Главная
Регистрация
Вход
Четверг
18.04.2024
16:19
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Сушков Тихон Степанович

Тихон Степанович Сушков

Сушков Тихон Степанович родился в 1918 году 7 декабря в селе Дмитряшевка Воронежской губернии (ныне Хлевенский район Липецкой области) в крестьянской семье.


Сушков Тихон Степанович

С 1933 по 1935 гг. работал учетчиком тракторной бригады, а затем счетоводом МТС.
В 1935 г. поступил учиться в Задонское педучилище Воронежской области, которое закончил в 1938 г.
Затем работал учителем в Сцепинской неполной средней школе Задонского района. В 1939 году вернулся в Задонск и был завучем в детском доме имени Калинина.

В декабре 1939 г. был призван в Красную армию и прослужил до 1946 года. Участвовал в боях против фашистской Германии на Ленинградском, 3-м Прибалтийском и 4-м Украинском фронтах.
Тайна мгинского леса. Однажды жители Великого Новгорода, собирая в лесу грибы, провалились в бывшую землянку, где обнаружили снарядный ящик с наградными листами и передали их в военкоматы. Среди них оказался наградной лист Тихона Степановича. Так в 70-е годы он был представлен к ордену Красной Звезды.
Войска Ленинградского и Волховского фронтов начали готовить операцию на Синявинском направлении с целью прорыва блокады Ленинграда. 27 августа они развернули наступление. Противник упорно сопротивлялся. Развить успех нашим войскам не удалось... В жестоких боях принимала участие и 53-я отдельная стрелковая бригада. Бои там продолжались до 6 октября. Есть все основания предполагать, что рота связи попала в окружение. Иначе бы документы не остались в земле. Но Т.С. Сушков об этом знать не мог, потому как 16 сентября был ранен и вскоре эвакуирован в госпиталь. Не знал он до 1970 г. и о наградном листе.
“Уже восемнадцатые сутки шли беспрерывные ожесточенные бои. Ряды наших воинов все таяли и таяли. Почти не осталось бойцов и в третьем телефонно-кабельном взводе, которым командовал младший лейтенант Сушков... Под сильным артиллерийским и минометным огнем 18 раз он сам лично исправлял линию и в течение трех часов обеспечивал бесперебойную телефонную связь с батальоном", - говорилось в наградном листе. Это было 14 сентября. Через 2 дня повторилось то же. Связь прервалась, и младший лейтенант Сушков снова вышел на линию. В течение часа он беспрерывно исправлял линию. Рядом ухнула мина. Одновременно что-то тяжелое ударило по левой руке. С трудом собрал он в одну руку концы кабеля, зубами сделал сросток. Связь восстановлена... При восстановлении связи Тихон был тяжело ранен. В беспамятстве он был доставлен медсестрой в госпиталь. Вспоминает жена Анна Васильевна: «Я работала в госпитале. Каждый раз после завершения сражения мы собирали раненых с поля боя и на машине доставляли в госпиталь. Вот и в этот раз. Вот тогда-то я его и подобрала. На себе дотащила к машине. По дороге в госпиталь он то приходил в себя, то снова впадал с беспамятство. В очередной раз, когда к нему вернулось сознание, я попыталась подбодрить бойца: «Крепись, ты ещё молодой. Тебе жить да жить». А он мне ответил: «Погоди, я ещё женюсь на тебе».
Госпиталь, беспамятство, гангрена. Врачи решили ампутировать руку, но хирург госпиталя запротестовал. Более пяти месяцев военные врачи боролись за его жизнь. Анна ухаживала за Тихоном Степановичем и, когда его выписали, они, действительно, поженились. Его здоровье соответствовало второй степени годности, что означало демобилизацию. При госпитале было учебное подразделение, в котором выздоравливающих бойцов готовили к отправке в части. И Тихон Степанович настоял на том, чтобы его оставили в этом подразделении.

По окончании войны приехали во Владимир, так как у Анны Васильевны были здесь родственники - дядя и брат. В 1946 г. у них родилась дочь Людмила.
Здесь в 1947 г. Тихон Степанович закончил областную партийную школу и учительский институт. После окончания областной партшколы работал помощником первого заместителя председателя облисполкома, а затем решением бюро Владимирского обкома ВКП(б) избран председателем Небыловского райисполкома, затем первым секретарем Небыловского райкома КПСС и проработал в этой должности до 1953 года.
Деревенскую жизнь с ее трудностями он знал не понаслышке. Положение на селе в послевоенные годы было тяжелым: не хватало техники. Молодой, энергичный и общительный секретарь, на первых порах верхом на лошади, постоянно выезжал в хозяйства района, чтобы все видеть своими глазами. А когда попадал под дождь, то обогревался в ближайшей деревне.
Сушков был требовательным руководителем, ценил честных тружеников. По-отечески он относился к молодежи. При своей занятости он находил время участвовать в читательских конференциях и в клубных мероприятиях. Члены райкома ценили своего руководителя и долго не давали согласия на его освобождение от занимаемой должности в связи с его переводом в Суздальский район.
С 1953 по 1955 гг. по направлению Владимирского обкома КПСС работал первым секретарем Суздальского РК КПСС.
В 1954 г. у них родился сын Александр.
В те и последующие годы в Суздале проводились реставрационные работы. Были проведены огромные работы: расселен жилой район, проложен водопровод с канализацией, привлечены специалисты. Сушков выбивал фонды на материалы, решал бесчисленные вопросы по строительству в Москве. И когда было затрачено много сил и энергии, и работа, наконец, завершилась, то решили туристический комплекс передать профсоюзам. Сушков как лев встал на защиту своего детища. Владимирская земля уже давно стала для него родной. И отстоял.
После окончания высшей партийной школы при ЦК КПСС в 1958 г. был избран секретарем Юрьев-Польского райкома КПСС. В 1958 г. они переезжают из Суздаля в Юрьев-Польский. Он всегда говорил: «Здесь у меня прошли самые счастливые и самые плодотворные годы». В городе при нем был построен Дворец культуры со зрительным залом на 500 мест. Под одной крышей разместилась музыкальная школа, читальный и спортивный залы, кафе.


ул. Б. Московская, д. 62. "Дом Губернатора".

После создания в 1944 г. Владимирской области «Дом губернатора» занял Владимирский областной Совет народных депутатов (облисполком). Местные органы государственной власти представляли 260 избранников народа. Они проводили большую, многоплановую работу по дальнейшему развитию советской экономики, культуры, медицины, образования, совершенствованию всех форм социально-культурного и коммунально-бытового обслуживания населения.
В 1960 г. Тихон Степанович Сушков избран председателем Владимирского облисполкома. В этой должности проработал до июня 1985 г.
В 1961 году семья Сушковых переехала во Владимир и, пока не было квартиры, жили у сестры Анны Васильевны - Марии Васильевны. Потом семья жила в «доме УВД» (Октябрьский пр-т, д. 4) и с 1967 г. на ул. Большие Ременники.


Мемориальная доска из белого мрамора с барельефным портретом Т.С. Сушкова (аллюминий). Автор – скульптор, заслуженный художник РФ Игорь Алексеевич Черноглазов.
Открыта в декабре 2008 г. к 90-летию со дня его рождения на здании бывшего облисполкома.

Мемориальная доска из черного гранита открыта 7 декабря 1999 г. в честь Тихона Степановича Сушкова на доме № 2а по ул. Большие Ременники

30 июня 1961 г. прошли массовые беспорядки в Муроме. В разгар погрома в Муром приехал председатель Владимирского облисполкома Сушков Тихон Степанович. То, что он увидел, привело его в оцепенение: горящее здание милиции, огромная, предельно решительно настроенная толпа, застрявшие в ней машины, которые не могли сдвинуться с места.



Массовые беспорядки в Александрове 23–24 июля 1961 г. Ему пришлось восстанавливать порядок и в Александрове, когда толпа двинулась на штурм тюрьмы.

За 25-летиний период его работы председателем облисполкома только в городе Владимире построены Восточный и Юго-Западный районы, филармония, драмтеатр, областной Дворец культуры, Дворец пионеров, было начато строительство административных зданий областных организаций. С помощью промышленных предприятий построен Дворец культуры завода «Точмаш», лечебные корпуса заводов "Автоприбор", «Электроприбор» и ВТЗ. Открыты загородный лечебный комплекс на 1200 коек, больница. В городе Коврове построен лечебный корпус, проведена реконструкция лечебного корпуса в Муроме. Кроме этого, была осуществлена большая программа по реставрации памятников архитектуры и культуры. Уже в 1967 году за успехи, достигнутые трудящимися в развитии народного хозяйства, Владимирская область была награждена орденом Ленина.
В сентябре 1967 г. было принято решение правительства о создании в Суздале туристического центра. В 1967 г. начиналось небывалое по масштабам, невиданное в истории Суздаля строительство туристического комплекса (ГТК). Оно включало сооружение гостиниц, ресторанов, торговых помещений, производственной базы и всего того, что входит в понятие инфраструктуры: новые и отремонтированные старые дороги, новый мост, водопровод, канализация, газификация, телефонизация, а также жилье как для строителей и приглашенных специалистов, так и для горожан, ютящихся в зданиях музея, в полуподвалах старых домов и бывших монастырских кельях, поскольку до этого новое жилье в Суздале практически не строилось. По размаху такая стройка в 70-е гг. по праву могла называться «стройкой коммунизма».
Строительство поручили Владимирскому тресту № 94 (начальник — Г. Артюшенко, главный инженер — А. Морозов) и созданному строительно-монтажному управлению «Суздальстрой», начальником которого был назначен В. Понамарчук, прорабами А. Пьянков, Г. Думнов, В. Семенов, А. Харинов. Все работы шли под неусыпным контролем и при постоянной действенной помощи со стороны Владимирского облисполкома и лично его председателя Тихона Степановича Сушкова. Тихон Степанович выбивал фонды на материалы, решал в Москве многие проблемы по строительству.
И когда было потрачено столько сил, и работа, наконец, была завершена, ВЦСПС вышел с предложением передать туристический комплекс профсоюзам. Сушков, как лев, встал на защиту своего детища. Владимирская земля была для него родной. И отстоял.
Тихон Степанович для жены построил дом в селе Мордыш. Вокруг дома уже посажен сад: яблони, груши, сливы, рябина и даже абрикосы. Здесь же кусты смородины, крыжовника.
Находясь на должности председателя исполкома области, Тихон Степанович работал в тандеме с первым секретарем обкома партии Пономарёвым Михаилом Александровичем. Это были сильные руководители, знающие свое дело, и в первую очередь обращавшие внимание на развитие сельского хозяйства. Обстановка в сельском хозяйстве была непростая: на одного жителя области приходилось четыре десятых гектара в основном малоплодородной земли, что было в два с лишним раза меньше, чем в целом по стране. 92% трудоспособного населения работали в промышленности, строительстве и сфере обслуживания. Остальное население должно было обеспечить продуктами питания всю область. В сельском хозяйстве была проведена специализация. Главным направлением в животноводстве стало производство молока и мяса, а в полеводстве - картофеля, овощей и кормов для животноводства. Вся обследованная пахота нуждалась в органике. Окультуривала почву областная «Сельхозтехника». На удобрение использовали компост и, не считаясь с расстоянием, привозили торф. В каждом колхозе и совхозе вводились правильные севообороты, проводились мероприятия, направленные против эрозии почв. Благодаря мелиорации, были использованы тысячи гектаров земли.
В 1961 г. в области существовал убыточный госплем-птицезавод «Пионер», объединивший 6 отсталых колхозов. Хозяйство было немалым, включало 37 населенных пунктов. И какой живности там только не было: утки и куры, свиньи и коровы, пчелы и лошади! Руководителем этого крупнейшего в области хозяйства был назначен 32-летний Михаил Ефремович Литвинов с опытом работы на должности главного агронома в колхозе «Коммунар».
Руководители области, находясь в курсе дел, давали ему минимум указаний. Как важно не мешать работать! Литвинов внес предложение специализироваться только на птице и молочном животноводстве. Великое дело - специализация! Работу в хозяйстве он организовал так, что на третий год «Пионер» получил прибыль, а в 1964 г. уже твердо стоял на ногах.
А как в «Пионере» решалась проблема заготовки кормов? Ведь в хозяйстве насчитывалось 2,5 тыс. коров, и нужно было запасти 6 тысяч тонн сена. Михаил Ефремович вспоминал, что в те годы отмечалось невиданное проявление у населения энтузиазма. Скорее восстановить хозяйство страны! Настрой у народа был такой, что сейчас трудно представить. От двухсот до трехсот мужиков в три часа утра вставали на сенокос и косили до восьми часов утра, а потом отправлялись на основную работу. Так было два раза в неделю. В выходные косили до девяти часов утра. Тем временем Михаил Ефремович брал ведро соленой капусты, по половине цыпленка на косца и — в поле. В заготовке сена принимали участие и директор, и агроном. Деньги выдавали наличными в зависимости от того, кто сколько накосит. В течение месяца при такой совместной мобилизации уборку заканчивали.
С 1965 г. «Пионер» стал постоянным участником выставки достижений народного хозяйства и заносился на ее Доску почета с присуждением переходящего Красного знамени. За успехами хозяйства последовали награды. Литвинов был отмечен орденом Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени. Его избрали делегатом XXIII съезда партии (с 29 марта по 8 апреля 1966).
Приказом Минвуза РСФСР от 8 февраля 1964 г. на базе филиала Московского института электронного машиностроения организуется Владимирский вечерний политехнический институт с дневной, вечерней и заочной формами обучения. Для Сушкова Владимирский политехнический институт был родным дитятей. Он внёс большой вклад в его создание в 1964 г., потому что понимал, что наличие научнообразовательного комплекса в области - это и кадровая, и научная подпитка всех сфер деятельности в области. Это интеллект и культура. Это имидж области.

«Исполком Владимирского областного Совета депутатов трудящихся
Решение от 25 мая 1966 г. № 547
Об открытии кинотеатров в городах Владимире, Коврове и Собинке.
В связи с окончанием строительства широкоэкранных кинотеатров в городах Владимире и Коврове на 600 мест и Собинке на 400 мест исполком областного Совета решает:
1. Разрешить областному управлению кинофикации открыть кинотеатры и пустить их в эксплуатацию с 28 мая 1966 г.
2. Присвоить новым кинотеатрам название в городе Владимире «Буревестник», в городе Коврове – «Звезда», в городе Собинке – «Восход».
3. Отнести кинотеатр «Буревестник» и «Звезда» к первому разряду и «Восход» ко второму разряду, установить режим работы без выходных дней при 7 киносеансах в день кинотеатру «Буревестник» и при 6,5 киносеансах кинотеатрам «Звезда» и «Восход», предоставить им хозрасчетные права и поставить их на первоэкранное обеспечение кинофильмами.
4. Обязать областное управление кинофикации укомплектовать штаты кинотеатров квалифицированными кадрами работников.
5. Обязать исполком Владимирского горсовета (т. Магазина) в срок до 28 мая с.г. снести два жилых ветхих дома, загораживающим подходы к кинотеатру.
Председатель исполкома областного Совета (Сушков)
Секретарь исполкома областного Совета (Петров)».


Тихон Степанович Сушков и Кубасов Валерий Николаевич (1935—2014) — летчик-космонавт СССР № 18.

Тихон Степанович мечтал о крупном тепличном хозяйстве в области. И когда он внес предложение о его создании вблизи русла реки Рпень, не затрагивая сельскохозяйственные земли, его инициатива с одобрением была принята. Совхоз «Тепличный» площадью 54 гектаров стал выпускать продукцию с 1973 г. В 1974 г. полученный урожай превзошел плановые показатели в два раза. В этом году первая продукция совхоза появилась на прилавках местных магазинов. С 1976 до 1989 г. предприятием руководил Михаил Ефремович Литвинов. Совхоз не только обеспечивал овощами и зеленью город, но и снабжал ими другие регионы. «Тепличный» награждался грамотами, рубиновым знаком ЦК партии и Верховного Совета, четырьмя орденами. Следуя почину Владимира, подобные тепличные хозяйства были построены в Ивановской области, Нижнем Новгороде.

Тихон Степанович жил с перспективой на будущее. Его инициатива обычно поддерживалась правительством. Во Владимирской области строились животноводческие комплексы, птицефабрики, овощемолочные хозяйства.
Появился комплекс «Суздальский» площадью 2300 гектаров. Показателен совхоз имени Лакина (29 апреля 1959 г. на основании Постановления Совета Министров СССР и ЦК КПСС за № 495 от 3 мая 1957 г. был образован совхоз им. Лакина на базе подсобного хозяйства фабрики им. Лакина.) площадью пять тысяч гектаров, на 18 тыс. голов. Он был построен по единому проекту с ГДР, полностью автоматизирован и являлся самым крупным в стране. Задания государства по продаже зерна и по всем видам животноводческой продукции выполнялись.

Владимирская область стала одним из важных индустриальных регионов Российской Федерации и Советского Союза. За семидесятые-восьмидесятые годы объем промышленного производства увеличился на 65%. Укрепилась материально-техническая база сельскохозяйственного производства, усилилась химизация, комплексная механизация, индустриализация земледелия, животноводства. На базе индустриализации сельскохозяйственного производства, перевода его на промышленную основу происходит социально-бытовое переустройство деревни, сближение уровней жизни сельского и городского населения. В городах, рабочих поселках и на селе осуществлена большая программа жилищного, коммунального и культурно-бытового строительства. Значительно улучшились жилищные условия трудящихся, из года в год повышался уровень торгового и бытового обслуживания населения.
К 1980-м гг. в области была создана широкая сеть школ, домов культуры и клубов, библиотек.
По итогам Всесоюзного социалистического соревнования за 1980 год и десятую пятилетку областной центр Владимир и шесть коллективов предприятий и организаций награждены переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Область в целом, города Ковров и Гусь-Хрустальный, коллективы 9 промышленных и сельскохозяйственных предприятий награждены переходящими Красными знаменами Совета Министров РСФСР и ВЦСПС.

У Владимира Солоухина с Тихоном Сушковым всегда предмет спора был религиозный. Тихон - человек партийный, ярый атеист - не признавал ни попов, ни церквей, но, тем не менее, деньги на ремонт церкви давал. Главным предметом спора у него с Солоухиным всегда было восстановление владимирских церквей. Тихон говорил: «Сейчас другие задачи. Я не церкви восстанавливаю, я дороги хорошие делаю». Солоухин - своё, Тихон - своё, пытались друг друга убедить. Но враждебного спора у них никогда не было.

Владимир Алексеевич СОЛОУХИН
Из рассказа «Похороны Степаниды Ивановны»

Тихона Степановича, председателя облисполкома и во всех отношениях замечательного человека, я знавал ещё в ту пору, когда он работал в Юрьев-Польском районе. Несколько раз мы встречались в гостях у Косицыных и сделались если не друзьями, то хорошими знакомыми. Потом произошло повышение Тихона Степановича, он перебрался в область, но наши отношения сохранились. Вот почему председатель колхоза, если ему позарез что-то требовалось для хозяйства, шёл не прямо к Тихону Степановичу, а шёл сначала ко мне, надеясь, что я пойду, поговорю и всё улажу. Я, однако, старался не злоупотреблять добрым ко мне расположением и появлялся в облисполкоме только в исключительных случаях.
Что ж, сейчас случай был именно такой.
Тихон Степанович начал, как обычно, с упрёков за то, что редко захожу и звоню.
- Так ведь от дела вас отрывать, - возразил я - Разве я не знаю, что если бы в сутках сорок восемь часов было и если бы вмещалось в вас три Тихона Степановича, всем нашлось бы дело и всё равно суток не хватило бы.
- Это правда, - засмеялся Тихон Степанович. - А как дома? У меня вот Шурка, сынишка...
- Живы все, здоровы. Только вот Степаниду Ивановну вчера похоронил...
- Почему же не позвонил? Мы бы областной оркестр прислали. А то я знаю, какой в Ставрове оркестр.
- Она не хотела с оркестром.
- Кто не хотел?
- Степанида Ивановна.
- Так она же умерла! И потом, как же вы её хоронили?
- За этим я и пришёл...
Наш разговор то и дело прерывался телефонными звонками, и Тихон Степанович прямо при мне отдавал важные распоряжения, координировал действия областных организаций, отчитывал нескольких ответственных работников. Это было, как я давно уже заметил, стилем его работы: ничего не откладывать не только на завтра, но хотя бы на десять минут. Выслушав очередную просьбу и положив трубку, он сразу начинал действовать - нажимал клавиши аппарата, при помощи которого мог разговаривать с любым работником облисполкома, как будто тот находился здесь же, в комнате, вызывал секретаршу, давал ей задание связать его по телефону с тем-то и с тем-то. Летели звонки на заводы, на склады, в отдалённые районы, совхозы и РТС, и где-то сразу в поле, в цехах или в мастерских начинали искать нужного человека. Телефонные звонки множились, разветвлялись, метались по всей области, возвращались назад, пока задача не находила решения. Так что на мой пересказ вчерашних событий ушло гораздо больше времени, чем требовало существо дела. Но всё же я успел рассказать, что такова была последняя воля матери, и я как сын обязан был с этим считаться. Более того, исполнить эту волю было моим сыновним долгом.
Я ждал, что Тихон Степанович оборвёт мои мучительные изъяснения и скажет, что всё это пустяки и что не о чем тут беспокоиться. Но чем дальше я рассказывал, тем больше Тихон Степанович хмурился и краснел. Последнюю – так сказать, конструктивную, часть своей речи я едва выдавил из себя, потому что собеседника уже не было, а был только слушатель. И даже не слушатель, а должностное лицо, выслушивающее очень неприятную для него просьбу.
- Дело сделано, Тихон Степанович. Я прошу одного только - чтобы вы не наказывали священника. Я его обманул, а он мне доверился. Во всём виноват только я. Но я же не знал, что такие строгости.
- Что ты наделал! - сокрушился Тихон Степанович, дослушав меня до конца, и, верный своему стилю, потянулся к аппарату. Он уже едва не нажал нужную клавишу, но передумал и снял телефонную трубку. Это можно было объяснить только одним: он не хотел, чтобы я слушал их обоюдный разговор.
- Александр Иванович? Здравствуйте...
Значит, он связался с уполномоченным по делам православной церкви при облисполкоме. «При»-то «при», но всё же, видимо, и на некотором отдалении, иначе у Тихона Степановича преобладали бы сейчас утвердительно-указательные, а не осторожно-вопросительные интонации.
- Ну, как у вас, на церковном фронте? Порядок? Ясно... Я хочу попросить об одном деле. Скажите, что вы сделали бы со священником, если бы он выехал в другую деревню на похороны? Ну пригласили его, а он взял и поехал. Категорически запрещается? Так. Лишение прихода? Так. А если бы он к тому же сопровождал покойника от дома до кладбища? Сам знаю, что не может этого быть. Но если произошло?.. Так... Значит, всякие богослужения под открытым небом?.. Так. На территории всей страны? Понимаю, понимаю.
Никогда Тихон Степанович не разговаривал по телефону таким образом, чтобы переспрашивать, повторять слова собеседника, будто туг на ухо или не сразу понимает, о чём речь. Обычно он слушает молча и даёт указания. Это он для меня повторял некоторые фразы Александра Ивановича, чтоб я почувствовал всю нелепость и безответственность своего поведения, осознал всю вину. И я осознал её, но тем не менее некая мысль, что дело сделано и никакой уже Александр Иванович, сколько ни ругайся он по телефону, ничего не сможет переиначить, наполняла моё сердце спокойствием и даже радостью. Я поймал себя на том, что не первый раз радуюсь в эти скорбные дни. Радовался, когда удалось купить гроб, радовался, когда нашлись люди его оцинковать, а потом запаять. Радовался, когда гроб взяли в самолёт, радовался, когда отец Сергий согласился поехать на похороны, радуюсь вот теперь. Те радости были, в общем-то, за себя, за избавление от хлопот, а эта, последняя, была за Степаниду Ивановну - спокойная и чистая радость.
Тихон Степанович между тем продолжал разговор.
- В доме? Наверно, и в доме служил. Народа? Наверно, всё село. Не ночью же хоронили. Куда парторг колхоза смотрел? Не верится? Нарочно вас разыгрываю? Теперь послушайте меня, Александр Иванович. В селе Снегирёве есть у вас священник (вопросительный взгляд в мою сторону)... отец Сергий или как его там... Ну вот. Этот священник вчера выезжал в село Олепино и произвел там похороны.
Сначала отслужил в доме. А потом сопровождал до кладбища и служил над могилой. Опять «не могло быть!» Было. Вы послушайте, что я говорю. Вы знаете, что в Олепине живёт у нас писатель? Ах, даже знакомы? Тем лучше. Он вчера хоронил мать свою Степаниду Ивановну и привёз на похороны этого... будь он неладен, отца Сергия. Ну, Владимира Алексеевича наказать мы не можем. У него в Москве своё начальство есть - Союз писателей. Оно без нас разберётся. Кроме того, мать оставила ему завещание похоронить её со священником. Он как сын выполнял её последнюю волю. Нет, вы послушайте, послушайте. С нашей точки зрения это, конечно, безобразие, но они, писатели там... Владимир Алексеевич ему сказал, что у него есть разрешение от нас.
Ну, некогда было. Вообще-то, конечно, безобразие. Так вот, моя к вам личная просьба: вы этого священника сильно не наказывайте и прихода не лишайте, выговор или замечание, на вид поставьте. Не знаю, как вы там с ними поступаете. Это моя личная просьба. Владимир Алексеевич у меня, привет вам передаёт. Вот так. Ну, будь здоров, у меня всё.
Тихон Степанович положил трубку.
- Как исключение уладили. Но в следующий раз...
- Следующего раза не будет, Тихон Степанович. Мать-то у меня одна была, Степанида Ивановна. Похоронили вчера...
- Да. Это я уж заговорился. Извини. Косицына давно не видел? Как он там? На рыбалку бы, что ли, съездить?

Какой распорядок рабочего дня был у Сушкова? С утра он беседовал по телефону со всеми районами, входил в курс дел, а затем выезжал в хозяйства, где складывалась наиболее напряженная ситуация. В каждом районе Тихон Степанович бывал по 2-3 раза в зимне-стойловый и весенне-полевой период и обычно заранее не предупреждал о своем визите. По дороге, увидев знакомого пастуха, он останавливался, интересовался его здоровьем, семейной жизнью. Поравнявшись с колхозницей, Тихон Степанович подвозил ее, расспрашивал о быте, снабжении, работе, а приезжая на место, со слов простого труженика, он уже имел представление о хозяйстве.
В те годы молоко стоило дешево. Каждой семье было доступно купить все, что было в ассортименте: сметану, творог, кефир, простоквашу, варенец, ряженку.
Город оказывал селу помощь техникой, участвовал в уборке урожая. Почти каждый из нас, бывший студент или работник предприятия, помнит свои поездки в колхозы на сенокос или уборку овощей.
Раз в месяц у Сушкова были приемные дни для населения, когда ему приходилось выслушивать более полусотни человек. Кому-то он, по возможности, помогал, а кого-то убеждал в нереальности выполнения его просьбы. Люди обычно соглашались с его доводами и верили ему.
Тихон Степанович любил Мстёру. При нем были построены завод «Ювелир» (В 1976 г. пущен в эксплуатацию новый производственный корпус.), фабрика имени Н.К. Крупской (В 1961 году артель преобразована в строчевышивательную фабрику имени Н.К. Крупской.), новое здание фабрики «Пролетарское искусство».
Бог наделил Мстёру многими талантливыми людьми. Среди них заслуженные художники: Лев Фомичёв, Николай Шишаков, Владимир Некосов. Очевидно, сама природа способствовала развитию их творчества.
Поселок является удивительным местом, обладающим особой притягательной силой. Расположен он между трех рек: глубокой и оттого кажущейся черной Мстеркой; широкой и некогда судоходной Клязьмой и Тарой со светлой и чистой ключевой водой. При температуре воздуха минус 20 градусов над ней клубится пар, который в светлый день пронизывается лучами яркого солнца. Когда разливаются реки, Мстёра становится островом.
Весной и осенью сюда приезжают художники на ставшие в последние десятилетия традиционными мстерские пленэры.

Тихон Степанович уделял большое внимание строительству, базой которого в области был трест «Стройконструкция». В то время он тесно общался с Сергеем Яковлевичем Иголкиным, который был избран сначала первым секретарём городского комитета партии, а затем, секретарём областного комитета партии, и занимался строительством. В то время во Владимире возникла проблема, связанная с отсутствием строительных площадей под жильё. Поэтому городу была передана земля совхоза МЮД, на которой впоследствии образовался восточный район.
Производительность домостроительного комбината в городе резко возросла с 30-ти до двухсот четырёх тысяч квадратных метров в год. Несомненное достижение тех лет - ликвидация бараков, что было большим благом для народа. Только одно объединение - «Стройконструкция» вводило сто двадцать пять тысяч квадратных метров жилья в год.
Сушкову также приходилось заниматься дорогами. В связи с перегруженностью Владимира автомобильным транспортом встал вопрос, как вывести часть его за город? Рассматривались два варианта: северный обход (в настоящее время там находится объездная дорога «Пекинка») и южный, где требовалось построить три-четыре моста, а северный же - обходился без них. Госстрой был на стороне более дешевого проекта. Тихон Степанович же считал северный обход нецелесообразным, так как затрагивались черноземные земли. Южный обход окупал потери урожая от строительства «Пекинки», так как пролегал через низины, болота, озера, реки, пойму, не затрагивая черноземных земель. И он сумел убедить в этом работников Госстроя.
Свои годы работы с Тихоном Степановичем Сушковым вспоминает заведующий отделом народного образования Алевтина Ивановна Артемова. В тридцать два года она была самой молодой заслуженной учительницей в России. За двенадцать лет в области было построено семьдесят дошкольных учреждений и более восьмидесяти новых школьных комплексов (школа, интернат и дом для учителей). Совет министров РСФСР одобрил подобную практику, и с целью распространения новшества был проведен республиканский семинар. Тихон Степанович гордился тем, что по всеобучу Владимир занимал третье место после Москвы и Ленинграда, а по трудовой подготовке стоял на пятом месте.
В 1975 г. гимнастической школе был присвоен статус школы олимпийского резерва. По приезде из Монреаля (1976) Николай Григорьевич Толкачев буквально пробил Проект нового спортивного комплекса в годы невиданного дефицита денежных средств, строительных материалов и рабочей силы. Сушков поддерживал идею о постройке нового здания школы олимпийского резерва. С уходом Толкачёва из спортивной школы (1979) строительство продвигалось черепашьими темпами, с постоянным урезанием из проекта то одного, то другого помещения. В 1984 г. спортивный комплекс школы олимпийского резерва был открыт.
Наступил 1983 год. Первого секретаря обкома партии Михаила Александровича Пономарёва сменил Ратмир Степанович Бобовиков. Он, не ставя в известность исполкомы Советов, стал бесцеремонно перемещать хозяйственные кадры, стремясь показать свои организаторские способности. Но слишком бледно выглядел новый первый секретарь обкома на фоне сильного руководителя Сушкова, а быть в тени он не хотел. Работалось Тихону Степановичу с ним тяжело. У них осложнились отношения, были разногласия по многим вопросам.
На очередном пленуме Владимирского обкома партии Сушков выступил за разграничение функций партийных и советских органов, что не понравилось Бобовикову, несмотря на то, что за год Константин Устинович Черненко в аппарате ЦК говорил о недопустимости партийным органам быть в роли прокуроров по отношению к Советам и хозяйственникам.
Однажды Бобовиков Ратмир Степанович сообщил Т.С. Сушкову, что якобы поступил звонок от председателя Совета министров Николая Ивановича Рыжкова, который намеревался отправить Тихона Степановича на пенсию. Не трудно понять состояние любого человека в подобной ситуации. Бессонная ночь и нервный стресс не могли не отразиться на его здоровье. Человек высокой чести, каким был Сушков, не мог предвидеть обмана со стороны секретаря обкома и написал заявление об уходе. А через три дня ему позвонил Николай Иванович, укорив его в том, что, принимая такое важное решение, он предварительно не поставил его в известность. Тогда был послан нарочный за заявлением, но оно было уже в ЦК.
О Бобовикове из записной книжки Т. Сушкова, 10-го января 1984 года: «Что за человек? Почему он груб и почему строит работу на страхе?»
14-го августа 1984 года, о Бобовикове: «Сильная показуха. Туманить глаза можно, но работать - главное».
10-го апреля 1985 г. «Разговор с Бобовиковым:
Б.: «Почему так выступил?»
Я: «Как надо было?»
Б.: «Без вас есть кому критиковать секретарей РК и ОК. Взялись не за своё дело».
Я: «За своё, думаю, - наше общее дело, если правильно будем понимать указания ЦК».
Б.: «Почему не посоветовались со мной?».
12-го апреля 1985 года: «Незрелый человек. Открыто возненавидел за то, что я так выступил. И статья в «России». Раскритиковали наш Пленум. Инструктор ЦК - тоже того же мнения, что Пленум по кадрам не получился».
А суть в следующем. В газете «Советская Россия» от 12-го апреля 1985 года, в статье «Право вести за собой» рассказывалось о пленуме Владимирского обкома КПСС, где Т.С. Сушков в своём выступлении остановился на проблеме разграничения функций партийных и советских органов, рассказав о неверной практике, когда партийные комитеты решают вопросы перемещения хозяйственных кадров без ведома исполкомов Советов. «Разве можно так поступать с кадрами?» - сказал Т.С. Сушков. Автор статьи делает вывод, что такое нелицеприятное напоминание является хорошим уроком и с пользой скажется на совершенствовании стиля партийного руководства, и что здесь ещё много предстоит поработать коммунистам Владимирщины.

Сушкову предложили должность в Совете министров СССР с предоставлением двухкомнатной квартиры с ремонтом в Москве. Он вместе с женой поехал смотреть. Квартира была очень хорошая. Приехали поздно вечером. А утром он сказал жене: «Нет, мать, никуда не поедем. Здесь наш дом!» Тихон Степанович отказался, поблагодарив председателя Совмина за участие и внимание.


Муромская улица, 10а. ООО "Владпромлес"

В 1985 г. Т.С. Сушков покидает Владимирский облисполком.
Он занялся, казалось бы, не свойственным ему делом - сельскими лесами.
У всех сейчас на слуху модное слово «инновации». А Сушков стал внедрять инновации в лесное хозяйство, как только пришёл туда. Конечно, для него главным в любом деле были люди. Причём, рядом с опытными специалистами должна быть обязательно молодёжь. Но для того, чтобы люди с радостью приходили на работу и делали всё, что можно, от души и на совесть, им надо создать условия, их надо вовлечь в деятельность своего подразделения, разбудить творческую мысль и интерес к результатам своего труда. Поэтому Сушков занялся укреплением лесхозов, обучением специалистов, расширением направлений их деятельности. Он считал, что лесхозы не должны быть только источником сырья, то есть, леса. Они должны быть лесопромышленным комплексом. Для этого нужны современная материальная база и технологии. Вместе с коллективом он активно занимался развитием видов деятельности и поиском новых, обновлением всей материальной базы, в том числе главного здания на Муромской улице. В числе передовиков лесного хозяйства они приобрели современный лазерный комплекс промышленного назначения. На нем наладили производство различной продукции, в том числе резных наличников для украшения сельских домов. Наладили технологию заточки зубьев металлических дисков бензопил и многое другое…
Но начавшаяся перестройка помешала реализовать изначально намеченные планы. Все предприятия были поставлены в условия выживания. В стране начался развал всего и вся, изменение и передел форм собственности. Трудно было всем. В том числе и лесхозам.
Создание фирмы «Владпромлес» минсельхозпрома РФ, объединяющей межлесхозы, способствовало наведению порядка, сохранению и приумножению сельских лесов, развитию промышленной деятельности. Ассортимент выпускаемой продукции включал в себя как пиломатериалы и столярные изделия, так и срубы жилых домов, садовые домики, паркет, художественно-резьбовые изделия и т.д. В созданном в Суздале базовом лесопитомнике «Флора» выращивались для продажи населению и садовым товариществам саженцы плодово-ягодных и декоративных культур.
Но содержать сложный, энергоемкий лазерный комплекс им уже было очень сложно и, главное, затратно. Этот комплекс был передан во Владимирский государственный технический университет.
Тихоном Степановичем был создан лесопитомник «Флора», зарегистрирован 27 сентября 1999 г. Питомнику присвоено имя Т.С. Сушкова (г. Суздаль, ул. Лесная, 2).

Т.С. Сушков шесть раз избирался депутатом Верховного Совета РСФСР и 20 лет был председателем комитета Верховного Совета по охране природы Российской Федерации, 10 лет являлся председателем комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при администрации Владимирской области.
Сушков за боевые заслуги был неоднократно награжден орденами и медалями. За заслуги перед Отечеством награжден орденами Ленина, Октябрьской революции, Отечественной войны 1 и 2 степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями.
11 марта 1996 г. - Почётный гражданин г. Владимира.
7 декабря 1998 г. Т.С. Сушков отметил свой 80-летний юбилей.
За два дня до своей кончины он говорил: «...ничего, преодолеем, мы еще все равно поборемся, поработаем!» Тихон Степанович хотел жить, чтобы работать.
Как мужественный человек, Тихон Степанович стойко переносил болезнь, понимая всю её серьезность. В последний день своей жизни он, видимо, почувствовал что-то и позвал жену. Она села к нему на кровать. Он взял ее руку. Они поговорили, помолчали. Потом он вдруг неожиданно сказал: «Ну всё, мать, прощай!». Повернулся к стене, закрыл глаза и умер.
14 мая 1999 г. его не стало.
Вспоминает жена: «Здоровье моё сразу пошатнулось, и огород уже был не в радость. Тем более, что мы с дочерью остались вдвоём, у неё годом раньше умер муж. Как-то я предложила Людмиле продать дом. И вдруг в этот год наш сад необыкновенно зацвёл. В цвету утопали и абрикосы, и яблони, и груши. Мы получили первый богатый урожай фруктов. Дочь сказала: «Вот видишь, деревья испугались, что их продадут». И мы с дочкой решили, что пока можем, будем делать всё, чтобы дом и сад были в порядке, ведь это память о Тихоне Степановиче, нашем дорогом муже и отце».

29 февраля 2002 г. во Владимирском регионе было учреждено звание «Почётный гражданин Владимирской области». И под № 1 областное Законодательное Собрание присвоило его Тихону Степановичу Сушкову.

СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ

Шерышев П. СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ. 1985 г.
Он приоткрыл веки. Непривычный яркий свет, словно брошенный зеркальцем солнечный зайчик, полоснул глаза. Веки сами собой сомкнулись. И невольно возникла мысль: как я долго спал! Он силился вспомнить, где находится. Конечно же, не во фронтовой землянке. Такая тишина кругом, как в родном селе. И оно отчетливо представилось ему. Зеленая околица. Только что распаханные, приятно пахнущие поля... Там, шестнадцатилетним парнишкой, работал он учетчиком тракторной бригады, а затем — счетоводом МТС.
Всплыли в памяти и шумные аудитории педучилища. Задорные собрания, которые он вел, как комсомольский секретарь. Звенящая детскими голосами сельская школа. Хлопотливые, но увлекательные будни учителя, а затем завуча. Думал ли тогда молодой педагог, что придется сменить книгу на винтовку...
Он открыл глаза. Различил два смутных белых пятна перед собой. Постепенно они приняли форму людей в белых халатах.
Пожилой врач и смуглая миловидная девушка. Оба улыбались.
Тогда младший лейтенант Тихон Сушков не знал, что это были хирург Тарханов и старшая медицинская сестра Аня Михайлова. Не знал, сколько они сделают для него в будущем. Тарханов спасет ему руку, пораженную гангреной. Аня будет денно и нощно находиться у его койки, выхаживая его, а потом станет женой.
А сейчас он ощутил лишь свою беспомощность, отчужденность от того мира, в котором жил несколько дней назад. Попробовал шевельнуть левой рукой и ногой и застонал. Неужели отвоевался? В такое время... Фашисты рвутся к Москве. Ленинград в блокаде. Друзья дерутся из последних сил. Нет, нельзя быть инвалидом! Надо вернуться в строй во что бы то ни стало. Он умоляюще посмотрел на хирурга. Попытался крикнуть: «Сохраните руку!» Но получился не крик, а шепот. Хирург, однако, услышал и сказал тихо: «Постараюсь...»
И снова беспамятство, бред, операции, бесчисленные уколы. Долгие бессонные ночи, во время которых снова, как наяву, переживаешь все то, что было с тобой совсем недавно.
...Восемнадцатый день шел бой на Синявинском направлении. Войска Ленинградского и Волховского фронтов развернули наступление, чтобы прорвать блокаду Ленинграда. От беспрерывных взрывов редел осенний лес. Деревья, привыкшие умирать стоя, со стоном падали на землю, роняя желтые листья.
Во взводе связи, которым командовал Сушков, осталось в живых несколько человек. Взрывы снарядов и мин слились в сплошной гул. Фонтаны земли взметались вверх так часто, что, казалось, лил черный дождь. Линия связи то и дело рвалась. 18 раз в тот день на ликвидацию обрыва Тихон ходил сам.
Через день бой завязался с утра. И без того сплошь перекопанную артогнем землю теперь утюжили «юнкерсы».
И снова рвалась связь. Опять взводный находился в водовороте боя. Быстрее найти обрыв! Быстрее! Вот он! Несколько мгновений, и кабель срощен. Но линия молчит. Где-то еще есть повреждение. Найти его!.. В жухлой траве вьется змейка кабеля. Она перебита в нескольких местах. Руки действуют быстро. Но вдруг рядом — взрыв. На голову упали тяжелые комья. Связист приник к земле. Но медлить нельзя. Без связи командир бригады не может управлять боем. И он пополз. Воспользовавшись затишьем, не пригибаясь, побежал вперед, куда его вела змейка кабеля. Увидел конец его, повисший на кусту. Торопливо стал искать другой. Схватил, начал соединять. Совсем рядом завыла мина. Взрыв, земля ушла из-под ног. Боль почти потушила сознание. Усилием воли встал. Левая рука повисла как плеть. Голову разламывало на части. Перед глазами плыли радужные круги. Вот-вот упадет снова. Он впивается зубами в концы кабеля, делает сросток. Убедившись, что связь действует, наскоро зубами и здоровой рукой перевязал руку, вытер окровавленное лицо и... потерял сознание. В санчасть его доставили санитары.
Только через тринадцать суток попал он в госпиталь в Боровичах Новгородской области. Госпиталь — тоже фронт. Здесь сражаешься с невидимым врагом. Раненый знал имя его — гангрена. Он знал, что против нее борются врачи. Так, может быть, спокойно ждать, расслабиться? Нет, так не выстоять. «Мне лучше, мне лучше... Я поправляюсь, поправляюсь», — внушал себе младший лейтенант, когда было особенно тяжко.
И молодой организм победил. Сушков выздоровел. Рука была сохранена. Он снова встал в строй. Вместе со своей частью дошел до города Штеттина. Участвовал в войне с милитаристской Японией. И, когда вспоминает боевые годы, отрадно ему сознавать, что и он, как мог, приближал день Победы. Дороги ему боевые ордена — Красной Звезды и Отечественной войны II степени. А один орден, за участие в сражении на Синявинском направлении, до него тогда не дошел. Наградные листы остались на поле боя и, долгие годы спустя, были случайно найдены грибниками в полусгнившем снарядном ящике. Сейчас наградной лист на Т.С. Сушкова, представленного к ордену Красной Звезды, хранится в одном из залов Владимиро-Суздальского музея-заповедника...
...Через двадцать лет — снова больничная палата, снова операция. На этот раз в Московском глазном институте имени Гельмгольца. Но уже не младшему лейтенанту, а полковнику запаса, председателю Владимирского облисполкома Тихону Степановичу Сушкову. Впрочем, вряд ли бы кто его сейчас узнал. И не потому, что минуло столько лет. Глаза, половина лица забинтованы. Разве только по улыбке в уголках губ можно узнать прежнего командира взвода связи.
Еще долго лежать ему в непроглядной темноте, с завязанными глазами, отгоняя от себя тревожные мысли: увидит ли он снова свет? Тот самый, что обрадовал его тогда, когда он очнулся в госпитале.
В то время опасались за руку. Сейчас — под угрозой глаза. Они нужны, чтобы трудиться дальше. Легче всего перейти на какую-нибудь спокойную должность. Стать почётным носителем орденских колодок. Нет, это не по нему! Пусть лучше сложная операция и какие-то надежды.
Но неизвестность пугает. И перед лицом неизвестности он мобилизовал в себе все силы. Он знал, что за свет тоже нужно бороться не только врачам, но и самому.
С врачами ему повезло. Известные на весь мир хирурги Михаил Леонидович Краснов и его сын Михаил Михайлович. Они сделали все, чтобы сласти своему пациенту зрение.
Непривычно много стало свободного времени. И он неторопливо рассматривает свою жизнь, свои дела. Вот именно рассматривает, хотя глаза и не видят. Зрение памяти порой острее, чем реальное, действительное. Потому что видишь не только внешность предмета, но и его внутреннюю сущность.
Картины, всплывающие в памяти, беспорядочные мысли. Но в них — своя логика, продолжение той борьбы, которую он начал там, на фронте.
Как все-таки тягостно лежать в кромешной темноте! Сейчас бы почитать... В сознании возникают вереницы прочитанных книг. Сколько пришлось учиться! Всплывают в памяти тесные комнаты партийной школы при Владимирском обкоме партии... Просторные аудитории учительского института, там он сдавал экзамены экстерном.
А потом — здание, развернутое окнами в заклязьменские дали: облисполком. Вначале он здесь работал инструктором. Разъезды, командировки. В 1947 г. выбрали председателем Небыловского райисполкома. Сложные первые послевоенные годы. Пришедшее в упадок сельское хозяйство. Надо было искать людей, которые могли поднять его. Он, бывший офицер-фронтовик, не вдруг привыкал к «гражданке». Срывался, горячился. Но рядом был старший друг: секретарь райкома партии Александр Павлович Квашнин. Советовал, учил, помогал. И, когда того перевели в другой район, Квашнин рекомендовал вместо себя его, Сушкова.
Партийная работа. Не зря говорят, что она требует идейной и гражданской зрелости, знания экономики, практической сметки. Коммунисты района многое сделали для того, чтобы поднять сельское хозяйство.
А потом он — первый секретарь Суздальского райкома партии. Известный своими землями район должен был давать много мяса, молока, зерна, картофеля, овощей. Ведь чернозем, тут оправдываться нечем. Наука, передовой опыт, химизация и мелиорация — все ставилось на службу. Район стал собирать самые высокие урожаи зерна в области.
И снова — книги, конспекты, лекции. Учеба в высшей партийной школе при ЦК КПСС. Возвращение в область — и избрание первым секретарем Юрьев-Польского райкома КПСС. Район этот — основная житница области. От него во многом зависит выполнение планов производства сельхозпродукции областью в целом.
А потом... Он, сын крестьянина-бедняка, стал председателем облисполкома. Как живой в памяти тот день, когда он впервые вошел хозяином в просторный кабинет белого здания, смотрящего окнами на пойму Клязьмы. Тогда ему подумалось, что кабинет расположился в бывшем губернаторском дворце. В качестве губернаторов входили сюда дворяне, различные титулованные особы, князья и графы. Последнего из них вывели отсюда под конвоем в 1917 году владимирские рабочие. А сейчас здесь хозяином он, в прошлом учитель и солдат.
Рвался ли он сюда, спеша по ступенькам карьеры к власти, как те губернаторы? Нет, ни о чем подобном он не думал. Просто честно трудился на всех порученных ему постах. Конечно, руководить ему нравилось. Не потому, что рождалось ощущение власти, а потому, что предоставлялась возможность больше принести пользы людям. Большое счастье — чувствовать себя нужным не одному, не двум, а многим тысячам людей.
И он с головой окунулся в работу. Быстро втянулся в водоворот дел председателя облисполкома. И вдруг — зрение...
Руки медицинской сестры бережно снимают с глаз повязку. Виток, другой виток: всего-то несколько секунд. Но для него они, эти витки, словно космические. Вот последний, и сейчас — «приземление». Страшно... Привыкшая к постоянному теплу кожа чувствует, что бинта больше нет.
— Откройте глаза! — спокойно говорит профессор Краснов.
Легко сказать, откройте. Какое легкое и вместе с тем неизмеримо тяжелое усилие... Перед ним — четкие, не расплывчатые лица врача и медицинской сестры. Они улыбаются, как те, фронтовые медики... Хочется крикнуть «ура!», заплакать от радости: ты снова в строю, солдат!
Очень многозначно в русском языке слово «свет». Это не только лучи солнца. Светлым мы называем все, что доставляет радость и счастье. А разве не счастье и радость — служить людям, быть нужным им. И это чувство вновь ощутил Тихон Степанович, вернувшись к своим обязанностям.
В статье, опубликованной в «Известиях», он писал: «Многим слово «служение» не нравится. Кто выспренним его считает, а иные обижаются: дескать, что же это я — служу, услужаю. Ничего в этом зазорного не вижу. Да, нам народ доверил государственную службу. То есть, исполнение его воли, удовлетворение его интересов, нужд, запросов. Дело все в том, как мы этой роли соответствуем. Очень помнятся слова моего наставника, старого партийца Квашнина Александра Павловича: «Работать для людей надо так, чтобы ни выходного, ни проходного у тебя не было».
И он старался работать именно так, опираясь на Советы. В них по области избирается свыше 13 тысяч депутатов. От их деятельности зависит состояние экономики и культуры области, благосостояние людей. Но эту деятельность надо организовать. Как это сделать лучше? Много пришлось приложить сил, чтобы создать действенные территориальные и производственные депутатские группы. Чтобы они стали выразителями воли и настроений людей, чтобы вовлекали их в практическую деятельность Советов, помогали быть подлинными хозяевами.
Взять хотя бы товары массового спроса. В области их выпускают 275 предприятий. Радиоприемники, холодильники, мотоциклы, часы, телевизоры, мебель, хрусталь, ткани и т. п. Как увеличить выпуск всего этого? Вопрос изучили специальные комиссии, созданные при областных, городских и районных Советах народных депутатов. Они занялись координацией деятельности предприятий. Помогли изыскать резервы. Внесли конкретные предложения. На основании их обком партии и облисполком приняли специально постановление о дополнительном задании. Это стало практиковаться ежегодно. В итоге, только за семь лет выпущено сверх плана нужной продукции на 263 миллиона рублей!
А сколько сил вложено в развитие сельского хозяйства? Сколько сессий посвящено этому... Главное здесь — повышение интенсификации. Надо заставить земли стать щедрее. Поэтому особое внимание удобрению полей. Для накопления органики ежегодно используется 1500 — 1600 тысяч тонн торфа. Хозяйства пускают его на подстилку скоту.
Идет борьба с закисленностью почв. Во всех колхозах, совхозах проведено их обследование. Составлены агрохимические картограммы. Они позволяют лучше использовать туки. Вот и растет понемногу урожайность. В десятой пятилетке 16,2 центнера зерна с гектара, в 1982 году — около 18. А животноводство? Легко ли его перевести на промышленно-индустриальную основу? Построены мощные молочные и откормочные комплексы, птицефабрики. Область обеспечивает себя молоком и яйцом. Увеличивается и производство мяса. Один новый свинокомплекс дает половину всей свинины.
А сколько было случаев, когда министерства, возводя новые цеха, забывали о жилье, детских садах, поликлиниках? Вот в Гусь-Хрустальном вырос крупный завод. А про жилье, хотя оно в предусматривалось сметой, забыли. Получился перекос. И пришлось на сессии Верховного Совета РСФСР критиковать министра. Положение исправляется.
А памятники истории и культуры?.. Их в области более тысячи. Как белые лебеди, красуются древние храмы, украшенные фрезками Рублева. Чуть не каждый метр земли владимирской связан с какими-нибудь историческими событиями. Надо все сохранить и сберечь. Не все, к сожалению, понимают это. Надо доказывать, бороться. Нашлись же специалисты, которые предлагали сделать Суздаль обычным промышленным городком. Дескать, проведем сюда железную дорогу, построим предприятия... Будто добра хотели людям. А на самом деле? Город просто потерял бы свое неповторимое лицо.
Сколько положено сил, чтобы доказать, что Суздаль уникален, что его предназначение быть городом-памятником! К этому мнению прислушались. Правительство издало специальное постановление. И сейчас Суздаль — подлинный музей под открытым небом, крупный туристический центр. До двух миллионов туристов сюда приезжает ежегодно чуть ли не со всех стран мира.
Да и природой не только надо любоваться, ее тоже нужно беречь и защищать! Не так давно в городе Переславль-Залесском Ярославской области начал строиться химический завод. По проекту сброс его промышленных вод предусматривался в реку Нерль. Что бы тогда от нее осталось? Облисполком настоял, чтобы Министерство химической промышленности изменило проект. А легко ли заставить отступиться от своего замысла министерство!
Таких штрихов деятельности Сушкова можно привести бесконечное множество. И о них более или менее подробно можно рассказать разве что в книге. Впрочем, одну такую книгу написал сам Тихон Степанович, назвав ее «Советы и жизнь».
Не только основную, но и большую общественную работу ведет Тихон Степанович Сушков. С 1961 года он является членом бюро обкома КПСС, избирается депутатом Верховного Совета РСФСР пяти созывов. Был делегатом XXII, XXIII, XXIV, XXV, XXVI съездов КПСС.
Конечно, хлопоты, раздумья, бессонные ночи — все это не пропадает зря. Родина видит своих сынов и по достоинству оценивает их труд. За заслуги перед Родиной Сушков награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Отечественной войны II степени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды и многими медалями...
Когда я беседовал с Тихоном Степановичем Сушковым, он мало рассказывал о себе, больше о своих наставниках, об активистах. Он говорил о том, что особенности советского руководителя состоят в том, что он чувствует за своими плечами поддержку многих тысяч людей. Сила и воля этих людей передаются ему, помогают всегда оставаться в строю.
Вспомнил он и слова дедушки своего, Григория Петровича, шахтера. Он говорил ему в детстве: «Ты, Тиша, не гнись, но и не вытягивайся, что еще хуже. Не полагайся только на свой ум, всегда прислушивайся к мнению добрых людей... И все, что приобретешь, отдавай людям...» Сейчас у него — свои внуки. Но завет его деда они помнят: перед трудностями не сгибаться. А одним из лучших человеческих качеств считают скромность.
Органы управления гор. Владимира (1918-1929)
Председатели Владимирского облисполкома:
1944-1946 гг. - Сыроватченко Василий Васильевич
1946-1951 гг. - Георгий Ростиславович Брант
1951-1957 гг. - Споров Вячеслав Яковлевич
1957-1960 гг. - Коваленко Георгий Ефремович
1960 г. - Майоров Михаил Максимович
1960-1985 гг. – Тихон Степанович Сушков
1985-1989 гг. - Кондрюков Геннадий Федорович
Облисполком в 1988 году перевели в новое здание на Октябрьском проспекте, д. 21 (см. «ОблАдминистрация»).
1989-1991 гг. - Долгов Владимир Васильевич
Владимирская область
Административные районы города Владимира

Категория: Владимир | Добавил: Николай (11.10.2017)
Просмотров: 3052 | Комментарии: 1 | Теги: Владимирская область, Владимир, люди | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 Николай • 12:52, 02.09.2021
Приложение 1

Из воспоминаний Марии Ивановны Серопаховой - бывшего Генерального директора ООО «Владпромлес».
«В моей жизни Тихон Степанович Сушков сыграл огромную роль. Первая моя встреча с Тихоном Степановичем была в 1982 году. В то время я ждала третьего ребёнка и обратилась к председателю облисполкома Сушкову по поводу жилья, так как ютилась с семьей в коммуналке. Почти ни на что не надеясь, я вдруг услышала простые обнадеживающие слова: «Деточка, я помогу тебе». И Тихон Степанович, действительно, помог.
А потом, на моё счастье, судьба распорядилась так, что Тихон Степанович пришел работать руководителем к нам во «Владпромлес». Прежде чем начать дело, он захотел познакомиться с коллективом, получше узнать людей, с которыми предстояло работать. Он побеседовал с каждым по отдельности. Когда я зашла к нему в кабинет, то стушевалась и говорю: «Давайте, я расскажу вам о себе всё: от рождения и до замужества, - чтоб потом не было никаких недоразумений».
Началась наша совместная работа. Мне приходилось ездить с Тихоном Степановичем по районам. Я старалась работать хорошо; как губка, впитывала слова руководителя.
Проходит месяц. Тихон Степанович приглашает меня в кабинет и предлагает поступить заочно в кадровый университет. Он сказал, что за это время присмотрелся ко мне, похвалил за то, что умею с людьми разговаривать, с бумагами работать. Мне, конечно, было очень приятно это слышать. С одной стороны, было жаль работу менять, а с другой стороны, - командировки, дети. И я согласилась.
Закончив университет, я четырнадцать лет проработала вместе с Тихоном Степановичем. Для меня он был и руководитель, и друг, и отец. Не хватит слов, чтобы выразить то чувство, что живёт в моём сердце при воспоминании о Тихоне Степановиче. Это был гениальный человек.
Тихон Степанович ещё до болезни мне неоднократно предлагал: «Возьми отдел, у тебя всё получится». Я отвечала: «Да что вы, Тихон Степанович, я же женщина. У меня - муж, детки». Он убеждал: «Тебе надо расти, у тебя изюминка есть. У тебя с кадрами работать получается. Головка на месте». В общем, тогда я спасовала.
Когда Тихон Степанович заболел, я в течение года его навещала. Ему хотелось быть в курсе дел предприятия, - что-то посоветует, на бумажке напишет. Тихон Степанович очень переживал, что за время его болезни предприятие стало убыточным, разделилось: производство отдельно, леса ушли ГУ. Когда Тихон Степанович работал, он старался, как курочка, - всех цыпляток под себя. При нём мы работали прекрасно. С разделением началась гибель предприятия. Склад, который был забит продукцией, опустел, оборудование разворовывалось.
Перед 9-м Мая мне позвонила Анна Васильевна: «Мария Ивановна, Тихон Степанович хотел бы вас видеть». Я приехала. При этой последней встрече Тихон Степанович старался казаться бодрым: не в его правилах показывать бессилие. Разговор был, конечно, о производстве. Тихон Степанович переживал за гибель предприятия: «Что мы с тобой недоработали? Ошибку совершили, поставив во главе завода не того человека. Надо нам как-то эту ошибку исправить». Я обещала что-нибудь придумать.
Мы в коллективе решили провести собрание и, чтобы положить конец развалу предприятия, избрать нового руководителя. Были только две кандидатуры, и те сняли с себя полномочия. Я ничего больше придумать не смогла, как самой согласиться стать руководителем на год.
И всё закрутилось, завертелось, и год этот длится вот уже восемь лет. Конечно, мне бы хотелось сохранить всё, как было при Тихоне Степановиче. Но завод так тряхонуло, что мы три года судились: у нас был закрыт счёт в банке, не было печатей, отключено электричество, телефон. За восемь лет было столько углов, столько стен надо было пробить. И вот потихоньку-потихоньку налаживаем производство.
Передо мной на столе - всегда фотография Тихона Степановича. Я смотрю на неё и думаю: «Как бы на моём месте поступил он?» У меня же каждодневные сомнения. И вот начинаю вспоминать, как Тихон Степанович учил: «В эту дверь не достучишься - иди в другую».
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru