городе. Приезд генералов военного суда являлся событием чрезвычайным.
После суда Фрунзе был отведен во Владимирский централ и вновь помещен в камеру смертников. На сей раз его положение было почти безнадежным. Каждую ночь уводили людей на казнь.
«Так, помню, получил я маленькую записку от Фрунзе, «Арсения», когда он вторично был приговорен к смерти. Он, как и всегда, несмотря на всю тяжесть чувства, был бодр и искренен. Он был готов к смерти за дело революции и в то же время правдиво писал, что, хотя понимает всю безнадежность положения, но помимо его воли, где-то в уголке сердца, таится у него надежда на жизнь. Что было написать ему в ответ на записку? Успокаивать и тем самым увеличить его маленькую надежду, казалось обманывать и его и себя. В oтвет я выразил только одну мысль, что если придется встретить ему смерть, то, зная его, я уверен, что он встретит ее с достоинством революционера. Как-то вскоре, на прогулке, один из друзей, товарищ Башлыков, тверской рабочий, показал мне пальцами на шею. Без слов я понял, что это касается смерти Миши Фрунзе. После этой вести, придя в камеру, друзья — сопроцессники глубоким молчанием выразили свои чувства, но я не выдержал, спазмы сжимали горло и слезы невольно покатились из глаз. К счастью, потом оказалось, что это было ложной вестью: Фрунзе М. заменили смертный приговор 6-ю годами каторги и перевели потом в нашу камеру. Как радостно мы встретили его, видя живым».
Дело Фрунзе трижды пересматривалось. Защиту М.В. Фрунзе взял на себя присяжный поверенный А.А. Эрн в 1909 г. Он был хорошо знаком с Александром Порфирьевной, к которой обратился с просьбой найти какой-нибудь путь, чтобы воздействовать на генерал-губернатора Москвы Гершельмана, которым отказывался принять кассационную жалобу. А.П. Губской удалось заинтересовать в деле одну из знакомых дам генерал-губернатора, которая отправилась к нему с кассационной жалобой. Жалобу приняли и переслали в высший военный суд в Петербурге, в результате дело передали на новое расследование. Во время долгого тюремного заключения Александра Порфирьевна поддерживала переписку с Михаилом Васильевичем. В одном из писем М.В. Фрунзе предупреждал, чтобы не предпринимались попытки подачи ходатайства на высочайшее имя о помиловании: он категорически откажется его подписать. Секретарь владимирской группы РСДРП тех лет Ф.А. Благонравов, в своих воспоминаниях в 1927 году замечал, что ему было дано поручение запастись цианистым калием на случай, если приговор не будет отменен. Этот яд был передан во время суда над М.В. Фрунзе А.П. Губской.
Под воздействием общественности и благодаря усилиям адвоката, командующий Московским военным округом, опасаясь бури возмущения среди рабочих Владимирской губернии, заменил казнь каторгой: Фрунзе — на 6 лет, Гусеву — на 8 лет. Всего же, с прибавлением срока каторги по делу иваново-вознесенцев, Фрунзе должен был отбыть на каторжных работах десять лет.
Срок он отбывал во Владимирской каторжной тюрьме вплоть до июня 1912 года, потом на юге — Николаевской и Александровской каторжных тюрьмах. Оттуда в марте 1914 года отправлен на вечное поселение в село Манзурку Иркутской губернии. В домике, где поселился Фрунзе, часто собирались вечерами политические ссыльные. Там обсуждались последние события, сообщения с фронтов. Подолгу простаивали они у карты, слушая Фрунзе, делавшего разборы военных операций.
Оттуда он писал А.П. Губской о своей жизни. В 1915 году в одном из писем он дал понять, что для задуманного побега нужны средства. Ему было выслано 50 рублей.
В августе 1915 года, после ареста за создание организации ссыльных, бежал в Читу, где проживал по паспорту В.Г. Василенко, работал в статистическом отделе переселенческого управления и в редакции еженедельной газеты «Забайкальское обозрение».
В 1916 г. переехал в Москву, а затем в начале апреля с паспортом на имя Михаил Александрович Михайлов и направлением от Всероссийского земского союза — в Белоруссию.
В апреле 1916 года партия направляет Фрунзе на западный фронт для революционной работы среди солдат. С помощью А.А. Эрна Александре Порфирьевне удалось устроить его на работу в Минске статистиком в комитете Западного фронта Всероссийского земского союза под фамилией Михайлов. Под фамилией Михайлов он работает во Всероссийском Земском Союзе (тыловая, преимущественно снабженческая организация) в Минске и создает в 10-й и 3-й армиях подпольные большевистские организации.
4 марта 1917 года приказом гражданского коменданта города Минска Михаил Александрович Михайлов был назначен временным начальником милиции Всероссийского земского союза по охране порядка в городе Минске. Эта дата считается Днем рождения белорусской милиции.
В ночь с 4 на 5 марта 1917 года руководимые М.В. Фрунзе (Михайловым) отряды боевых дружин рабочих вместе с солдатами приданных частей минского гарнизона разоружили полицию города, захватили городское полицейское управление, а также архивное и сыскное отделения и взяли под охрану важнейшие государственные учреждения.
Кроме милицейских дел (Начальник минской городской милиции), к лету 1917 года Фрунзе занимал следующие посты: председатель исполкома Совета крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, редактор «Крестьянской газеты», один из редакторов большевистской «Звязды», организатор и член Минского городского комитета РСДРП, член солдатского комитета Западного фронта, член исполкома Минского совета рабочих и солдатских депутатов (председатель — Любимов И.Е. с 8 (21) июля по август 1917). В Минске Михайлов прослужил до сентября 1917-го, а затем партия перебросила его в город Шую.
С конца августа председатель Шуйского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, председатель уездной земской управы и городской думы; представитель Шуи на Всероссийском демократическом совещании в Петрограде.
Абельман Николай Самуилович - организатор вооруженного отряда, направленного Фрунзе в помощь московским рабочим в октябре 1917.
30 октября 1917 г. из Владимира отправился в Москву на помощь вооруженному восстанию отряд в 2000 бойцов, сформированный М. В. Фрунзе из солдат гарнизонов и рабочих боевых дружин Шуи, Владимира, Коврова. В дни восстания в Москве в октябре 1917 года Фрунзе участвовал в боях у здания гостиницы «Метрополь».
13 декабря (30 ноября) 1917 г. опубликованы результаты выборов в Учредительное собрание по Владимирскому избирательному округу. От Владимирской губернии в Учредительное Собрание прошли 6 большевиков: (Киселев Алексей Семёнович, Ломов-Оппоков Георгий Ипполитович, Жиделев Николай Андреевич, Любимов Исидор Евстигнеевич, Стуков Иннокентий Николаевич, Фрунзе Михаил Васильевич) и 3 эсера (Спиридонова Мария Александровна, Соколов Федор Андреевич и Макеев Николай Васильевич).
6-8 декабря 1917 г. состоялся районный съезд демократических сил - Советов, профсоюзов, фабрично- заводских комитетов, кооперативов, городских и земских самоуправлений. Съезд констатировал, «что вопрос об обособлении Иваново-Кинешемской губернии назрел экономически и не терпит отлагательств» и поручил избранному Иваново-Кинешемскому районному Совету рабочих и солдатских депутатов под председательством Д.А. Фурманова подготовить материалы по образованию новой губернии и организации в ней власти к очередному съезду; делегатам предложили обсудить вопрос на местах. Были образованы комиссариаты труда и промышленности, действовавшие на территории будущей губернии.
На съезде обнаружилось несколько точек зрения на территориальный состав новой губернии: часть депутатов считала, что нужно выделить Иваново-Кинешемский район, другая - «присоединить Кинешемский, Юрьевецкий и часть Нерехтского уезда к Владимирской губернии в существующих ее границах с центром в г. Иваново-Вознесенске». В резолюции съезда отразилась третья позиция: «не предрешая вопроса об образовании новой губернии, учредить вызываемые самой жизнью комиссариаты труда и промышленности в г. Иваново-Вознесенске с районом деятельности на всю Владимирскую губернию плюс два с половиной уезда Костромской губернии».
Имея принципиальное одобрение центральной властью отделения района от старых губерний, ивановцы ускорили процесс самоопределения. 28-29 января 1918 г. И съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Иваново-Кинешемского района, состоявшийся в Иваново-Вознесенске, определил ядро новой губернии и согласовал название - Иваново-Кинешемская. Съезд объявил себя учредительным, образовал комиссию по организации губернии и избрал губернский исполнительный комитет. В работе комиссии по организации губернии принимали участие представители разных партий и политических течений: П.А. Сакулинский, П.Д. Эклав, И.И. Коротков, А.М. Братенши, С.А. Сиротинский, И.Е. Любимов, Я.А. Осипов, В.А. Соловьёв, Н.А. Жиделев, К.Ф. Бовыкин, Ноговицын Ф.М., возглавлял комиссию председатель Иваново-Вознесенского губисполкома М.В. Фрунзе.
Комиссия по организации Иваново-Вознесенской губернии вопрос информации и агитации обсуждала 15 апреля 1918 г. Выступал М.В. Фрунзе: «<…> Хотя основные, желательные границы новой губернии уже выяснены, - говорится в стенограмме заседания, – и все соседние уезды в отношении их присоединения к Иваново-Вознесенской губернии уже рассмотрены всесторонне, вопрос об окончательном установлении границ новой губернии затягивается. Ввиду того, что не все окраины ея еще самоопределились. В целях ускорения самоопределения окраин и в направлении для нас желательном, подсказываемом экономической жизнью края и ея дальнейшим развитием, необходима агитация… Агитации через печать недостаточно. Ее необходимо пополнить живым устным словом – необходимо создать агитационную комиссию. Может быть, мы найдем людей, которые выедут на места колеблющиеся в присоединении к Иваново-Вознесенской губернии. Желательно бы агитацию развить до съезда (21 апреля 1918), чтобы представители с мест явились с определенными решениями <…>».
Вопрос об оформлении новой губернии стал главным на III съезде Советов, проходившем 21-24 апреля 1918 г. Границы губернии обсуждала специальная секция с участием 27 делегатов съезда, главным образом Ковровского и Нерехсткого уездов, еще не определившихся в решениях. Согласия на присоединение не было получено и от Кинешемского и Юрьевецкого уездов. Председатель секции М.В. Фрунзе еще раз объяснил делегатам принцип определения границ губернии – общие территории деятельности комиссариатов труда, промышленности и продовольствия. Эти границы, совпадающие по всем трем комиссариатам, считались бесспорными, остальные должны определяться соглашениями на местах, принимая во внимание естественные (топографические) и хозяйственно-экономические мотивы. Собравшиеся предложили остановиться на двух вопросах: о фиксировании границ и об административных взаимоотношениях с другими губерниями, ликвидации связей с ними и установлении территориального влияния каждого центра до окончательного определения границ. Фиксировать границы М.В. Фрунзе предложил на условиях «предупреждения могущих быть продовольственных затруднений, как для присоединяющихся к Иваново-Вознесенской губернии, так и неприсоединяющихся местностей; принятия во внимание финансовых интересов тех и других, чтобы не поставить в безвыходное положение уезды и губернские центры, от которых отходят места; принятие во внимание возможности обслуживания присоединяющихся мест техническими аппаратами, благодаря отсутствию которых (например, Казенной и Контрольной палат) возможны осложнения».
В середине июня иваново-вознесенская делегация во главе с М.В. Фрунзе выехала в Москву. 20 июня 1918 г. постановлением коллегии при Народном комиссаре по внутренним делам на основании декрета Народных Комиссаров «Об определении границ губернских, уездных и пр.» была утверждена Иваново-Вознесенская губерния с центром в г. Иваново-Вознесенске в составе территорий, определенных III съездом Советов Иваново-Кинешемского района, т.е. основного ядра, в которое вошла общая территория деятельности трех экономических отделов - промышленности, труда и продовольственного (вопрос о вхождении в ту или иную губернию мест несовпадающих предполагалось разрешать путем соглашения между соответствующими центрами).
Состоявшийся 6-8 сентября 1918 г. IV съезд Советов завершил административно-территориальное устройство губернии.
В первой половине 1918 года Фрунзе — председатель Иваново-Вознесенского губкома РКП(б), губисполкома, губсовнархоза и военный комиссар Иваново-Вознесенской губернии. С августа 1918 — военный комиссар Ярославского военного округа.
Накануне праздника Первой годовщины Октября во Владимире (1918) владимирский губернский военный комиссар получил телеграмму от М.В. Фрунзе, военкома Ярославского военного округа. В ней предлагалось местным организациям оказать помощь Комитету по организации октябрьского торжества в Северной армии и прислать к 6-7 ноября подарки с литературой, красной материей и т.д. Из Владимира в ответ на эту просьбу было отправлено 10 ящиков спичек, 20 дюжин туалетного мыла, 20 тысяч папирос, 2 пуда ткани, 25 тысяч почтовых конвертов, 208 пачек почтовой бумаги, 250 пар теплых перчаток.
Павел Степанович Батурин учился во Владимирской мужской гимназии. Во Владимире познакомился с Михаилом Фрунзе в 1907 г., контактировал с ним, даже когда Фрунзе сидел в Централе. В апреле 1918 года демобилизовался и приехал в Иваново-Вознесенск. С Михаилом Фрунзе они еще больше сдружились после Октябрьской революции. По воспоминаниям товарищей, Батурин учил Фрунзе метанию гранат, когда они вместе жили на даче под Иваново-Вознесенском в 1918 году. По рекомендации Фрунзе оформил членство в партии. Назначен заведующим военным отделом Иваново-Вознесенского губисполкома.
В 1918 г. Эрн был арестован как бывший деятель кадетской партии, освобожден по просьбе комиссара Ярославского военного округа М.В. Фрунзе, который рекомендовал его на юридическую работу в военные и гражданские советские структуры. Так бывший кадетский политик стал окружным юрисконсультом Ярославского и Харьковского военных округов, начальником следственного отдела штаба, консультантом Народного комиссариата юстиции УССР. Постановлением «тройки» при полномочном представительстве ОГПУ по Ивановской промышленной области от 19 октября 1930 г. был приговорен к расстрелу, который, с учетом его роли в процессе над Фрунзе, был заменен на 10 лет лишения свободы; предположительное место заключения – город Кемь, концентрационный лагерь.

В декабре 1918 года создалось тяжелое положение на Восточном фронте, Колчак угрожал республике. М. Фрунзе в феврале 1919 года назначается командующим 4-й армией РККА. Через месяц напряженной работы, в условиях жестокой борьбы с врагом, Фрунзе удалось поднять боеспособность армии, укрепить дисциплину, улучшить политическую работу в частях. Армия в марте 1919 года переходит в решительное наступление против уральских белоказаков. В мае—июне — командующий Туркестанской армии. В марте Фрунзе вступает в командование Южной группой Восточного фронта. По разработанному им блестящему плану Красная Армия нанесла белым контрудар из района Бузулука. Колчаковские войска уже больше не могли оправиться от поражения. Они отступили. 9 июня 1919 года была взята Уфа. За успешное выполнение уфимской операции М.В. Фрунзе был награжден орденом Красного Знамени.


Красный командарм Михаил Фрунзе, 1919 год

В марте 19 июля по 15 августа — командующий всего Восточного фронта. С 15 августа 1919 г. по 10 сентября 1920 г. — командующий Туркестанского фронта. Член Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК (октябрь 1919 — июль 1920). Командуя армиями Туркестанского фронта, Фрунзе уничтожает белоказачью армию Белева. Значение этой победы заключается в том, что она была одержана в грозные для страны дни, когда Деникин уже подходил к Курску. Успешные оперции Фрунзе восстановили связь центра с Туркестаном, где лежал почти не тронутым двухгодовой урожай хлопка.
Сторонник «организации» революции в Бухарском эмирате путем вторжения Красной армии. Войска Красной Армии ликвидируют семиреченский белогвардейский фронт и оказывают помощь трудящимся Бухары, восставшим против власти эмира. Руководил штурмом Бухары 30 августа — 2 сентября 1920 г.
С 27 сентября командовал Южным фронтом, организатор изгнания войск генерала П.Н. Врангеля из Северной Таврии и Крыма. Борьбу с врангелевцами вел совместно с Повстанческой армией Н.И. Махно, с которым в октябре 1920 года подписал соглашение о единстве действий против белых войск и установил хорошие личные отношения. Части Красной Армии под руководством Фрунзе разгромили отборные войска Врангеля в Северной Таврии. Лишь незначительная часть белогвардейских сил смогла укрыться за неприступными укреплениями Перекопа и Чонгара. Войска готовились к их штурму. Дни и ночи проводил Фрунзе в частях, лично проверяя ход подготовки. План разгрома Врангеля поражал исключительной смелостью замысла и точнейшей разработкой всех деталей. Воспользовавшись тем, что северо-западный ветер отогнал часть воды из Сиваша в море, Фрунзе решает нанести основной удар через Сиваш в тыл укреплениям Перекопского вала и одновременно с перекопских укреплений штурмовать чонгарские укрепления. Штурм был блестяще проведен героически сражавшимися частями Красной Армии. Разгром Врангеля является одной из наиболее интересных и сложных маневренных операций, проведенных Фрунзе. После штурма Перекопа послал врангелевским войскам телеграмму, предлагавшую им свободно покинуть Крым в обмен на прекращение сопротивления.


Михаил Фрунзе в начале 1920-х годов.

3 декабря 1920 года назначен уполномоченным Реввоенсовета на Украине и командующим вооруженными силами Украины и Крыма, одновременно избран членом Политбюро ЦК КП(б)У, с февраля 1922 года — заместитель председателя СНК УССР.
По распоряжению из Москвы руководил разгромом Повстанческой армии Махно (за что в 1924 награжден вторым орденом Красного Знамени) и отряда Ю.О. Тютюнника.
В ноябре 1921 года возглавлял Чрезвычайное посольство в Анкару для установления отношений с Турцией, вел переговоры с Ататюрком.
С марта 1924 — заместитель председателя Реввоенсовета СССР и наркома по военным и морским делам, с апреля 1924 — одновременно начальник штаба Красной Армии и начальник Военной академии РККА. С января 1925 года председатель Реввоенсовета СССР и нарком по военным и морским делам.
Под руководством Фрунзе проводилась военная реформа 1924—1925 гг. — сокращение численности армии, введение принципа единоначалия, реорганизация военного аппарата и политического управления Красной Армии, сочетание в структуре Вооруженных сил постоянной армии и территориальных-милиционных формирований. Автор ряда военно-теоретических работ.
Военная доктрина, разработанная Фрунзе, строилась на применении марксизма к военной теории и отводила особое место в армии политическим отделам и коммунистическим ячейкам.
Умер 31 октября 1925 года после операции язвы желудка от общего заражения крови (официальное заключение). Похоронен 3 ноября 1925 года на Красной площади в Москве у Кремлевской стены.
На похоронах Фрунзе выступил Сталин, который сказал:
«… В лице товарища Фрунзе мы потеряли одного из самых чистых, самых честных и самых бесстрашных революционеров нашего времени. Партия потеряла в лице товарища Фрунзе одного из самых верных и самых дисциплинированных своих руководителей. Советская власть потеряла в лице товарища Фрунзе одного из самых смелых и самых разумных строителей нашей страны и нашего государства. Армия потеряла в лице товарища Фрунзе одного из самых любимых и уважаемых руководителей и создателей».
Сразу после смерти Фрунзе по Москве поползли слухи, что он был убит по заказу Троцкого, которого Фрунзе сменил на посту Наркомвоена и противником которого Фрунзе был при жизни.
Существует версия, что его смерть была организована Сталиным, который особенно настаивал на проведении операции. Эта версия отражена Пильняком в его «Повести непогашенной луны», а также в фильмах, поставленных по этим произведениям. Версия об организации убийства описывается в книге Бажанова «Воспоминания бывшего секретаря Сталина».
Сам Фрунзе писал своей жене Софье Алексеевне в Ялту: «Я все еще в больнице. В субботу будет новый консилиум. Боюсь, как бы не отказали в операции». Михаил Васильевич пишет жене, что этим решением удовлетворен и надеется, что врачи «раз и навсегда разглядят хорошенько, что там есть и попытаются наметить настоящее лечение».
Примечательна история болезни советского военного наркома Михаила Фрунзе, описанная В.Д. Тополянским в книге «Вожди в законе» с подробным и скрупулезным анализом ситуации. М.В. Фрунзе был оперирован по поводу язвенной болезни желудка. Проблема возникла уже в процессе анестезии, когда больному, плохо засыпавшему после эфирного наркоза, был добавлен хлороформ, что значительно усугубило кардиотоксическое действие обоих анестетиков. Еще в самом начале XX века фармакологи и хирурги знали, что совместное использование эфира и хлороформа резко усиливает не только их наркотическое, но и токсическое действие, поэтому при комбинации данных препаратов их дозы уменьшали. Тем не менее, расход эфира и хлороформа в единицу времени у Фрунзе явно превосходил максимальные пределы, не говоря уже о факте самой комбинации наркотических средств. Как пишет В.Д. Тополянский, смерть при использовании хлороформа наступает вдвое чаще, чем при анестезии эфиром, и «жертвой хлороформного наркоза» нередко становятся «по странной игре судьбы люди во цвете лет и сил». Неблагоприятный исход обусловлен чаще всего неумением или невниманием анестезиолога и, в первую очередь, небрежным обращением с хлороформом, который льют на маску бесконтрольно, как безобидное вещество, так что расход препарата в начале наркоза превышает 1 г/мин. Так и случилось с советским наркомом.

Локальный культ М.В. Фрунзе в Шуе: мемориализация и мифологизация.

Мои воспоминания

31-го октября 1925 г. скончался Михаил Васильевич Фрунзе. Тот самый Фрунзе, которого рабочие Шуйского и Ивановского района знали под кличкой «Арсений». Это был любимец рабочих. Все митинги и массовки, на которых выступал тов. «Арсений», всегда посещались тысячами рабочих.
Рабочие зная, что тов. Фрунзе много наделал хлопот для чиновников царского правительства, принимали все меры для его охраны и предупреждения от арестов. Идя на митинг, они всегда несли с собой какой либо костюм для него.
В тюрьме Фрунзе в гор. Шуе в 1906 г. - повлек за coбoй, в знак протеста, однодневную забастовку рабочих всех фабрик и заводов Шуйского района.
Здесь тов. Фрунзе под одним только следствием сидит около двух лет. По окончании следствия ему предъявляют два обвинения: 1) в покушении на убийство урядника Шуйского уезда и в принадлежности к партии большевиков.
В результате этого выступления тов. Фрунзе, двое или трое грабителей были приговорены к повешению, несколько к различным срокам каторги. Дело же революционеров было выделено и приобщено к общему процессу с тов. Фрунзе.
Итак, тов. Фрунзе было предъявлено два обвинения: первое из них, т. е. покушение на убийство урядника, было фиктивно и построено на показаниях подставных свидетелей, которые также разбиралось военным судом.
На суде сам потерпевший не мог подтвердить и даже отрицал участие тов. Фрунзе в покушении на него, но суд, основываясь на показаниях свидетелей, приговаривает его по 179 статье к смертной казни через повешение.
Такой приговор ошеломил нe только защитников и целого ряда свидетелей, но даже самого прокурора.
Защитники предложили тов. Фрунзе подать апелляцию, от которой тов. Фрунзе отказался, заявив:
- Палачам жалоб не подают. Если им нужна моя жизнь, пусть возьмут ее.
После такого ответа защита приняла на себя хлопоты по подаче апелляции, результатом чего был назначен новый пересмотр этого дела.
В этот промежуток назначается рассмотрение второго обвинения: по принадлежности тов. Фрунзе к партии большевиков. Около него создается целый процесс, в котором участвует до 60-ти человек обвиняемых. Суд длился более недели.
Не отрицая своей принадлежности к партии, тов. Фрунзе критикует на суде существующий самодержавный строй и за это получает 8 лет каторги, oстaльные участники приговариваются к разным срокам и разным видам наказания.
При втором разбирательстве дела о покушении на убийство урядника, тов. Фрунзе снова приговаривается к смертной казни через повешение, которая затем заменяется 20-ю годами каторги, которую он и отбывал в различных каторжанских тюрьмах, и почувствовал себя свободным лишь в 1917 году, в дни февральской революции.
Тотчас же по выходе из тюрьмы тов. Фрунзе, с присущей ему энергией, бросился в партийную работу, затем в советскую. Он был избран председателем иваново-вознесенского губисполкома…» («Призыв», 3 ноября 1925).
«Человек-то какой умер!
Вчера в редакцию пришел Мишанин — младший надзиратель владгубисправдома и, обращаясь к первому попавшемуся сотруднику, сказал дрожащим от слез голосом:
- Кому бы мне рассказать о Михаиле Васильевиче Фрунзе. Я его знаю...
И Мишанин нам рассказал:
- Это было по осени в 1907 г. Среди нас надзирателей,- я тогда служил во владимирской тюрьме,- распространился слух, что скоро к нам привезут из Шуи Фрунзе. Этот слух был известен и всем заключенным. С нетерпением ждали его. Как же! Уж больно о нем много говорили, как о бесстрашном бойце против царизма, как о большом человеке. Он тогда был приговорен к виселице, но помилован и вот, значит, его переводили из шуйской тюрьмы в нашу - владимирскую. Под усиленным конвоем, с кандалами на ногах и руках привели его к нам. Гляжу и дивлюсь. Какой молоденький,- 22 года ему тогда только было,- веселый, улыбающийся и такие же волосы под ершик, какие у него были и до дня смерти.
Посадили Михаила Васильевича в одиночку. У его камеры мне не приходилось дежурить, а на прогулках с ним частенько бывал. Гулял он тогда с каким то Гусевым — тоже политическим и они во время получасовых прогулок много говорили о борьбе с царизмом. Я прислушивался к их разговору и оглядывался, как бы начальство не заметило. Строго оно тогда к нам относилось.
А раз был такой случай. Гуляем, значит, это мы с Михал Васильевичем, я и спросил его:
- А чего вы, революционеры, добиваетесь?
И он мне стал все по порядку разъяснять: о царском гнете, о борьбе с ним, о том, как победу завоевать. После этого разговора я окончательно перешел на его сторону. Да и не один я. Многие из нас, таких же как я, темных, не понимающих.
Сидел Михаил Васильевич в тюрьме лет шесть. А потом его куда то перевели в другое место. Он был хороший человек! Век его буду помнить. И вот, когда узнал о смерти, не поверил, а потом - заплакал. Жалко. Человек то какой умер!..»

Как узнали во Владимире…

Слухи о смерти тов. Фрунзе пошли по Владимиру в cубботу днем с прибытием московского поезда.
И кто говорил о смерти вождя, им не верили.
Не хотелось верить.
- Ведь Фрунзе должен выздороветь, должен жить.
Из редакции «Призыва» звоним по телефону в Москву в «Правду» и слух стал страшным фактом.
Да, тов. Фрунзе умер сегодня утром.
И в редакции телефон трещал весь вечер. Справлялись со всех концов города.
- Правда-ли?
Вечернее радио подтвердило печальную весть.

На маленькой радио-станции в центральной библиотеке товарищ, слушавший радио-передачу, вдруг побледнел, бросил трубку.
… Фрунзе умер…
В соседней комнате собрание литературной секции. Человек 200 молодежи слушают доклад о литературе. Идут жаркие споры. И вот:
- Товарищи, встаньте! Умер Михаил Васильевич Фрунзе.
Это было во Владимире первым собранием, на котором почтена память умершего вождя.
Тут же работники библиотеки вывесили на улице в витрину принятое по радио сообщение правительства о смерти М.В. Фрунзе и его портрет.
И долго толпился у траурного … народ, разнося по домам, по … печальную весть.

Ночью на вокзале газетчики бегали со свежими, еще пахнущими типографской краской номерами «Призыва».
На первой странице газеты черная рамка, портрет вождя и снова печальная весть:
- Фрунзе умер.

С раннего утра воскресенья Владимир в трауре.
Плещутся по ветру красные с черным флаги.
На улицах народ читает газеты.
- Фрунзе умер.

Траурное заседание памяти М. В. Фрунзе

3-го ноября, в 20 часов (8 ч. вечера), назначается траурное заседание губисполкома совместно с парторганизациями, комполитсоставом гарнизона, горсоветом, уисполкомом и всеми общественными организациями, посвященное памяти скончавшегося члена ЦИК СССР, Народного Комиссара по военным и морским делам – Михаила Васильевича Фрунзе.
Заседание будет происходить в госкинотеатре.
Члены ГИК, УИК и горсовета входят по своим мандатам, партийные и общественные организации проходят по особым билетам, выданным их организациями.
Президиум Губисполкома.

Приказ по гарнизону гор. Владимира, 2 ноября 1925 г. №177
Для отдания … почестей безвременно ушедшему от жизни Народному Комиссару по военным и морским делам и председателю РВС СССР тов. Фрунзе, во исполнение приказа войскам МВО с. г. 596, всем частям войск, управлениям и учреждениям гарнизона, завтра, 3-гo ноября, к \12 часам прибыть на плац в Военный городок и построиться на таковом по указанию командира N-ского стр. полка тoв. Гаврилова, какового назначаю командующим всей группой войск гарнизона.
Примечание. Штабы: корпуса, дивизии, теруправления, конвойной рота, взвод ГПУ и военный продмаг собираются к 11 час. у здания штаба дивизии, откуда под общей командой начальника оперчасти N-го стр. корпуса тов. Корчиц следуют в Военный городок. Коменданту города договориться о присоединении к этой группе оркестра ГИК-а.
К 12 часам, для заслушания выступающих представителей партийных, советских и профессиональных организаций со словом, посвященным памяти тов. Фрунзе, части должны быть построены в следующей последовательности:
1. N-й стр. полк
2. Рота связи N-oй стр. дивизии.
3. Кавэскадрон N-й стр. дивизии.
4. Рота связи N-го стр. корпуса.
5. 1-й радио-батальон.
6. N-я отд. конв. рота.
7. Взвод по обслуживанию ГПУ.
8. Штабы: корпуса, дивизии, теруправления и продмаг.
Конным частям быть в пешем строю. При частях иметь боевые и шефские знамена и оркестры музыки. Форма одежды караульная.
Командиру №-го стр. полка выделить один взвод полковой батареи и одну сборную роту для производства салюта 25-ю залпами холостыми патронами, каковым действовать по указанию командующего группой войск гарнизона тов. Гаврилова, в 13 часов, в момент опускания тела тов. Фрунзе в могилу. Сборную роту для производства сaлютa выделить из состава №-го стр. полка в числе 48 рядов. Во время производства салюта части склоняют свои знамена и оркестры играют похоронный маpш.
Для оказания медицинской помощи командиру №-го полка выделить одну санитарную повозку при одном лекарском помощнике.
Выбор плана и места для установки орудий командиру №-го полка, совместно с комендантом города, определить личным совместным выездом на место в 9 часов утра, 3 ноября с. г.
Завтра, 3-го ноября, занятий в частях войск, управлениях, учреждениях и заведениях военведа не производить.
Начальник гарнизона Ольшанский.
Вр. Комендант города Воронков.

Память:

«В камере бывшей губернской тюрьмы, где в свое время был заключен тов. Фрунзе, в ближайшее время будет открыт отдел городского музея, под названием «Тюрьма и ссылка» («Призыв», 7 авг. 1930).
- Фрунзенский район в городе Владимире.
- Улица Фрунзе в городе Владимире.


Открытие памятной доски о присвоении улице имени М.В. Фрунзе на доме № 1 на ул. Фрунзе. Почетный караул. 2 февраля 1985 г.

Мемориальная доска:
«УЛИЦА ФРУНЗЕ
названа в 1927 году в память
о профессиональном революционере,
партийном, государственном
военном деятеле
МИХАИЛЕ ВАСИЛЬЕВИЧЕ ФРУНЗЕ
1885 - 1925
Мемориальная доска установлена
2 февраля 1985 года
в день 100-летия со дня рождения М.В. Фрунзе»

В 1925 году по случаю кончины пламенного революционера, соратника Ленина М.В. Фрунзе восточную часть улицы III Интернационала в гор. Владимире назвали его именем. Решение о переименовании вынесено президиумом горсовета 5 декабря 1925 г.
В настоящее время улице возвращено исконное название – Большая Нижегородская.
- Площадь Фрунзе в городе Владимире.


Почетный караул у памятника М.В. Фрунзе в день 100-летия М.В. Фрунзе. 2 февраля 1985 г. Фото: Скуратов Сергей Юрьевич


Уроженцы и деятели Владимирской губернии
Памятники, скульптуры, мемориалы города Владимира
Категория: Владимир | Добавил: Николай (09.02.2019)
Просмотров: 2086 | Комментарии: 1 | Теги: Владимир, люди | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 Николай • 11:56, 26.10.2021
Приложение 1

Из воспоминаний Иорданского. «По губернии прошли в большем количестве левые, чем это было при выборах в 1-ю Государственную думу. Правые потеряли всякие шансы на выборы в Думу, и искали возможностей блока с конституционными демократами. Социал-демократы и рабочие также самостоятельно не могли провести ни одного члена в Думу, и принуждены были вести переговоры с конституционными демократами. Хотя я лично избирательной процедурой не заведовал, тем не менее, социал-демократы пожелали вести переговоры со мной. Помню, в трактире Шилова, за столиком, в уединённой комнате у меня велись переговоры с представителем социал-демократов. Это был мне неизвестный человек, хотя владимирских социал-демократов я всех знал хорошо. Он назвался товарищем Арсением (как потом я узнал, это был Фрунзе). Меня приятно поразили в нём необыкновенный ум и тактичность. Была видна образованность. Мы с ним беседовали, как добрые друзья, не переходя в спор. Он указывал на необходимость провести хотя бы одного рабочего от Иваново-Вознесенска в Государственную думу, что представительство промышленной губернии без рабочего представительства будет крайне ненормальным. Я ответил товарищу Арсению, что я лично вполне разделяю его доводы и употреблю всё влияние на то, чтобы конституционные демократы такую кандидатуру приняли, но, может быть, моего одного влияния окажется и недостаточным. Мы расстались по-приятельски. Мне пришлось ещё раз его увидать при обстоятельствах, о которых я сейчас расскажу. (Через несколько лет нам пришлось прилагать все усилия, чтобы его вызволить от смертного приговора) (Вероятно, имеется в виду участие в 1909 г. владимирского адвоката и члена Партии народной свободы А.А. Эрна в качестве защитник в деле М.В. Фрунзе и П.Д. Гусева, обвиняемых в покушении на убийство урядника и приговоренных Московским военно-окружным судом к смертной казни. Путём кассирования приговора защита добилась замены для М.В. Фрунзе смертной казни 6-летней каторгой. А.А.Эрн приходился шурином Н.М. Иорданскому, и, по-видимому, последний каким-то образом также способствовал благоприятному для М.В. Фрунзе исходу судебного процесса.). Собрания выборщиков (Списки избранных во Владимирское губернское избирательное собрание для избрания членов Государственной думы были официально опубликованы 31 января - 1 февраля.) шли довольно вяло. Правые молчали. Шли бои из-за крестьянских голосов между социал-демократами и конституционными демократами , но среди социал-демократов не было ораторов, они все оказались очень слабыми оппонентами. Сильнее всех в социал-демократическом духе говорил Н.И. Воробьёв (на этот раз прошедший в выборщики), но социал-демократы от него отмежевались, как от не принадлежащего к партии социал-демокрагов, и он оказался совсем на мели. Нам был симпатичен один иваново-вознесенский рабочий (не помню его фамилии), и мы говорили, что если блок с социал- демократами состоится, то он был бы нам желателен как их кандидат. Но эта кандидатура социал-демократами не была принята. Был уже последний день предвыборных собраний. Все уже достаточно наговорились. Как вдруг от социал-демократов выступил удивительно красноречивый оратор. Я прямо ушам своим не верил. Почему же он раньше не выступал? Мы его увидали в первый раз. Я всматриваюсь и узнаю товарища Арсения (Фрунзе). Как потом оказалось, он появился под чужой фамилией одного из выборщиков от Иваново-Вознесенска (не умевшего говорить). Чтобы поправить дела социал- демократических представителей на собраниях выборщиков, Фрунзе пошёл на этот шаг. Кроме меня никто ни о чём не догадался, и дело сошло благополучно. Разумеется, выступление Фрунзе имело большой успех, снова возгорелись прения и собрание оживилось (Описанный Н.М. Иорданским эпизод его знакомства и переговоров с М.В. Фрунзе остался практически неизвестным исследователям. Так, например, автор специальной статьи о взаимоотношениях М.В. Фрунзе с владимирскими кадетами из числа последних называет только А.А. Эрна и И.И. Власова. Советским мемуаристом В.О. Броуном данный факт описан в самых общих чертах: «Выборщики. съехавшиеся со всей губернии, отправились во Владимир выбирать депутатов. Михаил Васильевич также поехал туда. На собрания выборщиков не пропускали посторонних. Однако Арсений сумел проникнуть и на эти собрания, где агитацию вели кадетские и октябристские краснобаи, сумел сплотить там рабочих выборщиков, помочь им выступить против своих противников. В результате из 6 депутатов от Владимирской губернии был избран один рабочий - - большевик Жиделёв».). На другой день в помещениях Дворянского дома начались выборы».
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru