Главная
Регистрация
Вход
Суббота
02.03.2024
02:54
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1585]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [167]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [163]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2390]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [117]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Васильев Ефим Васильевич, купец

Васильев Ефим Васильевич

Васильев Ефим Васильевич (1827-30.08.1901) – Владимирский купец 2-й гильдии, Почетный гражданин города Владимира.

Васильев Ефим Васильевич родился в 1827 году в семье купца 2-й гильдии Василия Ефимовича Васильева и его супруги Агафии Сергеевны. Известно, что у Ефима Васильевича была еще сестра Надежда.
Супруга Ефима Васильевича умерла рано — Александре Сергеевне было всего 27 лет. Так в возрасте 29 лет (ок. 1856 г.) он овдовел, оставшись с тремя детьми - Василием, Александром и Марией. Несомненно, ему было очень тяжело, но Ефим Васильевич все-таки сумел воспитать достойных детей.
Ефим Васильевич жил на Большой Нижегородской улице в двух домах (сейчас ул. Б. Московская, дома №№ 65 и 67), которые он приобрел в 70-х гг. XIX в. у В. Годовикова. На первом этаже размещалась бакалейная лавка, второй этаж был жилым.


Дом 65 по ул. Большая Московская 1900-1909 гг. Слева первый дом Рунова, далее дом Васильева.

1909-1917 гг. Вид средней части улицы с запада. Каменная двухэтажная застройка левой стороны (по преимуществу не сохр.); второй – дом Рунова, третий дом – купца Васильева; за ним - дом купца Ермакова; телеграфно-телефонные столбы (1887). За домом - верх Ильинской церкви (1773, снес. 1932).Справа - сад в палисаднике, электрические столбы (1909), верх Богословской церкви (1775, снес. 1933).

Дом купца Васильева. Ул. Б. Московская, д. 65

Ул. Б. Московская, д. 67

У купца были еще и доходные дома - в т.ч. двухэтажный дом на берегу Клязьмы, который не сохранился.
В 1870 году Василий Ефимович (отец Е.В.) на поминовение своих родителей пожертвовал 500 рублей в Ильинскую церковь. Его сын Ефим был прихожанином Богословской церкви.

С 1879 по 1885 г. Ефим Васильевич состоял церковным старостой Успенского собора. В нач. 1880-х гг. специальная комиссия по председательством И.Е. Забелина руководила восстановлением древнейших фресок, обнаруженных в Успенском соборе. Успеху реставрации во многом поспособствовал и Ефим Васильевич, устроивший на свои средства обогревание собора с целью непрерывного проведения в нем работ и сохранения храма от холода и сырости.
Но по состоянию здоровья ему пришлось отказаться от должности церковного старосты.
«Поучительный и достоподражаемый для всех церковный староста.
Должность старосты церковного — весьма важная, многозаботливая, многотрудная, многоответственная должность, и при этом должность весьма почетная. В самом деле: что такое в церкви староста церковный?
Староста церковный есть представитель избравших его прихожан, — человек, один взявший на себя обязанность всего своего приходского общества, обязанность пещись всегда, постоянно, неусыпно о церкви Божией. От старосты очень много зависит в церкви: и благолепие в храме, и щедрые пожертвования, и обильное отсюда приращение церковного имущества, равно как и противное тому. Церковного старосту вполне можно сравнить в этом случае с хозяином дома: рачителен хозяин, и дом его, как говорится, полная чаша; небрежен и нерадив, и хозяйство его в расстройстве. Усерден староста, и в церкви Божией все хорошо; неусерден, и в церкви бедно. Следовательно избираемый в старосты церковные должен иметь отличные хозяйственные способности, — ум, опытность, любовь к труду, заботливость, бдительность. Но это только, так сказать, внешние, чисто хозяйственные качества старосты церковного. У него должны быть кроме того качества высшие, духовно-нравственные; как представитель, как избранный приходом общества в должность при церкви, староста должен быть вполне церковный человек, т. е. он должен отличаться благочестием, ревностию к вере, точным исполнением обрядов и уставов церкви, усердием к молитве, доброю нравственностью, одним словом — быть настолько искренним и строгим христианином, чтобы мог служить в этом отношении примером для других. Если староста будет в действительности таков, то каким почетом и уважением должен он пользоваться и от прихожан, и от духовенства, и от высшей власти церковной! — А таковым старостою действительно и оказался достоуважаемый Ефим Васильевич Васильев, который около 10-ти годов проходил должность ктитора Владимирского Успенского кафедрального собора — этого величавого памятника XII века, основанного благоверным Великим Князем Андреем Боголюбским в 1158 году. Он привел хозяйство соборного храма в цветущее состояние, так что часть церковных доходов можно было отделить для неоднократного обновления храма. Как прихожанин он отличался примерною ревностью к посещению продолжительного богослужения. Как семьянин, он воспитывает детей в страхе Божием и с успехом благоустрояет их житейский быт. Хвала и честь Ефиму Васильевичу за то, что он, проникшись сознанием великой важности обязанностей, на него возложенных, постарался оправдать во всем доверие избравших его и был делателем непостыдным в дому Божием, — отличенный избранием сограждан, облеченный честью, не забывал он слов Господних: «ему же дано много, много и взыщется от него». Хвала и честь ему за то трудолюбие и усердие, с какими он вел свои дела. Хвала и честь ему также за примерную честность или правду, с какою он при усердии к трудам вел и свои дела. Его честность, его опасение поступить несправедливо, доходили до какой-то, можно сказать, болезненной мнительности. Пример, достойный подражания! При его трудолюбии, любви и усердии, честности или правд, древний Собор стал тем, чем он должен быть. Описать то, что он сделал для Собора, весьма трудно, это займет много места и времени, да при этом будет и излишне; так как мы сами свидетели всем его благим деяниям: все они совершались на наших глазах. Мы твердо были убеждены, что Ефим Васильевич многое еще сделает на благоукрашение своего родного Собора. Но всесокрушающее время берет свое, и его силы стали изменять ему: он должен был сложить с себя звание ктитора соборного храма. И вот Ефим Васильевич Васильев пишет во Владимирскую Городскую Думу следующего рода заявление: «Принесши первее всего благодарение Господу Богу, благодарю и Вас, мои сограждане, что почтили меня великой и незаслуженной с моей стороны чести — быть ктитором Успенского кафедрального собора. Благодарю сердечно, что во все время моей службы при Соборе и при моих заботах о благоукрашении оного все Вы, почтенные сограждане, относились ко мне сочувственно, а при таком всеобщем внимании легко было мне и проходить эту не легкую должность. Благодарю всех, кто утешал меня или добрым советом, или материальными средствами, или задушевным словом; во всем этом и почерпал новые силы для оправдания общественного ко мне доверия, — но как человек, как слабое творение, я прошу простить меня, что быть может не оправдал Вашего ко мне внимания и доверия оставляя должность старосты Соборного преждевременно. Сожалею и искренно скорблю всей душей, что и себя и Вас оставлением должности огорчаю, но что же делать: силы мои настолько ослабели, что, при всем моем искреннейшем желании послужить великому и святому общественному делу, я не могу сделать этого по немощам своим. Прошу усерднейше Городскую Думу объявить мою глубочайшую и искреннюю благодарность всему Владимирскому городскому обществу, за оказанное мне доверие, которым я дорожил паче всяких почестей».
На сие заявление Владимирский городской голова Андрей Никитич Никитин, от 13 апреля 1885 г. за № 1164, поспешил ответом следующего содержания:
«Милостивый Государь,
Ефим Васильевич!
Городская Дума в заседании 3-го сего апреля, выслушав отношение Настоятеля Владимирского Успенского кафедрального Собора об отказе Вашем по болезни от должности церковного старосты при том соборе, единогласно уполномочила меня, в виду особенных заслуг Ваших по украшению соборного храма, обратиться к Вам от имени Думы с просьбою о продолжении службы старостой хотя до окончания выборного срока. Уведомляя о сем Вас, Милостивый Государь, долгом поставляю просить сообщить мне, для доклада Думе, о согласии или несогласии Вашем на продолжение службы в должности церковного старости при Кафедральном соборе».
Приняв ответ Городского Головы во внимание и оставаясь верным народной пословице: «служить, так не картавить, — картавить, так не служить», Ефим Васильевич все-таки счел долгом своим сложить с себя звание ктитора соборного храма, но сложил его не ранее того, как общество нашло в своей среде человека вполне способнейшего принять на себя эти обязанности, на первый взгляд кажущиеся легкими, но если поглубже вглядеться в них — и исполнять их так, как нужно, — то покажутся далеко не таковыми. Этот преемник, настоящий ктитор соборного храма — высокоуважаемый В.В. Петровский. По избрании такового преемника, Городская Дума отправила депутацию, которая в полном своем составе обратилась к Ефиму Васильевичу с адресом следующего содержания:
«Милостивый Государь,
Ефим Васильевич!
Владимирская Городская Дума, в заседании 3-го мая 1885-го года, выразив глубокое сожаление по поводу оставления Вами должности церковного старосты при Владимирском Успенском кафедральном соборе, священною обязанностью считает принести Вам, Милостивый Государь, искреннейшую благодарность от имени всего городского общества за неусыпную заботливость и труды, понесенные Вами во время служения в означенной должности, а также и за все материальные жертвы, принесенные Вами на украшение древней святыни города Владимира и реставрирование стенописи.
Городской Голова Андрей Никитин».
На подлинном адресе, на котором красуется корона и лев с короной держащийся за крест, следуют подписи 57-ми человек гласных разного сословия, звания и состояния.
Так почтен и уважен был Владимирским Обществом достопочтеннейший ктитор древнего и знаменитого Успенского Собора!»
(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 17-й. 1-го сентября 1885 года).


Дом Ерофеева. Васильевские казармы. Улица Б. Московская, д. 27а

Летом 1883 года дом перешел к купцу Ефиму Васильевичу Васильеву, сдавшему его под казармы («Васильевские казармы») за 1500 рублей в год. По истечении срока контракт продлили, и скоро горожане стали называть казармы Васильевскими.
В 1883 году во «Владимирских губернских ведомостях» Городская дума объявила ему искреннюю благодарность за деятельное участие и помощь при тушении бывших во Владимире пожаров.
Самыми крупными благотворителями Странноприимного дома, в продолжении не одного десятка лет (с 1864 по 1895 год), являлись следующие лица: Е.В. Васильев, В.Н. и С.Н. Муравкины, П.Т. Селов, И.К. Павлов, А. А. Шилов, А.Ф. Петровский, Овсяников и многие другие.
«При чем Странноприимный дом, не считая нескромностью, вменяет себе в священный долг принести глубочайшую благодарность достопочтенным гражданам: Е.В. Васильеву, П.Т. Седову, В.Н. Муравкину и А.Ф. Петровскому, как всегдашним и наиболее усердным благотворителям» (Отчет по Странноприимному дому за 1883 год).

24 октября 1890 года была открыта городская богадельня. Ефим Васильевич был одним из жертвователей при строительстве богадельни и после ее открытия, обеспечивая в том числе раздачу пособий в пользу бедных семейств на Пасху и на Рождество.
Всего Ефим Васильевич пожертвовал на богадельню 7750 рублей, в том числе: 3000 рублей - на строительство богадельни, более 2000 рублей - на уплату долга, возникшего при ее постройке, банковский билет на 2500 рублей на вечный вклад, проценты с которого шли на содержание двух коек в указанном заведении. Особо значился капитал 500 рублей на панихиду. Три рубля с процентов этой суммы предназначались батюшке с причтом, остальные средства - на улучшенную трапезу для призреваемых.
В последнем пункте инструкции 1905 года по заведованию Владимирской городской богадельней говорилось: «В виду сделанного Почетным Гражданином г. Владимира Е.В. Васильевым пожертвования Комитет богадельни ежегодно 1 апреля, а когда это число бывает в Великий пост в страстную субботу, приглашает священника отслужить в богадельне панихиду за упокой Василия, Агафии, Евфимия и их сродников».
В последнем пункте инструкции 1905 года по заведованию Владимирской городской богадельней, говорилось: «В виду сделанного Почетным Гражданином г. Владимира Е.В. Васильевым пожертвования Комитет богадельни ежегодно 1 апреля, а когда это число бывает в Великий пост в страстную субботу, приглашает священника отслужить в богадельне панихиду за упокой Василия, Агафии, Евфимия и их сродников».
Исходя из отчёта о деятельности Владимирской Городской Управы за 1912 г, Ефим Васильевич пожертвовал 17450 руб. на содержание богадельни на общих условиях.


Здание бывшей богадельни и церкви. Ул. Большая Нижегородская, д. 71 (у входа в «Старое Князь-Владимирское кладбище»)

Он пожертвовал десять тысяч рублей для раздачи процентов с них бедным обывателям. Раздача вспоможения (в среднем по рублю на каждое семейство, но некоторым перепадало и по пять) проходила в Лазареву субботу после литургии. Чтобы претендовать на «грант», семье надо было предварительно предоставить приходскому священнику свидетельство о своей бедности. 1 апреля 1900 года в присутствии членов городской управы пособия из процентов с капитала Васильева получили 432 семьи, каждая в размере от 50 копеек до 2 рублей 50 копеек.
«От Владимирской Городской Управы объявляется, что раздача пособия беднейшим гражданам г. Владимира из капитала, пожертвованного Е.В. Васильевым к празднику Святой Пасхи, будет производиться 24-го марта 1917 г. с 10 час. утра. Лица, не явившиеся за получением пособия к празднику без уважительных причин, будут лишены такового» (газета «Старый владимирец», 21 марта 1917 г.).

Ефим Васильевич также состоял почетным членом Владимирского губернского попечительства детских приютов, членом Императорского православного палестинского общества.
9 декабря 1893 года по докладу министра внутренних дел император согласился присвоить «владимирскому 2-й гильдии купцу Е.В. Васильеву звание почетного гражданина» (см. Почетный гражданин города Владимира) за материальные пожертвования на строительство городской богадельни, на убранство кафедрального Успенского собора, в пользу Богословской церкви (сейчас на ее месте находится дом 92а по ул. Большая Московская)».
16 июля 1897 года Ефим Васильевич получил золотую медаль «За усердие» для ношения на шее на Аннинской ленте. Этой награды он удостоился за щедрые многолетние пожертвования в пользу Богословской церкви города Владимира, принявшей, благодаря ему, особенно благолепный вид. Всего им было сделано пожертвований на 5640 рублей, в том числе в 1879 году — Евангелие, паникадило, 6 больших подсвечников; в 1892 году — окрашены стены и окна; в 1894 — устроены 4 киота, вызолочены вновь царские врата в летней церкви, в зимней — окрашен пол; в 1895 году — устроены два иконостаса, вновь написаны иконы, оплачено за поставку и провоз при обмене колокола.
Е.В. Васильев скончался от старческого истощения 30 августа 1901 года, был отпет в Богословской церкви протоиереем Александром Остроумовым и дьяконом Василием Рождественским. Похоронен рядом с женой Надеждой на Князь-Владимирском кладбище. Его надгробие сохранилось.
В июне 2016 года мэр города Ольга Деева, работники администрации и депутаты вышли на субботник на некрополе. Вместе с работниками МУП «Спецкомбинат ритуальных услуг» они подняли с земли надгробный памятник купца Васильева, но чтобы тяжелый гранит водрузить на постамент, требуется решить вопрос с проездом к могиле спецтехники…

После смерти Ефима Васильевича его деятельность продолжили дети - Василий и Александр, которые также как и их отец занимались благотворительностью в пользу богадельни. В.Е. Васильев и А.Е. Васильев являлись членами комитета по заведованию Богадельней. Так, в 1902 г. А.Е. Васильев пожертвовал в пользу Владимирской городской богадельни крупы, пшена и гороху по 1 пуду, а В.Е. Васильев - крупы и пшена по 2 мешка.


Объявления 1915 г.

Особо на ниве меценатства выделялся Василий Ефимович Васильев, который был гласным Владимирской думы и служил старостой Дмитриевского собора.
В 1903 г. благотворительная помощь В.Е. Васильева составила: 8 пудов пшена, 30 фунтов пшена, 2 мешка и 4 меры пшена, 2 пуда и 2 мешка пшена. В 1912 г. А.Е. Васильев пожертвовал 1000 руб. на содержание богадельни с условием - для помещения одного лица по назначению его детей, а В.Е. Васильев сделал пожертвование в виде 4 мешков крупы.
Василий Ефимович входил в состав попечительского совета при Князь-Владимирской церкви в 1905 г.
С началом Первой мировой В.Е. содержал две койки в городском лазарете.
Известно, что Василий Ефимович просил разрешение построить в городе конюшни и манеж, но ответ властей на это прошение остался неизвестным. Скорее всего он был отрицательным, и ему не удалось совершить задуманного.

Васильевское училище



Улица Комсомольская, д. 1
Департамент образования администрации Владимирской области. Областной центр туристско-краеведческой и экскурсионной работы. Школа дополнительного научно-тех.образования. "Центр экспертизы образовательной деятельности и обработки информации единого государственного экзамена".

В 1907 году Василий Ефимович пожертвовал двадцать тысяч рублей на строительство 2-го городского мужского 4-классного училища (впоследствии "Васильевского" ). В следующем году внес в кассу городской управы еще пять тысяч рублей. Не ограничившись данным пожертвованием, купец выразил желание за свой счет окончить отделку только что выстроенного здания. Здание построено на месте Троицкого вала, архитектор Ревякин Яков Григорьевич.
Учебное заведение открылось в сентябре 1908 года: в первый класс приняли 40 детей, во второй — 16.
В 1909 г. Инспектор – надв. сов. Конст. Ник. Головин. Законоучитель – свящ. Невский. Учителя: Ив. Васил. Пономарев, Ив. Вас. Корнеев.
Осенью 1910 года Министерство народного просвещения разрешило присвоить училищу имя Василия Ефимовича Васильева и поставить в учебном заведении портрет потомственного благодетеля.
«2-е городское 4-х классное училище (имени В. Е. Васильева).
Инспектор училища — надв. сов. Конст. Ник. Головин. Учителя: неим. чина Дмит. Конст. Климов, неим. чина Ник. Анд. Потапов, неим. чина Петр Ник. Розанов, неим. чина Вас. Фед. Шарашкин. Законоучитель — свящ. Вас. Ал-ндр. Невский. Почетный смотритель - купец Вас. Ефим. Васильев. Врач — неим. чина Ник. Пав. Архангельский» (Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1913 год).
«2-е высшее начальное училище (Троицкая ул., собств. здание). Почетный Попечитель — купец Василий Ефим. Васильев. Инспектор - надв. сов. Константин Никол. Головин. Законоучитель — свящ. Василий Ал-ндр. Невский. Преподаватели: колл. секр. Дмитрии Констан. Климов, неим. чина Николаи Андр. Потапов, неим. чина Василий Федор. Шарашкин, неим. чина Петр Никол. Розанов, Михаил Иван. Сокольский, Петр Иванович Горшков» (Календарь и памятная книжка Владимирской губернии на 1916 год).
«По вопросу об освобождении здания Васильевского училища постановлено признать необходимым освобождение училища от детей — беженцев к будущему учебному сезону, поручив президиуму выяснить, куда могут быть помещены дети» («Известия Вл. Г.В.Исп. К-та», №23, 31-го марта 1917).

Помещения в этом здании упоминаются в связи с проведением губернской художественно-промышленной выставки. Ее подготовка была начата в апреле 1921 г., открытие, назначенное на 1 июня, задерживалось. Там же размещалась коллекция картин новой живописи, привезенная из Московского музея живописной культуры в марте 1921 г., которая должна была стать частью будущей картинной галереи.
В 1921 г. Государственные свободные художественные мастерские находились в помещении бывшего Васильевского училища. Из письма, адресованного 29 сентября 1921 г. в Главное управление профессионального образования, мы узнаем, что Совет губернского подотдела художественного образования обращается в вышестоящую организацию Главпрофобр «с категорическим протестом против выселения художественных мастерских» и передачи здания под педагогический техникум.
«С 1 октября 1921 года в городе Владимире (Троицкая улица, здание быв. Васильевского училища) открывается Педагогический Техникум с 4-х годичным курсом обучения. Педагогический Техникум имеет своей целью подготовку работников Просвещения, при чем первые три года дают законченное общее образование, 4-й год обучения – специальный, разделяется на 2 отделения: школьное и дошкольное.
Принимаются лица обоего пола, не моложе 15 лет, по испытаниям.
Для поступления на 1-й курс требуются знания в объеме 1-го и 2-го года обучения школы 2-й ступени.
Заявления принимаются в Губпрофобре (секции педагогического образования); там же можно получить все справки» («Призыв», 24 сентября 1921).

«В школе второй ступени (б. Васильевск. у.), кончающие в нынешнем году «выпускные», по милой старинке, устроили «выпускной вечер». Было все в этом «финальном анкорде»: декламация, пение, игры, танцы. Все, как в «старые, гимназические времена». От старого, впрочем, устроители вечера добавили еще своеобразный кусочек, особенно любопытный: кусочек кафешантана, что им показалось, очевидно, особенно интересным. Пара выпускных протавцевала танго, настоящее «Аргентинское танго», блеснув «техникой», «страстью» и пр. Один из комсомольцев бывших на выпускном вечере, сообщающий нам об отмеченном факте, возмущается. И он прав, конечно. Танго в школе, которая носит название «Трудовой Советской» — безобразие, безобразие недопустимое, стыдное и бестактное» («Призыв», 29 мая 1924).
В 1930 г. Юрия Борисовича Левитана перевели в 3-ю школу II ступени в 3-ю группу. Так он стал учеником 3-й группы 3-й школы второй ступени, которая располагалась на Комсомольской улице (д. 1) в здании бывшего Васильевского высшего начального училища. Школа имела два концентра. Первый - по современной нумерации - 5-7 классы, второй концентр - 8-9 классы. В 1931 г. преобразование 3-й школы-девятилетки в школу-семилетку.
«Квартиры были без удобств, с печным отоплением, за водой ходили на колонку, находившуюся возле бывшей школы № 13 на улице Комсомольской. В этом здании в настоящее время находится областной Департамент народного образования, а колонка сохранилась до настоящего времени…» (Наш старый двор).

В 1957/58 гг. вспомогательная школа № 12 располагалась по ул. Воровского, 20 (снесен). Число учащихся в ней – 149 человек. Школа, как интернат, стала действовать с 1 февраля 1960 года. Школа располагалась в двух зданиях. В основном здании (бывшем здании 13 школы) размещались интернат, столовая и учебные классы с 0 по 4-й. Оно находилось на ул. Комсомольская, 1. Второе здание (бывшее здание 12-й школы), на улице Воровского, было весьма ветхое, приходящее в негодность. В нем обучались 5-8-е классы. В отчете Владимирской вспомогательной школы-интерната №12 за 1964/65 учебный год, даны сведения, что школа находится по ул. Электрозаводской, 28.
В 1962 году средняя школа № 23 во Владимире была преобразована в среднюю школу с преподаванием ряда предметов на английском языке. Расширилась школьная учебная база; в здании бывшей школы № 12 на улице Комсомольской открылся филиал Школы № 23.
В 1955 г. была открыта областная станция юных техников, ставшая методическим центром по организации и проведению технической работы в школах городов и районов области. На базе станции работали: авиамодельный, конструкторский, химический, радиотехнический, фотографический, юных киномехаников и другие технические кружки. Члены кружка киномехаников выезжали летом в пионерские лагеря демонстрировать кинокартины; сдав экзамены, они получали права киномехаников. В кружках ребята получали технические знания. В августе 1958 г. станция юных техников разместилась во вновь оборудованных кабинетах в доме 13а по ул. Луначарского.
В 1970-е годы Станция юных техников размещалась в доме № 1 по ул. Комсомольской.

«Дело Васильевых.
2 июня 1923 г. в камере Нарсуда 3 уч. гор. Владимира будет рассматриваться дело по обвинению гр. Васильевых Василия Ефимовича и Марии Терентьевны по обвинению их в присвоении вещей из государственного хранилища и уклонение их от подачи декларации по подоходно-поимущественному налогу» («Призыв», 1 июня 1923).
«Суд (2-ой участок г. Владимира). Васильевские бриллианты.
На скамье подсудимых старики Васильевы, муж и жена. В.Е. Васильев и М.Л. Васильева обвинялись в злостном отказе несения повинности по подоходно-имущественному налогу и в неподаче декларации.
Обстоятельства дела заключались в следующем.
Со стороны ГПУ было сообщено губрозыску, что у Васильевых на складе, при их доме (№ 63, ул. III Интернационал), припрятаны не только лично принадлежащие им вещи, но и других лиц из буржуазного класса.
Губрозыск произвел обыск, попутно обыскав жену Васильева, у которой был снят с шеи мешочек с ценностями. Опись вещей (разные шубы, шелковые, шерстяные и пр. материи) заняла 17 листов, на 14 подводах вывезли, а в мешочке находилось 36 бриллиантовых и золотых вещей, составлявших огромную ценность.
Бриллианты и золото еще в 1917 г. были зарыты в землю и вынуты Васильевым и только в 1922 году, когда представилась возможность сбывать их на рынке более свободно, чем раньше.
Когда Васильевы подавали к 15 января 1923 г. декларацию на имущество, то не указали имевшейся у них этой ценности, кроме огородной земли, которая-де не приносит им дохода.
Дело рассматривалось нарсудьей 2-го уч. г. Владимира тов. Волковым при заседателях т. Шепелеве и работнице т. Кононовой. Обвинял помпрокурора тов. Гуцев, защищал тов. Медушевский.
— Почему своевременно не подавали декларации на ценности?
Васильев расплакался.
— Слышал, что можно было подать и к 1-му марта.
— Почему не указали о них в первой подоходно-имущественной декларации, когда там имелся на этот счет вопрос?
— Проглядел…
Обыск был 13 февраля 1923 г. и Васильевы подали декларацию на ценности то же 13 февраля, но уже после обыска.
Авось-де обмишурятся и бриллиантовые вещи останутся при них.
Но такой фортель, разумеется, не удался. „Задний ум" не помог старому купцу. Не помог ему и защитник Медушевский, который предъявил суду документы... о революционной деятельности лабазника Васильева.
Васильев революционер!? Это не более, как насмешка над самим собой! Но, однако, узнаем, в чем заключалось революционерство скряги-торговца?
— Построил школу...
Но, ведь, она была построена далеко не на счет Васильева. Она была построена на штрафные суммы, которые были наложены на Васильева за какую-то коммерческую плутню...
И еще вот в чем выявился „революционер" Васильев,— пел защитник:
— В 1898 г. он пожертвовал для бедных детей 7 пуд. 20 ф. печеного хлеба!..
Крупный; оптовый торговец, матерый купец дерзнул в 1923 г. получить ярлык революционера за 7 п. 20 ф. печеного хлеба в 1898 г.!!
Таких «революционеров» и таких защитников следует предложить вниманию «Крокодила».
Приговор суда был самый справедливый: имущество конфисковать, носильные вещи и материи передать Губсобезу, а бриллиантовые и золотые вещи — в Госбанк, в доход Республики.
Подсудимых, по староста лет, от наказания освободить.
Васильевы обжаловали решение нарсуда, но губсуд и губпрокурор оставили жадобы без последствия, утвердив постановление нарсуда» («Призыв», 10 января 1924).


Объявление 1915 г.

В.А. Васильев (скорее всего сын Александра Ефимовича). «12 мая 1925 г. по Б. Московской улице, в доме №20, принадлежавшем ранее крупному владимирскому купцу В.А. Васильеву, случайно было обнаружено громадное хранилище ценных вещей, частью скрытых в подвале, частью зарытых под полом подвала, в земле.
В доме №20, принадлежавшем до 1917 года Васильеву, ранее помещался Владимирский губ. военный комиссариат. В последнее время в нем находится детский санаторий, служащими которого и было случайно обнаружено хранилище.
На место находки немедленно выехал начальник уездно-городской милиции тов. Беляев, под руководством которого и производились дальнейшие раскопки.
Обстоятельства дела таковы:
В подвальное помещение, где находились вещи, имелось небольшое отверстие, приблизительно в 1 ½ кирпича. Одному из служащих санатория это отверстие показалось подозрительным. Ударив около отверстия в стену ломом он заметил, что стена уходит во внутрь, что еще более усилило подозрение. Наконец, стена была проломана, и оказалась, что за ней было хранилище.
Немедленно было заявлено в милицию. Дальнейшие поиски велись, как уже упоминалось, под руководством начальника угормилиции тов. Беляева. В результате под полом подвала в земле было обнаружено 5 сундуков, из которых 4 деревянных и один железный. В этих сундуках находилось белье, меха, серебро, платье, пальто и т. д., и т. п. Кроме того, в самом подвале стояло немало различных вещей.
Вообще же перечисление всех найденных вещей, занимает около 5 печатных страниц, или 287 номеров. Под этими номерами значатся столовое серебро, вазы, скатерти, шкафы, платья, меха, обувь, белье, простыни, постели и так далее.
Дверь в подвальное помещение, в котором было скрыто хранилище, была железная и завалена кирпичом.
Между прочим по наведенный справкам оказалось, что в этом же самом доме, в 1923 году, было обнаружено около 6 возов различных вещей на чердаке каретного сарая.
Предварительным дознанием установлено, что вещи эти принадлежат быв. владимирскому купцу В.А. Васильеву, который в настоящее время служит бухгалтером во Владимирском торговом комитете. Последний на вопрос милиции, заявил, что вещи принадлежали ему, но что он их не прятал.
В 1918 году Васильев из Владимира скрылся на Украину, где пробыл до 1922 года. В 1922 году он возвратился во Владимир.
Все найденные вещи превосходно сохранились за исключением нескольких испорченных сыростью.
Вместе с вещами, в подвале был обнаружен денежный, стальной ящик, который до сих пор еще не удалось вскрыть, несмотря на принятые меры.
В беседе с нашим сотрудником нач. угормилиции тов. Беляев сообщил, что вещи теперь находятся при милиции. Ценность их в настоящее время еще не определена, но во всяком случае составляет крупную сумму не в одну тысячу рублей» («Призыв», 17 мая 1925).
«Имущество купца Васильева передано губсобесу, которое им будет обращено на помощь инвалидам» («Призыв», 13 дек. 1925).
К сожалению, дальнейшая деятельность и судьба детей Ефима Васильевича не известна. Место их захоронения также остается загадкой.
Образование в губернском городе Владимире.
Приют «Ясли-Семья».
Приют для слепых детей.
Владимирское Благотворительное Общество
Категория: Владимир | Добавил: Николай (18.01.2016)
Просмотров: 3407 | Теги: учебные заведения, Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru