Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
25.09.2017
00:16
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 364

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [651]
Суздаль [235]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [174]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [28]
Александров [130]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [61]
Религия [2]
Иваново [24]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирская Епархия в начале ХХ века – перв. пол 1940-х гг.

Владимирская Епархия в начале ХХ века – перв. пол 1940-х гг.

Границы Владимирской епархии в 1917 г. совпадали с административно-территориальными границами Владимирской губернии. Революционные события 1917 года повлекли за собой изменения административно-территориального деления России, что привело к необходимости уточнения границ епархий РПЦ. 21 сентября 1917 г. из Владимирской губернии в Московскую из состава Покровского уезда были переданы село Орехово и местечко Никольское. По инициативе видного большевика М.В. Фрунзе в 1918 г. образуется Иваново-Вознесенская губерния. От Владимирской губернии в ее состав отошли Шуйский уезд, отдельные волости Суздальского и Ковровского уездов. В 1921 г. к Шуйскому уезду была присоединена северная часть Вязниковского уезда. В 1921-1922 гг. часть территории Владимирской губернии перешли в ведение Московской и Нижегородской губерний. В течение 20-х гг. XX века Владимирская губерния постоянно уменьшалась в своих размерах, уступая свои уезды и волости близлежащим губерниям.
14 января 1929 г. была учреждена Ивановская промышленная область. В ее состав вошли Иваново-Вознесенская, Владимирская и Костромская губернии. В связи со сложностью церковно-государственных отношений в указанный период и экстремальными условиями деятельности церковного управления Церковь руководствуется каноническими установлениями. Это касается учреждения Ивановской епархии из состава Владимирской, а также вопросов церковного управления. В начале управление частью Владимирской епархии, отошедшей в административно-территориальном отношении в состав новой губернии осуществлялось в рамках Иваново-Вознесенского викариатства. В 1920 г. из состава Владимирской епархии создается Ивановская епархия.
14 августа 1944 г. указом Президиума Верховного Совета СССР создается Владимирская область. В настоящих границах, совпадающих с границами Владимирской области. Владимирская епархия существует с момента последнего административно-территориального преобразования 1944 года.

Церковное управление епархией преемственно осуществлялось в 1917-1939 годы управляющими Владимирской епархии. В 1917 г. в лице временно управляющего Евгения (Мерцалова); в 1917-1922 г. - Сергия (Страгородского); в 1923- 1925 гг. - Николая (Добронровова); в 1926 г. - Корнилия (Соболева); в 1926-1927 гг. - Дамиана (Воскресенского); в 1927 г. - Нифонта (Фомина); 1928-1930 гг. - Макария (Звездова); в 1930-1931 гг. - Гурия (Степанова); 1932-1935 гг. - Иннокентия (Летяева); 1935-1936 гг. - Сергия (Гришина); в 1936 г. - Феодора (Яцковского); в 1937-1938 гг. - Хрисогона (Ивановского); в 1938-1939 гг.- вр. упр. Алексия (Сергеева).

После событий Февральской революции 29 апреля (12 мая) 1917 г. Синод ввел выборное начало для всех уровней церковного управления. По России в связи с этим прошли чрезвычайные епархиальные съезды духовенства и мирян. На них были рассмотрены вопросы избрания епархиальных советов, введения выборного порядка замещения всех духовных должностей. Кроме этого, ряд чрезвычайных епархиальных съездов поставил вопрос о смещении с кафедр ряда правящих архиереев. Таковых насчитывалось более десяти. К их числу отнесли управляющего Владимирской епархией.
3-6 (16-19) мая 1917 г. во Владимире прошел епархиальный съезд духовенства и мирян. По воспоминаниям протопресвитера Николая Любимова, на съезде требовали «увольнения архиепископа Алексия; иначе произойти могут в епархии прискорбные эксцессы. В некоторых храмах даже перестали поминать архиепископа. Из 372 членов Владимирского съезда не нашлось ни одного защитника архиепископа и съезд единогласно постановил ходатайствовать об удалении его на покой». Алексий III (Дородницын) архиепископ Владимирский и Шуйский был отстранен от управления Владимирской кафедрой 3(16) мая 1917 года решением съезда духовенства и мирян Владимирской епархии. Архиепископ Алексий подал прошение в Синод об удалении его на покой и предоставлении в управление одного из монастырей в Москве или Киеве. Синод удовлетворил его прошение без отлагательства, учитывая настроения в епархии Викарный епископ Юрьевский Евгений (Мерцалов) был назначен временно-управляющим Владимирской епархии.
9 (22) августа 1917 г. чрезвычайный епархиальный съезд духовенства и мирян Владимирской епархии в присутствии архиепископа Московского Тихона (Белавина) постановил тайным голосованием избрать на это место архиепископа Финляндского Сергия (Страгородского). 28.11. (11.12). 1917 г. он был утвержден с титулом Архиепископа Владимирского и Шуйского Святейшим Патриархом Тихоном. Владыка Сергий (Страгородский) служил на Владимирской кафедре с 10 (23) 08. 1917 по 3 (16) 06. 1922.
В 1920 г. епархиальное управление Владимирской епархии было закрыто. Печатный орган «обновленческого» движения «Живая Церковь» 16 июня 1922 г. напечатал обращение трех авторитетных архиереев - управляющего Владимирской епархии Сергия (Страгородского), Нижегородского Евдокима и Костромского Серафима, признавших каноничность «обновленческого» Высшего Церковного Управления (ВЦУ) и призвавших подчиниться ему. Владыка Сергий предпринял этот шаг с целью взять инициативу в свои руки и отстранить от церковного управления раскольников, но после того, как он убедился в невозможности изменения ситуации, сам отстранился от данного движения и вернулся в церковное общение.
В августе 1922 г. после I Всероссийского съезда «Живая Церковь» группа Владимирского духовенства в лице протоиерея Михаила Сперанского - клирика Георгиевской церкви, протоиерея А. Лаврова - клирика Воскресенской церкви, священника Василия Лобцова - клирика Кладбищенской церкви, протоиерея М. Тихонравова - клирика Предтеченской церкви, уполномоченного ВЦУ и мирянина В.И. Захарова выступила с планом «обновленческих» реформ по Владимирской епархии.
В 1923 г. на Епархиальном съезде возобладало «обновленческое» направление, поддержанное репрессивными органами Советского государства.

В 1922-1936 гг. на канонической территории Владимирской епархии существовала обновленческая «Владимирская епархия». Ее возглавляли архиереи - митрополит Владимирский и Шуйский Сергий (Страгородский) в 1922-1923 гг.; епископ Муромский Серафим (Руженцев) в 1922-1924 гг.; Иоанн (Альбинский) в 1923 г.; Александр (Анисимов) и Дмитрий (Рождественский) в 1924 г.; временно-управляющий Александр (Лавров) и Алексий (Рождественский) в 1925 г.; Герасим (Строганов) в 1925-1926 гг.; Геронтий (Шевлягин) в 1927-1928 гг.; временно-управляющий Алексий (Рождественский) в 1928 г.; Мелхиседек (Николаев) в 1928 г.; Николай (Орлов) в 1929-1934 гг.; Виктор (Путята), Николай (Гиляровский) в 1931 г.; Александр (Рябцовский) в 1931- 1933 гг.; Николай (Поспелов) в 1933 г.; временно-управляющий Петр (Горбатов) в 1935 г.; Александр (Лавров) в 1935 г.; Александр (Авдентов) в 1935-1936 гг.; Софония (Яскевич) в 1936 г.
Кроме этого в 1925-1926 гг. на канонической территории Владимирской епархии действовал так называемый «григорьевский» раскол и была создана «григорьевская» «Владимирская епархия» в лице ее управляющего Дамиана (Воскресенского) в 1925-1926 годы.

Положение во Владимирской епархии сложилось критическим в связи с непрекращающимися насилиями над верующим народом со стороны властных структур и их репрессивных органов.
15 (28) августа 1917 г. в составе делегации Владимирской епархии на открытии Поместного собора Русской Православной Церкви (РПЦ) присутствовали архиепископ Сергий (Страгородский) - управляющий Владимирской епархией, архимандрит Александр (Григорьев), В.Г. Добронравов - преподаватель церковной истории Владимирской духовной семинарии, Н.В. Малицкий - магистр богословия, А.Н. Овсянников, А.В. Авдиев.
20 января (2 февраля) 1918 г. в число членов собора от монашествующих Владимирской епархии вошел иеромонах Афанасий (Сахаров). Архиепископ Сергий на соборе возглавил отдел церковного суда. Активное участие в работе отделов собора - богослужебном, монашеском и церковно-дисциплинарном принял иеромонах Афанасий (Сахаров). На пленарном заседании собора иеромонах Афанасий выступил в качестве содокладчика о правилах канонизации святых в Русской Церкви. Архиепископ Сергий и иеромонах Афанасий участвовали в составлении службы «Всем Русским святым...».

Приходы Владимирской епархии испытывали особое давление со стороны новой власти. Характеризуя положение в епархии, архиепископ Сергий в своем выступлении на Соборе 16.02.1918 г., отмечал, что «...в условиях революционного хаоса во многих местах народ, опасаясь репрессий, отхлынул из церковных советов. Многие церкви оказались фактически никем не опекаемыми и не оберегаемыми. Это дает возможность фактически и основание новым властителям отбирать храмы как бесхозные, раз народ церковный их не защищает...». В 1917 г. стихия «демократических» выборов священнослужителей на приходах приобретала иногда крайне уродливые формы, вступая в противоречие с каноническими установлениями Церкви. Так в одном из селений Владимирской епархии на выборах прихожане постановили избрать в диаконы наиболее «голосистого» односельчанина. При этом принудили священника разрешить проверку данных своего ставленника. Мирянина обрядили в диаконские одежды и он произносил диаконские прошения до малого входа на литургии. При этом священник не разрешил ему вход в алтарь и лишь при новом обращении к народу с угрозой прекратить богослужение это лицедейство было прекращено.
23 января 1918 г. Владимирский губернский исполнительный комитет (Владгубисполком) получает за подписью Лациса определение НКВД о необходимости принять все имущество Церкви «под строжайший контроль». Главная святыня Владимирской земли - Успенский собор во Владимире был передан в ведение Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса). Учитывая настроение жителей края, советская власть в 1918 г. все же разрешила проведение в нем богослужений.
Имущество храма и сами здания перестали принадлежать Церкви и верующему народу. Приходы должны были заключать соглашения с местной властью на право использования в богослужебных целях храмов и церковного имущества. 1 ноября 1920 г. подобное соглашение было заключено между властью и приходом Успенского кафедрального собора г. Владимира. 23.03.1922 г. из Успенского собора было изъято 1 фунт 13 золотников золота и 4 пуда 52.3/4 золотника серебра.
Весной 1923 г. община Успенского собора во главе с настоятелем протоиереем Сергием Лавровым была вынуждена оставить храм. Разграбление церковного имущество с этого момента пошло по нарастающей. Так, 30.06. 1923 г. изъятая из Успенского собора церковно-богослужебная литература общим весом 810 пудов, именуемая властями как «книжный хлам», была продана за 113 руб. 40 коп1.
23.04. 1924 г. Успенский собор был передан по договору «обновленческому» приходу во главе с протоиереем А.Е. Знаменским.
В 1923 г. Владимирский губисполком издает распоряжение гор-уисполкомам о необходимости обязательной регистрации религиозных обществ. В ноябре 1923 г. во Владимире в ходе перерегистрации приходов было зарегистрирована Троицкая православная община («тихоновская») и в Троицком храме возобновилось богослужение. По данным за 1927 г. в списке священнослужителей Троицкой церкви значились - Сахаров Афанасий (святитель Афанасий Ковровский, в миру - Сергей Григорьевич), Жабинский Дамаскин Иосифович, Лебедев Александр Васильевич, Потапов Иосиф Афанасьевич. В феврале 1932 г. власти передают Троицкий храм в совместное ведение «старо-церковному» и «обновленческому» приходам. 12 мая 1932 г. в Троицком храме состоялось торжественное заседание, посвященное 10-летию обновленческого движения. «Обновленческий» приход повел себя так, что сам ускорил закрытие храма. В 1936 г. «обновленцы» отказались от храма и обновленческий «архиепископ» Софония ходатайствовал о расторжении договора. В 1937 г. храм был закрыт.

В Коврове в 1923-1924 гг. были зарегистрированы 3 православных прихода - Христорождественского и Спасо-Преображенского соборов, и церкви Иоанна Воина, а также старообрядческое общество беспоповцев, 2 старообрядческие общины Спасова согласия и иудейская община. До 1925 г. 3 из 4 действующих православных приходов г. Коврова принадлежали «обновленцам».
Ковровский протоиерей Павел Авроров являлся с 1922 г. уполномоченным от «Владимирской епархии» в Высшем Церковном Управлении (ВЦУ) - центральном органе «обновленческого» движения. Но верующий народ большей массой посещал Христорождественский собор, принадлежавший «старо-церковному» направлению. В начале 1926 г. в Коврове возникает «независимая» церковная община, в уставе которой было записано, что она создается «в противовес против крайностей Тихоновской и обновленческой церкви...». В ходе конфликтов Христорождественский собор закрепили за общиной староцерковной (2253 чел. прихожан), Спасо-Преображенский за «обновленцами» (1000 чел.), церковь Иоанна Воина (499 чел.) за «автокефалистами». В 1931 г. Спасо-Преображенский собор власти закрыли. Та же участь постигла в 1938 г. Христорождественский собор. Кладбищенская церковь Иоанна Воина оставалась в пользовании «обновленческой» общины, но также недолго. В 1945 г закрыли и ее.

В конце 20-х гг. XX в. под различными предлогами идет массовое закрытие приходов. Организуются ходатайства «трудящихся» о закрытии храмов и запрещении колокольного звона. В 1928-29 гг. в местной прессе постоянно публикуются резолюции собраний трудовых коллективов о закрытии храмов, сносе церквей или приспособлении их под жилье, столовые или клубы. Пионерский актив г. Владимира, состоящий из подростков и подталкиваемый, не иначе, как властью, «просит» о передаче здания одной из церквей г. Владимира под центральный детский пионерский клуб. При этом часто власти вначале обвиняли церковные общины в несоблюдении условий аренды и небрежном отношении к вопросам сохранности зданий и имущества. Однако, после расторжения договора, они же ставили вопрос о сносе здания храма как такового - «Произведенное обследование Георгиевской церкви [г. Владимира] вскрыло крайне невнимательное и небрежное отношение к церковному имуществу со стороны группы верующих, арендующих эту церковь. Президиум горсовета, считая недопустимым такое отношение верующих к государственному имуществу, решил просить ГИК расторгнуть договор на аренду церкви. Кроме этого, горсовет поднял вопрос о сносе Георгиевской церкви, так как она расположена как раз посредине улицы и поэтому якобы затрудняет движение и мешает развитию дальнейшего строительства». За лето 1928 г. во Владимирской губернии закрыли 20 церквей. Всего же с 1918 по 1941 годы во Владимирской епархии закрылось 330 храмов.

Монастыри Владимирской епархии начали закрываться с первых лет богоборческой власти - в 1918- 1920 годы. В 1920 г. прекратили служение 28 монастырей. Данный процесс получил поддержку «обновленцев». 10 декабря 1922 г. губернская конференция группы «Живая церковь» приняла постановление о ликвидации всех монастырей Владимирской епархии и передаче всех монастырских построек гражданским властям. В 1923 г. начинается массовое закрытие монастырей, в их числе оказался и Успенский женский монастырь в г. Владимире - «недавно ликвидирован в числе других один из женских монастырей гор. Владимира, Успенский монастырь. Все находящиеся там монашки удалены, а в кельи их размещены ответственные работники города. В монастырских помещениях размещены советские служащие с семействами, а внутри крепости есть школа 1-й ступени, есть детский дом Поволжья, а всего в этой крепости размещается более 300 человек».

Гонения на Церковь, учиненные новой властью в 1918-1920 гг. явились первой попыткой открытого наступления на Церковь, духовенство и верующий народ.
Антирелигиозная политика гражданских властей вызывает желание верующего народа защитить Мать-Церковь. Одной из форм проявления религиозного чувства народа в 1918 г. стало проведение крестных ходов. Власти применяли силу для прекращения этих народных изъявлений. Во Владимире крестный ход вызвал столкновения с красноармейцами.
В июне-июле 1918 г. в г. Владимире прошел епархиальный съезд духовенства и мирян Владимирской епархии, на котором председательствовал митрополит Сергий (Страгородский). В повестку дня съезда были включены вопросы положения Церкви в новых условиях, церковного управления, духовной школы и т.д. Остро встала проблема подготовки священнослужителей. В августе 1918 г. власти приняли решение об упразднении Владимирской духовной семинарии и Владимирского женского епархиального училища.
19.02. 1922 г. Патриарх Тихон обратился к православной пастве с призывом оказать помощь жертвам голода. Но богоборческие власти, желавшие использовать ситуацию прежде всего в своих интересах, 26.02. 1918 г. издают декрет о принудительном изъятии из церковного имущества «всех драгоценных предметов из золота, серебра и камней». Такое постановление закрыло возможность добровольного участия в помощи голодающим со стороны Церкви и поставило священнослужителей заведомо в положение святотатцев, т.к. декрет не учитывал ни канонов Церкви, ни богослужебного использования церковных предметов.
В марте 1922 г. произошли столкновения в связи с насильственным изъятием церковных ценностей в г. Шуе. 6.03. 1922 г. были опечатаны властями ризницы наиболее богатых церквей в Шуе. 8 марта было произведено изъятие ценностей из Ильинской, больничной и кладбищенской церквей города. Это вызвало народное волнение. В результате столкновений пять человек было убито, 15 человек - ранено. 22.03. 1922 г. особая комиссия ВЦИК (под председательством П. Смидовича) приняла решение о правильности действий властей Шуи по изъятию ценностей и подавлению народного возмущения. Шуйское кровопролитие привлекло пристальное внимание председателя Совнаркома В.И. Ленина (Ульянова), указавшего в тайной записке на необходимость использовать этот инцидент с целью развертывания тотальных репрессий против духовенства и верующего народа. Исполнителем политического решения Москвы стало Ивановское ГПУ. Следователем по Шуйскому делу был назначен представитель ВЦИК Яковлев. Начались массовые аресты. По окончании следствия к суду привлекли 19 человек. Решением суда троих из подследственных - священника Павла Светозарова, священника Иоанна Рождественского и мирянина Петра Языкова приговорили к расстрелу. 4.05. 1918 г. судебное решение было одобрено на заседании Политбюро партии большевиков. В связи с изъятием церковных ценностей для голодающих Поволжья была арестована в 1923 г. и игумения Успенского монастыря в г. Александрове Тамара (Лихарева).
Проповедь с церковного амвона укрепляла веру в народе, показывала несостоятельность нападений на Церковь со стороны безбожников. В 1919-1920 гг. в Успенском соборе г. Владимира после литургии большой популярностью пользовались проповеди священнослужителей Владимирской епархии. В их числе был иеромонах Серафим (Якубович). В местной прессе появляются нападки на яркого проповедника. Заведующий губернским отделом юстиции Г.К. Туркин вызвал иеромонаха Серафима на диспут. Не будучи уверены в благополучном для большевика исходе публичного диспута, атеистические власти решили арестовать отца Серафима и под предлогом попытки к бегству расстрелять. Вовремя скрывшийся иеромонах Серафим в последующем 13 лет жил на нелегальном положении. В 1931 г. вокруг о. Серафима в с. Эдемское собралась часть дивеевских монахинь, регулярно совершавших здесь службы по монастырскому уставу.
В 1933 г. были арестованы и привлечены к суду 45 человек, обвинявшихся в «создании контрреволюционных церковно-монархических кадров, широкой обработке и вербовке в монастырь работниц и крестьянок». Иеромонаха Серафима приговоренного в 1934 г. к десяти годам заключения, в 1938 г. расстреляли в Кемеровской области.
В 20-е гг. XX века часто использовались такие формы антирелигиозной борьбы как диспуты. Активной религиозной деятельностью во Владимирской губернии занимался сподвижник Е. Ярославского (Губельмана) А. Лукачевский. Впрочем, симпатии владимирцев были не на стороне безбожников. Об этом факте свидетельствуют газетные отчеты о диспутах - «Перед аудиторией оппонент (Лукачевского), представитель старой церкви, священник Устинов. Робкая вначале речь оппонента построена красиво, несмотря на то, что она основана на возражениях оппоненту. Многовековая привычка победила, устроив хлопки представителю церкви».

Кампания по вскрытию мощей святых во Владимирской епархии началась по постановлению Народного комиссариата юстиции от 1 февраля 1919 года. По нему специальные комиссии должны были производить вскрытие мощей в присутствии духовенства и оформлять протоколы. Святейший Патриарх Тихон 17 февраля 1919 г. разослал указание управляющим епархиями об «устранении поводов к глумлению и соблазну в отношении святых мощей...».
Массовые кампании по вскрытию мощей начались с опорных центров Православия - Владимирской и Тверской губерний. В середине февраля в течение десяти дней во Владимирской губернии были вскрыты мощи свв. блгвв. князей Андрея, Глеба и Георгия во Владимире, Петра и Февронии и Муроме, прпп. Евфимия и Евфросинии в Суздале и др. В феврале 1917 г., в связи с передачей здания Успенского Княгинина монастыря в г. Владимире под детский приют, специальная комиссия осмотрела монастырь и произвела вскрытие мощей св. мученика Авраамия Болгарского. В феврале 1917 г. комиссия вскрыла мощи свв. блгвв. князей Андрея Боголюбского, Глеба и Георгия, находящихся в Успенском кафедральном соборе, и составила акты вскрытия и осмотра. В Успенском соборе г. Владимира было установлено дежурство при мощах. Его постоянно несли священник и псаломщик. В числе первых дежурных были псаломщик А.А. Потапов и иеромонах Афанасий (Сахаров), который превратил эту попытку глумления над святыми в их прославление. В связи с передачей в 1924 г. Успенского собора «обновленческому» приходу во главе с протоиереем А.Е. Знаменским Георгиевский придел остался в полном ведении музея для организации в нем экспозиции. Всесильная ОГПУ поддержало передачу собора «обновленцам» - «...наша задача, которая выражалась в укреплении обновленческих сил, частью была выполнена и результаты в разложении духовенства были достигнуты...». Тем не менее, даже покровительство органов ОГПУ не исправило положение и, в итоге, 26.03. 1926 г. губернский исполнительный комитет (ГИК) постановил договор с общиной расторгнуть и собор передать музею. Одной из функций музея стало проведение атеистической работы. В 1930 г. в Георгиевском приделе Успенского собора создали антирелигиозный отдел Владимирского музея, которому и передали мощи князей Андрея Боголюбского, Глеба и Георгия, а также мученика Авраамия Болгарского.

Святитель Афанасий Ковровский

Иеромонах Афанасий (Сахаров) в 1918-1920 гг. являлся членом Владимирского епархиального совета. В 1920-21 гг. он - наместник Богородице-Рождественского монастыря г. Владимира. 2.02. 1920 г. его возвели в сан архимандрита, а 1.07. 1921 г назначили настоятелем Боголюбовского монастыря.
Он же 10.07.1921 г. - хиротонисан во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии. Хиротония состоялась в Крестовоздви-женском монастыре г. Нижнего Новгорода, где в то время пребывал в ссылке митрополит Сергий. Викариатство было создано в помощь управляющему Владимирской епархией, однако епископу Афанасию (Сахарову) вскоре пришлось взять попечение о епархии и верующем народе на себя. 17 марта 1922 г. его арестовывают в г. Владимире и препровождают в Ревтрибунал. После освобождения владыка Афанасий 12 апреля 1925 г. принимал участие в погребении Святейшего Патриарха Тихона; подписал акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому).
В ноябре 1926 г. епископа Афанасия назначили управляющим Ивановской епархией. В декабре 1926 г. он получает от властей предложение покинуть пределы Владимирской епархии, или прекратить управление епархией. Владыка отказался оставить вверенную его попечению епархию. В 1927 г. епископа Афанасия снова арестовали, на этот раз по обвинению в «принадлежности к группе архиереев, возглавляемой митрополитом Сергием (Страгородским)». С 1927 по 1930 гг. святитель Афанасий находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения. В 1930 г. его на три года этапируют в Туруханский край Енисейской губернии. В 1933 г. он вновь возвратился во Владимир, пребывая до 1936 г. на свободе, но большей частью «тайно образующе», т.е. не служа в храмах. В 1936-1941 гг. его приговорили к пяти годам Беломоро-Балтийских лагерей. Этапы его дальнейшего скорбного пути будут рассмотрены ниже.

Борьба Церкви с «обновленчеством»

В борьбе с Церковью атеистические власти прибегают к услугам так называемых «обновленцев».
27 марта 1923 г. состоялся 1 Владимирский «обновленческий» епархиальный съезд духовенства и мирян. Съезд постановил одобрить кампанию по вскрытию мощей и решил изъять мощи из мест их церковного хранения и почитания и передать для музейного использования в Успенском соборе. Кроме этого, съезд постановил в первую очередь «закрыть храмы историко-археологического и художественного значения через местную власть и срочно передать их в ведение Главмузея, как памятники исторического прошлого». Вскоре на канонической территории Владимирской епархии возникли общины «обновленцев» и произошло перезаключение договоров на пользование церковным имуществом и храмами. Раскольнические группировки повели ожесточенную борьбу против Церкви и ее институтов. Председателем епархиального комитета группы «Живая церковь» был избран протоиерей Михаил Тихонравов.
Викарный епископ Ковровский святитель Афанасий (Сахаров) возглавил оппозицию «обновленческому» расколу во Владимирской епархии. Около епископа Афанасия собираются церковные люди, верные Святейшему Патриарху Тихону и канонам Церкви. Ближайшими сподвижниками и соработниками святителя Афанасия были протоиерей Алексий Владычин - настоятель Спасо-Преображенского храма, благочинный церквей г. Владимира, иеромонах Георгий (Зацепин) - настоятель Троицкого прихода г. Владимира, игумения Княгинина Успенского монастыря Олимпиада (Медведева). Благодаря позиции святителя Афанасия обновленческое движение во Владимирской епархии не приняло те масштабы, которые удовлетворили бы Советскую власть. В сводках ОГПУ отмечается, что «обновленческое» движение во Владимирской епархии развивается слабо. Уполномоченный «обновленческого» ВЦУ протоиерей Михаил Тихонравов был запрещен святителем Афанасием в служении. Протоиерей Михаил Тихонравов обратился с доносом в репрессивные органы Советской власти. В своем доносе в ОГПУ он писал: «Работа группы «Живая Церковь» и идеи церковно-обновленческого движения встретили самое враждебное отношение со стороны епископа Афанасия. Он в своих проповедях на богослужениях всячески старался дискредитировать это движение, начатое группою «Живая Церковь»... еп. Афанасий... объявляет обновленческое движение церковным расколом, даже ересью, грозит отлучением от Церкви всем сочувствующим этому движению и открыто заявляет, что с членами группы нельзя иметь церковного общения, а сам он уже порвал с ними это общение... Верующие признают слова еп. Афанасия правдой; волнуются и под влиянием этого - проникаются недоверием и враждой к идем церковно-обновленческого движения и к членам группы «Живая Церковь».
В г. Владимире центрами «старо-церковного» или «тихоновского» направления стали Троицкий, Пятницкий и Спасо-Преображенский храмы. После ареста в 1922 г. владыки Афанасия «обновленцы» пишут доносы на протоиерея Алексия Владычина, игумению Олимпиаду (Медведеву) и иеромонаха Германа.
Протоиерей Алексий Владычин отказался от предложения епископа Серафима (Руженцова) организовать обновленческую группу «Церковь Возрождения». Он же выступал против обновленцев в проповедях, возил письма епископа Афанасия (Сахарова), чью заметку об отношении к ВЦУ хранил у себя, к митрополиту Сергию в Нижний Новгород и обратно. В обновленческом журнале «Церковь и жизнь» (1922. №1. 1-15 ноября. С.7), в разделе «Постановления Владимирского Епархиального Управления» сообщалось: «Уволен за вредную для обновленческого движения деятельность и агитацию от должности благочинного г. Владимира протоиерей Алексей Владычин и на его место назначен временно протоиерей М. Тихонравов». 7 октября 1922 г. «обновленческое» епархиальное управление освобождает протоиерея Алексия Владычина от должности благочинного и назначает на это место протоиерея Михаила Тихонравова, но протоиерей Алексий не подчинился данному решению и не сдал дел новому благочинному, пытался созвать Владимирское духовенство и церковных старост. Устав «Живой Церкви» он не подписал, считая, что устав должен быть рассмотрен на приходских собраниях каждой церкви г. Владимира, так как «хранителем чистоты веры и правила является православный народ, как тело Христовой Церкви».
10 июля 1923 г. протоиерея Алексия арестовали по обвинению в разжигании контрреволюционных настроений среди верующих по ст. 69 УК РСФСР за контрреволюционную агитацию. В доносе уполномоченного обновленческого Высшего Церковного Управления (ВЦУ) во Владимире протоиерея Авророва говорилось, что протоиерей Алексий Владычин является «ярым ненавистником существующей соввласти, по убеждениям примыкающий к монархическому строю», что он «очень тонко проводит среди верующих разложение против существующего строя путем всяких бесед и т.п. выступлениями, каковые на революционной почве подтасовываются под контрреволюцию. При сборищах у местного торговца Гончарова ведут всякую подготовительную работу».
В протоколах допросов отца Алексия указывается, что он не признал себя виновным; говорил, что пропаганды против советской власти не вел, так как считал «непозволительным вмешиваться в такие дела, которые имеют не церковный, а государственный характер». Решением «тройки» НКВД он был приговорен к высылке в Сибирь на 2 года, но 5 ноября 1923 г. его освободили под подписку о невыезде. Из следственного дела 1937 г. известно, что в 1926 г. о. Алексий арестовывался еще раз, после чего был выслан в административном порядке на два года, но дело о высылке в архивах УФСБ РФ по Владимирской пока не обнаружено. 13 октября 1930 г. протоиерея Алексия Владычина вновь арестовали по обвинению в участии в контрреволюционной организации «Союз спасения Родины и Революции». Отец Алексей не признал себя виновным в контрреволюционной агитации. 19 октября 1930 г. постановлением тройки НКВД он был приговорен к трем годам заключения в концлагере. С 1928 г. община Спасской церкви, где служил протоиерей Алексий, противостояла попыткам властей закрыть храм, но все же 7 декабря 1935 г. горфинотдел изъял драгоценности из Спасской церкви и опечатал ее. Протоиерей Алексий перешел служить в Никитскую церковь г. Владимира. Его авторитет как священника строгого и милостивого среди владимирцев был необычайно высок.
По воспоминаниям Н.С. Фиолетовой, келейницы святителя Афанасия Ковровского, духовные чада владыки в его отсутствие исповедовались у отца Алексия Владычина. Он организовывал денежные сборы для оказания материальной помощи высланному, якобы, за контрреволюционную деятельность духовенству, проводил тайные крещения детей дошкольного возраста (в том числе и детей коммунистов, тайком, без ведома родителей). 7 октября 1937 г. он вновь был арестован ГО НКВД как участник контрреволюционной группы, но и на этот раз о. Алексий не подписал постановление о предъявлении обвинения и протокол допроса, во время которого не признал себя виновным. Обвинительное заключение составили на основании показаний свидетелей и других проходивших по делу лиц. 15 ноября 1937 г. отца Алексия приговорили к высшей мере наказания - расстрелу, а 17 ноября приговор привели в исполнение. Вероятное место захоронения - кладбище «Валино» в г. Иваново. Двое сыновей священника - Григорий и Евгений - также были репрессированы.
20 ноября 1922 г. в присутствии уполномоченного «обновленческого» ВЦУ и представителей светской власти прошло собрание сестер Княгинина монастыря г. Владимира, на котором было объявлено об увольнении игумении Олимпиады. Игумения отказалась признавать решения незаконного ВЦУ. Сестры монастыря и монастырский священник Ильинский также не признали этих решений.
Находясь в заточении во Владимирской тюрьме, святитель Афанасий 10 ноября 1922 г. в 17-й камере вместе с другими заключенными - архиереями, священнослужителями и мирянами впервые совершил службу Всем Русским святым. Из заключения владыка Афанасий обратился ко всей Владимирской пастве и призвал их «оставаться православными, не мало не колеблясь... Лучше совсем остаться без службы церковной, чем участвовать в кощунстве вместе с отступниками».
В Суздале защитниками православия явились игумен Леонтий (Стасевич) - настоятель Спасо-Преображенского монастыря (ныне почитается Церковью как преподобный Леонтий Ивановский) и игумения Мария (Либеровская) - настоятельница Покровского монастыря. В 1923 г. после закрытия монастыря игумен Леонтий был назначен настоятелем двух приходов в Суздале - Смоленского и Иоанно-Златоустовского. В 1930 г. архимандрита Леонтия, как и других исповедников арестовывали.

Вторая «волна» открытого гонения на Церковь началась в конце 20-х гг. XX века, когда безбожная власть приступила к реализации своего плана окончательного уничтожения религии и Церкви. Первой же попыткой силового решения по уничтожению религии были трагические годы Гражданской войны 1918-1921 годов.
В феврале 1929 г. за подписью секретаря ЦК ВКП (б) Л.М. Кагановича, непосредственно курировавшего Ивановскую область, на места поступила директива «О мерах по усилению антирелигиозной работы», в которой духовенство открыто объявили политическим противником партии «большевиков». Письмо предусматривало оказание помощи Союзу безбожников, занимавшемуся практической реализацией идеологии атеизма. В феврале 1928 г. во Владимире прошел 2-й губернский съезд Союза безбожников, представленного в губернии 106 ячейками с 1935 членами. Участники съезда вынуждены были констатировать, что их усилия не нашли в губернии должной поддержки у населения. Не смотря на идеологический контроль над системой образования, многие преподаватели продолжали учить детей тому, что Иисус Христос являлся исторической личностью и Евангелия отразили реальные исторические события. Один из участников, некто Поспелов, указывал: «Мы не хуже других губерний... Однако у нас во всей губернии нет... ни одного человека, которого мы могли бы назвать активистом».
Жители древних русских исторических центров Владимира, Мурома, Суздаля оказывали скрытое противодействие политике безбожной власти. В их числе была и молодежь. В 1928 г. благодаря учащимся в 4-й школе г. Владимира сорвали проведение «комсомольского Рождества и Пасхи». Школу заклеймили как «гнездо антисоветского элемента». Оголтелая атеистическая пропаганда и кощунства Союза безбожников не оттолкнули владимирцев от Церкви: «Вообще, пасхальная ночь мало принесла славы владимирским антирелигиозникам. Переполненные церкви подтвердили это». В ноябре 1928 г. безбожники констатировали - «Владимир наводнен мещанством, поповщиной, церквами. Эти антисоветские элементы напирают на советскую общественность». К 28 декабрю 1928 г., дню открытия III губернского съезда безбожников, число ячеек Союза безбожников было увеличено до 240, а количество участников до 6000 человек. Союз имел в своем штате 15 лекторов, а на местах от 200 до 300 докладчиков, но и это не исправило дело - власти вынуждены были прибегать к административному нажиму.
С осени 1929 г. началась «антиколокольная кампания». Одним из направлений атеистической работы стала борьба с колокольным звоном. 16.12. 1929 г. секретариат ВЦИК принял постановление «Об урегулировании колокольного звона в церквах», что на местах восприняли как команду к полному запрещению колокольного звона и снятию колоколов. Вначале власти добивались запрещения колокольного звона, а потом колокола снимались и отправлялись на переплавку. Так, владимирские пожарники пожаловались, что колокольный звон «нарушает покой отдыхающих пожарных» и на этом основании ходатайствовали «о закрытии Спасской церкви и о запрещении колокольного звона в Георгиевской и Златовратской церквах». В 1933 г. сняли колокола с Троицкой и Никитской церквей во Владимире.
Кроме этого, формой борьбы с религиозным сознанием русского народа стала кампания по массовому переименованию улиц и площадей владимирских городов, приведем лишь один из примеров этой повальной расправы с историческими наименованиями: «Поздно схватился Муромский горсовет. Запоздал лет так на семь. Но, все-таки спохватился... и решил покончить со «святыми» улицами Мурома. Переименовать их по-советски, а не по церковному. Муромскому гражданину, не смотря на некоторые, сильно въевшиеся обывательские привычки, следует скорее забыть «святые» старые уличные названия...».
Владимирский край в 20-30 гг. XX в. стал местом ссылки многих деятелей Церкви. С 1927 по 1932 гг. в г. Меленки находился в ссылке епископ Серафим (Звездинский). Здесь он вел затворническую жизнь и практически не выходил за ворота своего жилища. 11 апреля 1932 г. в Вербное воскресенье власть произвела аресты как самого владыки Серафима, так и лиц из его окружения, а также духовенства г. Меленки.

/Священник Сергий Минин. Очерки по истории Владимирской Епархии Х-ХХ вв. г. Владимир, 2004 г./
1. Владимирская епархия 1214 г. - XIX в.
2. Владимирская Епархия в начале ХХ века – перв. пол 1940-х гг.
3. Владимирская Епархия во 2-й пол. 40-х – конце 80-х гг. ХХ века
4. Владимирская Епархия в 90-е годы ХХ – нач. ХХI вв.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (20.08.2017)
Просмотров: 50 | Теги: Владимир, епархия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика