Главная
Регистрация
Вход
Вторник
28.05.2024
04:25
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1588]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [202]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [166]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2395]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [140]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Золотые Ворота города Владимира

ВЛАДИМИРСКИЕ ЗОЛОТЫЕ ВОРОТА



Никоновская летопись, сообщая о расширении оборонительного пояса Владимира Андреем Боголюбским, подчеркивает, что князь «град Владимерь заложи велик зело попремногу болши первого (Мономахова среднего города)». В Ипатьевской летописи указываются и крайние точки выросшего города: «Князь же Андрей бе город Володимерь силну устроил, к нему же ворота златая доспе, а другая серебром учини».


План Владимира XII-XIII вв. (по Н.Н. Воронину).

Цифрами на плане обозначены:
I - город Мономаха (Печерний город); II - Ветчаной город; III - Новый город; IV - детинец;
1 - церковь Спаса; 2 - церковь Георгия; 3 - Успенский собор; 4 - Золотые ворота; 5 - Оринины ворота; 6 - Медные ворота; 7 - Серебряные ворота; - Волжские ворота; 9 - Дмитриевский собор; 10 - Вознесенский монастырь; 11 - Рождественский монастырь; 12 - Успенский (Княгинин) монастырь; 13 - Торговые ворота; 14 - Ивановские ворота; 15 - ворота детинца; 16 - церковь Воздвижения на Торгу.
Золотые ворота расположены в крайней западной точке княжеской части города. Серебряные Ворота находились на противоположном восточном конце города, в самой вершине его треугольника: около Серебряных ворот в 1174 г. происходила встреча гроба с телом князя Андрея, убитого в Боголюбове; эти ворота, еще сохранявшиеся в XVI в., называются в источниках «Андреевскими». На всем этом громадном протяжении город опоясали насыпные земляные валы с шедшей по их гребню рубленой деревянной стеной. От Серебряных ворот они шли на запад, смыкаясь с поперечным рвом и валом Мономахова города, в который вводили с этой стороны Ивановские ворота. Остаток северной линии валов восточной трети города уцелел до наших дней под именем Зачатьевского вала. Далее на запад, от западного поперечного рва и вала старой крепости, новые валы прерывались рядом ворот. В самом северо-восточном углу Нового города располагались Медные ворота; от них вал шел по краю обрыва городского холма вдоль по Лыбеди, загибаясь к югу по границе, очерченной глубоким оврагом (Никитский спуск); в верхнем конце оврага вал прорезали Иринины ворота. Они были одновременно важной боевой башней на западной линии обороны города, которая здесь выходила на равнинный участок. В его центре и стояли Золотые ворота.
Перед валом был глубокий ров, соединявший овраг с начинавшимся к югу от Золотых ворот встречным оврагом, идущим к Клязьме. Вдоль рва и оврага снова шел вал (Козлов вал), прикрывавший с запада большую амфитеатрообразную впадину в городских высотах. Со стороны Клязьмы этот участок был, видимо, прикрыт только рубленой стеной с башнями, спускавшейся вниз к устью оврага (Муромского спуска) как с угла Мономахова города на запад, так с юго-западного угла Нового города - на восток; стены смыкались у деревянной башни Волжских ворот, стоявшей в устье оврага почти на берегу Клязьмы.
От Волжских ворот города начинался Старо-Рязанский тракт, который проходил вдоль русла рек Поль и Бужа, в обход озер – к левому берегу Оки, на Рязань.
Так сложилась оборонительная система Владимира в итоге Андреевского строительства 1158-1164 гг.

Строили Золотые ворота княжеские мастера. Об этом свидетельствует княжеский знак, оставленный строителем на одном из белокаменных блоков.
Постройка сложена в технике полубутовой кладки, широко распространившейся во владимиро-суздальском зодчестве.
Архитектор Н.А. Артлебен, подробно исследовавший памятник в натуре в 1870-е годы, оставил достаточно четкое описание его древней части: «Некоторые подробности древнего устройства ворот легко воспроизвести по сохранившимся признакам их существования, так внутри проезда ворот в боковых стенах скрыты гнезда, в которые были заделаны концы балок, поддерживающих помост или платформу, находящуюся внутри ворот на высоте 10 аршин. Под этой платформой находилась существующая и теперь арка на пилястрах, к ней притворялись воротные полотна, около пилястр, поддерживающих арку, видны крючья для навески ворот и гнезда для задвигания брусчатого запора.
Платформа была устроена для удобного сопротивления неприятелю, желавшему разбить затворы ворот и ворваться в город; затворы помещались в 10 аршинах от внешней стороны ворот, внутри проезда, для того чтобы осаждающие вынуждены были подойти под самую платформу, с которой защитники и могли поражать неприятеля через сделанные в платформе отверстия.
Выходная дверь на платформу находится в одной стене ворот на высоте 10 аршин; к этой двери вела лестница, сделанная внутри стены; лестница продолжалась выше до церкви, бывшей над воротами. Ход до церкви был недавно очищен, ступеней на нем не оказалось, вероятно, они были выломаны в то время, когда делались к воротам пристройки.
По существующим остаткам Киевских Золотых ворот видно, что они были шире и в проезде длиннее Владимирских, но стены тех и других устроены были одинаково с пилястрами внутри проезда; так же точно и в стенах Киевских ворот видны гнезда для балок помоста.
По этим признакам сходства можно заключать, что образцом для постройки Владимирских Золотых ворот послужили Киевские; на последних так-же была церковь, по золоченому куполу которой, вероятно, и ворота получили свое название».
Помимо оборонных целей, они имели также и триумфальный характер. Золотые ворота оформляли парадный вход в самую богатую княжеско-боярскую часть города. Здесь встречали иностранных послов и именитых гостей. Под их сводами проходили княжеские дружины, возвращавшиеся из походов».
На боевую площадку выводила небольшая дверь с арочным верхом в южной стене ворот, прорезанной на всю высоту внутренней каменной лестницей, поднимавшейся изнутри города. На западном косяке этой двери сохранились древние графитти преимущественно в виде крестов, процарапанных, по-видимому, выходившими на площадку воинами. В стене противоположной двери имеется кирпичная закладка в форме арки; возможно, здесь была вторая дверь, через которую выходили с лестницы и настила на вал, однако так ли это было в действительности, сказать трудно, так как дверь при этом выходила бы в толщу насыпи вала, гребень которой был несколько выше ее. Что здесь, на средней площадке лестницы, все же скрещивались два людских потока, свидетельствует значительный раструб белокаменных стен, выровненный теперь кирпичом.
Деревянная лестница вела далее на верхнюю боевую площадку ворот, в центре которой была надвратная церковь. Реальная оборонительная роль верхней боевой площадки выясняется рассказом летописи об осаде Владимира татарами. Когда татары во время переговоров с осажденными привели к воротам захваченного в плен московского князя Владимира Юрьевича, то осажденные были наверху ворот: «володимирци пустиша по стреле на татар и татары тако же пустиша по стреле на Золотые ворота» (вариант: «на город и на Золотые ворота»); и дальше: «Всеволод же и Мстислав стояста на Золотых воротах и познаста брата своего Володимера». Очень вероятно, что лестница освещалась небольшим узким окном, помещенным в ее верхнем марше и выходившем на западный фасад ворот: как увидим ниже, на миниатюре Лицевого летописного свода XVI в. изображено окно но с другой (северной) стороны арки, где оно явно не могло быть, так как северный пилон ворот монолитен.
В целях наилучшего сцепления с примыкавшими по сторонам ворот насыпями валов их боковые стенки, пирамидально расширяющиеся книзу, прорезаны глубокими нишами с полуциркульным верхом. На северном фасаде их пять, идущих сверху до низу, не прерываясь; их очертания очень неправильны, линии простенков не вертикальны, - только в верхней части, не прикрытой валами, они получают более или менее правильную форму (может быть, вследствие капитальной починки). Благодаря устройству внутренней лестницы, ниши южной стены имеют иной характер: лестница их прерывает.


Золотые ворота. Реконструкция А.В. Столетова.

Вид Золотых ворот. Реконструкция П.В. Ильинского.

Название ворот Золотыми объяснялось различно. Высказывалось предположение, что их имя напоминало о Золотых воротах «матери городов русских» Киева, с красотой и значением которого конкурировала столица Боголюбского.


Золотые ворота в Киеве. Макет реконструкции С.А. Высоцкого. 1960-е гг. Золотые Ворота во Владимире. Макет реконструкции А.В, Столетова

Другие полагали, что «на фасадах» ворот были какие-либо позолоченные украшения; наконец, что золоченой медью были окованы самые полотнища ворот или верх здания. Ипатьевская летопись сообщает, что князь их золотом «учини», имея в виду, что они были покрыты листами золоченой меди, ярко блестевшей на солнце и поражавшей воображение современников.


Кованая петля для навески воротных полотнищ. XII в.

Высота арки достигала 14 метров. Массивные дубовые створы ворот, висевшие на кованых петлях, примыкали к арочной перемычке, сохраняющейся и ныне. По верху этой перемычки был устроен деревянный настил, который служил дополнительной боевой площадкой. От настила сохранились лишь гнезда для балок в кладке стен. Вход на площадку осуществлялся через дверной проем в южной стене. Лестница же в южной стене вела далее на верхнюю боевую площадку, имевшую зубчатые стены в виде бойниц. В центре этой площадки была возведена надвратная белокаменная церковь Положения риз Богоматери.
Идея самого сочетания проездной крепостной башни с торжественной «триумфальной аркой» главных ворот, равно как и самое их название, несомненно навеяна киевскими Золотыми воротами. Золоченая медь, обильно применявшаяся в декоративной отделке храмов андреевского времени и создававшая в глазах современников обманчивый эффект убранства зданий «золотом», была, несомненно, применена в обработке главных ворот Владимира. Ею мог быть покрыт и верх надвратного храма, а в то же время толстыми листами золоченой меди могли быть покрыты тяжелые дубовые створы, замыкавшие проезд. К последнему склоняет также и текст «Сказания о чудесах», где говорится, что народ сошелся любоваться красотой ворот, и тут-то и вырвались их петли; это ясно свидетельствует о богатой отделке полотнищ, может быть, не просто гладкими листами позолоченной меди, но и о какой-то художественной обработке этих листов.
Снаружи перед воротами шел глубокий ров с постоянным, а не подъемным деревянным мостом, который, в случае опасности, мог просто сжигаться; никаких следов устройства подъемных механизмов моста Золотые ворота не имеют, равно как в самой арке ворот не было дополнительной падающей решетки (герс). Всеми этими чертами памятник очень сближается с киевскими Золотыми воротами, насколько можно судить об этом по их развалинам и главным образом по сохранившимся рисункам.

Надвратная церковь Положения риз Богоматери - типичный маленький квадратный в плане четырехстолпный с тремя алтарными апсидами с внутренними и наружными лопатками на стенах, тремя арочными порталами, цилиндрическим барабаном и скромным убранством в виде декоративного пояска, идущего посредине высоты фасада. Можно думать, что подобно башням Успенского собора и Боголюбовского дворца Золотые ворота имели и в XII в. пирамидальный шатровый верх, возможно крытый листами золоченой меди. Никольский полагал, что надвратная церковь «по исключительности своего местоположения, имела и свою особую, единичную в своем роде, форму, совершенно отличную от всех других современных храмов.
В 1164 г. произошло освящение церкви Положения риз наверху Золотых ворот. К этому году относится и рассказ источников о катастрофе, постигшей только что законченное здание Ворот. В позднем житии князя Андрея говорится: «Тамо же созда великий князь Андрей и Златыя врата граду каменныя и на них церковь построил Положения риз Пресвятая Богородицы: и тогда народу многу сшедшуся зрети их красоты, известь же мокра сущи и врата падошася, и под ними дванадесять человек каменьем засыпа». Согласно этому тексту и также поздним изображениям этого сюжета в Лицевом летописном своде XVI в. и в росписи 1764 г. «палат» Андрея Боголюбского в Боголюбове, где представлено полное или частичное разрушение свода Золотых ворот можно было бы думать, что были рано сняты кружала, что и вызвало обвал части неокрепшей кладки. Однако более достоверный источник «Сказание о чудесах иконы Владимирской богоматери», составленное в первые годы княжения Андрея, ясно говорит о падении лишь самих воротных полотнищ: «бе бо еще не суха известь во вратех, абие же внезапу истергшися от стен врата и падоша на люди... и взяша врата, и видеша сущих под враты живых и здоровых». Это и было приписано «чуду» Владимирской иконы. На основании этого текста В.О. Ключевский полагал, что катастрофа и состояла всего лишь в падении воротных створ. Эта неполадка не помешала освящению надвратной церкви в 1164 г.

Миниатюра Лицевого летописного свода XVI в., иллюстрирующая сюжет падения Золотых ворот и «чудо» Владимирской иконы, изображает памятник достаточно ясно - это большая воротная башня, завершаемая нависающим зубчатым парапетом с машикули, из-за которого видна надвратная церковь, покрытая, очевидно, четырехгранным шатром; его основание передано в виде второго яруса парапета с круглыми «бойницами».


Золотые ворота. Реконструкция Е.И. Дешальта.

Зимой 1238 г. с этой равнинной стороны был направлен главный удар татарского штурма. Отсюда по городским стенам били тяжелыми камнями татарские «пороки»; отсюда же, завалив хворостом ров, враги ворвались «по примету» в город сквозь пролом в деревянной стене против церкви Спаса. «…почаша наряжати леса и пороки (стенобитные машины) ставиша до вечера, а на ночь огородиша тыном около всего города... и взяша град до обеда от Золотых ворот у святаго Спаса».
В 1955 году экспедицией было продолжено археологическое изучение города Владимира. У Золотых ворот отчетливо прослеживается пожарный слой. Его можно отнести к моменту взятия Владимира в феврале 1238 года Батыем, так как в пожарном слое лежат огромные необработанные глыбы, использованные монголо-татарами для осадных камнеметательных орудий.
Из летописных текстов не видно, чтобы татары тратили силы на осаду каменной твердыни Золотых ворог, видимо, не на них направлялся и обстрел пороков. Но несомненно, что, захватив город, татары ободрали драгоценный «тяжкий товар» - золоченую медь с сорванных створ ворот, а может быть и с верха надвратной церкви.


Золотые ворота. Реконструкция С.В. Заграевского

Сами Золотые Ворота и церковь, устроенная над ними, жестоко пострадали от татаро-монгольского разорения и долгое время были в полуразрушенном виде.
Впоследствии владимирцы отмечали здесь торжественный въезд на великое княжение Александра Невского в 1252 г. Торжественная встреча во Владимире была организована митрополитом Кириллом.
В 1412 году, при нашествии татарского царевича Талыча, Золотые ворота вновь подвергались разрушению.
О ремонтах надвратной церкви заботились московские князья. В XV в. Золотые ворота потребовали капитального ремонта. В 1469 г. был прислан московский подрядчик Василий Дмитриевич Ермолин. В литературе о Золотых воротах прошло незамеченным сообщение Ермолинской летописи, что в 1469 г. «во Владимире обновили две церкви камены, Воздвиженье в торгу, а другую на Золотых воротах, а предстательством Василия Дмитриева сына Ермолина». Это была одна из первых «реставрационных» работ, предпринятых московским правительством по «обновлению» памятников Владимира, представлявших для идущей к своей победе Москвы огромный художественный и политический интерес.
После большого городского пожара 1536 г. – был прислан «горододелец» Истома Курчев.
В 1609 году один из приверженцев первого самозванца, Плещеев, осаждая Владимир, просил польского воеводу Сапегу прислать ему «народу, пушек и зелья», объясняя при этом, что «город Владимир крепкий и осыпи высоки, пушек и зелья надобно много, без чего город взять нельзя». Нужно полагать, и Владимирцы отбивались от этого врага ни чем другим, как тем же «огненным боем». Пушечная бомбардировка города была роковой для золотых ворот. Ядра, посылаемые пушками неприятеля, разрушили весь верх ворот.
В 1641 г. московский зодчий Антипа Константинов составил смету на ремонт, но работы фактически были произведены лишь между 1687-1695 гг.
В описании города за 1669 год говорилось: «... в осыпи церковь каменная пуста, а под нею ворота без затворов». В «Описи городам» 1678 г. о Золотых воротах сказано следующее: «Да от Московской стороны по Московской дороге в той же стороне осыпи церковь каменная, под нею ворота без затворов, кровля на церкве вся обвалилась». В «Топографическом описании провинциального города Владимира с уездом» 1761 года о надвратной церкви Золотых ворот сказано так: «Оная по прошествии нескольких лет от нашествия безбожных иноплеменников опустев стояла без пения праздна многие лета, но с 1687 году возобновлена».
В 1691 году церковь на воротах сложена была и, притом, из кирпича на прежнем своем фундаменте. Об этом становится известно из «Росписного списка Владимира»: «В Володимере же кругом деревянного города от Московской да от Нижегородской сторон земляные осыпи, и на осыпи от Московские стороны церковь каменная, а под нею ворота без затворов, а словут те ворота Золотые, и на тех воротах церковь и кровля в прошлом в 199 (1691) году построена вновь, и по указу святейшего патриарха та церковь освящена».
Освятил церковь в 1691 (или в 1695 г.) г. патриарх Адриан. «199 г. (1691) aпpеля 1 во благословенной грамоте дан антиминс ко освящению церкви во имя положения честныя Ризы Пресвятыя Богородицы во град Владимир, что на Златых вратех, дому святейшаго патриарха иеродиакон Боголеп взял антиминс и росписался». Однако и после этого богослужение в церкви не велось.
В это же время и верх ворот, почти с самого свода арки, выложен тоже из кирпича, с квадратными окнами на всех четырех сторонах, а над галереей вокруг церкви устроена крыша.
На документальном изображении Золотых ворот на плане Владимира 1715 г. Ворота стоят еще в черте земляного вала, который примыкает к ним с севера и юга. Основной массив здания, завершается двумя нависающими горизонтальными выступами; зубцов и машикули нет. Сзади видна кубическая надвратная церковь с тремя закомарами по фасаду, выровненными под прямой карниз; на нем стоят трехгранные кокошники, за которыми поднимается, видимо четырехгранный, довольно приземистый шатер, завершенный главкой.

До 1702 г. Ризположенская надвратная церковь Золотых ворот не имела собственного священника, а с этого года в ней стали служить чёрные и белые священники Спасо-Златовратского монастыря - ранние обедни, а в часовне - молебны. Сам же монастырь был упразднён сначала в 1702 г. (приписан к Богородице-Рождественскому), а окончательно в 1764 г. В этой ситуации Ризположенская церковь в 1702 г. становится как бы приходской. В диаконы, а затем в священники рукополагается дьячок Сергей Данилов. Но пользоваться церковной утварью, книгами и облачениями, находившимися в церкви, он не мог, поскольку сама церковь и всё в ней принадлежало уже Рождественскому монастырю, как прежде Спасскому. Только после обращения к государю и царского указа с разрешением он получил под расписку ключи от церкви (и часовни). Служба в церкви проводилась только летом, поскольку не было тёплого зимнего помещения.
В 1718 г. священник Иван Фёдоров подаёт челобитную на сбор средств всем миром «в Москве и в Володимере, и в иных городех и в уездех, в селах и в деревнях, и в архиерейских домех» в течение одного года для сооружения тёплого придела во имя св. Алексия, человека Божия. Надо думать, что он был построен. Существует благословенная грамота, однако из неё трудно понять, в каком именно месте надвратного помещения находился этот придел: «... предел во имя святаго праведного Алексия человека Божия, каменный, а строения только будет две стенки, одна круглая олтарная, а свод верхней церкви будет вопоможение», то есть, видимо, в одном из западных углов церкви. «...И по указу Великого государя он, Преосвященный Стефан митрополит Рязанский и Муромский между патриаршества, вышеписанного челобитчика града Володимеря, Риз Положенского попа Ивана Федорова благословил, велел на оное вышеписанное церковное каменное предельное строение камень, кирпич, известь, песок и на связи железо, на подвязи лес и тес и всякие к тому каменному строению надлежащие припасы готовить и в тех припасех во предел теплой для служения ранних обеден во имя святаго праведного Алексия человека Божия, а верх на той церкви сделать по чину прочих каменных церквей, а не шатровой, и олтарь троедольной, а в церкви в олтарной стене царские двери были б посреди, а по правую их сторону южные, а по левую северные, а подле царских дверей по правую сторону меж южных вначале поставить образ Всемилостивого Спаса, а подле Спасова образа поставить настоящего святого храма образ, а по левую сторону царских дверей меж северных вначале поставить образ Пречистые Богородицы и иные образы по чину...»
В 1720-е гг. храм использовался как полковая церковь карабинёрного полка герцога Фридриха Мекленбургского. В Ризположенской церкви в XIX в. имелись две Минеи - марта и августа, выхода 1724 г., которые остались, судя по надписям на них, «от церкви карабинерного герцога Фридриха Мекленбургского полка, когда-то помещавшейся над Золотыми воротами».
Ещё одно любопытное сообщение о надврат- ной церкви сохранилось в дневнике экспедиции академика Ж.-Н. Делиля, которая, возвращаясь из Сибири, 20-21 ноября 1740 г. проезжала через Владимир: «21-го после восхода солнца мы выехали из Владимира - снова через Золотые ворота, сложенные из тёсаного камня высотой футов 50 и более. Наверху на воротах есть пятиглавая часовня, в которой иногда ещё совершается богослужение». Примечательно, что богослужение совершается лишь «иногда». В этой записке недоумение вызывает, конечно, пятиглавие Ризположенской церкви. Вероятно, автор дневника, студент Т. Кенигфельс, принял за малые главы какие-то иные сооружения, например, что-то вроде зубцов, которые видно на «чертеже» 1715 г., либо просто от избытка впечатлений перепутал с Успенским собором. Во всяком случае, на гравюре по рисунку 1764 г. церковь изображена одноглавой. В «Топографическом описании провинциального города Володимера с уездом» 1761 г. о надвратной церкви Золотых ворот сказано так: «Оная по прошествии нескольких лет от нашествия безбожных иноплеменников опустев стояла без пения праздна многие лета, но с 1687 г. возобновлена». Возобновление службы - «пения» - видимо, не было постоянным. Известно, что в середине XVIII в. в Ризположенской церкви около 10 лет (или меньше) служил священник Илья Иванов, переведённый затем в с. Крутец Владимирского уезда.


Вид Владимира. Фрагмент гравюры второй пол. XVIII в.

В 1764 г. другой путешественник, Александр Свечин, проезжая через Владимир, заметил о Золотых воротах: «Оные ворота требуют починки, и естли вскорости починены оные не будут, то сожалетелно, что оная древность совсем в забвение придёт». Очевидно, здание производило впечатление ветхого, не очень-то используемого.
В документах 1770 г. упоминается дьячок надвратной Ризположенской церкви Фёдор Карпов, живший в Спасской улице и умерший до 1770 г., и сменивший его в той же должности и на том же дворе его сын Яков Фёдоров: «В Спасской улице двор Пречистенского крестьянина Стенки, вдоль 14 сажен, поперег 7 сажен без четверти. На том месте до нынешнего года жительство имел приходской церкви великомученика Никиты дьячок Яков Фёдоров и хоромное строение построено в давних годех с дозволения прежде бывших при соборе священно-служителей отцом оного дьячка Якова Ризположенской церкви что на Златых вратех дьячком же Фёдором Карповым, который в прошлых годех умре <...>». В 1773 г. священник Ризположенской церкви Василий Антропов уехал в Москву.
В конце ХѴIII столетия Золотые Ворота потерпели еще большие перемены. В этом столетии, с расширением города, в западной его части, проезд чрез золотые ворота оказался тесным, неудобным и вредным для прочности обветшавших ворот, о чем доносило кому следует местное начальство. В видах всего этого, присыпанные к воротам земляные валы пришлось срыть и устроить свободные проезды с северной и южной стороны ворот. С открытием валов, как лучших упоров для ветхого здания, золотые ворота в непродолжительном времени после сего дали опасные для здания трещины, что грозило полным разрушением единственного в России такого здания. Поэтому Золотые Ворота, по повелению Императрицы Екатерины II, скреплены были железными связями и пристроены по углам ворот четыре кирпичные, готические с фальшивыми амбразурами башни, с пристройками между них. С возведением означенных построек древний вход на верх золотых ворот, устроенный в южной стене их, как вход узкий и темный, в верхней части своей был засыпан мусором и облицован белым камнем, ход же на верх ворот и в церковь устроен в южной пристройке. Таким образом Золотые ворота, после столь частых и, при том, капитальных переделок, окончательно потеряли первоначальный свой вид и не могли не потерять тех особенностей в постройке, какие нужны были в то время для защиты от врагов новой северной столицы. Равным образом и златовратский храм по тем же причинам в настоящее время не имеет уже того стиля, какой давался храмам в XII столетии.
По местному преданию, в узкой арке пролета Ворот застряла, карета императрицы Екатерины II, в 1767 г. посетившей г. Владимир.
28 июля 1778 г. во Владимире произошел большой пожар, во время которого в числе других зданий сально повреждены были и Золотые ворота: крыша, все внутренние украшения Ризположенской церкви и утварь ее были уничтожены основной стихией. «До пожара, бывшего в 1778 г. 28 июля, Ворота были выше, и помнят даже, что шпиц их украшался огромным шаром». Во время пожара, также сгорела Златовратская часовня, стоявшая рядом с Золотыми Воротами. Для Ризположенской церкви опять наступил период запустения.


Золотые ворота во Владимире. Чертеж Н.П. фон Берка и Гусева. 1779 г.

Изображение Золотых ворот в росписи перехода на хоры собора Боголюбовского дворца, сделанной в 1764 г., т.е. до пожара 1778 г. (рис. в), дает, наряду с зубчатым верхом основной площадки ворот (но без машикули), небольшую надвратную церковь с плоским граненым шатром.

1 сентября 1779 г. владимирский генерал-губернатор граф Роман Воронцов и президент коллегии экономии Петр Хитрово представили по высочайшему повелению «Доклад о восстановлении Золотых ворот и церкви на них». Архитекторы – владимирский губернский архитектор Николай фон Берк (1779–1788) и «архитектурии поручик» коллегии экономии Александр Гусев составили «план, опись и смету, на которой на подкрепление и починку оных на возобновление имеющейся на тех воротах погоревшей церкви, на покрытие по железным новым стропилам листовым железом, за зделание вновь иконостаса и протчих каменных и железных необходимо нужных исправлений и на платеж работным людям потребно всей суммы 9441 рубли». При этом предполагалось «разобрание латернина (купола), в церкви и олтаре сводов, перемычек, столбов и со стены церковной ветхих камней, папертных стенок и кирпичных (т.е. из поливной плитки) полов» и постройка нового здания церкви. Интересно, что на чертежах, которые являются по преимуществу обмерными, а не только проектными, показано положение древней лестницы в южном пилоне, церковь – четырехстолпная. А. Гусевым же был составлен проект иконостаса. Однако работы эти не были осуществлены.


Золотые ворота. Фасад и план. «Прожект» Ивана Чистякова. 1795 г.

В 1795 году Владимирское купеческое общество приступило к возобновлению Золотых ворот, поврежденных временем и пожаром. В 1795 г. губернский архитектор архитектора И.П. Чистяков составил новый «Прожект, учиненной в плане и фасаде для укрепления и возобновления древнего здания, состоящего в городе Владимире у земляного валу, под названием Золотых ворот, и находящейся сверх оных церкви», предлагал «церковь над вратами и те своды с перемычками, на коих оная основание имеет, поелику ветхи, то следовательно разобрать», а «потом вышеупомянутую церковь соорудить, в знак достопамятности, по прежнему ее расположению». Церковь предполагалась четырехстолпной, вместо древней лестницы наверх – новая деревянная, в средней южной пристройке. «Прожект» Чистякова, много работавшего как архитектор над проектом нового ансамбля губернского города, имел в виду еще и градостроительную цель: сформировать вокруг Золотых ворот законченный фрагмент этого ансамбля. Круглые пристройки со шпилями, случайные на одном здании, становятся оправданными в общем проекте, будучи поддержаны этим элементом «повторного» проектирования в зданиях левого и правого флангов на поперечной оси Золотых ворот. Эти здания – кордегардии и питейного дома – должны были, очевидно, примыкать к земляным валам. Уже существующие в начале Большой улицы каменные дома со скругленными углами еще более соединяли эти здания в цельный ансамбль. Но проект не состоялся; даже на сами Золотые ворота средства нашлись не сразу.
К тому времени в связи с расширением города и оживлением городской жизни проезд через Золотые ворота стал затруднительным. Тогда городские власти срыли прилегавшие к воротам земляные валы, освободив место для дороги. Но тем самым, лишившись конструктивной прочности, Золотые ворота стали давать трещины, что грозило памятнику разрушением. Встал вопрос о проведении крупных строительных работ. Обо всем донесли императрице Екатерине II. Та строго запретила разрушать «сию драгоценную древность».

В марте месяце 1795 года преосвящ. Виктором, еп. Суздальским и Владимирским, получено было от генерал-губернатора Заборовского письмо такого содержания: «Владимирское купеческое общество, предприяв возобновить Златыя ворота, как памятник и украшение городу, а притом поспешнее исправить те повреждения в оных, кои устрашают проезжающих разрушением их, находит по долженствующей быть выборке на первый случай испортившегося в стенах кирпича нужду в материалах на место оного в употребление вновь требующихся, и поставляет, по дороговизне их здесь, лучшим и для облегчения общества первым и полезнейшим средством купить для того ограду остающуюся в небольших частях около собора, если бы только воля и согласие Вашего Преосвященства на продажу oнoй была изъявлена. Поспешествуя намерение градского общества и подлинно видя, что остатки ограды составляют токмо неприятные развалины около собора и отъемлют вид у оного, прошу Ваше Преосвященство присоединить и Ваше участие к возобновлению помянутых врат, оказав чрез кого угодно будет на продажу ограды той по цене, сколько возможно, умеренной соглашение Ваше и по времени теперь к разборке удобному удовлетворительное поспешествование».
В ответном письме генерал-губернатору епископ Виктор говорит, что он дал уже предписание протопопу Владимирского Успенского собора о продаже Владимирскому купечеству по сходственной цене соборной ограды, и выдвигает тут же вопрос об ограждении собора столбами и железными цепями. «Поелику, писал еп. Виктор генерал-губернатору, на починку собора и все церковные обиходы определена малая сумма — по десяти рублей токмо в год, то нужно согласиться купечеству сделать около собора небольшие каменные столбы и от них протянуть железные цепи ко удержанию приезжающих к оному и бродящего по валу скота»…
Но идея преосв. Виктора устроить у собора при содействии Владимирского купечества приличную цепную ограду вместо прежней представлявшей «токмо неприятныя развалины» осталась неосуществленной. Владимирская городская дума, которой передали предложение Владыки, ответила, что ею уже принято от приказа общественного призрения нового кирпича пятьдесят тысяч, «котораго уповательно для окончательной отделки Золотых ворот быть может, вследствие чего состоящая при Успенском соборе ограда ныне нужною к покупке не состоит». На устройство каменных столбов и железных цепей Владимирское купечество не изъявило согласия, сославшись на крупные расходы по возобновлению Золотых Ворот, реставрация которых по смете архитектора требовала до шести тысяч рублей.
Была разобрана надвратная церковь, а большой свод ворот переложен вновь из старого белого камня с добавкой кирпича; на новом своде была поставлена церковь и пристройки, сложенные, в основном, из кирпича несколько крупнее стандартных для этого времени размеров; многие кирпичи имеют клеймо «АС» в зеркальном отражении. Недостающие 50 тыс. поступили с казенного кирпичного завода Приказа общественного призрения.
Проект Чистякова помещал в угловых пристройках, помимо новой лестницы, еще и «чуланы» и жилые помещения. Надвратная церковь выполнена явно не по проекту Чистякова, предполагавшему ее четырехстолпной. Более того, вообще возникает сомнение, что этот ремонт (за исключением боковых башен) состоялся в XVIII в. и по этому проекту, хотя в литературе утвердилось именно это мнение.
Тогда, вероятно, произошла и перемена в наименовании его престола: Ризположенский храм стал именоваться в честь положения ризы Господней.
Во время ремонтно-реставрационных работ летом 2001 г. после очистки старой штукатурки в кладке пристроек и церкви обнаружили кирпич двух типов. Подавляющее большинство составляет кирпич размером 29-31х14х8 см.; на многих было замечено клеймо: миниатюрные литеры АС в зеркальном отражении, с затекшей в тонкий контур известковой побелкой.


Пропись литер («АС» в зеркальном отражении) на кирпиче пристроек Золотых ворот. Конец XVIII в.

Гораздо реже встречается кирпич размером 27х13х7 см., без клейм. Кирпич первого типа изготовлен, очевидно, на частном заводе, принадлежавшем, возможно, градскому старосте купцу Андрею Сомову. Небольшое количество кирпича второго типа, видимо, как раз и есть те самые 50 тыс., полученные с казенного завода приказа общественного призрения.

В 1799 г. Чистяков исполнил акварельные рисунки для «Атласа Владимирской губернии», в том числе южную панораму города – полную развертку от Вознесенской церкви до восточного конца. Так вот на этой панораме виден верх Золотых ворот. Даже мелкий масштаб и некоторая условность рисунка не мешают разглядеть в нем характерный почти шатровый верх церкви, сохранявшийся от ремонта конца XVII в. Если бы церковь была перестроена по проекту Чистякова, он бы нарисовал ее иначе, и с особенным тщанием!
В храме был устроен одноярусный дощатый иконостас с гладкими колоннами, украшенными золоченой резьбой; в нем помещались 4 иконы, а также - северная и южная двери со священными изображениями. В алтаре над престолом находилась сень с изображением Троицы, на восьми колоннах с золочеными капителями, увенчанная золоченым яблоком с крестом. Этот иконостас сохранялся до 1867 г. Невозможно сказать, был ли он сделан по проекту 1779 г., или в 1795 году - в том случае, если Чистяковым тоже был составлен проект иконостаса. Стены храма расписал штатный служитель Архиерейского дома Строкин - с востока на сюжет "Моление о чаше", с запада - "Лобзание Иудино", по сторонам - лики четырех евангелистов.
До 1867 г. существовал антиминс 1801 г., свидетельствующий об освящении надвратной церкви после ремонта, но в старой краеведческой литературе есть еще две даты освящения – 24 июня 1806 и 1810 гг. Думается, что следует искать еще один, неизвестный пока проект, и автором его должен быть не Чистяков, и не Петров, как считают некоторые исследователи, а А.Н. Вершинский, бывший губернским архитектором в 1800-1811 гг.
По мнению некоторых исследователей, Золотые ворота получили контрфорсы при фон Берке по его проекту, башни построены по проекту Чистякова, а надвратная церковь перестроена не в 1810, а в 1827 г. по проекту Е.Я. Петрова.


Золотые ворота с башнями по углам.

Церковь над Золотыми Воротами стала полковой церковью Владимирского гарнизонного полка, и была переосвящена в Петропавловскую (В «Описании города Владимира» (1801) указаны «проезжие каменные с башнями по сторонам ворота, называемые Золотыми, на коих церковь во имя первоверховных апостол Петра и Павла».).
Возобновлен храм был в 1810 г. усердием бывшего тогда во Владимире губернатора князя Ивана Михайловича Долгорукого (1802-1812). По рассказам, записанным священником Симеоном Никольским около 1870 г., при губернаторстве И.М. Долгорукова в Муроме был кем-то найден жемчуг стоимостью в 1000 р. Когда в известный срок владелец не объявился, Долгоруков распорядился продать жемчуг и на вырученные деньги возобновить храм над Золотыми воротами. Престол был освящен во имя Положения Ризы Господней.
После освящения Ризположенской церкви причт к ней не был определен. В декабре 1814 года подполковник Владимирского внутреннего батальона Иван Быков от имени Владимирского дворянства вступил к преосв. Ксенофонту, еп. Владимирскому, с просьбой об определении к Ризопложенской церкви для совершения церковных служб священника, диакона и дьячка. При этом представлен был приговор от имени и за подписом тех лиц, которые взялись обеспечить имеющий быт назначенным к церкви Золотых ворот причт. Приговор гласил следующее:
«Мы нижеподписавшиеся, уважая древний храм Божий церкви Положения честных риз, что на Золотых воротах, в которой Божественной литургии служения не производится, желаем иметь служение в оной службы Божией не только по воскресным и праздничным дням, но даже чтобы было служение в каждой недели по понедельникам, средам и пятницам. Кто же ко оной церкви будет определен священник, диакон и дьячок, то мы, с общего согласия всех нас нижеподписавших, полагаем им в год на жалованье - попу 90 р., диакону 60 р., дьячку 30 р. и на все в церкви надобности на первый раз - 20 р., с тем только, чтобы священнику с его причтом, кроме служения и опрятности в церкви, ни в какие не принадлежащие им должности не входить и к денежной сумме не касаться, ибо сумма, подаваемая от доброхотнодателей, будет класться в ящик, который должен быть запечатан печатью старшим прихожанином и заперт старосты церковного замком; и без старосты, прихожан и священника денег из ящика не высыпать, а когда должно будет высыпать, то обще, и те деньги записывать в особую данную на сие книгу за шнуром и подписью. А сколько кто на сие благоугодное заведение желает дать, своеручно подписуемся».
Далее следуют подписи с обозначением жертвуемой суммы. Более других пожертвовал надворный советник Николай Ляпунов, вслед за именем которого стоит: «доколе жив ежегодно тридцать рублей».
В ответ на прошение Быкова еп. Ксенофонт написал ему письмо, в котором уведомлял просителя, что его резолюцией «дозволено в Златовратской церкви исправлять священнослужение в показанные в прошении дни находящимся в певческом архиерейском хоре священнослужителям поочередно без малейшего упущения, с получением за труды назначенного жалованья».
После такого определения еп. Ксенофонта в Ризположенском храме открылось совершаемое с периодической правильностью богослужение, но штатного причта Златовратский храм все же не получил и в будущем ему угрожала опасность снова остаться без церковной службы, что действительно и произошло.

В 1822 г. был объявлен сбор пожертвований «на поддержание Золотых ворот». В мае 1823 г. составлен план "на подкрепление Золотых ворот", который было высочайше повелено переделать члену Строительного комитета Иосифу Шарлеманю. Последний составил вопросник о состоянии Золотых ворот, на который даны были следующие ответы: "1) фундаменты как под главным строением Золотых ворот, так и под контрфорсами тверды, так что поныне осадки в оных никакой не приметно...; 2) своды и стены главного здания, складенные из тесаного белого камня с кирпичною вверху надделкою, трещин не имеют, кроме как в самом подъезде; наружные углы выпусков во многих местах обкрошились и имеют небольшие трещины, простирающиеся сверху вниз аршина на четыре; контрфорсы от первоначального строения не отстали, которое во многих местах имеет железные связи; 30 карнизы имеют горизонтальное без всяких выгибов положение; 4) здание крыто по деревянным стропилам листовым железом; 5) в церкви находится кирпичный свод, как в профиле показано". Здание найдено прочным.


Вид Золотых ворот. Гравюра С. Галактионова по рисунку П. Свиньина. 1824 г.

4 января 1827 г. были высочайше утверждены "План Золотым воротам в губернском городе Владимире" и "Фасад с восточной и западной стороны", подписанные И. Шарлеманем. В этом же комплекте чертежей - обмерные (под литерой "А") и проектные (под литерой "В") планы и фасады, составленные губернским архитектором Е.Я. Петровым. Как видно из чертежей, проект предполагал усиление декоративной стороны - наличники оконных и дверных проемов, декоративное оформление верха башен, ажурные металлические ворота под аркой, даже некоторое изменение верха церкви. Проект этот осуществлен не был. Судя по всему, проект остался неосуществленным.
1-я полицейская часть размещалась в Золотых воротах, 2-я и 3-я — в частных домах. В полиции не было помещений для раздельного содержания заключенных мужчин и женщин. Комитет решил содержать женщин в 3-й полицейской части, а мужчин — в 1-й и 2-й. Комитет вынес особое постановление о Золотых воротах: «благоговея к священному ...зданию Золотыми вратами именуемому, конечно приличия не было бы, помещать в них таковых заключенников», «но, уступая по недостатку иных средств необходимости, изменяющей часто и благие хотения наши» для «удаления из них ...без особой ретирады зловония, устроить... оную отдельно от здания, невдалеке от земляного валу».
В 1834 г. составлена "Опись каменному зданию, называемому Золотые ворота... Каменное здание, называемое Золотые ворота, состоящее из двух белого камня столбов с помещениями, поверхность коих соединена храмом, где помещается полковая церковь, крытая железом. Отделение 1, занимаемое полковою церковью. В ней имеется комнат одна, пол дощатый, окон с рамами без подъемов 41, дверей деревянных две, крючья и петли железные четыре... деревянных лестниц две. Крыльцо из белого камня. Отделение 2 (северная средняя пристройка), занимаемое 1-й частию полиции, разделено на два этажа. В верхнем этаже комнат имеется три. Потолок штукатурный, пол дощатый, печь голландская изразцовая... Отделение 3 (северная средняя пристройка), занимается десяцкими и арестантами. В нижнем этаже комнат две. Потолок штукатурный, пол дощатый, печь кирпичная русская. Сени, в них деревянных лестниц две. Крыльцо белого камня. Отделение 4. Палатка для складки инструментов, находящихся в оной части. Комната одна, дверь деревянная... Отделение 5. Пробирная палатка. Комната одна, окно безподъемное, дверь деревянная. Отделение 6. Состоит из трех лавочек, которые отдаются из найму от Думы. Комнат в них три, дверей деревянных три". В пристройках помещалась первая часть полиции и арестантская, пожарные инструменты, пробирная палатка, три лавки, сдаваемые городом в аренду.

В конце 1830-х гг. Золотые ворота наблюдал В. Соллогуб, автор путевой повести «Тарантас», где о них написано так: «Иван Васильевич осмотрел Золотые ворота с белыми стенами и зеленой крышкой, постоял у них, поглядел на них, потом опять постоял да поглядел и пошел…»
К 1840 г. в здании обнаружилось много дефектов. Городская полиция, первая часть которой помещалась в северной пристройке (откуда в 1850 г. переселилась в построенный в 1848 г. пожарный дом), сообщала в губернский строительный комитет, "что при частых дождях нынешнего лета сквозь железную крышу на Золотых воротах во многих местах и в занимаемые первою частию комнаты пробивается течь через потолки, а сверх сего вокруг всей крыши желоба и водосточные трубы все проржавели и оттого по самым стенам обвалилась штукатурка"; осмотр ветхостей был поручен городовому архитектору Ф.И. Гавердовскому. Тот составил смету "на исправление на Золотых воротах кровли" - замену железных листов с надстенными желобами и их окраской, штукатурку и побелку наружных стен. Сам же ремонт состоялся в 1843 г.
В 1849 г. ворота вновь осматривались и были найдены "ветхости, которые требовали немедленных исправлений" - в основном, это касалось помещений в пристройках, но также крыши, наружных стен и крыльца. Однако никаких работ, видимо, произведено не было.
В 1850 г., летом, во Владимире ожидали приезда великих князей Николая и Михаила Николаевичей. "На случай могущего быть посещения значительных лиц из внимания к древности Золотых ворот" вновь появилась необходимость "привесть в благовидность Золотые ворота, поправить штукатурку, выкрасить, исправить лестницу и крыльцо первой части, переменить в рамах ветхие стеклы и в нижних комнатах половицы...". К этому времени надвратная церковь оставалась уже длительное время бездействующей; деревянной лестницей, устроенной по проекту 1795 г., не пользовались, и в ожидании приезда великих князей губернские и городские власти намеревались "очистить заложенный всход в находящуюся на Золотых воротах церковь и вставить в коридоре разбитые стеклы", что и было исполнено: "отчищены во всходе к церкви мусор с отвозкою оного, вставлены в коридоре стекла, оштукатурено и отбелено кругом все здание снаружи, а внутри в коридоре и по лестнице и поправлено крыльцо первой части". Но первая часть полиции в 1850 г. была переведена в построенный в 1848 г. пожарный дом, и вопрос о ремонте ее помещения в Золотых воротах отпал сам собой.
Все это время, а также и впоследствии, Золотые ворота и надвратная церковь находились в ведении не епархиальной власти, а городского управления, которое вело учет своих владений. "Подробный инвентарь недвижимых имуществ" города Владимира, составленный в 1852 г., показывает и Золотые ворота: "В нижнем этаже этого здания одну комнату занимает арестантская первой части; три заняты мелочными лавочками, две без всякого употребления, в одной из них находится горн, устроенный для пробирной палаты. Мелочные лавочки отдаются Владимирскою городскою думою с торгов... на три года с ежегодною платою. Одна комната в среднем этаже в настоящее время ничем не занята (прежде здесь помещалась пробирная палатка), две прочие комнаты заняты канцеляриею первой части городской полиции... Перилы, из сеней деревянная лестница ведет на чердак. Верхний этаж соединяется с прочими посредством деревянной лестницы, выкрашенной желтою краскою, с деревянными перилами. Окон подъемных: на Большую улицу 4, на Дворянскую 4, на Никитскую 4 и на Вознесенскую 4. В нижнем куполе на все улицы по одному, а в верхнем 6, на все стороны. Дверей две железных... На крыше две дымовые трубы. При всем здании особых ретирадных мест не имеется. Крыша во многих местах проржавела, отчего и во многих стропилах оказались повреждения. Во всех помещениях, даже при входе в церковь, заметна большая неопрятность. В верхнем этаже находится церковь во имя Положения Ризы Господней, но в настоящее время в ней службы не бывает".
В 1853 г. полицеймейстер доносил гражданскому губернатору: «С давнего времени не совершается божественная служба в церкви, находящейся на Золотых воротах. Причина этого заключается как в прежнем неустройстве лестниц, переходов и всего вообще церковного здания, так и в неимении денежных средств на покрытие церковных расходов и содержание священнослужителей». Выход из такого положения предлагался простой: в одной из четырех лавочек в пристройках завести продажу свеч и таким образом накопить средства. К сожалению, по тогдашним правилам продавать свечи можно было только в церкви, а средства от их продажи использовать только для духовных училищ, и из этого намерения ничего не вышло.
В 1858 г. Золотым воротам и храму над ними исполнялось со времени их основания семьсот лет. Еще в 1857 г. Владимирский купец 2-й гильдии П.В. Козлов изъявил готовность на свой счет позолотить главу на Золотых воротах. Козлов Петр Васильевич 28 сентября сообщил губернатору, что «желал бы приступить к сему тотчас», но осеннее время заставило отложить золочение купола на Золотых воротах до весны. Петр Васильевич Козлов с наступлением весны 1858 года приступил к золочению главы надвратной церкви Золотых ворот и уже в августе сообщил губернатору: «Глава на Золотых воротах здесь в городе окончательно в настоящее время мною вызолочена».
В 1862 г. губернатор Самсонов Александр Петрович обратил внимание на этот храм и предложил Думе изыскать средства для поддержки богослужения.
В 1864 г. общество избрало к храму церковного старосту М.И. Иванова.


Золотые Ворота Владимира

Проект приспособления церкви над Золотыми воротами под резервуар городского водопровода

В 1864 г. при устройстве городского водопровода комиссия по водоснабжению предложила использовать для резервуара надвратную церковь. 2 июля 1864 года при строительстве первого водопровода во Владимире пострадали рабочие, прокладывавшие трубы в центре города. Этот инцидент стал поводом к изменению проекта, по которому в качестве водонапорной башни предлагали использовать Золотые ворота. Был подготовлен отчет о случившемся несчастье: «…На большой дороге, у Золотых ворот, обрушившейся на 5-аршинном пространстве глубины землею сдавило в канаве, где клали водопроводные трубы, двоих чернорабочих и машиниста, из которых один (временнообязанный крестьянин Гаврила Иванов 24-х лет) через час помер». Причиной стал «грунт земли» в том месте - «самый слабый, рассыпчатый».
Трагический случай разбирался на заседании Губернского правления. В результате городская водопроводная комиссия отказалась от устройства главного резервуара для водопровода на Золотых воротах. Вместо этого решили строить водонапорную башню на Козловом валу.
В 1865 г. был заложен открытый внутрь купол надвратной церкви и по закладке написано изображение Святой Троицы усердием купца П.В. Дуйкина.
В июле 1866 г. было получено разрешение учредить постоянный штатный причт для этого храма с содержанием за счет городских расходов. Был назначен в Ризположенскую церковь заштатный священник с. Пестяки Иаков Никольский. Со смертью Иакова Никольского в 1866 г., к Ризположенской церкви был назначен его сын - студент Владимирской духовной семинарии Никольский Семен Яковлевич, который проявил большой научный интерес к памятнику древности.

В первой половине XIX века, когда со стороны знатоков и любителей отечественных древностей обращено было особенное внимание на Владимирские древности, устно и печатно настойчиво тогда стали твердить о реставрации Владимирских древних памятников: Успенского и Дмитриевского соборов и о Золотых воротах. Со второй половины этого столетия начали хлопотать прежде всего о реставрации Золотых ворот. Инициаторами этого дела были корифеи в области Владимирской старины К.Н. Тихонравов и Н.А. Артлебен. Оба они подали мысль о реставрации Золотых ворот бывшему в то время настоятелю златовратской церкви, священнику С.Я. Никольскому. С энергией, достойной любителя отечественных древностей, отец Никольский принялся за осуществление поданной ему мысли. Прежде всего он с замечательной настойчивостью стал изучать литературу о Золотых воротах, а потом и самые ворота.
В 1866 г. усердием церковного старосты, купца 2-й гильдии Михаила Игнатьевича Иванова, избранного в 1862 г., начался ремонт храма. Был приобретён колокол весом более 20 пудов, вместо ветхих рам устроены новые двойные с большими «бемскими» (богемскими) стёклами, устроены две духовые печи, изготовлен новый иконостас по рисунку царских врат в иконостасе соборной церкви Троицы во Иерусалиме (из календаря на 1864 г. издания Овсянникова). Резные работы произвёл мастер И.Я. Корнев. Иконы написал известный палехский иконописец Николай Львович Сафонов. "Губернские ведомости" в 1868 г. сообщали: "Церковь на Золотых воротах украшена новым иконостасом работы Корнева, а все новые иконы - художественной кисти известного палеховского иконописца Сафонова... Все прекрасно, но, к сожалению, не все соответствует древности самого здания".
В 1872 г. С. Никольский писал: "С незапамятных времен на нижней арке ворот помещались две иконы, на обе стороны подъезда, в старинных киотах, утверждавшихся на железе, перекинутом через арку. В 1862 г. эти иконы исчезли неизвестно куда. Говорят, в то время ремонтировали Золотые ворота.
В 1864 г. в церковь на Золотых воротах тайным образом принесена была связка икон с различными священными изображениями, в числе которых - трехчетвертной образ святителя Николая Чудотворца в "Чудесах"; поясное изображение святителя покрыто медной ризой, поля украшены разноцветными стеклами, утвержденными в мастику. Икона очевидно старинная, живописцы... определяют за полтораста лет. В церкви есть и другая икона - Нерукотворенного образа Спасителя, писана на полотне, заметно подновлена, с греческой подписью: "то агион мандалион" (святой убрус), в старинном резном крашеном киоте, с двумя железными петлями на верхней части киота. Не эти ли две иконы помещались некогда на нижней арке ворот?".
С западной стороны, очевидно, над аркой в киоте, известна, по крайней мере, с середины XIX в. - еще одна икона. О ней сообщает иеромонах Иоасаф: "С западной стороны Золотых ворот поставлена икона, замечательная не стариной, а тем, что на ней изображено совершившееся здесь чудо во время Боголюбского, переданное летописцами. На ней представлены: молящийся пред Владимирскою иконою Божией Матери святой князь Андрей и спасшиеся его молитвами люди, находившиеся под развалинами павших ворот". Эта икона считалась иллюстрацией рукописного текста "Жития Андрея Боголюбского": "Тамо же созда... и тогда народу многу сшедшуся зрети их красоты, известь же мокра суща и врата падошася и под ними дванадесять человек камением засыпа". "Историко-статистическое описание церквей и приходов..." тоже упоминает об иконе на западной стороне Золотых ворота с изображением падения свода и створ и чудесного спасения засыпанных горожан, однако предлагает и другую версию, восходящую к тексту "Сказания о чудесах иконы Владимирской Божией Матери": "Бе бо не суха известь во вратех, абие внезапу истергшися от стен врата и падоша на люди...и взяша врата и видеша сущих под враты живых и здоровых". Подобная икона о местных чудесах хранится и сейчас в ВСМЗ (Чудо Глеба Георгиевича).
С востока - со стороны города - над аркой помещалась в конце XIX в. еще одна икона. На старой фотографии конца 1890-х гг. удается рассмотреть на этой иконе силуэт Богородицы, скорее всего, Владимирской.

В 1870-73 гг. производилась реставрация Золотых Ворот.
Далее »»» О реставрации Золотых Ворот в 1870-е годы
Военно-историческая экспозиция в Золотых Воротах
Граффити Золотых ворот в г. Владимире

Источник: Малицкий Н. Из прошлого Владимирской епархии. Вып. 1. 1904 г.
Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Николай (27.04.2015)
Просмотров: 8277 | Теги: Владимир, Музеи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru