Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
03.03.2024
23:25
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Картинная галерея в Музейном комплексе Палаты города Владимира

Картинная галерея


Музейный комплекс Палаты во Владимире. ул. Б. Московская, д. 58

Начало формирования художественных коллекций Владимиро-Суздальского музея-заповедника неразрывно связано с деятельностью Губернской ученой архивной комиссии в кон. XIX – нач. XX в. Ее члены развернули энергичную деятельность по собиранию и изучению исторических и художественных памятников. Среди поступивших произведений особого внимания заслуживают полотно итальянца Сальватора Тончи «Крещение владимирцев при св. кн. Владимире», а также множество его рисунков, богатейшая коллекция лубков И. Голышева, фамильные портреты рода Акинфовых.
После 1917 г. художественная коллекция музея значительно пополнилась за счет поступлений в ходе национализации: из имения Воронцовых-Дашковых – Андреевское, В.С. Храповицкого – Муромцево, Леонтьевых – Фетинино и др. Переданные в 1920-е годы из Государственного музейного фонда произведения В. Тропинина, А. Саврасова, В. и А. Васнецовых, В. Маковского, В. Серова и др. относятся к наиболее ценному в живописной коллекции музея.
При содействии Губмузея Владимирский музей развернулся в трех зданиях, разделившись на три самостоятельных отдела – музеи: 1) Исторический (см. Исторический музей), занимающий прежнее здание; 2) Художественный; 3) Церковный – в здании Успенского собора.

В 1923 г. была организована в здании бывшего Казначейства (Улица III Интернационала, д 53, дом Столетовых. Сейчас ул. Б. Московская, д. 59) Художественная Галлерея, заключающая в себе богатые собрания портретов, картин, мрамора, бронзы и предметов художественной обстановки.


Улица Б. Московская, д. 59

Художественная Галерея была открыта для обозрения 1 мая 1923 года.
«К открытию портретного отделения при художественной галерее.
Владимирским Губмузеем 10 декабря открыто новое отделение при художественной галерее, заключающее в себе собрание портретов XVIII века, вывезенных из дворца быв. имения Воронцовых-Дашковых, Владимирского уезда. Это собрание портретов заслуживает внимания в трех отношениях: бытовом, историческом и художественном.
В бытовом отношении портретное отделение замечательно тем, что ярко рисует нам, насколько замкнут был в своих интересах бывший дворянско-помещичий класс. Угнетая народ, помещик дворянин заботился только о своих выгодах и ценил только тех лиц, которые помогали ему эксплуатировать трудящихся. Помещику были дороги все цари и царицы, начиная с кровавого первого русского царя Ивана Грозного, все царские фавориты и фаворитки, которыми так богат ХVIII век, все славные своей жестокостью и распутством поработители народа. Помещик настолько благоговейно относился к памяти всех этих лиц, что окружал себя портретами их даже в своем домашнем быту. Вот почему в собрании портретов, принадлежавших когда-то крупному помещику Воронцову, мы не встречаем портретов современных ему деятелей науки и искусства, а тем более деятелей освободительного движения.
В историческом отношении портретное отделение представляет собою редкое по своей полноте собрание портретов ХVIII века. Некоторые из портретов можно считать единственными, так как до сих пор неизвестны оригиналы этих портретов. Таковы портреты современников Петра I, попа Битки и шута Балакирева, первой жены Павла 1 — Натальи Алексеевны и другие. Если правильны слухи, что романовская галерея в быв. зимнем дворце в Петербурге в значительной части своей погибла, то наше портретное отделение, приобретает исключительное значение в историческом отношении. Большинство портретов имеют на обратной стороне надписи и характеристики ХVIІІ века, которые также имеют исторический интерес, а отчасти и палеографический.
В художественном отношении портретное отделение заслуживает внимания, как редкое собрание произведений русской живописи ХVIIІ века.
В ХVIII веке русская светская живопись только что зарождалась и была исключительно портретной. Памятников этой живописи сохранилось очень не много. Поэтому наше портретное собрание имеет большое значение для истории русской живописи. Правда, большинство портретов копии с выдающихся художников ХVIII столетия (Рокотова, Антропова, Левицкого, Ламци I и Боровиковского), исполненные руками крепостных крестьян-живописцев Воронцовых, но некоторые из копий настолько художественны, что трудно отличимы от оригиналов.
А. Иванов» («Призыв», 13 декабря 1923).
Это был первый опыт создания в городе художественного музея. Его структура определялась наличием экспонатов. Характер полученных картин из Московского художественного бюро разительно отличался от основного собрания, полученного главным образом в результате национализации дворянских имений. Директор губернского музея А.И. Иванов так охарактеризовал этот круг памятников: «В первой от входа комнате, самой малой, развешаны произведения новейшей живописи (всего 11) кубо-футуристического направления, присланные из Москвы. Картины принадлежат кисти посредственных художников, но тем не менее весьма отчетливо выявляют особенности того течения в изобразительном искусстве, которое решительно порывает связь с прошлым и ищет новых путей. Революционное по своему существу указанное живописное течение, несмотря на жестокую критику со стороны корифеев искусства, получило в последнее время весьма широкое распространение».
Экспонаты Галлереи делились на следующие Подотделы:
1) Иностранная живопись. Представлена несколькими подлинными произведениями голландской школы и прекрасными старыми копиями. Среди подлинников: Д. Гейма «Цветы» 1684 г., Иордана «Пир» и две картины Тенирса.
2) Русская портретная живопись XVIII в. Здесь была размещена в 3-х комнатах портретная галлерея, вывезенная из быв. Имения Воронцовых-Дашковых. Всего портретов 168. Среди них: Антропова – «Портрет Елизаветы Алексеевны», Боровиковского – «Портрет неизвестной дамы», Левицкого – «Александр 1», Тропинина – «П. Зубов», портреты первых деятелей русского театра (Волкова, Попова, Дмитриевского и др.) и ряд редко встречающихся портретов: первой жены Павла Натальи Алексеевны, Ивана Антоновича, царевича Алексея брата Петра 1, Балакирева, Крепшина и попа Битко. Обстановка комнат составляла полный ансамбль: стены обиты тисненым раскрашенным сафьяном, по углам расставлены угольники и мебель XVIII в., с потолка свешивались хрустальные в бронзовой оправе фонари и люстры того же времени.
4) Гравюры. Всего выставлено было 145 гравюр иностранных мастеров XVIII в. Замечательные по технике выполнения гравюры давали в то же время представление о главных школах Западной живописи XV-XVIII вв.: итальянской, фламандской, голландской, французской и английской.
5) Китайская комната. Стены обиты клеенкой, раскрашенной от руки китайским рисунком. Здесь выставлены были вазы китайского производства и витрина с образцами китайской работы из слоновой кости и китайского фарфора.
Предметы художественной обстановки (мебель, вазы, мрамор и бронза) за теснотой помещения расставлены по всем комнатам галлереи. Некоторые из них отличаются высокой художественностью: два открытых буфета с тонкой инкрустацией из слоновой кости, два футляра под часы в виде бюро-секретер и 18 комодов и угольников с инкрустацией из цветной фанеры, севрские вазы, мрамор и бронза известных французских мастеров и др. Общее количество предметов обстановки 205. В вестибюле и в главной зале среди картин вывешены гобелены.
1 июня 1924 г. Художественная Галлерея была переведена в быв. здание Коммунотдела по ул. III Интернационала (ул. Музейная, д. 1).


Ул. Музейная, д. 1

«При переводе Влад. Художественной галереи из помещения бывш. казначейства в здание коммунального отдела сразу обнаружилась теснота нового помещения. Главной помехой служит амбулатория Уздрава, занимающая три комнаты в нижнем этаже. Все переговоры с Губздравом об очистке помещения и переводе амбулатории ни к чему не привели.
Между тем, Губмузеем недавно вывезено более 60 полотен из г. Юрьева и, чтобы разместить их для обозрения пришлось убрать со стен все акварели, среди которых не мало редких — ІXVIII леса. Далее, Губмузею в ближайшие дни предстоит вывезти из Муромцева (бывш. имение Храповицкого в Судогодском yeздe) 14 больших полотен иностранных мастеров. А где их размещать,— вот вопрос» («Призыв», 16 июля 1924).
«15 ноября в восьмом часу вечера милиционер, стоявший на посту у художественной галереи (по ул. им. III Интернационала) услышал разговоры в нижнем этаже здания. Милиционер окрикнул разговаривавших, заподозрив недоброе.
Разговаривавшие, оказавшиеся ворами, поднялись вверх по лестнице галереи и убедившись в том, что они замечены и что кража невозможна, пытались уйти через заранее вскрытое окно в верхнем этаже здания.
Здесь они снова были замечены милиционером, который немедленно дал знать в управление милиции.
Вopы, воспользовавшись этим, разбили окно с северной стороны здания и по крыше скрылись.
Предполагают, что воры зашли в здание художественной галереи днем вместе с экскурсантами, посещавшими галерею 15 ноября.
При осмотре все имущество галереи оказалось в целости» («Призыв», 18 ноябр. 1924).
В конце 1924 года она закрывается на полгода в связи с ревизией музея.
«После продолжительного перерыва, вызванного серьезным ремонтом помещения, владимирская художественная галлерея с 1 июня 1925 г. вновь открывается для обозрения. Содержание экспозиционного материала галлереи в настоящее время в значительной степени обновлено и пополнено новыми экспонатами. Так, комната голландской живописи пополнена двумя картинами: «Пир» худ. Иордана в замечательной копии Я. Журдана 1802 г. и «Цветы» Д. Гейма 1684 г., знаменитого художника Голландии XVII в. Первая картина вывезена из б. усадьбы «Муромцево», а вторая из б. усадьбы «Сушнево».
Отдел портретов обогатился двумя … произведениями величайших портретистов XVIII и нач. XIX вв. Антропова «портрет Елизаветы Алексеевны» и Боровиковского «портрет Зубовой» и несколькими прекрасными копиями с Боровиковского, …, Левицкого.
В отделе русской живописи выставлено 20 новых картин, из которых 12 поступило из центрального гос. музейного фонда и 8 из быв. усадьбы «Муромцево». Среди этих картин многие принадлежат кисти общеизвестных русских художников: И. Шишкина «Лесная лужайка», Саврасова «Весна», Пастернака «В вагоне», Сверчкова «Собака», Жуковского «Ночное», Васнецова «Старая усадьба» и др.
Отдел мрамора пополнен несколькими новыми статуэтками парижких мастеров и двумя прекрасными литыми из меди и загипсированными женскими статуями в натуральную величину» («Призыв», 2 июня 1925).
«Во Владимире есть художественная картинная галерея. Занимает она большое помещение. Посещают же ее очень и очень плохо. Для того, чтобы широкие общественные круги хорошенько познакомились с картинной галереей, ее тоже необходимо было бы перевести в «Дом Культуры». Вся масса членов этого дома будет посещать картинную галерею, поднимется интерес к рисованию, да оживится и деятельность кружка живописи» («Призыв», 14 августа 1926).
«Губисполком возбудил перед Главнаукой ходатайство о переводе владимирской картинной галереи в здание б. архиерейского монастыря.
Помещение в этом здании не только равноценно ныне занимаемому галереей, но и имеет ряд удобств, которые очень редки в губернских городах, вообще не имеющих зданий специально музейного назначения. Здание является совершенно изолированным, имеет обширный зал с рядом подсобных помещений, находится под охраной войсковых частей и окружено достаточно высокими стенами. В помещении произведен полный ремонт, в целях приспособления к задачам картинной галереи» («Призыв», 27 ноября 1926).
Переезд картинной галереи, начатый в 1926 году, в помещение клуба Ильича, размещавшегося в Крестовой церкви Рождественского монастыря, был завершен в 1927 году. Здесь картинная галерея размещалась на втором этаже и занимала до 1932 года восемь комнат.
«Художественная галерея в новом помещении. Еще весной 1926 года горсовет поднимал вопрос о переводе картинной галереи из прежнего здания в центральный клуб. Но это оказалось неприемлемым, так как по закону помещение для художественных ценностей должно быть изолировано и безопасно в пожарном отношении. Наконец, подыскали подходящее помещение — быв. «Клуб Ильича» местного отделения ГПУ.
Губисполком, в порядке обмена на старое здание, предложил новое помещение музею и обязался, произнести необходимый ремонт.
Сейчас художественная галерея в новое здание уже переведена. Перевезены туда и картины Васнецова, находившиеся ранее в соборе, а также картины и фарфор из старого музея.
Благодаря тому, что новое помещение просторное и светлое, а специальное оборудование придало ему вид настоящей галереи, — все художественные ценности в нем чрезвычайно выигрывают. Мало заметные в прежнем здании, скульптурные произведения производят здесь большое впечатление. Фарфор, который хранился раньше частью в музее, а частью в галерее, здесь сосредоточен в одной комнате.
К сожалению, развертыванию художественного отделения в новом помещении мешает то обстоятельство, что до сих пор еще не получено разрешение от Главнауки на использование всего помещения новой галереи под экспонаты из старого здания музея, остающиеся там без всякой связи с историческим красным материалом.
Галерея будет открыта к 20 февраля. Вход — рядом с комендатурой ОГПУ» («Призыв», 19 февр. 1927).
В 1928 году Комиссией Главнауки в центральном хранилище ГМФ для Владимирского музея были отобраны 22 произведения живописи и графики. У семи работ из этого списка источником поступления в центральное хранилище отмечен Музей живописной культуры : Шемякин М.Ф. Натюрморт. Фрукты. 1912 г.; Бубнова В.Д. Улица; Щербиновский. Женщина рвет цветы; Роскин. Натюрморт. Фрукты; Зеленевский К. Капри; Чернышев. Пейзаж; Лентулов. Пейзаж. Эти произведения оказались невостребованными, и 10 мая 1929 года Владимирский музей передает их по акту Суздальскому музею.
«Горсовет вынес постановление о передаче помещения, ныне занимаемого картинной галереей под клуб работников ОГПУ, милиции и конвойной роты. Галерея переводится в здание бывшего Успенского собора» («Призыв», 2 февраля 1931).
В 1932 году галерея вновь переезжает в «белое здание», причем в зимние периоды времени работа сворачивалась из-за проблем отопления. В это время определяется главное направление деятельности музея и формирования его экспозиций — антирелигиозная пропаганда и отражение классового подхода в историческом процессе. Для этого формируются новые отделы: антирелигиозный и художественно-бытовой. Это вносило существенные коррективы в отбор экспонатов, и так называемая «новая живопись» уже не вписывалась в общий контекст экспозиций музея. В художественной галерее планировалось создать основные разделы, отражающие крестьянский и помещичий быт.
Летом 1941 года экспозиция галереи была свернута, так как здание, в котором она размещалась, было передано под воинскую часть.
В.М. Кормов вспоминает, что в 1942 году ему было 10 лет. Однажды они с приятелями попробовали отыскать подземный ход под Успенским собором. Их попытки попасть в старые вентиляционные люки была замечена музейными сотрудниками. В дальнейшем они с удовольствием приходили в музей и даже выполняли некоторые поручения сотрудников. «Прежде всего, нас попросили проследить не торгуют ли на рынке пропавшими картинами из местной художественной галереи. После начала войны здание галереи... было отдано в распоряжение военного коменданта города. Картины были вытащены на улицу. Их не успели убрать. Ночью часть ценных экспонатов была расхищена. Шерлоков Холмсов из нас не вышло. В этом деле ребята были совершенно бесполезны...».
До середины 1950-х годов все экспонаты находились в фондах. На временных выставках середины 1950-х годов демонстрировалось только русское искусство ХѴIII-ХІХ века. Документально подтвержденные утраты так называемой новой живописи в собрании музея произошли в 1950-е годы. По акту от 26.12.1953 в список 38 произведений, не имеющих музейного значения, предназначенных на списание, попали два произведения из поступления 1921 года: акварель Самуэльса «Луга» и работа Розановой, которая в данном документе встречается с названием «Дома».
В октябре 1955 г. музею передали Золотые ворота, где в 1957 г. была открыта выставка картин XVII-XVIII вв. До 1958 года в надвратной церкви была картинная галерея, где были представлены различные произведения, в том числе и часть портретов галереи Воронцовых из Андреевского. Возможно, это обстоятельство послужило толчком к появлению идеи - разместить в надвратной церкви военно-историческую экспозицию, а на бывшей боевой площадке галерею Героев Советского Союза.
В 1958 г. в бывшей надвратной церкви открыта военно-историческая экспозиция.
1964 г. «В мире красок и форм: к открытию картинной галереи во Владимире
Центральный павильон в парке им. 850-летия гор. Владимира. Внешне он не изменился, зато внутри него кипит новая жизнь. Здесь будет картинная галерея, которая так необходима областному центру, о чем не раз шла речь на страницах газеты «Призыв». На фронтоне павильона появятся буквы: «Музей-заповедник. Художественный отдел». А пока...
Мы входим в небольшой, уютный вестибюль. Сдав пальто в гардероб и, поправив прическу перед изящным зеркалом, посетители направятся отсюда к началу экспозиции.
В первом зале галереи задумано показать переход от религиозной живописи к светской, от иконы к портрету. Отдельные этапы этого перехода проиллюстрируют иконы, парсуны работы известного живописца Симона Ушакова, а также довольно редкие образцы иконописи других художников.
Второй отдел раскроет посетителям богатства портретной галереи графа Воронцова, которую он собирал в течение всей жизни. От живописи XVIII века посетители перейдут к полотнам XIX века,- к творениям художников-передвижников. Перед глазами владимирцев оживут оригинальные работы Саврасова, Корзухина, Тропинина, Перова, братьев Васнецовых, Серова, Коровина и других мастеров кисти.
Центральный стенд павильона займет картина Песиса «Микула Селянинович». Как символ силы, миролюбия, самобытности русской экспонировалась она на Лондонской промышленной выставке.
Отдел советского искусства. Традиции, великие достижения художников прошлого продолжают и развивают советские живописцы. Современность, новизну наших дней увидят зрители в работах Беляницкого-Бируля, Кукрыниксов, Палбандяна, Ромадина, Модорова, Рыбачук и других.
С произведениями местных художников тоже смогут познакомиться посетители галереи.
Владимирцы получат возможность полюбоваться скульптурой таких мастеров резца, как Кибальников, Кербель, Томский. Работу Алешина «Маркс» передал галерее художественный фонд РСФСР. Из работ по дереву очень интересен «1941 год» Нероды.
Экспозиция галереи разместится очень компактно, но все же найдется место и для произведений представителей зарубежного искусства. Знатоки смогут оценить картины голландской школы «Король пьет» и «Чистка рыбы».
Заканчивается экспозиция лекционным залом, оформление которого задумано со вкусом и просто. Здесь будут проходить лекции об искусстве, о творчестве художников, об эстетике. При галерее откроется кружок юных искусствоведов.
Сейчас много забот у художников Владимирского музея Николая Михайловича Баранова и Николая Николаевича Богомолова. Ведь весь интерьер надо продумать до мелочей. В оформлении будут использованы стекло, керамические вазы, цветы.
Пока еще серый холст стен не оживился яркими пятнами картин, пока еще здесь пахнет краской и свежевыструганными досками, пока еще главный хозяин здесь прораб Владимирской специальной научно-реставрационной производственной мастерской Николай Сергеевич Самсонов, под руководством которого ведутся работы. Но пройдет немного времени, и владимирцы смогут любоваться в своей картинной галерее работами талантливых мастеров кисти и резца. Хочется только, чтобы это время пришло быстрее, хочется, чтобы совсем скоро можно было сказать: галерея есть!
(Мухина Л. В мире красок и форм. Газета «Призыв». - 1964. -24 окт.).
7 ноября 1967 года музейная Картинная галерея была торжественно открыта в парке 850-летия города Владимира.
«Вчера во Владимире, в помещении картинной галереи Владимиро-Суздальского музея-заповедника, открылась выставка произведений живописи и скульптуры из собраний Государственной Третьяковской галереи.
О том, что представляет собой эта выставка, рассказывает ниже старший научный сотрудник Государственной Третьяковской галерея А. Галкин.
Нам, работникам Третьяковской галереи, часто приходится рассказывать о ее прославленных картинах группам туристов из Владимира. А вот сейчас сама «Третьяковка» приехала в ваш древний град. Конечно, не тысячи ее бесценных произведений привезли мы сюда. Тем не менее есть что посмотреть владимирцам: более 100 картин и скульптур выдающихся мастеров русского изобразительного искусства составляют экспозицию выставки.
Ее открывают несколько икон ХIV—XVI веков. Кому, как не вам, жителям владимирской земли, знать, как созданные в древности для церкви здания и картины, давно перестав быть предметами религиозного культа, радуют нас своей человечностью, заумностью красок и любовью к жизни, детской непосредственностью и философской глубиной.
Посмотрите только, как выражал свое неприятие жестокостей войны исстрадавшийся вместе с народом художник XV века из Москвы. Его «Архангел Михаил» — грозный и могучий воитель — более похож на красну девицу легкой закругленностью каждой линии, обрисовывающей фигуру.
В этом же и следующем залах — портреты и пейзажи XVIII столетия, того века, когда на смену догмам и канонам древнего письма пришли жизнь и образ реального конкретного человека.
Величайший русский лирический портретист Федор Рокотов представлен двумя портретами, так же, как и художник Н. Аргунов и глубоко проникший в характер человека своей эпохи великий В. Боровиковский. Особое внимание среди произведений этого столетия обратите вы, должно быть, на портрет «Неизвестного с мальчиком» работы Д. Левицкого — первого русского живописца, имевшего европейскую славу. В этом портрете редкое сочетание душевной теплоты и мужественности.
Рядом произведения «пушкинской эпохи».
Гордая, трепетная пуша, чуть омраченная меланхолической неудовлетворенностью жизни, — эта «онегинская» черта вспоминается при взгляде на «Портрет неизвестного» работы Ореста Кипренского. И тут же — тропининский «Портрет матери», неуловимо напоминающий образ няни Пушкина. Поэтический взгляд на мир пронизывал искусство Венецианова и его учеников. Не было в те годы большего певца невыдуманной красоты мира, чем первый, мировой славы пейзажист Сильвестр Щедрин — страстный по-пушкински искатель гармонии мира.
Целую эпоху в искусстве России завершило собой творчество Александра Иванова. Три его этюда к гигантской картине «Явление Христа народу» — в экспозиции выставки. Особая широта и глубина художественного взгляда — в пейзаже «Долина и горы». Солнечными лучами и воздухом напоена «Роща за оградой». Тихая созерцательность и внутренний порыв — в портретном этюде «Голова Иоанна Богослова».
В семидесятые годы, выражая народнический идеал красоты народа, красоты и силы русского мужика, русской природы, начали свое историческое движение передвижники. Полотна любимых народом Максимова, Корзухина, Перова, Шишкина, В. Маковского представляют в экспозиции этот период. Крамской — «разум русских художников», как называли своего идейного вождя «передвижники», — представлен портретом поэта Я. Полонского. В нем запечатлен характерный для Крамского и его времени поиск нравственного идеала человека, посвящающего себя людям.
«Портрет Репмян», покрываемый на выставке. Репин создал тогда, когда все русское искусство изменило свой характер в связи с воцарением Александра III и начавшейся страшной реакцией. Старые мастера стали суровее, строже. Обострено напряжение в другом репинском портрете — выдающегося юриста А.Ф. Кони.
Невеселы и поздние пейзажи гениального И. Левитана. И лишь в этюдах с натуры Сурикова (драгоценен из них этюд «Казачка В.П. Дьяченко») да в гордых и торжественных, виртуозно артистических портретах Серова звучала радость подлинно высокого классического искусства, призванного воспевать жизнь.
Продолжают экспозицию художники предреволюционной поры, многие из которых сделали немало доброго для искусства наших дней. Здесь первые народные художники В. Поленов и А. Архипов, И. Мешков и П. Кончаловский.
Пейзажи и натюрморты, портреты и сцены из жизни нашего времени запечатлены кистью советских художников. Среди них старейшие — М. Греков и И. Грабарь. Один — боец Первой Конной, другой — образованнейший из художников, ученый-академик. И оба — ученики великого Репина. Всмотритесь в натюрморт С. Малютина и пейзажную сценку С. Герасимова «Весенний вечер. Самарканд», полные радостного звучания красок. Или в большое полотно А. Дейнеки, не желающего изображать будничность, сумевшего простую сценку на набережной Севастополя преобразить в величавую поэму о тишине и мирном солнце!
Думается, выставка из собраний Третьяковской галереи сможет доставить владимирцам радость подлинного соприкосновения с настоящим искусством.
А. ГАЛКИН, старший научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи» («Призыв», 6 июня 1970).

Следующим значительным этапом в пополнении художественного собрания стали 1960–80-е гг.; в этот период активизировалась выставочная деятельность, позволившая представить зрителю шедевры живописи. Благодаря приобретениям из частных собраний и художественных салонов Москвы и Ленинграда коллекция пополнилась произведениями крупнейших русских художников, что позволило более точно и хронологически выверенно представить в постоянной экспозиции общий путь развития русского искусства XIX – нач. XX века. Исследование и технологическая экспертиза портретной галереи Воронцовых обогатили новыми произведениями раздел живописи XVIII в. Одним из главных моментов стало комплектование работ владимирских художников, составивших значительную по количеству и разнообразную по составу часть коллекции.

С 1995 г. экспозиция «Русское искусство XVIII – начала XX в.» открыта в здании бывших Палат. Традиционная анфилада залов привносит ощущение торжественности и праздничности, не лишая интерьер и уюта. В русской живописи XVIII века ярко проявил себя прежде всего портретный жанр. Уникальным примером его становления является парсуна с изображением царевича Алексея работы неизвестного мастера начала XVIII в., в которой поражает сочетание иконописных приемов с попыткой изображения облика человека Нового времени. Знаменитая в XIX в. портретная галерея Воронцовых представлена своей лучшей частью – фамильными портретами. На портрете кисти А. Антропова Е.Р. Воронцова запечатлена в бытность ее фавориткой императора Петра III, и облику ее, отнюдь не блиставшему красотой, придана приличествующая моменту парадность и представительность. Портреты С. и А. Воронцовых, являющиеся авторскими повторениями, свидетельствуют о великолепном умении Д. Левицкого сочетать традиционную схему изображения и ощущение особой эмоциональности образа, личностных отношений творца и модели. Успехи камерного портрета столетия связаны прежде всего с именем Ф. Рокотова. Портрет П.А. Акинфова был написан в связи с награждением офицера, отличившегося в Чесменской битве, но в образе выявлены прежде всего не героичность, а мягкость, задумчивость. Кисти крупнейшего шведского художника А. Рослина, работавшего в России в 1775–1777 гг., принадлежит портрет великого князя Павла Петровича. Благородная величественность образа в сочетании с четким, чеканным рисунком и виртуозным исполнением деталей придают нарядность и торжественность всему полотну.

Развитие жанровых тенденций в русской живописи первой трети XIX в. воплотилось в творчестве В. Тропинина в особый тип картины, существующий как бы на грани портрета и жанра. В работе «За прошивками» создан один из поэтических женских образов, так богато раскрытых всем творчеством художника. Утверждению крестьянской темы в искусстве было посвящено творчество учеников А. Венецианова. Бесхитростность мотива в картине неизвестного художника «Рассказ солдата», трогательная простота образов подкупают зрителя. Ярким контрастом этому выступает полотно «Славильщики-городовые» работы Л. Соломаткина, где автор привносит гротеск и остроту в обрисовку и отдельных персонажей, и всей сцены.

Пейзажи И. Айвазовского, А. Боголюбова, Л. Лагорио свидетельствуют о постепенном становлении реалистического пейзажа, происходившем в тесном взаимодействии с тенденциями романтизма.

Полотна художников-передвижников, во многом определивших дальнейшие пути развития русского искусства, не столь многочисленны, но позволяют судить о художественных тенденциях эпохи. В портретах работы И. Крамского, В. Перова, А. Корзухина, В. Маковского проявились новые завоевания этого жанра, зачастую достигавшего особой психологической глубины и выразительности.

Своеобразие подхода к исторической теме присуще полотну В. Васнецова «После побоища Игоря Святославовича с половцами», навеянному памятником литературы XII в. «Слово о полку Игореве». Этот авторский вариант при всей близости к окончательному (в собрании ГТГ) отличается большей сдержанностью и лаконизмом, иным эмоциональным звучанием, позволяющим по-новому оценить знаменитое полотно.

Истинным украшением собрания является пейзаж А. Саврасова «Весенний день». Блестящее свидетельство творческого подъема 1870-х гг., работа отразила всю безыскусную простоту и неброскую прелесть российских просторов. Богатство тонко разработанного колорита способствует созданию особого настроения, созвучного весеннему пробуждению природы и человека.

Наряду с лирикой саврасовских мотивов в пейзаже XIX в. существовало и эпическое начало, воплощенное творчеством И. Шишкина. Его дарование великолепного рисовальщика проявилось и в большом подготовительном картоне «Дубовая роща», и во многих этюдах, где скромный мотив приобретает особую поэтичность и цельность. Различное восприятие русской природы, объединенное общими реалистическими идеями, широко представлено в пейзажах Е. Волкова, Н. Дубовского, А. Киселева, И. Ендогурова и др.

Рубеж ХIХ–ХХ веков представляет собой сложную, переломную эпоху, отличающуюся в художественной сфере многообразием группировок и объединений, различных по своим идейным позициям и творческим поискам. В собрании музея ярче представлена реалистическая школа. Особого внимания заслуживают мастера Союза русских художников. Жизнеутверждающее начало, умение видеть в повседневном красоту и выразительность, особое чувство цвета, приобретающего главенствующее значение, объединяют картины таких мастеров как А. Васнецов, Л. Туржанский, П. Петровичев, С. Жуковский и др. Членом объединения «Бубновый валет», отличавшегося эпатажностью и полемическим задором, был П. Кончаловский. В портрете его брата Д. Кончаловского темперамент и дерзость автора проявились не только в колорите, где цвета доведены до предельной интенсивности, но и в смелом мазке, движении кисти, словно заряженной той же энергией.

Экспозиция русского искусства XVIII – начала XX в. позволяет ощутить силу художественных традиций, остававшихся значимыми для творческого процесса при всем стремлении к коренному обновлению.

Революционные события Октября 1917 г. резко изменили всю жизнь России, в том числе и искусство. Основные этапы его развития представлены в экспозиции «Современное искусство. XX век». Преобразовательский пафос эпохи определил характер не только агитационно-массового искусства, но и своеобразно отразился в станковой живописи, ярким примером чему служит картина В. Костяницына «Колхозница». Своеобразным символом времени стал и портрет-тип. В образах на работах К. Редько, В. Лебедева акцентированы те личностные качества, которых требовала эпоха. Современность по-разному претворилась в полотнах мастеров, творчески сложившихся еще в предреволюционные годы: Е. Лансере, К. Коровина, Л. Туржанского, П. Кончаловского. Показательна в этом плане картина К. Юона, известного мастера пейзажа; в работе «На Тушинском аэродроме» запечатлен один из памятных моментов в жизни советского общества 1930-х гг. Обращение к природе П. Кузнецова, Р. Фалька, В. Мешкова позволило выразить иные лирические грани бытия.

Созданные в годы Великой Отечественной войны произведения Б. Карпова, П. Кривоногова, Е. Зубехина ценны ощущением достоверности, сильным эмоциональным воздействием.

Произведения последних десятилетий призваны отразить многообразие художественного процесса, неотъемлемой частью которого стала владимирская школа пейзажа. Это определение объединило творчество целого поколения владимирцев. Замеченные на российских выставках конца 50-х гг. картины отразили своеобразное восприятие пейзажа и сложение адекватной ему живописной системы. При всем различии дарований К. Бритова, В. Юкина, В. Кокурина, Н. Модорова, Н. Мокрова определилось направление, в котором тесно переплелись традиции и современность. Русская природа знает не только нежно-элегические состояния, она бывает и яркой, радостной, праздничной. И именно такой она выступает на картинах владимирцев. При традиционности сюжетов – деревеньки, небольшие города, славные своей историей и памятниками архитектуры, и их неразрывная связь с природой – в картинах присутствует ощущение современности. Природа Владимирщины раскрывается во всем многообразии оттенков: лирическое видение самой обычной, повседневной жизни человека у В. Юкина, эпический размах природы, ее величие и значительность у К. Бритова, ритм настоящего в единстве с нестареющей красотой архитектуры и эмоционально воспринятой природой у В. Кокурина. Яркое личностное начало проявилось в полотнах Н. Мокрова и Н. Модорова. Особых слов заслуживает владимирская графика. Творчеству Б. Французова, В. Леонова, П. Дика, В. Басманова, В. Рузина свойственны не только сильное духовное начало, глубинный внутренний подтекст, но и жанровое разнообразие, и высокое техническое мастерство. Примечательно, что и следующее поколение молодых, но уже сложившихся творцов имеет собственное лицо. Произведения владимирских художников стали заметным явлением в истории российского искусства и обогатили коллекцию музея.
Владимиро-Суздальский музей-заповедник:
- Интерьер Успенского собора.
- Дмитриевский собор - уникальный памятник древнерусского зодчества.
- Военно-историческая экспозиция в Золотых Воротах.
- Музей декоративно-прикладного искусства «Хрусталь. Лаковая миниатюра. Вышивка».ул. Дворянская, д. 2 (Троицкая церковь).
- «История Владимирского края». Исторический музей. ул. Большая Московская, д. 64
- «Старый Владимир». Водонапорная башня. ул. Козлов Вал
- Экспозиция «Город камен именем Боголюбый». пос. Боголюбово (Свято-Боголюбский монастырь).
- Дом-музей Столетовых. ул. Столетовых, д. 3
- Музей природы. ул. Мира, д. 19
- Культурно-образовательный центр «Палаты» (ул. Б. Московская, д. 58):
--- «Минувших дней очарованье...»
--- Картинная галерея.
--- Комплекс экспозиций «Детский музейный центр».
Владимирский Союз художников
Центр пропаганды изобразительного искусства
Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Николай (27.05.2015)
Просмотров: 5386 | Теги: Владимир, Музеи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru