Главная
Регистрация
Вход
Суббота
23.01.2021
22:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1332]
Суздаль [414]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [430]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [223]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [143]
Гусь [159]
Вязники [283]
Камешково [98]
Ковров [377]
Гороховец [123]
Александров [251]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [85]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [102]
Промышленность [90]
Учебные заведения [119]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [50]
Муромские поэты [5]
художники [25]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]

Статистика

Онлайн всего: 28
Гостей: 28
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Создание первого музея в Суздале

Создание в Суздале музея

В 1918 году Владимир Ильич Ленин подписал Декрет об охране памятников истории и культуры в целях «изучения и возможно полного ознакомления широких масс населения с сокровищами искусства и старины, находящимися в России».
С тех пор политика заботливого отношения к культурному наследию прошлого получила название ленинской.


Основатель Суздальского краеведческого музея и его первый заведующий Василий Иванович Романовский

Летом 1921 года в Суздаль приезжает Василий Иванович Романовский. Суздаль обязан ему многим, прежде всего основанием музея.
В.И. Романовский родился во Владимире. Он окончил с отличием историческое отделение историко-филологического факультета Московского университета. Работал во Владимирской ученой архивной комиссии. Был организатором и заведующим педагогического музея в Москве. Но по-настоящему его влекла именно музейно-архивная работа. В частности, он мечтал заняться изучением архивов Спасо-Евфимиевого монастыря в Суздале, а конкретно — историей монастырской духовной тюрьмы, в чем его горячо поддержал видный ученый И.Э. Грабарь.
Однако, прибыв на место, он обнаружил, что все архивные документы и дела, касающиеся Спасо-Евфимьевского монастыря, уже вывезены во Владимир и Москву... Знакомство с многочисленными памятниками материальной культуры Суздаля натолкнуло В.И. Романовского па мысль о создании музея, который сделал бы доступным изучение и обозрение предметов старины и искусства, пропаганду суздальских древностей. Он загорелся этой прекрасной идеей — раскрыть глаза местным обывателям на то историческое и культурное богатство, среди которого они жили.
Василий Иванович обратился в отдел охраны памятников, старины и искусства при уездном отделе народного образования, которым заведовал в то время местный художник К. Пономарев. Но Пономарев и его сотрудник, бывший преподаватель духовного училища В. Левкоев, на доводы нового в Суздале человека о необходимости учреждения музея категорически заявляли, что создание музея в Суздале невозможно.
«Внутренне я никак не мог согласиться и примириться с мыслью, что в Суздале не может быть музея,— писал позднее В.И. Романовский, — когда, по несколько преувеличенному понятию, весь Суздаль целиком является музеем; нужно только его организовать, разместить в научном порядке и сделать все эти исторические богатства доступными обзору, изучению и сделать их новыми факторами в культурно-историческом процессе местной жизни».
Зато энтузиаста поддержали представители центральных органов. Осенью 1921 года в Суздаль приехал представитель Главмузея профессор Жуков. Под его председательством было собрано совещание местных властей и представителей отдела народного образования. В. И. Романовский выступил с докладом, изложил свои соображения о будущем музее.
«Я был новичком в Суздале, — вспоминал Василий Иванович. — Собрание довольно холодно и скептически отнеслось к моей самоуверенности, что я беру на себя ответственную задачу — организацию музея, а так как никаких денежных средств на этот предмет не имелось и не ожидалось, то не нашлось никаких других охотников браться за эту задачу, —и я был избран председателем комитета по организации музея». Кроме председателя, в комитете никого не было. Таким образом, Василий Иванович Романовский принялся за дело в полном одиночестве.
К тому же в конце марта 1922 года в Суздале была назначена комиссия по изъятию церковных ценностей в помощь голодающим. Положение В. И. Романовского было в высшей степени щекотливым и затруднительным. Сохранение церковных ценностей (крестов, кадил, окладов с икон, потиров, библий и т. д.) во имя научно-культурных интересов мало встречало сочувствия. Ему говорили резко и прямо в лицо: «Народ с голода умирает, все нужно отдать на утоление голода, все надо отдать, а вы тут со своим музеем!»
Василий Иванович, историк по образованию и по призванию, патриот, смотрел в будущее. Он терпеливо и с присущим ему тактом разъяснял, что самые ценные церковные вещи должны быть сохранены ради науки, культуры как незаменимые и невозобновляемые шедевры народного труда и искусства. Еще он добавлял, что все ценности остаются народным достоянием и в минуту наиболее острой нужды всегда могут быть обращены к реализации.
Вскоре было получено извещение об отпуске кредита на содержание музея в Суздале. 6 апреля 1922 г. Суздальский уисполком учредил в Суздале Краеведческий музей. 6 апреля 1922 г. Суздальский уездный исполнительный комитет (УИК) передал под музей здание бывшего Духовного училища (бывшие Архиерейские палаты). На ремонт и приспособление здания под музеи было отпущено в июле 1923 года 24 000 рублей. Суздальский музей получил шесть комнат со сводами в Архиерейском доме.


Перед фасадом Архиерейских палат в день открытия музея. Директор В.И. Романовский. Сотрудники Никольский Л.П. и Смирнов А.В.

Суздальский историко-художественный и краевой музей (отделение Владимирского Государственного музея) открыт для обозрения 7 ноября 1923 г. в здании быв. Архиерейских палат.
Экспонаты музея были распределены по следующим отделам:
1. Первобытная культура: предметы неолита, бронзы и кости ископаемых животных – 62.
2. Современная обработка металла, дерева и ткани – 91.
3. Краеведческий отдел – экспонаты по местной фауне и флоре, народного быта, планы и виды г. Суздаля, портреты местных деятелей – 46.
4. Нумизматика – монеты XVIII-XIX вв. – 1510.
5. Отдел церковной старины – иконопись XVI-XIX вв., церковные облачения XVII-XVIII вв., церковная утварь серебряная и оловянная, шитье XVII-XVIII вв. – 531.
6. Обстановка быта буржуазно-дворянского класса XVIII-XIX вв. – 155.
7. Художественный отдел – 40.
8. Отдел здравоохранения – санитарное просвещение, бактериология в связи с заразными болезнями, вредное влияние разных видов труда на здоровье, уход за матерью и грудным ребенком – 248.
Всего музей насчитывал 2783 экспонатов.


Раздел экспозиции «Первобытная культура». 1923 г.

Раздел первой экспозиции «Местные церковные ценности».

При музее была создана библиотека научно-справочного характера по вопросам истории, археологии, искусства и быта Суздальского края с общим количеством томов 4096. Кроме того, музей имел в качестве своих отделений следующие архитектурные памятники: городской Рождественский собор XIII в. с внутренним убранством XVII в., быв. Покровский женский монастырь XVI-XVII вв. с богатейшей ризницей, заключающей предметы XIV-XVII вв., храмы быв. Ризоположенского и Спасо-Евфимиева монастырей XVI-XVII вв., Борисоглебскую церковь в с. Кидекше XII в. и 12 церквей по г. Суздалю XVII-XVIII вв.
Научная работа музея велась под непосредственным руководством Владимирского Государственного Областного музея и носила краеведческий характер.
Заведующий музеем состоял с начала основания В.И. Романовский, которому Губмузей назначил месячное жалование — 22 рубля 50 копеек.
Можно с полным правом утверждать, что Василий Иванович Романовский явился первым человеком, который понял общегосударственное научное и художественное значение Суздаля, его исторических и архитектурных памятников в целом. Еще в самом начале 20-х годов он писал: «Под понятием «Суздальский музей» не нужно разуметь в узком смысле только то собрание коллекций и предметов, которые собраны и размещены в центральном городском музее в здании Гнавшего Духовного училища. На мой взгляд, «Суздальский музей» в общей совокупности включает в себя все архитектурные памятники, включая сюда Борисолебский храм в с. Кидекша XII в. в 4 верстах от города, юрьевский собор XIII века, постройки Ризоположенского, Покровского и Спасо-Евфимиевого монастырей XVI—XVIII веков и все остальные 12 церквей постройки XVII—XVIII веков, принятые музеем в свое ведение и охрану».
Заведующий музеем отчаянно боролся за сохранение памятников. Он в 1923 году не побоялся выступить в защиту креста с командованием воинской части, разместившейся в Ризоположенском монастыре.
Среди красноармейцев родилась мысль: снять со шпиля самой высокой в городе колокольни (Преподобенской) крест и водрузить вместо него красный стяг. Узнав об этом, В.И. Романовский написал письмо-протест командованию воинской части, в котором сообщал, что, во-первых, без разрешения музея нельзя нарушать целостность памятника, во-вторых, если снять крест со шпиля, то от влаги скоро начнет разрушаться памятник архитектуры. Командование выразило неудовольствие тем, что «он не хочет, чтобы крест был заменен красным знаменем республики...» Однако с мнением энтузиаста и компетентных органов пришлось согласиться.

В.И. Романовский мыслил масштабно, он первым высказал идею музеефикации архитектурных памятников Суздаля, которая была осуществлена лишь в 70—80 годах ХХ века. Вот его планы на 1924—1925 годы:
1) Научное исследование Корсунских врат XIII в. (Золотые врата); 2) Составить систематическое описание предметов старины и искусства в Покровской ризнице; 3) Рождественский собор превратить в музей-храм XVII века, собрав в него все имеющиеся по разным церквам предметы этой эпохи. Таким же образом одну из церквей обратить в храм-музей XVIII века, «барокко» и церковь Казанской Б. М. полностью обставить предметами эпохи «ампир» — начала XIX века; 4) Произвести обследование, чтобы подготовить почву для археологических раскопок, имеющихся по реке Нерли Городищ-Спасского, Барское (Якиманское) и Петрово, сделав их описание и снимки; 5) Провести через музей все старшие группы школ I ступени и районированных вокруг Суздаля волостей; 6) Составить каталог музея.

Медленно, но менялось отношение к Суздалю. Однако в течение лета 1923 года в город не приехало ни одной экскурсии, было только несколько отдельных посетителей: два студента из Москвы, два студента из Саратовского университета. Да были проведены экскурсии для группы местных крестьян, организованных для поездки на сельскохозяйственную выставку в Москву, и комсомольских ячеек уезда. Но уже с 1 сентября 1923 по 1 октября 1924 года суздальский музей посетило 313 человек. В.И. Романовским в этом году было проведено 28 экскурсий для школ уезда. Причем надо подчеркнуть, вход в музей и экскурсии были тогда бесплатными.
Первый год существования Суздальский музей посетили 2524 человека.
21 ноября 1925 г. «В Суздальском историческом музее работает завхоз Абрамов, член РКП(б). Вместо того, чтобы со всеми вместе праздновать годовщину Октября, он пригласил домой попа Благонадеждина с женой. «Волком, прими меры». Наблюдающий».
5 декабря. «Волком РКП(б), рассмотрев опровержение тов. Абрамова, постановил: 1. Заметку считать правильной. 2. Тов. Абрамову сделать выговор с занесением в личное дело за некоммунистическое поведение с противным лагерем с опубликованием в газете «Суздальский крестьянин».
«Научно-просветительная работа музея выражалась в научно-историческом объяснении коллекций музея посетителям и в беседах с организованными экскурсиями» — читаем в отчете Романовского за 1926 год. И далее: «Проведение экскурсий обыкновенно базировалось на общей антирелигиозной теме анализа местных культурных памятников (мощей, чудотворных икон, местных святых и проч.) и широкой популяризации колхозного строительства на основании тех данных, которые собраны Музеем в виде статистического материала. Книга для замечаний посетителей имеется... Записей от посетителей нет».
Музей принял участие в выставке «День урожая», устроенной в его помещении. Экспонатов было мало: и колхозы неактивно проявили себя, и единоличные хозяйства. Уже через неделю выставку срочно свернули, освобождая помещение для Военного ведомства. «День урожая» увидели не более 400 посетителей.
К концу 1926 года в Суздале осталось лишь 9 действующих церквей из 32 дореволюционных. Все другие, хотя и числились на учете и под охраной музея, томились закрытыми, постепенно разрушаясь и умирая, чему способствовало и местное население.
Василий Иванович Романовский, осознавая всю безвыходность положения, рассуждает разумно:
«Превращение Суздаля из города в волостной центр и уменьшение за последние 25-30 лет числа его жителей почти на 50% красноречиво говорят, что этот город не только «весь в прошлом», но оскудевает как хозяйственно-экономический пункт, а потому несомненно, что многим из пустующих зданий грозит естественное разрушение... Если бы Суздаль не оскудевал, а развивался, то несомненно большая часть музейных памятников — церковных зданий — могла бы быть использована для различных целей при полной сохранности их как архитектурных памятников. Но поддерживать громадное количество пустующих зданий, требующих громадных средств на ремонт, не может быть по силам даже нашего госбюджета».
В штате музея числились один или два сторожа, которым надлежало обходить закрытые церкви, таким образом их «охранять».


Пять лет спустя. Обратите внимание — в одежде сотрудников не найдете изменений.

Подписи H.И. Романовского на обратной стороне фото.

В 1929 г. была ликвидирована Владимирская губерния в результате административно-территориального деления, что нанесло страшный удар по веками складывавшимся связям между землями и городами, историческому прошлому и культурному наследию. Владимир и Суздаль включили в состав Ивановской промышленной области. Музей в г. Суздале назывался так: Суздальский историко-бытовой музей местного края; он был сделан филиалом Владимирского окружного музея. В 1929 г. ситуация сложилась так, что судьба Суздальского музея оказалась на волоске - он едва не прекратил существование. По распоряжению Суздальского горсовета и районного исполнительного комитета (РИК) большая часть здания музея была отдана военно-учебному пункту по допризывной подготовке Красной Армии. Фактическое занятие здания состоялось в ноябре 1929 г, причём юридически это никак не было оформлено. Северный отрезок громадного корпуса был занят жилыми квартирами. Несколько залов музейной экспозиции пришлось свернуть, отдел древнерусского религиозного культа перебросить в Рождественский собор, который был превращён в Антирелигиозный музей!
С ноября 1929 г. начата организация Антирелигиозного отдела (на основе свернутого отдела Древнерусского религиозного культа). На первый план выходит антирелигиозная пропаганда. «Как трудно в интерьере собора (Собор Рождества Пресвятой Богородицы) совместить антирелигиозные плакаты и лозунги! — сокрушается директор в отчете. - Сочетание строго научного определения предметов и его антирелигиозного значения невозможно».
В соответствии с требованиями Нарком-проса, в ведении которого находились музеи, — «претворить в жизнь краеведческий уклон и необходимость создания историко-революционного отдела», в 1929 году были организованы экономический отдел с разделом льноводства (!), залы историко-революционный и археологический.
Активное комплектование фондов практически закончено. Но даже то, что попало в музей, — не защищено. Из докладных Василия Романовского в местный исполком: «Невзирая на Ваше заявление, что все 12 лампад (серебр. Спасова монастыря, вложенные Ульяновым - даты 1697 г.) составляют неоспоримую собственность Музея, - они комиссией в числе 8 взяты и сданы в УФО (уездный финотдел), о чем я требую составления акта». «...Очень много приходится вести борьбу и иметь неприятности с представителями отдела народного образования из-за отбираемых материй, облачений, шитых воздухов для декораций: представители отдела народного образования отличаются особой косностью».
Если бы только они! Однажды, например, музей получил распоряжение Суздальского исполкома в течение 7 дней освободить занимаемые площади для размещения учебного пункта. Куда переезжать? По соседству — в собор! Противиться воле Советской власти было трудно. И небезопасно.
По отчету 1929-30 годов Суздальский музей занимал уже восемь комнат. Помещение отапливалось семью голландскими печами и освещалось электричеством.


Афиша Суздальского музея. 1930 г.

В.И. Романовский заложил фундамент, продолжил строительство музея Варганов А.Д., приехавший в Суздаль в 1930 году после окончания Ленинградского института истории искусств. На руках двадцатипятилетнего молодого человека был диплом об окончании вуза, в котором значилась новая специальность — «музеевед». За его плечами был багаж теоретических и практических знаний по древнерусскому и византийскому искусству, в том числе — знаний актуальных вопросов археологии и реставрации архитектурных памятников.
Со слов приезжего, его встретил «учитель-старичок» Романовский: «Ну вот и хорошо, что приехали, вместе мучиться теперь станем. Только какой у нас музей? Одно название. Скорее, это сборище редких церковных вещей, склад всякой старины. Короче говоря — кунсткамера». И, немного помолчав, Василий Иванович добавил: «Только я-то здесь так, из-за любви к старине. Работаю по совместительству. А вам и карты в руки» (Б. Горбунов, «Хранитель города». Верхне-Волжское издательство, 1969 г.).
А насчет «совместительства»... Вот несколько строк из письма Романовского, датированного 1932 годом: «Ввиду недостаточной обеспеченности — оклад зарплаты в месяц 33 рубля 48 копеек, а между тем на моем иждивении двое детей учащихся, — я вынужден еще иметь дополнительный заработок в виде 10 уроков в неделю в местной школе, где я преподаю в старших группах историю, русскую литературу».
К 1930 году, когда Варганов начал работать в Суздале, монастыри были уже давно заняты «арендаторами», а церкви закрыты. Поступления в фонды после 1930 года были единичными, в основном — археологические находки.
Через год А.Д. Варганов стал заведующим суздальским краеведческим музеем, а Романовский до 1940 года был его научным сотрудником. Фамилия «учителя-старичка» с тех пор не упоминалась ни в дневниках нового директора, ни в переписке, ни в отчетах. В 1937-м, когда арестовали дочь Романовского Софью Васильевну, он подал заявление с просьбой уволить его «по состоянию здоровья». Однако Варганов не отпустил сотрудника: найти ему замену в Суздале было немыслимо.
Варганов продолжил работу по комплектации музейных коллекций, по изучению и обследованию памятников истории и культуры, по сохранению памятников, которые были сданы в аренду горкомхозу.
Алексею Дмитриевичу тоже было трудно: далеко не все его начинания поддерживали, не все понимали непреходящее художественное значение церковных зданий и церковной утвари, ансамбля города в целом. Но он делал дело неистово и самоотверженно, веря, что если не современники, то потомки оценят его труд. И в этом он не ошибся.
Богатейшим источником сведений по истории городов является земля, на которой они возникли и развивались, ее культурный слой. Он помогает восполнять пробелы летописей и древних книг, недосказанное памятниками архитектуры и искусства. Первые пробные раскопки в Суздале провел археолог А.С. Уваров. Ныло это еще до революции, в середине XIX века.
В советское время археологическое обследование города было начато в 1934 году историком-владимирцем Н.Н. Ворониным и А.Д. Варгановым. Через два года к ним присоединился А.Ф. Дубынин. Экспедицией под руководством А.Ф. Дубынина на территории кремля был открыт большой участок средневекового города с постройками X—XIII вв. Были обнаружены основания древнейших жилищ-землянок ремесленников с остатками меднолитейной мастерской.
Варганов Алексей Дмитриевич в 1934 году в подклете Покровского собора раскопал «гробницу Георгия» — по преданию, сына великой княгини Соломонии Сабуровой, жены Василия III, заточенной в монастырь в 1526 году. Четыре года спустя он исследовал фундамент и фрагменты фресок Успенского собора (рубеж XI—XII вв.) — первого каменного здания на Северо-Востоке Руси. Одновременно в Рождественском соборе ученый раскрыл фрески XIII века, поясные фигуры старцев — замечательные образцы живописи домонгольского периода.
А.Д. Варганову удалось значительно расширить музей, пополнить его коллекции новыми предметами старины, материалами археологических раскопок, привлечь внимание к Суздалю как сокровищнице древнерусской культуры. Молодой заведующий избирается депутатом городского Совета. В 1940 году общественность города отметила 10-летие его научно-исследовательской деятельности на благо Суздаля. В начале 1941 года Коллегия Наркомпроса занесла его имя в республиканскую книгу Почета политпросветработников. Сведения о Суздальском краеведческом музее были включены в Большую Советскую Энциклопедию, а сам музей — в число базовых музеев для прохождения практики студентов Ленинградского коммунистического института им. Н.К. Крупской.
«О РОЛИ МУЗЕЯ В ПРЕПОДАВАНИИ ИСТОРИИ В ШКОЛАХ
Суздальский музей приобрел широкую известность не только у нас в районе и области, но и далеко за их пределами. В подтверждение этого достаточно привести только два факта. Суздальский музей, как один из лучших музеев, включен в Большую Советскую энциклопедию, а также в числе базовых музеев, в котором будут проходить практику студенты одного из московских институтов.
В музее широко показано первобытное общество, где не было классов, эксплуатации и государства, показано и то, как в процессе последующего развития был уничтожен первобытно-общинный строй и возникла частная собственность, классы и государство. Важно отметить, что в этом отделе представлено много местного материала, добытого в результате организации ежегодных археологических раскопок. Здесь мы можем увидеть и материалы, характеризующие феодальный строй.
Большой интерес для познания быта и нравов феодалов-помещиков представляет макет комнаты феодала, где показана вся внутренняя обстановка и предметы, которыми пользовался феодал. Для ознакомления с понижением крестьян при господстве феодалов в музее дан макет крепостной избы. Ее убогий вид: низкий потолок, прокопченные стены, скудная домашняя утварь — дают яркое представление о тяжелой жизни крестьян при господстве помещиков.
Целый ряд экспонатов музея дают возможность ознакомиться с крестьянскими движениями, в частности с восстанием крестьян в 1773 году под руководством Е. Пугачева.
При музее создается новый отдел — по истории ВКП(б), который уже экспонирован включительно по девятый съезд РКП(б).
Все это далеко не полный перечень того, что имеет Суздальский музей и что может он показать посетителю.
Но как граждане нашего района и в частности города используют весь имеющийся материал музея в своей учебе и работе? Ответ получим отрицательный.
Музей посетили очень немногие. Взять хотя бы работников школ — учителей-историков. Учитель истории мог бы найти в музее богатый материал, если не по каждому разделу истории СССР, то по большинству ее разделов. Но, к сожалению, очень немногие учителя используют в своей работе это ценное пособие.
Возьмем Суздальскую среднюю школу № 1. Из всех учителей этой школы, преподающих историю в том или ином классе, музей посещали только т. т. Егоров И.В. и Шарамова Т.А. Остальные учителя, по заявлению тов. Варганова, ни одного раза в музее не были. Из неполной средней школы музей посетила только одна экскурсия в количестве 35 человек, но и эта группа во главе с руководителем тов. Соловьевым пришла без всякого плана, посмотреть «все, что есть в музее». Нет нужды доказывать, что экскурсия без всякой целеустремленности и подготовки мало что может дать ее участникам.
Лучше дело обстоит в средней школе № 2. Учительница истории тов. Дьяконова М.А. горячо любит свой предмет и эту любовь прививает учащимся. Надо сказать, что ее предмет учащиеся знают неплохо. Успеваемость по ее предмету выше 90 процентов. Хорошей успеваемости по истории тов. Дьяконова достигает не только путем тщательной подготовки к уроку, а это, как известно основная и главная причина, — но и потому, что она широко использовала наглядный материал и, в частности, музей. Тов. Дьяконова не раз со своими классами приходила в музей, а в общей сложности от средней школы № 2 посетило музей 177 человек.
Приходится отметить как серьезный недостаток в работе учителей начальных классов а в особенности в преподавании истории то, что ни один учитель начальных классов школ города не удосужился выбраться из пределов школы и совершить экскурсию в музей. А ведь многие учителя жалуются часто, что учащиеся 3-4 классов плохо усваивают историю СССР, т. к. имеющийся учебник истории под редакцией Шестакова дает историю в очень сжатом изложении, что затрудняет понимание ее учащимися.
Посещение музея необходимо не только с точки зрения закрепления материала и повышения успеваемости по данному предмету. Посещая музей, ребята знакомятся с местным материалом, изучают материал своего села, города и т. д. У них развивается любознательность, стремление к исследовательской работе. Примером этому может служить та работа, которую проводит актив при музее, в котором в большинстве состоят ребята из средней школы № 2, и наконец, краеведческие кружки имеющиеся при Менчаковской, Михалевской и других школах.
Сейчас ребята этих школ ведут работу по сбору фольклора. Ученик 8 класса средней школы № 2 Е. Игошин едет на конференцию юных краеведов. Из сказанного достаточно ясно, какую неоценимую услугу может принести учителю истории музей, если его умело использовать в своей работе.
А. ПОЛЯКОВА» («Колхозная газета», 5 января 1941 г.).
Весной 1941 года на ученом совете Академии архитектуры было принято решение начать реставрацию Суздаля. Деньги на восстановление памятников должны были поступить в июле. Но на эти планы наложила свою зловещую руку война.
После начала Великой Отечественной войны (сент. 1941 г.) помещения музея по решению Суздальского исполкома райсовета были переданы под учительский институт.
В музей (Архиерейские палаты Кремля) по решению Ивановского облисполкома от 28 сентября 1942 г. вселяется ВВПУ — Винницкое военное пехотное училище (1942 – 1944 гг.). В результате работа музея была в значительной степени парализована: все вещи были сложены в фонды и частично в освободившиеся частные квартиры, а экспозиция вообще закрыта. 2 декабря 1942 г. составлен акт на передачу дома в силу распоряжения Суздальского Исполкома. 12 декабря 1942 г. прибыли военные.
Василий Иванович Романовский, как и Алексей Дмитриевич, жил в здании церковной колокольни. Однажды, 17 марта 1942 года, Варганов обратился к прокурору Суздальского района с настойчивой просьбой выселить семью Романовского, как «не имеющую отношения к музею, в целях обеспечения сохранности фондов». Он считал, что выселение — действие, «отвечающее государственной потребности НКВД и музея, вызванное потребностями военного времени». В 1942 году музей попал в военную зону, куда посторонним лицам вход был запрещен. В.И. Романовский был выселен из здания музея. Во время войны он зарабатывал себе на жизнь учительским трудом, вплоть до смерти. Умер Василий Иванович Романовский в 1945 году на 72-м году жизни. Похоронен на городском кладбище. Долгие годы в Суздале ничего толком не знали об этом человеке, основавшем музей и успевшем в жестокое время сделать очень многое.
Суздальский музей возобновил свою деятельность в 1946 году. После ремонта в здании музея была развернута новая экспозиция, посвященная историческому прошлому города и края. В штате музея состояло уже около 10 человек, что позволило А.Д. Варганову уделять довольно много времени и сил составлению проектов реставрации архитектурных памятников и непосредственно реставрации, а также археологическим раскопкам. На эти цели выделялись немалые государственные средства. Отношение к памятникам церковного зодчества изменилось. Тем не менее, в 1954-1955 годах окончательно была разрушена Похвалынская церковь. Тогда же А.Д. Варганов добровольно отдал Московскому музею древнерусского искусства имени Андрея Рублева иконостас из Спасо-Преображенского собора, что было ошибкой.

Далее »»» Развитие Суздаля как туристического центра в послевоенное время

Источник:
Юрий Белов. Суздаль: Путеводитель:- Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1986.-159 с.
Владимиро-Суздальский музей-заповедник (г. Суздаль):
Суздальский Кремль:
- Собор Рождества Богородицы;
- Экспозиция История Суздальской земли;
- Детский музейный центр;
- Древнерусская живопись (Благовещенская церковь);
- Иорданская сень;
- Крестовая палата.
Экспозиции Спасо-Евфимиева монастыря:
- «История суздальских монастырей»;
- Золотая Кладовая - сокровищница прикладного искусства;
- Русская икона XVIII - начала XX века. Паломнические реликвии из перламутра XVIII–XIX вв.;
- Книжные сокровища шести столетий;
- Музей наивного искусства;
- Роспись Спасо-Преображенского собора. Фрески Гурия Никитина;
- Национальный герой-освободитель Дмитрий Пожарский;
- Аптекарский огород;
- «Побеждая время» - "живой" музей реставрации;
- Сплетение судеб - рассказ о творчестве режиссеров Тарковского и Гуэрры;
- Суздальская тюрьма.
Посадский дом.
Музей деревянного зодчества и крестьянского быта.
- День огурца в Суздале.
- Праздник народных ремесел на Троицу в Суздале.
- Дом купцов Агаповых. Экспозиция «Суздальское купечество. Портрет в интерьере». ул. Толстого, д. 7
Дом купца Лихонина.
Приказная изба в Покровском монастыре.
Церковь Бориса и Глеба. с. Кидекша, Суздальский район.
Музеи Владимирской области.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Николай (19.07.2016)
Просмотров: 1352 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика