Главная
Регистрация
Вход
Пятница
23.02.2024
06:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [160]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [113]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Вязниковский собор Казанской иконы Божией Матери

Вязниковский собор Казанской иконы Божией Матери

Вязниковской слободой владели вдова Ф.И. Мстиславского (XVI век — 1622) Ирина Михайловна и его сестра Ирина Ивановна, которые в 1622 году и вложили в Никольскую церковь Вязниковской слободы икону Казанской Божией Матери, написанную иноком Николо-Шартомского монастыря (около Шуи) Иоакимом.
Об этом событии практически сразу узнал Великий Государь Михаил Федорович (1613–1645). В сказании о чудесах от Казанской иконы Божией Матери, находящейся в Вязниковском соборе, повествуется, что 11 октября 1624 г., по указу царя Михаила Феодоровича и патриарха Филарета, архимандритом Владимирского Рождественского монастыря Порфирием и другими командированными лицами произведено было «свидетельство чудесъ отъ Казанской иконы Божией Матери». В присутствии членов комиссии совершилось 13 октября два чуда. В этой выписке не названа церковь, в которой находилась Чудотворная икона.

Сохранились документы о поездке царя Михаила Федоровича в Вязниковскую слободу. «В декабре 1640 года ясельнечему И. Биркину и дьяку Г. Пятово было велено «дать в Государев объезд в Вязники под образы да в казну в сани лошадь, в мастерские в двои сани две лошади, да под верхи государевы мастерские палаты подъячему лошадь, крестовым дьякам четырем человекам по лошади, комнатному истопнику лошадь, государеву мастерские палаты истопнику лошадь, государеву мастерские палаты часовнику, да палатным мастерам двум человекам, чеботнику, да шапошнику по лошади». Такое представительство мастеровых людей говорит само за себя. Скорее всего, должны были решаться вопросы, связанные с дальнейшим развитием в слободе кожевенного и льняного производства, отсюда и такой набор представителей Государевой мастерской палаты. Для хозяйственных нужд везли в Вязники и Государеву казну. Все это наводит на мысль, что поездка Государя Михаила Федоровича скорее была выездом вотчинника в свое хозяйство, чем поездкой Царя на богомолье. Эта поездка для слободы имела большое значение. Помимо определения повинных поставок к Царскому столу овощей и фруктов, среди которых преобладали яблоки, огурцы и вишни, поставок меда и рыбы, холста и других ремесленных изделий, вязниковцы использовали приезд Царя, чтобы решить вопросы дальнейшего развития.
Еще одним следствием поездки Государя Михаила Федоровича в Вязниковскую слободу стало «пожалование священникам слободского деревянного Казанского собора права ежегодно в день празднования в честь Казанской иконы Богоматери, 8 июля, приезжать к Государю со святой водой, освященной от чудотворной Вязниковской казанской иконы Божией Матери. за эти приезды, длившиеся с 1641 по 1676 годы, во время правления Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, они получали в пожалование анбурское сукно. К экономической заинтересованности Государей в Вязниковской слободе добавилось их идейное единство, еще больше укрепившее связь Романовых с Вязниками»

Казанский собор упоминается в писцовых книгах Семёна Извольского 1653 года, где говорится, что у соборной Казанской церкви значится двор протопопов, 2 двора поповых, дворы дьяконов, пономарев и просвирницын, 3 двора церковных бобылей; в приходе двор прикащиков, 260 дворов крестьянских, 33 двора вдовьих, 34 двора нищих, пашни церковной середние земли по 30 чети в поле, пустошь Ореховка на речке Волчинке пашни по 15 чети в поле, пустошь Захарьинская за р. Клязьмой – пашни лесом поросло по 15 чети в поле, сена за р. Клязьмой у Выльских озер, у Деева истоку и у озера Керхи на поженке 50 копен, пустошь Махлацово – пашни худые земли по 10 чети в поле, сена на поженке Луховской 50 копен (владеют по государевой грамоте 147).
В 1640 году Михаил Федорович приезжает в Вязники, чтобы лично принять участие в богослужении перед Вязниковской Казанской иконой.
В 1642 году Государь и Великий князь Михаил Федорович и его Благоверная царица, Великая княгиня Евдокия Лукьяновна вложили сребро-позлащенные напрестольный крест и кадило.
В 1670-1674 годах строится каменная соборная церковь на деньги Великого Государя Алексея Михайловича, дворцовой казны, церковной казны и мирского подаяния. В писцовых книгах стольника Назария Засецкого да подъячего Тимофея Степанова написано: «в Вязниковской слободе начата Соборная церковь строением во 178 (1670) года июля во 25 день, а совершена во 182 (1674) году в августе месяце. На построение ея пошло великаго государя Алексея Михаиловича дворцовыя казны 934 руб. и 1400 пуд. железа, церковной казны 264 руб. 75 коп. и мирского подаяния 473 руб., а всего та церковь стала опричь железа 1672 руб. 3 алтына 4 деньги да за написание деисусов и праздников отдано было 100 руб.»


Казанский собор (в центре)

В 1682 году царь Федор Алексеевич приложил небольшой золотой с алмазом наперсный крест, проезжая через город Вязники во Флорищеву пустынь (снял с себя). Позже крест был вделан в золотой венец чудотворной Казанской иконы Божией Матери.
В 1690 году (а по другим источникам 1688 или 1691 году) было приложено Евангелие по указу Великих государей и великих князей Иоанна и Петра Алексеевичей.
Но постройка оказалась не совсем удачной: через несколько лет «от великой тягости каменных глав в соборной церкви небо все изорвало и связи переломило». В 1700 году была подана челобитная протопопа Льва царю Петру Алексеевичу: «били челом протопоп Лев с братиею: в прошлых де годах, от великой тягости каменных глав в соборной церкви небо все изорвало и связи переломило…» По этому поводу в 1700 году царь Пётр I прислал каменных дел подмастерье, для составления сметы на переделку каменных глав и связей. Около 1700 г. главы на соборе были переделаны.
От 1702 г. в делах патриаршего казенного приказа было подробное описание Вязниковской соборной церкви. «Соборная церковь каменная о 5 главах, главы и кресты обиты белым железом, с трех сторон церкви каменные паперти, все крыто тесом; около тое церкви в подзорах писано Отечество и лица разных святых.
В церкви царские двери, сень и столбцы резные сквозные золочены травы виноградныя, в сени писано Вечери.
По правую сторону царских дверей местные иконы: образ Всемилостивого Спаса, сидящего на престоле, венец и цата серебряные гладкие золочены с репьями, писано золотом и красками».


Вязниковская икона Божией Матери

С тех пор, как чудотворная икона была поставлена в главном иконостасе холодного Казанского собора ее только раз, в 1873 году, вынимали из иконостаса по случаю переделки на ней жемчужной ризы. 22 февраля 1876 г. было совершено перенесение из холодного Казанского собора чудотворной иконы Божией Матери Казанской в теплый новопостроенный Николаевский собор.
«Чудотворный образ Пресвятой Богородицы Казанской осьмилистовый в киоте створном, оклад басемный, по углам 4 Евангелиста, венец, коруна и цата серебряные резные, в коруне 7 каменев разных, заклепы 14 зерен жемчужных, в коруне и в цате 15 каменьев разных в гнездах серебряных, убрус объярь золотная обнизано жемчугом с камышками разными – в гнездах серебряных, по концам накищено золотом и серебром с пелепельки сребряными золочеными, на том же образе возглавие подниз да 2 ожерелья у Предвечного Младенца, ожерелья низано жемчугом с подвески, возглави и в поднизе запона в серебре изумруды и яхонты в ряд, да в той же поднизе разные камешки, запонок большой и малой.
У того же образа в привесе на серебряной цке образ Пресвятой Богородицы Казанской резной позолочен в ¼ аршина, на другой цке серебряной образ Пресвятой Богородицы Казанской резной в 3 вершка позолочен, крест золотой возглави камень алмаз, приклад велик. госуд. царя Федора Алексеевича.
Образ Успения Пресвятой Богородицы, венец и цата серебряные резные золочены, в венце 3 камени сердолик да 2 бирюзы; над нею у Спасова образа венец серебряный золочен резной.
На южных дверях образ архидиак. Стефана.
Местные же образа: Софии Премудрости Божией, 2 венца и цата серебряные резные золочены, Вход Господень во Иерусалим – писан золотом и краски.
На налое образ выносной Казанской Пресвятой Богородицы в киоте осмилистовый, оклад басемной, венец и корона и цата серебряные золочены.
По левую сторону царских дверей: Пресвятой Богородицы Одигитрии, Живоначальной Троицы – оба писаны золотом и краски, Покрова Пресв. Богородицы – венец, коруна и цата серебряные золочены с репьями, ожерелье и зарукавья низаны жемчугом, в убрусе 3 камешка разных, риза шита золотом, у Спасителя и у дву святых венцы серебряные резные золочены, цаты с репьями гладкие.
На северных дверях образ арх. Михаила.
Местные ж образа: Николая Чудотворца и Знамения Пресв. Богородицы писаны золотом и краски, у Богородицы венец серебряной гладкой.
Местные иконы в киотах столярных, 14 столбцов резных сквозных, травы виноградные, тунбы насыпные по бархатному золотом и серебром.
В деисусах над местными образы дванадесятых 14 икон праздников и апостолов 15, праотцев 15 икон писаны золотом и краски.
В деисусах 6 столбцов резных сквозных, травы виноградные золочены красным золотом, у праздников и во всех поясах столбцы витые со фламом золочено двойным, местами сребрено.
Перед деисусы паникадило медное о 3 ярусах и 24 шандалах, яйцо строфикамилово в кисти разных шелков, другое паникадило малое спускное о 2 ярусах 10 шандалов; пред деисусы ж лампада медная спускная золочена небольшая, у Чудотворного образа Пресв. Богородицы Казанской лампада серебряная золочена – весу 9 фунт., другая лампада медная золочена, цепи и крышки у обеих лампад медные, пред местными иконами 18 лампад медных.
Налойных образов: Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, Казанской Бож. Матери и Макария Чудотворца – все они в серебряных окладах.
Местные образы на правой стороне Вознесения Господня, на правой же и на левой сторонах 22 иконы Страстей Христовых – писаны краски, Усекновения Главы Предтечи.
У столпов местные иконы: Воскресение Христово, Спас, Единородный Сын и Слово Божие, Спас с причтами Евангельскими, Рождество Христово, Иоанн Богослов, два образа Иоанна Богослова в апокалипсисе, 12 икон месячных святых, Распятие Господне и седмь таинств, Рождество Богородицы, Козма и Дамиан, Казанская Божия Матерь, образ царских ангелов.
4 хоругви, 2 шиты золотом и серебром; амвон обит красным сукном.
В алтаре на престоле антиминс печатный, 4 Евангелия печатных, 3 креста благословящих обложены серебром басемным золочены.
Над престолом сень с короной, 4 столбца резных, сквозные, травы виноградные вызолочено красным золотом и двойником.
За престолом крест выносной да два образа Казанской и Смоленской Божией Матери, писаны краски, перед ними паникадило медное.
На горнем месте: Пресв. Богородицы Одигитрии в киоте и Казанской Божией Матери; за жертвенником крест резной деревянный да Смоленской Пресв. Богородицы; на жертвеннике сосуды серебряные. Кадило серебряное – 1 ф. 84 зол., чаша водосвятная, 3 кадила, кувшинец, купель – медные.
В сундуке: потир немецкого дела вызолочен, дискос, 2 блюда, звезда, лжица – серебряные, серебряные образа, золотые и серебряные кресты, панагии и серьги и мн. др.
На колокольне 8 колоколов да часы боевые.
При церкви: протопоп, 4 священника, 2 дьякона, 1 дьячек, 2 пономаря и просвирня. До 1699 г. они получали из земской избы руги 75 руб. 30 алтын и 1 ½ деньги» (/Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. 1897 г./)

В 1703 г. Вязниковская слободка сгорела вся без остатка. Пострадала ли от пожара соборная церковь, сведений о том не сохранилось. Но некоторые отметки в делах патриаршего казенного приказа дают право предполагать, что после 1703 г. церковь потребовала обновления. Так в 1708 г. выдан был в Казанскую церковь новый антиминс, в 1720 г. выдан – соборному попу указ, разрешающий сбор на церковное строение в течение 2 лет.
Из дел приказа видно, что в 1710 г. был выдан антиминс в придельную при Казанском соборе церковь Феодора Стратилата, что в 1727 г. эта придельная теплая церковь при соборе каменная оказалась ветхой и предположено было построить новую в тоже наименование. Когда и кем была эта церковь построена, была ли возобновлена, сведений о том не сохранилось и в XIX веке в соборе такого придела не было.
В 1744 г. кровля и главы на соборе были разобраны и построены вновь – главы выше, а кровля круче; в тоже время в алтаре вместо ветхого деревянного пола устроен каменный пол.
В 1849 г. стены храма были расписаны священными изображениями.
В каменном храме был поставлен распространенный в то время новый тип ярусного иконостаса, обильно украшенный резьбой и скульптурой: «Иконостас в 3 става резной, из дерева, коринфского ордена, в стиле рококо, с массивными колоннами, которые поставлены по обе стороны каждой иконы во всех трёх ставах. Колонны витые с капителями и на тумбах. Весь иконостас разукрашен роскошной изящной и разнообразной работы резьбой. Резьба изображает ветви, листья, гирлянды и цветы, резьба на золотом фоне, вся и с иконами вызолочена. Св. иконы древнего греческого письма. Царские врата резные из дерева, также с витыми колоннами. На них - резные изображения 12 апостолов со знаками на главах их сошествия Св. Духа. Посреди их - Богоматерь, вверху - Дух Святый в виде голубя». К сожалению, данные скульптуры не были переданы в музей при закрытии.
Широкое распространение в скульптуре получил образ Николая Чудотворца. Его изображали с моделью крепости в одной руке и с мечом - в другой. В собрании музея находятся четыре скульптуры, представляющих «Николу Можайского», и каждую из них отличает индивидуальная характеристика образа. Все четыре скульптуры по своему образу и иконографии представляют распространенный на Руси тип киотной статуи с обобщенной и схематичной трактовкой объёма, застылой позой и скованным жестом, сохраняющей в полной мере свой иконный характер. Подобные резные образы создавались в ХIХ веке в подражание старым произведениям - детальная реалистическая проработка лика и складок одежд, использование цельного массива древесины (липы). Роспись скульптуры выполнена темперными красками по толстому слою левкаса. В декоративной отделке фелони, палицы и крестов на омофоре использована техника цветных лаков по серебрению, что характерно для второй половины ХVII века.
В церковной описи не обнаружена скульптура Георгия-Победоносца, поступившая в 1929 году из Казанского собора со значительными осыпями красочного слоя и утратами многих деталей. Вероятно, она хранилась в подсобном помещении церкви как вышедшая из употребления. Но отреставрированная в Суздальском художественно-реставрационном училище она приобрела новую жизнь. В 2007 году на выставке «Биенале» в Москве отреставрированная скульптура Георгия Победоносца была признана лучшей в номинации «Спасённые шедевры ХVII века» (Г. Штарева, бывший главный хранитель Вязниковского историко-художественного музея).

В 1865 г. наперстный крест от святейшего Синода выдан прот. Казанского собора Василию Псальтову.
Указом Святейшего Синода от 16 декабря 1872 г. за № 2642, благочинный, протоиерей г. Вязников Дмитрий Певницкий, определен на должность ректора Воронежской семинарии, а на его место перемещен, 4 января 1873 г., служивший при Владимирских богоугодных заведениях протоиерей Иоанн Павлушков, с возложением на него всех обязанностей, лежавших на протоиерее Певницком. См. Проводы о. Протоиерея Д.Ф. Певницкого из Вязников в Воронеж, на должность Ректора семинарии в 1873 г.
В 1878 г. Смирнов Иоанн Матвеевич (1820-1902), выслужив установленную для себя училищную пенсию, согласно прошению, перемещен настоятелем в Вязниковский собор Казанской иконы Божией Матери, с возведением его в сан протоиерея и с возложением на него должности благочинного и председателя уездного цензурного комитета по рассмотрению проповедей.
Вязниковский 1-й гильдии купец Потомственный Почётный Гражданин Николай Львович Никитин 7 декабря 1877 года был избран церковным старостой Казанского собора, в этой должности он состоял несколько трёхлетий. Наиболее ценные предметы церковной утвари были вложены в собор Никитиным Николаем Львовичем. Так, им был пожертвован серебряный вызолоченный ковчег (дарохранительница) в виде пятиглавого храма, в стеклянном с бронзовой рамой футляре, а также переделаны украшения на храмовом чудотворном образе Казанской Божией Матери.
На две древние иконы в Казанском соборе купцы Михаил Понитков и Е.Ф. Коряковцева соорудили серебряные ризы и поставили киоты. Наиболее состоятельные горожане жертвовали иконы: А.А. Богашёва - св. Великого Пантелеймона, Е.Ф. Коряковцева - преп. Сергия Радонежского, Матрёнинская - св. Великой Варвары, священник И. Орфанов – Воскресения Христова.
Особое внимание жертвователи уделяли церковной утвари и облачениям священно-служителей. Купцом Иосифом Михайловичем Сеньковым были вложены три ризы золотой кованой парчи с епитрахилями, набедренниками, поясами и поручами (15 предметов). В 1846 году купцом Иосифом Иосифовичем Сеньковым были приложены сребро-позлащенные потир, звездица, два блюдца, лжица и ковшичек. В 1874 году наследницы строителя Николаевского храма вложили печатное Евангелие 1868 года, сребро-позлащенные крест – «Распятие», потир, дарохранительницу в виде пятиглавого собора и три ризы серебряно-золотой парчи. Четырехконечный крест напрестольного Распятия, был изготовлен из сосны и покрыт тонким слоем масляной краски с имитацией фактуры дерева: «Деревянный, большого размера Животворящий крест с изображением на нём Распятого Спасителя в человеческий рост, по золоченому фону. Венец-цата, опоясание на нём серебряно-вызолоченное. Венец обнизан разноцветными камешками. При нём предстоящие, с одной стороны – Богоматерь, с другой – Иоанн Богослов, так же во весь рост. Венцы на них серебряно-золоченые, обложены голубыми и другими разноцветными камнями».
Александр Павлович Шиповский родился 31.07.1869 г. Уволен из 1 класса ВДС. 1886-08.1888 обучался в училище церковного пения при братстве А.Н во Владимире, состоял певчим в архиерейском хоре. 9.08.1888 г. определён диаконом к Казанскому собору г. Вязники. 16.08.1890 г. архипастырское благословение "за исправность по службе". 5 или 6.04.1897 г. серебряная медаль для ношения на груди на Александровской ленте в память царствования императора Александра III. Упоминается диаконом там же в 1908 г.
Жена Татьяна Ивановна (1864-?), дочь священника, родная сестра диакона Казанского собора г. Вязники Дмитрия Ивановича Солярского, упоминается в 1906 г.

В 1892-94 гг. было произведено полное капитальное обновление Казанского собора, ибо к тому времени и внутренние и внешние украшения собора заметно обветшали и попортились. Обновлен был собор тщательно как с внешней так и с внутренней стороны и по обновлении был торжественно освящен Архиепископом Владимирским Сергием 15 июля 1894 г.

Собор построен по древнему византийскому плану в форме квадрата с примыкающими с восточной стороны тремя полукружиями алтаря; своды собора и пять его глав поддерживаются четырьмя внутренними столбами. Фасады собора разделены вертикально пилястрами на отделы, завершенные полукружиями, над которыми сделан прямой карниз с четырехскатной крышей, горизонтально фасады разделены поясом на 2 этажа, в обоих этажах находятся окна с перемычками из двойных арочек с висячими сережками, над окнами сделаны тройные дуговые кокошники, а по бокам находятся колонки, весьма красиво составленные из фигурного кирпича. Дверей в соборе три, все они без особенных украшений.
Внутри храм имеет вид квадратной палаты; алтарь отделен от храма каменной стеной. Предалтарный иконостас резной, резьба на нем в стиле рококо, очень сходен с иконостасом Владимирского Успенского собора, весь вызолочен.
Солея возвышается над полом на три ступени, престол возвышается еще на одну ступень. Престол обложен вызолоченной бронзой с изображениями Тайной Вечери, Положения во гроб, Воскресения Христова и Моления о Чаше. Над престолом резная сень с шатровым верхом. Сень на 2 колоннах устроена и над горним местом. Главный престол в соборе в честь Казанской иконы Божией Матери. В правом предъалтарии устроен придел во имя Св. безсребренников Козьмы и Дамиана; время устройства этого придела неизвестно.
Утварью, ризницей, св. иконами церковь снабжена весьма богато. Драгоценную святыню собора составляет Казанская икона Божией Матери, прославившаяся чудесами еще в XVII веке. Жители города и окрестных селений ежегодно и по нескольку раз почитают своим долгом помолиться перед этой святыней если не в собственных домах, то по крайней мере в храме.
В церкви к нач. ХХ века сохранились:
1) Напрестольный серебряный вызолоченный, унизанный жемчугом, крест с частицами св. мощей с надписью: «повелением Великого Государя царя и вел. кн. Михаила Феодоровича… и его благоверной царицы и велик. Кн. Евдокии Лукьяновны и их благородных чад сделан сей крест в Вязники в церковь Пречистыя Богородицы Казанския лета 7150».
2) Серебряное кадило с такой же надписью.
3) Небольшой золотой напрестольный крест с алмазом приложен в 1682 г. царем Федором Алексеевичем во время путешествия его через Вязники во Флорищеву пустынь.
4) Евангелие с подписью по листам: 1688 г. по их Великих Государей царей и вел. кн. Иоанна и Петра Алексеевичей указу сия книга благовествования Христвоа дана в соборную церковь Пресв. Богородицы Казанския, что в Ярополче, в Вязниковской слободе».
Причт при соборе по штату состоял из: протоиерея, двух священников, диакона и трех псаломщиков. На содержание их получалось: процентов с причтового капитала (44908 руб. 84 коп.) – до 1750 руб., от земли церковной до 450 руб., от служб и требоисправлений до 1,250 руб. и квартирного пособия от церкви 550 руб. в год, всего до 4000 руб. Домов церковных для членов причта не было.
Земли при соборе: пахотной 109 десят. 1899 саж., сенокосной 69 дес. 2001 саж., дровяного леса 47 дес. 887 саж. и лесной поруби 100 дес., всего 326 дес. 2187 саж.
В приходе по клировым ведомостям 1897 г. числилось: в г. Вязниках 1022 души муж. пола и 1183 жен. пола и в дер. Петрине (1 вер. от собора) 348 душ муж. пола и 384 жен., всего же 1370 душ муж. пола и 1566 жен.

23.11.1900 г. Иоанн Орфанов (Иван Федорович) рукоположен во священника к Казанскому собору. 05.11.1903 г. – член уездного цензурного комитета по рассмотрению проповедей. 1916 г. – член совета рождественской богадельни г. Вязники.
Регент Вязниковского Казанского собора Николай Раков 19 мая 1908 г. определен псаломщиком в с. Шульгино, Муром. у.


Казанский собор (в центре)

Иконостас Казанского собора 1929 г. Фото с сайта http://www.viazniki-city.ru/

Верхняя часть и свод Казанского собора 1929 г. Фото с сайта http://www.viazniki-city.ru/

В соборе ок. 1920 г. открыли архиерейскую кафедру.
1. епископ Корнилий (Соболев), 1921-1926;
2. епископ Василий (Преображенский), октябрь 1926 - начало 1927;
3. епископ Нифонт (Фомин), 1927;
4. епископ Николай (Никольский), сентябрь 1927 - 21.04.1928;
5. епископ Герман (Ряшенцев), 26.06–14.12.1928.


Часть меморила жертвам политических репрессий, на территории Благовещенского женского монастыря

Еще долгое время были при колокольне слепые звонари: сначала «семиносый» Ваня Оскалин с уродливым носом, а последнее время Яша – добродушный человек, всегда в хорошем расположении духа, ходит с двумя палками, без провожатого, поет духовные песнопения.


Старый теплый Никольский собор. Новофабричная улица (бывшая Масляная). Рисунок Л.И. Аносова.

Базарная площадь перед Казанским собором. Рисунок Л.И. Аносова.

Впереди соборов, вместо ограды, был ряд низеньких каменных лавок, фасадом на полуденную сторону, в которых торговали разной мелочью.
Причт собора состоял из 3-х священников с протоиереем во главе, 2-х диаконов, 2-х или более причетников.
Протоиерей Иоанн Орфанов (Иван Федорович) арестован 4.03.1921 г. Приговорен к 5 годам концлагерей.
«Несмотря на декрет об отделении церкви, уже более трех лет как проводимый в жизнь, некоторые «служители вышнего» никак не могут примириться с мыслью, что церковь в государстве всякое первенствующее значение и владычество потеряла и является частным делом известных групп граждан и только.
К числу таких непримиримых принадлежит и свящ. гор. Вязников Иван Орфанов, который будучи ярым противником Советской власти и ее декретов, всячески старался активно оказывать ей противодействия. Все его проповеди насыщены злобой к Советской власти, напоминаниями, что власть эта самозванная («не от бога»), власть насильническая и только учредительное собрание могло дать народу «истинную» власть.
Агитацию свою противосоветскую Орфанов разводил при каждом удобном случае. Так — еще в январе 1918 года на педагогическом совете, под его настойчивым давлением, была вынесена резолюция о «непризнании власти большевиков»; потом в своих проповедях народу в январе того же года он, сопоставляя царскую власть, «дарившую церковь», как он выражается «всеми земными благами»,— он говорил против Советской, не в пользу последней, призывал «проникнуться готовностью, решимостью для борьбы с самозванной властью» и т. д.
В последующие годы и до сих пор вся его деятельность целиком была направлена к нанесению вреда Советской власти, путем сознательной и упорной постоянной агитации против нее. Его дневник весь полон ожиданиями «избавления от врагов—большевиков».
Зная великолепно, что декретом воспрещено обучение закону божию в народных школах, он все же до этого года учил ему детей, за плату от ½ — 1 фунт хлеба с человека, затемняя головы детишек ветхозаветным дурманом, а себе делая из этого доходную статью. Ясно, что подобным образом он наносил огромный вред Республике, воспитывая не будущих строителей, а сознательно убивая в них только что пробуждающуюся мысль свободного человека — гражданина социалистической республики — рабскими заветами — «бога бойтесь, царя чтите».
Да и в другом этот батюшка не без греха: зная также очень хорошо о декрете, обязывающем сдать республике звонкую монету,— припрятал у себя с какой-то корыстной целью изрядное количество золота и серебра…
Зловещее карканье этого воронья прекращено: постановлением Губчека отцы Орфанов, Либеровский, Алексинский заключены на пять лет в лагерь принудительных работ, где они научатся не ждать, когда свалятся к ним «блага земные», а будут работать и тяжелым трудом хоть отчасти искупит свою вину» («Призыв» 16 апреля 1921).
«В Вязники приехала труппа опеpных артистов из Москвы. В субботу, с утра, попы и иже с ними распустили по городу слух, что артисты будут петь всенощную в соборе.
Народу привалило в собор послушать артистов уйма, а артистов и не оказалось.
Попы и церковный староста, воспользовавшись многочисленностью собравшихся, два раза ходили с блюдечками: на содержание причта и хора (надо полагать оперного). А отец диакон за службой поведал православным, что из уфинотдела получен окладной лист — «налог со строений» собора в сумме 115 руб. золотом и задал тон, что придется верующим гнать монету.
По окончании службы среди расходившихся граждан можно было слышать…
— Обманули нас дураков» («Призыв»,15 января 1924).
1928 г. Орфанов – священник Казанского собора г. Вязники.
В октябре 1928 года прихожане Казанского собора выступили против планов закрытия храма.
«Присоединимся к голосу рабочих хлебозавода. Закроем собор.
Рабочие Вязниковского хлебозавода единогласно постановили на своем собрании Казанский собор закрыть. Рабочие городских фабрик сейчас же должны подхватить это решение и присоединиться к мнению рабочих хлебозавода еще и потому, что закрытие ярцевской церкви дало возможность рабочим получить помещение под столовую, а старое использовать под детский очаг и консультацию. Мы просим и обращаемся к рабочим вязниковских фабрик и общественных организаций города вопрос о закрытии собора поставить сейчас же на всю широту, помещение его надо использовать под общегородской объединенный клуб» («Фабричный гудок», 2 декабря 1928 г. № 5.).
14.12.1928 г. Орфанов арестован за «нелегальное участие в заседаниях церковного комитета для выработки практических мероприятий противодействия соввласти». 17.05.1929 г. – приговорен к 3 годам ссылки в Сибирь (Иркутская область).
14 декабря 1928 г. епископ Герман был арестован по делу о «группировке вязниковских церковников».


Начало разрушения Казанского собора

На площади Казанского собора до 1935 г.

В состав комиссии по изъятию ценностей в Казанском соборе входили: Сай, Карпухин (не участвовали, симулировав болезнь или др. уважительную причину), непосредственно проводили изъятие В.Г. Евдокимов, А.И. Гусев, С.П. Колесов, А.Н. Горелов и А.Ф. Маслов. Художник Харламов Николай Николаевич, как представитель Музейного отдела, был приглашён в роли эксперта.
Из личных воспоминаний Евдокимова: «Когда мы с Гусевым приступили к снятию ризы с чудотворной иконы «Казанская», церковный староста Кошутин стал просить нас оставить все как было, обещая, что верующие внесут стоимость украшений золотом и серебром. Мы ответили, что это можно будет сделать после того, как будет оценено снятое с иконы. Впоследствии в обмен на собранные среди верующих золотые, серебряные вещи и золотую монету, ценности, снятые с иконы, были возвращены».
Это подтверждается и описью церковного имущества Казанского собора 1925 года, подписанной составом президиума Приходского совета: И. Соколовым, священником-ключарем собора И. Орфановым, старостой Кошутиным, священником Казанским.
Соборы были закрыты в марте 1929 г. Начало поступлений в музей предметов из главного городского храмового комплекса относится к 1929 году и сопровождается надписями в главной инвентарной книге: «изъято при закрытии Казанского собора в Вязниках», «изъято при ликвидации Казанского собора в Вязниках», а в 1932 г. - «изъят при ликвидации имущества закрытого Казанского собора».
Весь комплекс поступлений в музей насчитывает 116 предметов и дополнен 7 фотонегативами на стекле, выполненными в 1928–1931 гг. сотрудником, бывшим директором музея К.М. Большаковым. Из Казанского собора поступили рукописи и старопечатные книги, памятники христианской иконографии, церковная утварь, священные облачения, древние документы. Уже в 1931 году в музее был открыт «Антирелигиозный отдел» (Вязниковский историко-художественный музей), где многовековая художественная традиция была представлена как образ «тёмного прошлого» - демонстрировались иконы, предметы церковной утвари, образцы чеканки и литья, рукописи и переплеты старопечатных книг. В течение последующих десятилетий главной задачей музея было физическое сохранение коллекции (Г. Штарева, бывший главный хранитель Вязниковского историко-художественного музея).
Полное разрушение и разборка Казанского собора была закончена в апреле 1936 года.


Камень с надписью «Здесь будет стоять Казанский Собор разрушенный в 1929 году»

- «Первое, с чего мы начали - это поехали к владыке Евлогию и получили его архиерейское благословение заняться этим Богоугодным делом.
Затем я поручил отделу Главного архитектора, который возглавляла Г.А. Парфёнова, определить точное место, где ранее стояла колокольня. Её коллектив с энтузиазмом взялся за дело. Мы изучили старые фотографии соборного комплекса и с разных точек города попытались выстроить векторы, пересечение которых должно было указать точку, где стояла колокольня. Одновременно был заказан проект строительства колокольни. Его выполнило Реставрационно-строительное предприятие Богородице-Рождественского монастыря с участием архитектора Владимирской Епархии. По фотографиям они спроектировали точную копию снесённой колокольни.
Следующим этапом было согласование и получение разрешения на проведение археологических раскопок. Для этого я связался с Институтом археологии в Москве и с Государственным центром по охране памятников во Владимире. Разрешение было выдано, и нам выделили двух археологов из Санкт-Петербурга, так как владимирские археологи все были заняты.
Для того, чтобы облегчить работу археологам, поточнее определить место раскопа и меньше испортить асфальтовое покрытие площади в 2005 году я дал команду провести предварительные поиски фундамента колокольни силами имеющейся у наших коммунальных организаций техники. Первым мы поставили трактор городской электросети с бурильной установкой, надеясь бурением небольших скважин наткнуться на фундамент колокольни. Мы естественно исходили из того, что он сохранился. Бурилка проработала несколько дней, исследовала довольно большой участок предполагаемого расположения колокольни, но всё было тщетно — бур уходил в мягкий грунт.
Тогда я дал разрешение побольше испортить асфальта и поставить небольшой экскаватор с ковшом чтобы попытаться небольшими траншеями выйти на предполагаемый фундамент. Экскаватор выкопал несколько траншей в разных направлениях, но фундамент колокольни так и не был обнаружен. Как оказалось впоследствии, мы искали то, чего не было.
Как-то вечером ко мне зашёл отец Владимир (Соловьёв), и я рассказал ему о наших неудачах в поисках фундамента. «Но вы же не с того начали!» - воскликнул отец Владимир. «С молебна надо было начинать, с молебна!». И я попросил его отслужить этот молебен на месте поиска. Он сделал это на следующий же день.
А после этого произошло то, что иначе как ЧУДОМ не назовёшь. Поставленный копать экскаватор, с первого же раза выкопал траншею не поперёк, не наискосок, а чётко поверху обнаруженной ленты фундамента. Правда, это был не фундамент колокольни, а фундамент самого собора. Но это была победа! Мы открыли фундаменты собора, которые оказались целыми. И теперь мы точно знали, где делать основной раскоп для поиска фундамента колокольни.
В 2007 году приехали археологи, и мы начали раскопки. Работы шли и экскаватором, и вручную. Получался уже внушительных размеров котлован, но фундамент колокольни никак не находился. На месте раскопа были обнаружены захоронения в долблёных гробах, в том числе и детское. Находились они в непосредственной близости от бывшего фонтана. Так что видимо не случайно не прижилось расширение сквера, не прижился фонтан. Не зря, видимо, существует поверье, что на кладбищах ничего строить нельзя. От. Владимир организовал перезахоронение обнаруженных останков.
Вокруг Храмов всегда существовали кладбища, кладбище было и вокруг Казанского собора. Вспоминаю, как его осквернили в 1980 году. Строился Дом быта, и его надо было подключать к коммуникациям. Ближайшие точки подключения водопровода и канализации нашлись только у здания бывшего молочного магазина на углу площади и улицы Сергиевских. Когда начали прокладывать эти коммуникации то из-под ковша экскаватора, как раз в районе «Камня веры», посыпались долблёные гробы и человеческие останки. По ходу траншеи попадались даже склепы. Видимо там покоились уважаемые люди города, наверняка и священнослужители Казанского собора. Никто не возмутился на это варварство, никто не захотел изучить эти захоронения и траншею постарались побыстрее закопать.
Безусловно территория вокруг собора должна быть изучена, и может нам открылись бы неизвестные факты вязниковской старины. Например интересно было бы узнать что за подземный ход существует на ул. Сергиевских? Его начало видимо идёт от Казанского собора и лежит он прямо по оси дороги. Ход сделан очень добротно из красного кирпича. И не связан ли он с другим подземным ходом, который начинается на горе у Введенского Храма и спускается в нижнюю часть города?
Когда раскоп достиг примерно 3-х метровой глубины стало ясно, что фундамент колокольни не сохранился. Видимо подтвердился рассказ старожилов о том, что стройматериалами после разборки соборного комплекса мостили дорогу от города (от краеведческого музея) до деревни Петрино. Фундамент колокольни был разобран до основания.
Потеряв надежду на его поиск как-то вечером ко мне зашла Г.А. Парфёнова и доложила, что фундамент обнаружить не удалось, и попросила разрешения закопать раскоп. Скрепя сердце, я дал такое разрешение.
А на утро произошло ещё одно ЧУДО! Ко мне в кабинет буквально врывается Г.А. Парфёнова с криком: «Евгений Михайлович! Колокольня нашлась!»
Ночью в городе прошёл мощнейший ливень, и струями воды дно раскопа просто выровняло и утрамбовало так, как будто его искусственно ровняли. И в центре раскопа возник восьмигранник фундамента колокольни. Это были остатки мелкого строительного мусора, оставшегося после разборки фундамента. Так было обнаружено истинное положение снесённой колокольни.
Котлован был закопан, все обнаруженное было зафиксировано в отчёте о раскопках, отдел архитектуры нанёс на свои планы местоположение колокольни и самого Казанского собора. Можно было начинать строить колокольню.
Но теперь уже встал вопрос о том, где найти средства для её строительства. По смете 2008 года для постройки колокольни требовалось 15 млн. рублей. Средства бюджета исключались, так как религиозные объекты государство не финансирует. Они строятся на средства жертвователей или самой церкви.
Для сбора средств на строительство колокольни был создан оргкомитет, который и должен был заняться сбором пожертвований.
Ко мне пришёл вязниковский предприниматель М.Ю. Вительс и сказал, что есть фирма, которая может помочь со строительством фундамента под колокольню. Дело в том, что фундамент был спроектирован сложный — сваи и железобетонный ростверк сверху. Делать такие фундаменты может не каждая строительная организация. Конечно, я с радостью согласился, тем более, что строители взялись выполнить эти работы безвозмездно. Поздней осенью 2008 года были забиты 40 штук 10-метровых свай фундамента и по ним выполнен ростверк — мощная железобетонная плита, на которой уже должна выполняться кладка стен. В таком виде задел колокольни простоял до 2012 года.
В 2010 году в Вязниках произошла смена власти. Район возглавил Лопухов В.В. Главой администрации города в 2011 г. стал Кавинов Р.В. У местной власти сменились приоритеты в работе. Вместо решения конкретных вопросов они занялись разработкой стратегий развития территории. Новой власти часто задавали вопрос: «Будет ли продолжено строительство колокольни на площади?». Через газету «Маяк», вязниковское телевидение власть отвечала, что продолжение строительства не будет, так как проект очень затратный, денег нет и надо придумать как использовать построенный фундамент.
Кавинов Р.В. предложил на этом фундаменте выполнить макет комплекса Казанского собора. Просто новая власть испугалась тех вопросов, которые надо было решать для продолжения строительства, да она и не умела их решать. Ситуация с продолжением стройки «зависла в воздухе». Одна из самых инициативных членов оргкомитета, житель Ново-Вязников Иванова В.К. выражала особое беспокойство задержкой строительства колокольни. Строительство колокольни стало для неё смыслом жизни. Она была очень недовольна позицией новой власти по этому вопросу и, используя какие-то свои связи, вышла на работника телевидения, которая в свою очередь сняла фильм об отрицательном отношении Вязниковской власти к продолжению строительства колокольни. Фильм этот вот, вот должен был быть показан по телевидению. Об этом каким-то образом узнал Глава района В.В. Лопухов. Он очень болезненно воспринял эту информацию. Допустить, чтобы его критиковали по телевидению он просто не мог. Он срочно собрал оргкомитет и объявил на его заседании, что немедленно начинаются работы по возведению стен колокольни.
Почти сразу же на площади был собран помпезный митинг, посвящённый укладке первого кирпича в стены колокольни. С громкими речами о необходимости продолжения строительства колокольни выступали те кто ещё совсем недавно считал это дело абсолютно бесперспективным и предлагал ограничиться созданием макета. Эти же люди торжественно положили первые кирпичи в основание колокольни.
На этот момент на счету для сбора средств скопилось около 1 млн. рублей. Строители начали кладку стен, выложили её высотой около 3-х метров, деньги закончились и стройка вновь замерла. Единственное, на что решились, это поставить литой «текмашевский» забор вокруг начавшейся кладки, подаренный Мошновым А.В. Но этот забор как бы подчеркнул, что за ним находится «памятник истории» - заброшенная стройка колокольни, который надо беречь и хранить, и что на этом стройка завершена.
Вот такой «мемориал» - памятник пустозвонству и демагогии простоял на площади 7 лет до 2019 года.
Но как всё-таки был прав владыка Валентин, да и «Камень веры», наверное, помогал. Нашёлся человек, который решил взвалить на свои плечи всю оставшуюся работу по достройке колокольни, включая и изготовление звонницы. Им оказался уроженец Вязниковской земли, он же муромский предприниматель Мартьянов О.В. Видимо душа его не выдержала наблюдать заброшенный «мемориал» на площади.
Олег Вениаминович — крупный строитель, и он решил вложить свои средства и возможности своей строительной организации в это благое дело. Вот так и проявляется в людях не показное, а истинное чувство патриотизма и любви к своей малой Родине. Низкий поклон ему за это от всех вязниковцев. Благодаря таким людям не только восстанавливается историческая справедливость, но и наш город становится солидней и краше. И ещё одна дорога к храму появится в нашем городе!
Почему-то я уверен, что строительство колокольни — это только начало восстановления всего комплекса Казанского собора. Когда это будет, мы пока не знаем, но в том, что это произойдёт, я лично не сомневаюсь. Да поможет нам Бог!» (Виноградов Е.М. ВЯЗНИКОВСКИЕ ХРАМЫ. ВОЗРОЖДЕНИЕ. - г. Вязники.- 2019 г.).


Вязниковская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери сейчас находится в Кресто-Воздвиженском кафедральном соборе.

Вязниковский собор Николая Чудотворца

Эта церковь существовала уже в 1628 г., когда Вязниковская слобода была еще вотчиной кн. Фед. Ив. Мстиславского.
В патриарших окладных книгах церковь писалась отдельно от Казанского собора до 1746 года.
В храмозданной грамоте патриарха Андриана 1694 года сказано: Бил челом нам святейшему Михайло Лаврентьев сын Городецкий, да в челобитной ево написано: в городе Ярополче подле соборныя каменныя церкви Пресв. Богородицы Казанския, построена другая деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, и ныне он обещался вместо той деревянной церкви построить на том же месте каменную церковь, и аз великий Господин святейший Кир Адриан Божиею милостию Архипископ Московский и всея России и всех северных стран Патриарх пожаловал благословил, велел старую деревянную церковь разобрать, и в городе Ярополче подле собрныя Богородицкие церкви, на прежнем Николаевском церковном месте, построить новую каменную церковь».
В 1698 г. каменный храм во имя св. Николая Чудотворца был освящен.


Церковь Николая Чудотворца

Из дел патриаршего и Синодального приказа видно, что при каменном Никольском храме был придел во имя св. в.-муч. Екатерины с деревянным алтарем. В 1720-27 гг. деревянный алтарь был заменен каменным.


Вязниковский Никольский теплый собор. Литография Голышева.

План Никольского собора в г. Вязниках.

Собор имел три престола: главный во имя св. Николая Чудотворца и в трапезе с правой стороны великомуч. Екатерины, и с левой Феодора Стратилата. Храм, при внутренней простоте, снаружи представлял из себя превосходные образцы оконных украшений и карниза из обожженных кирпичей.



Храмовые окна XVII века Вязниковского Никольского собора. Литография Голышева.

Подзоры на Никольском соборе в г. Вязниках

Все икон, находящиеся в соборе, по большей части были очень древние. Стены храма когда-то были росписаны, но от времени совершенно полиняли. При соборе находилась богадельня для престарелых и беднейших граждан.

Новая обширная пятиглавая каменная Никольская церковь в псевдорусском стиле была построена в 1866-1874 гг. на средства О.О. Сенькова (умер 58 лет от роду 14 октября 1872). Подрядчиком был ковровчанин Бадьев.
14 и 15 октября 1874 г. Антонием, Архиепископом Владимирским и Суздальским был освящен Николаевский собор в г. Вязники. На торжестве освящения теплого Николаевского Собора присутствовал губернатор Струков Владимир Николаевич.
«Вязниковцы, вот уже почти 2 года после его освящения, не налюбуются на этот дом молитвы,- и, когда увидели его настолько удобным и благоукрашенным, невольно в душе каждого, приходящего сюда излить свои молитвенные чувства перед Господом Богом, являлось новое, какое-то неведомое и неопределенное чувство: все как-то невольно озирались вопросительным взглядом,- чего-то всем недоставало. Дело понятное: богомольцам недоставало в этом храме их родной, дорогой, заветной святыни. Начались толки и переговоры в кругу особенно усердных ее почитателей, во главе которых стал Вязниковский 1-й гильдии купец Николай Львович Никитин. После общего совещания между духовенством и гражданами было постановлено – ежегодно, при переходе для служения из холодного Казанского собора в теплый Николаевский на зимнее время и обратно, переносить Казанскую чудотворную икону» («Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть №7 1876).
22 февраля 1876 г. было совершено первое перенесение из холодного Казанского собора чудотворной иконы Божией Матери Казанской в теплый новопостроенный Николаевский собор.
За полчаса ранее обыкновенного звона, т.е. в 8 ½ часа утра, на соборной колокольне раздался благовест к крестному ходу. Во время благовеста в теплом соборе совершалось водоосвящение, после которого местный протоиерей И.А. Павлушков, в кратком слове объяснил предстоящим сущность начинающегося торжества, затем святой водой была окроплена приготовленная для чудотворной иконы великолепная бронзовая отзолоченная киота, и перед ней такой же подсвечник; потом, с крестом и хоругвями, ход направился к холодному собору. Здесь, после краткого молебного пения и молитвы с коленопреклонением, драгоценная святыня была принята на руки протоиерея и старшего священника собора, о. Ф. Лаврова,- и с подобающей ей честью и благовением внесена в теплый собор, где и поставлена на самом видном, заранее приготовленном для нее, месте. Из окрестных жителей немногие знали об этом празднестве – потому, что не были оповещены заранее; тем не менее стечение народа, в сравнении с обыкновенными праздничными днями, было весьма значительно.
Вместо чудотворной иконы в иконостасе холодного собора, на время ее перенесения, поставлена приложенная в собор, тоже весьма древняя икона, копия с настоящей, писанная с нее, как значится в особой надписи на этой иконе, при царе Михаиле Феодоровиче и патриархе Филарете,- до этого времени составлявшая родовое достояние купца Никитина. Когда подлинная чудотворная икона из теплого собора будет возвращена в холодный, тогда копию вставят в киоту, приготовленную для чудотворной иконы.
Престолов в храме было три: главный – во имя св. Николая Чудотворца, в приделах во имя св. в.-муч. Екатерины и Феодора Стратилата.
Утварью, ризницей, св. иконами и этот храм снабжен вполне достаточно. В иконостасе находится несколько древних икон из прежней церкви.
Закрыта церковь Николая Чудотворца в 1929 г., сломана в сер. 1930-х гг.

При обоих храмах была одна каменная с шатровым верхом колокольня, построенная одновременно с Казанским собором. Из 13 колоколов, размещенных на колокольне, один был отлит в 1788 году благодаря стараниям городского головы Федора Ивановича Крапивникова и церковного старосты Наума Егорова, а второй - на средства вязниковского купца Василия Максимовича Кривцова в 1842 году.
На колокольне был колокол с следующей надписью: «лета 7190 Государь царь и вел. кн. Федоръ Алексеевичъ … приложилъ сей колоколъ въ домъ Св. Отецъ семи соборовъ вселенскихъ и св. благ. Кн. Даниила въ монастырь при игумене Тимофее съ братиею». Как попал сюда этот колокол, неизвестно. Предполагали, что это произошло при Императоре Петре I, когда четвертая часть колоколов церкви или монастыря отбиралась на пушечное дело. Если в представленных колоколах было больше четвертой части, то на пушечном дворе излишек возвращали в виде какого-нибудь колокола. Таким путем мог попасть колокол из Московского Данилова монастыря в Вязниковский Казанский собор.


Разрушение колокольни Казанского собора г. Вязники Владимирской губернии 4 марта 1929 года. Фот. Франтов Н.А.

Постройка новой колокольни на Соборной площади

21-е июля 2003-го года - празднование в честь явления иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани - стало для жителей Вязников двойным торжеством и было отмечено атмосферой особой молитвенной радости и духовного подъема. В самый престольный день Вязниковского Свято-Казанского соборного храма, где некогда проходил свое служение пресвитер Константин Твердислов, было совершено церковное прославление этого угодника Божия в лике святых новомучеников и исповедников Российских.

Часовня Иконы Божией Матери Казанская

Вокруг собора ограда была каменной с железными решётками. По её углам располагались четыре башни, также крытые железом. В ограде имелось трое ворот с калитками: с западной северной и южной сторон. Ограда с башнями появилась в 1885 году.
На соборной территории за оградой были захоронены священники Вязниковского Казанского собора и почётные граждане города. Вот имена лишь некоторых из них: Андрей Розанов (22 марта 1882 г. священник Казанского собора Андрей Розанов награжден камилавкой за отлично усердную службу по военному и гражданскому ведомствам.), Флегонт Иванович Лавров (протоиерей Казанского собора с 22-го марта 1882 г. Умер 3 ноября 1889), Василий Матвеевич Лавров (протоиерей, благочинный 1-го Вязниковского округа), Иоанн Смирнов (протоиерей Казанского собора, благочинный 1-го Вязниковского округа), Василий Иванович Смирнов (личный почетный гражданин), Иван Васильевич Крылов (священник Покровской церкви), Николай Львович Никитин (староста собора, Вязниковский 1-й гильдии купец), Александра Федоровна Никитина (потомственная гражданка), Николай Григорьевич Татаринцев (купец 1-й гильдии) и другие (Газета "Районка, 21 век", №27 (292) от 22.07.2016).
В 1883 году соборное духовенство обратилось в консисторию о дозволении постройки часовни в честь святителя и чудотворца Николая. Разрешение было получено. Проект часовни был создан архитектором Николаем Корицким.
Кирпичная восьмигранная шатровая часовня была сооружена в 1885 году между Казанским собором и Никольской церковью.
Закрыта в 1929 г. Часовня эта простояла нетронутой до конца 50-х годов. Власти приспособили её под автозаправку.
Стояла часовня на месте рядом с остатками фонтана.
В честь 200-летнего юбилея города в 1978 году площадь, до этого называвшаяся Центральной, была переименована и получила название «Площадь 200-летия города Вязники».
На площади в честь юбилея города был сооружён фонтан. Автором его был художник Трондин В.Ф. Приехал он в Вязники из Н. Новгорода. Трондин В.Ф. в 1975 году был автором проекта «Аллеи боевой славы» после чего влияние его на первого секретаря ГК КПСС Я.П. Захарова стало незыблемым. Но у Трондина не было архитектурного образования и он допускал из-за этого архитектурные ошибки. Привлекли его и к сооружению фонтана на площади. Он разработал проект расширения сквера у памятника В.И. Ленину, центральной точкой этой дополнительной территории сквера стал фонтан. Новая территория накрыла собой и часть территории Казанского собора с имевшими там место захоронениями (это выяснилось при раскопках). Новая территория сквера была очерчена линией из посаженных в торжественной обстановке вязов. Сажали их почётные люди города. В частности один из вязов посадил лётчик-космонавт Кубасов В.Н.
Авторам «вязовой» идеи следовало бы знать, что благородное дерево ВЯЗ растёт не везде. Как следствие все посаженные вязы один за одним посохли, и фонтан оказался не в центре сквера, а прямо на площади.
Трондин В.Ф. страдал гигантоманией, вот и фонтан он соорудил огромный с очень мощным насосом. Подключён он был к городскому водопроводу нижней части города. Дело доходило до того, что когда фонтан требовалось подпитать водой, то историческая часть города практически лишалась воды. Без воды оставались жители и многочисленные учреждения центра города.
Как и вязы фонтан просуществовал недолго, его очень сложно было содержать технически, у него постоянно что-то выходило из строя, в финансовом плане он тоже был очень затратен. Впоследствии чашу фонтана решено было залить бетоном и он стал служить своего рода сценой для проведения различных городских мероприятий.
Центром фонтана являлся огромный камень, который искали специально и нашли у одного из жилых домов в дер. Воробьёвка. Встал вопрос, куда деть этот камень, выбросить его совсем было жалко, поскольку он стал по сути исторической ценностью города. Было решено поставить его напротив, рядом с действующим рынком, разместив на нём табличку, на которой написали, что здесь будет стоять снесённый Казанский собор. Камень с этой табличкой получил название «Камень веры».


Казанский собор (справа), Часовня Иконы Божией Матери Казанская (в центре), Церковь Николая Чудотворца (слева)

Часовня Казанской иконы Божией Матери (новая)


Часовня Казанской иконы Божией Матери (новая)

Адрес: г. Вязники, Соборная площадь.
От соборного комплекса сохранилась только одна угловая часовня. Часовня освящена в честь Казанской иконы Божией Матери.
Внутри помимо продажи церковных принадлежностей и литературы большой графический и текстовый памятный материал о разрушенных храмах г. Вязники.
Приписана к Крестовоздвиженскому собору г. Вязники.
Вязниковская Казанская икона Божией Матери
Вязниковский Свято-Введенский мужской монастырь.
Благовещенский Семибратский женский монастырь.
Кафедральный собор Воздвижения Честного Креста Господня
Город Вязники
Категория: Вязники | Добавил: Николай (28.07.2016)
Просмотров: 5883 | Теги: Вязники | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru